Мальдивы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Мальдивская Республика
мальд. ދިވެހިރާއްޖޭގެ ޖުމުހޫރިއްޔާ
Dhivehi Raajjeyge Jumuhooriyyaa
Флаг Герб
Гимн: «Qaumii salaam»
Дата независимости 26 июля 1965 (от Великобритании)
Официальный язык Мальдивский
Столица Мале
Крупнейший город Мале
Форма правления Президентская республика
Президент
Вице-президент
Абдулла Ямин
Ахмед Адиб
Госрелигия Ислам (суннитского толка)
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
210-я в мире
298 [1] км²
≈97% К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2501 день]
Население
• Оценка (20.09.2014)
Плотность

338 434 (перепись)[2] чел. (180-е)
1 135,68 чел./км² (6-я)
ВВП
  • Итого
  • На душу населения

2,569 млн. долл. (162-й)
7,675 (72 место) долл.
ИЧР (2013) 0,688[3] (средний) (104-е место)
Валюта Руфия (MVR, 462)
Интернет-домен .mv
Телефонный код +960
Часовой пояс +5
Координаты: 3°28′36″ с. ш. 72°50′12″ в. д. / 3.47667° с. ш. 72.83667° в. д. / 3.47667; 72.83667 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=3.47667&mlon=72.83667&zoom=9 (O)] (Я)

Мальди́вы (мальд. ދިވެހިރާއްޖެ, Дивехи Раджже), официальное название Мальди́вская Респу́блика (мальд. ދިވެހިރާއްޖޭގެ ޖުމުހޫރިއްޔާ [divehi raːɟɟeːge ɟumuhuːrijjaː] Дивехи Раджжеге Джумухурийя) — государство в Южной Азии[4], располагающееся на группе атоллов в Индийском океане, находящихся к югу от Индии. Столица — город Мале.





География

Мальдивская республика расположена в экваториальных водах Индийского океана примерно в 700 км к юго-западу от Шри-Ланки. Цепь из 20 атоллов, состоящих из 1192 коралловых островков. Население — 402 071 человек, в т.ч. 338 434 граждан и 63 637 не граждан (итоги переписи 20 сентября 2014)[5]. Государственная религия ислам.

Островки ненамного возвышаются над уровнем океана: самая высокая точка архипелага — на южном атолле Адду (Сиену) — 2,4 м. Благодаря этому Мальдивы известны как самое низко расположенное государство[6].

Общая площадь — 90 тыс. км², территория суши — 298 км². Столица Мале — единственный город и порт архипелага — расположена на одноимённом атолле.

Климат

Климат субэкваториальный муссонный. Под действием северо-восточных муссонов сухой с ноября по март и под действием юго-западных муссонов дождливый с июня по август. Жаркая погода весь год, температура воздуха от 24 до 30 °C. Температура воздуха никогда не опускается ниже +17 °C в январе-феврале и никогда не поднимается выше +32 °C в апреле-мае.

Водные ресурсы

Возобновляемый годовой запас пресной воды — 0,03 куб. км. (по состоянию на 1999 г), годовое потребление — 0,003 куб. км. При этом 98 % пресной воды потребляется в домашних хозяйствах[1].К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2501 день]

Животный мир

Суша и воздух

На суше обитают ахатины гигантские, раки-отшельники, а в воздухе летучие лисицы, серые цапли.

Под водой

Воды вокруг Мальдив включают в себя несколько различных экосистем, но наиболее известны они своим разнообразием красочных коралловых рифов, где проживает 1100 видов рыб, 5 видов морских черепах, 21 вид китов и дельфинов, 187 видов кораллов, 400 видов моллюсков и 83 вида иглокожих. Кроме того, здесь обитают многие виды ракообразных: 120 видов веслоногих, 15 видов бокоплавов, а также более 145 видов крабов и 48 видов креветок.

Среди представленных здесь семейств: иглобрюхие, луциановые, ставридовые, крылатки, восточные сладкогубы, рифовые акулы, груперы, угреобразные, цезиевые, щетинозубые, эфипповые, губановые, орляковые скаты, скорпеновые, омары, голожаберные, рыбы-ангелы, рыбы-бабочки, голоцентровые, рыбы-солдаты, стеклянные окуни, хирурговые, долгохвостые, спинороговые, рыбы-наполеоны и барракуды.

Эти коралловые рифы населяют разнообразные морские экосистемы от планктонных организмов до китовых акул. Губки приобрели большое значение после того, как у пяти видов обнаружили противоопухолевые и противораковые свойства.

В 1998 году температура воды поднялась на 5°С в связи с явлением Эль-Ниньо, что вызвало обесцвечивание кораллов и гибель ⅔ организмов, обитающих в коралловых рифах.

В попытке вызвать возобновление роста рифов ученые разместили электрифицированные конусы на глубине около 6,1-18,3 м, чтобы обеспечить субстрат для прикрепления личинок кораллов. В 2004 году ученые заметили регенерацию кораллов. Кораллы стали выпускать в воду розово-оранжевые яйца и сперму. Рост этих электрифицированных кораллов был в пять раз быстрее по сравнению с обычными кораллами. Учёный Азиз Хаким заявил:
до 1998 года мы никогда не думали, что этот риф может погибнуть. Мы принимали обитателей рифа как что-то само собой разумеющееся и думали, что они всегда будут там жить. Эль-Ниньо стал нам предупреждением о том, что это далеко не так. Риф важен не только своими обитателями, но является естественным барьером против тропических штормов, наводнений и цунами. На скелетах мертвых кораллов растут водоросли. Коралловые рифы подобны тропическому лесу для морских обитателей.

История

Архипелаг был заселён более двух тысячелетий назад дравидами — выходцами из территорий, соответствующих современным Шри-Ланке и южной Индии[7]. Исследования мальдивских устных и других культурных традиций указывают на участие дравидов в формировании современной мальдивской нации. В V—VII веках на островах появились арабы и персы[8].

До XII века мальдивцы исповедовали буддизм, но в 1153 году на Мальдивах высадился прибывший из Тебриза[9] один из арабских проповедников ислама и вскоре всё население приняло ислам. Сам проповедник провозгласил себя султаном по имени Мухаммад уль-Абдала и стал основателем династии, долгое время правившей на Мальдивах.

В 1558 году Мале захватили португальцы и построили там форт. Однако уже в 1573 году мальдивцы уничтожили форт и изгнали португальцев. Затем на архипелаге попытались закрепиться голландцы, также безуспешно.

В 1887 году Британия установила свой протекторат над Мальдивами.

В 1959 году на атоллах архипелага Сувадиве образовалось сепаратистское государство — Объединённая республика Сувадиве, просуществовавшая до 1963 года.

В апреле 1964 года мальдивцы взбунтовались против британского правления. Восставшие разрушили аэропорт и осадили резиденцию британского администратора.

26 июля 1965 года Британия предоставила Мальдивам независимость.

11 ноября 1968 года по результатам проведённого референдума Мальдивы были провозглашены республикой.

С 1978 года Мальдивами единолично правил президент Момун Абдул Гаюм (6 пятилетних сроков подряд).

После беспорядков в столице Мальдив в августе 2004 года Гаюм пообещал провести демократические реформы и расширить политические свободы. В 2005 году были разрешены политические партии. Также было обещано провести в 2008 году первые президентские выборы с участием нескольких кандидатов.

В октябре 2008 года первым президентом Мальдивской Республики, избранным всенародным голосованием, стал Мохамед Нашид. 7 февраля 2012 года акции протеста, к которым примкнула полиция, привели к его отставке (Государственный переворот на Мальдивах (2012)).

Политическое устройство

Государственный строй

Республика. Глава государства и исполнительной власти — президент, который возглавляет Кабинет министров и назначает его членов. Президент избирается парламентом, но кандидат должен быть утверждён на общенациональном референдуме и получить минимум 51 % голосов. Общий срок президентских полномочий не ограничен.

Новая Конституция Мальдив, принятая в августе 2008 года, уделяет большое внимание защите прав человека, формированию органов местного самоуправления, разграничению полномочий между ветвями власти, причём полномочия президента резко сокращаются. Закрепляется многопартийная политическая система, вводятся независимые Комиссия по гражданской службе и Комиссия по правам человека, Верховный суд и Избирательная комиссия.

Законодательная власть

Высшим законодательным органом является однопалатный парламент — Меджлис, избираемый на пятилетний срок путём прямого голосования. Он состоит из 50 депутатов (42 депутата избираются и 8 депутатов назначаются президентом). Последние парламентские выборы состоялись 22 января 2005 года, спикером стал Ахмед Захир. Принимаемые парламентом законопроекты подлежат обязательному утверждению президентом, который вправе вернуть документ для повторного рассмотрения. В случае одобрения 2/3 голосов законопроекта, возвращенного для повторного рассмотрения, президент обязан придать ему силу закона. По традиции сессии парламента созываются 2—3 раза в год.

Избирательным правом наделены все граждане страны, достигшие 21-летнего возраста.

Исполнительная власть

Президент является главой государства и возглавляет кабинет министров (пост премьер-министра упразднен в 1975 г.), члены которого назначаются им из числа депутатов парламента или из корпуса государственных служащих. Президент по своему усмотрению назначает и увольняет министров из числа депутатов парламента или государственных чиновников. Он не несёт прямой ответственности перед меджлисом за свою деятельность. В 2008 г. в соответствии с новой Конституцией, были проведены первые в истории страны президентские выборы на многопартийной основе, в результате которых завершилась 30-летняя эпоха президентства Момун Абдул Гаюма. Новым президентом стал Мохамед Нашид. Созданный пост вице-президента занял М. В. Х. Манику.

Высший исполнительный орган — кабинет министров. В ноябре 2008 г. было приведено к присяге новое правительство в составе 14 министров.

Судебная власть

Органы судебной власти — Верховный суд, 8 судов низшей инстанции и 19 местных судов на атоллах. Значительной судебной властью пользуются местные руководители — главы администраций атоллов (верины), назначаемые президентом и ответственные только перед ним и формально перед правительством. Они осуществляют контроль за деятельностью глав островов (катибов). При примате светских законов значительную роль продолжают играть законы шариата, во многом определяющие жизнь мальдивского общества. К примеру, гарантируется свобода слова и собраний, создания ассоциаций и обществ, если это «не противоречит шариату и закону».

Политические партии

По итогам выборов в мае 2009 г.:

  • Народная партия — правоцентристская, 28 депутатов
  • Демократическая партия — центристская, 26 (президентская)
  • Народный альянс — 7
  • Партия Дивехи Куамее — 2
  • Республиканская партия — 1
  • Независимые — 13 депутатов

Не представлены в парламенте — Партия справедливости, Исламская демократическая партия, Социал-либеральная партия.

Административно-территориальное деление

Мальдивы — унитарное государство. В административном отношении страна разделена на 20 ос­тровных групп.

Экономика

Основные сферы экономики — обслуживание туристов (28 % ВВП) и рыболовство. ВВП на душу населения в 2010 году, рассчитанный по паритету покупательной способности — 5483 долл. (109-е место в мире по данным МВФ). Ниже уровня бедности — 16 % населения (в 2008 году).

Промышленный сектор

Пошив одежды, производство ремесленных изделий (циновки, верёвки, кустарный промысел), сувениров, консервация продуктов, строительство лодок, зданий. В традиционных видах работы в основном занято женское население.

Сельское хозяйство

Развито слабо. Значительная часть продуктов питания импортируется. Основная местная культура — кокосовая пальма, выращивают также бананы, овощи, фрукты, батат, хлебное дерево. Остров Тходду — центр сельского хозяйства Мальдив, около половины территории острова занято фермами, выращиваются: папайя, дыни, арбузы, баклажаны, огурцы. Урожай ежедневно переправляется на Мале и далее развозится на другие острова архипелага.

Внешняя торговля

Экспорт — 125 млн долл. (в 2008) — рыба (70 %) и почтовые марки.

Основные покупатели — Таиланд 34,5 %, Великобритания 13,8 %, Франция 12,2 %, Италия 9 %, Шри-Ланка 8,5 %.

Импорт — 1,2 млрд долл. (в 2008) — нефтепродукты, лодки, продовольствие, одежда, промышленные и потребительские товары.

Основные поставщики — Сингапур 26,6 %, ОАЭ 16,5 %, Малайзия 9,5 %, Индия 9,2 %, Таиланд 4,7 %.

Транспорт

Основные транспортные средства — парусные и моторные лодки. Большая часть перевозок осуществляется гидросамолетами (на Мальдивах нет вертолетовК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2227 дней]) и катерами. Общественного транспорта как такового не существует. Любой мальдивский остров можно пересечь за 1,5—2 часа.

Основным видом местного транспорта является дони (dhoni), традиционное многоцелевое судно, в настоящее время усовершенствованное дизельными двигателями. Большие лодки «ведис» используются для длительных путешествий к отдалённым атоллам. Автомобильные такси (и дороги) существуют только в столице Мале и на острове Ган. Между островами летает аэротакси Maldivian Air Taxi на самолетах De Havilland Canada DHC-6 Twin Otter.

СМИ

Государственная телерадиокомпания — MNBC (Maldives National Broadcasting Corporation — «Мальдивская национальная радиовещательная корпорация») включает в себя радиостанции Dhivehi Raajjeyge Adu («Голос Мальдив») и RajjeFM и телеканал TVM.

Население

Численность населения — 344 023 (20 сентября 2014)[10]. Самая большая концентрация — в Мале. Многие из островов Мальдив необитаемы.

Прирост населения 2,69 %: естественный прирост населения 1,80%, положительное миграционное сальдо 0,89% [10](2014)

Подавляющее большинство населения — потомки выходцев из Южной Азии и Ближнего Востока. В столице проживает некоторое количество индийцев, пакистанцев, арабов и сингалов.

Язык

Официальный язык — дивехи, индоарийский язык, близкий к сингальскому, с заимствованиями из арабского и английского языков. Письменность с XVII века основана на арабско-персидской графике. Образованная часть населения владеет арабским и английским языками.

Религия

Большинство население исповедуют ислам

Молитвы проводятся пять раз в день во всех мечетях, которые обязательно есть на каждом населённом острове.

По итогам исследования международной благотворительной христианской организации «Open Doors» за 2014 год, Мальдивы занимают 7-е место в списке стран, где чаще всего притесняют права христиан[11].

Кухня

Национальная кухня Мальдивских островов заимствует традиции индийской и арабской кухни. Её нельзя представить без трех основных ингредиентов: кокосовый орех, рыба и рис. Десерт — бонди — белые кокосовые палочки, а также различные фруктовые салаты. В качестве напитка жители предпочитают зелёный чай, употребляемый с большим количеством молока и сахара.

Дипломатические отношения Мальдив

Дипломатические отношения с СССР были установлены в 1966 году.

См. также


Напишите отзыв о статье "Мальдивы"

Примечания

  1. 1 2 [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/mv.html CIA - The World Factbook]
  2. [statisticsmaldives.gov.mv/nbs/wp-content/uploads/2015/10/Census-Summary-Tables1.pdf Maldives Census 2014]
  3. [hdr.undp.org/en/media/HDR2013_EN_Complete.pdf Human Development Report 2013](недоступная ссылка — история). United Nations Development Programme (14 марта 2013). Проверено 14 марта 2013.
  4. Мальдивы — статья из Большой советской энциклопедии.
  5. [statisticsmaldives.gov.mv/yearbook/2016/wp-content/uploads/sites/2/2016/04/3.4.pdf Yearbook 2016]. Yearbook 2016 (2016).
  6. [che-shr-cat.livejournal.com/151468.html?thread=1056684 Самое низкое государство на Земле]
  7. Xavier Romero-Frias, The Maldive Islanders, A Study of the Popular Culture of an Ancient Ocean Kingdom
  8. Maloney, Clarence. [www.iias.nl/iiasn/iiasn5/insouasi/maloney.html Maldives People]. Проверено 22 июня 2008. [www.webcitation.org/6DZL4raiY Архивировано из первоисточника 10 января 2013].
  9. Тур Хейердал. [historic.ru/books/item/f00/s00/z0000116/st012.shtml Мальдивская загадка]
  10. 1 2 [statisticsmaldives.gov.mv/nbs/wp-content/uploads/2015/10/Census-Summary-Tables1.pdf Maldives - Population and Housing Census 2014]. Maldives - Population and Housing Census 2014 (2014).
  11. [www.opendoors.de/verfolgung/weltverfolgungsindex2014/weltverfolgungsindex2014/ Open Doors Weltverfolgungsindex 2014]  (нем.)

Литература

  • Печуров Л. В. Мальдивская Республика. — М., 1973.
  • Мальдивы. Карманный путеводитель. — М., 1997.
  • Мальдивские острова (Путеводитель Ле Пти Фюте). — М., 2001.
  • Страны мира. — М., 2003.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Мальдивы

Когда Михаил Иваныч вернулся с письмом в кабинет, князь в очках, с абажуром на глазах и на свече, сидел у открытого бюро, с бумагами в далеко отставленной руке, и в несколько торжественной позе читал свои бумаги (ремарки, как он называл), которые должны были быть доставлены государю после его смерти.
Когда Михаил Иваныч вошел, у него в глазах стояли слезы воспоминания о том времени, когда он писал то, что читал теперь. Он взял из рук Михаила Иваныча письмо, положил в карман, уложил бумаги и позвал уже давно дожидавшегося Алпатыча.
На листочке бумаги у него было записано то, что нужно было в Смоленске, и он, ходя по комнате мимо дожидавшегося у двери Алпатыча, стал отдавать приказания.
– Первое, бумаги почтовой, слышишь, восемь дестей, вот по образцу; золотообрезной… образчик, чтобы непременно по нем была; лаку, сургучу – по записке Михаила Иваныча.
Он походил по комнате и заглянул в памятную записку.
– Потом губернатору лично письмо отдать о записи.
Потом были нужны задвижки к дверям новой постройки, непременно такого фасона, которые выдумал сам князь. Потом ящик переплетный надо было заказать для укладки завещания.
Отдача приказаний Алпатычу продолжалась более двух часов. Князь все не отпускал его. Он сел, задумался и, закрыв глаза, задремал. Алпатыч пошевелился.
– Ну, ступай, ступай; ежели что нужно, я пришлю.
Алпатыч вышел. Князь подошел опять к бюро, заглянув в него, потрогал рукою свои бумаги, опять запер и сел к столу писать письмо губернатору.
Уже было поздно, когда он встал, запечатав письмо. Ему хотелось спать, но он знал, что не заснет и что самые дурные мысли приходят ему в постели. Он кликнул Тихона и пошел с ним по комнатам, чтобы сказать ему, где стлать постель на нынешнюю ночь. Он ходил, примеривая каждый уголок.
Везде ему казалось нехорошо, но хуже всего был привычный диван в кабинете. Диван этот был страшен ему, вероятно по тяжелым мыслям, которые он передумал, лежа на нем. Нигде не было хорошо, но все таки лучше всех был уголок в диванной за фортепиано: он никогда еще не спал тут.
Тихон принес с официантом постель и стал уставлять.
– Не так, не так! – закричал князь и сам подвинул на четверть подальше от угла, и потом опять поближе.
«Ну, наконец все переделал, теперь отдохну», – подумал князь и предоставил Тихону раздевать себя.
Досадливо морщась от усилий, которые нужно было делать, чтобы снять кафтан и панталоны, князь разделся, тяжело опустился на кровать и как будто задумался, презрительно глядя на свои желтые, иссохшие ноги. Он не задумался, а он медлил перед предстоявшим ему трудом поднять эти ноги и передвинуться на кровати. «Ох, как тяжело! Ох, хоть бы поскорее, поскорее кончились эти труды, и вы бы отпустили меня! – думал он. Он сделал, поджав губы, в двадцатый раз это усилие и лег. Но едва он лег, как вдруг вся постель равномерно заходила под ним вперед и назад, как будто тяжело дыша и толкаясь. Это бывало с ним почти каждую ночь. Он открыл закрывшиеся было глаза.
– Нет спокоя, проклятые! – проворчал он с гневом на кого то. «Да, да, еще что то важное было, очень что то важное я приберег себе на ночь в постели. Задвижки? Нет, про это сказал. Нет, что то такое, что то в гостиной было. Княжна Марья что то врала. Десаль что то – дурак этот – говорил. В кармане что то – не вспомню».
– Тишка! Об чем за обедом говорили?
– Об князе, Михайле…
– Молчи, молчи. – Князь захлопал рукой по столу. – Да! Знаю, письмо князя Андрея. Княжна Марья читала. Десаль что то про Витебск говорил. Теперь прочту.
Он велел достать письмо из кармана и придвинуть к кровати столик с лимонадом и витушкой – восковой свечкой и, надев очки, стал читать. Тут только в тишине ночи, при слабом свете из под зеленого колпака, он, прочтя письмо, в первый раз на мгновение понял его значение.
«Французы в Витебске, через четыре перехода они могут быть у Смоленска; может, они уже там».
– Тишка! – Тихон вскочил. – Нет, не надо, не надо! – прокричал он.
Он спрятал письмо под подсвечник и закрыл глаза. И ему представился Дунай, светлый полдень, камыши, русский лагерь, и он входит, он, молодой генерал, без одной морщины на лице, бодрый, веселый, румяный, в расписной шатер Потемкина, и жгучее чувство зависти к любимцу, столь же сильное, как и тогда, волнует его. И он вспоминает все те слова, которые сказаны были тогда при первом Свидании с Потемкиным. И ему представляется с желтизною в жирном лице невысокая, толстая женщина – матушка императрица, ее улыбки, слова, когда она в первый раз, обласкав, приняла его, и вспоминается ее же лицо на катафалке и то столкновение с Зубовым, которое было тогда при ее гробе за право подходить к ее руке.
«Ах, скорее, скорее вернуться к тому времени, и чтобы теперешнее все кончилось поскорее, поскорее, чтобы оставили они меня в покое!»


Лысые Горы, именье князя Николая Андреича Болконского, находились в шестидесяти верстах от Смоленска, позади его, и в трех верстах от Московской дороги.
В тот же вечер, как князь отдавал приказания Алпатычу, Десаль, потребовав у княжны Марьи свидания, сообщил ей, что так как князь не совсем здоров и не принимает никаких мер для своей безопасности, а по письму князя Андрея видно, что пребывание в Лысых Горах небезопасно, то он почтительно советует ей самой написать с Алпатычем письмо к начальнику губернии в Смоленск с просьбой уведомить ее о положении дел и о мере опасности, которой подвергаются Лысые Горы. Десаль написал для княжны Марьи письмо к губернатору, которое она подписала, и письмо это было отдано Алпатычу с приказанием подать его губернатору и, в случае опасности, возвратиться как можно скорее.
Получив все приказания, Алпатыч, провожаемый домашними, в белой пуховой шляпе (княжеский подарок), с палкой, так же как князь, вышел садиться в кожаную кибиточку, заложенную тройкой сытых саврасых.
Колокольчик был подвязан, и бубенчики заложены бумажками. Князь никому не позволял в Лысых Горах ездить с колокольчиком. Но Алпатыч любил колокольчики и бубенчики в дальней дороге. Придворные Алпатыча, земский, конторщик, кухарка – черная, белая, две старухи, мальчик казачок, кучера и разные дворовые провожали его.
Дочь укладывала за спину и под него ситцевые пуховые подушки. Свояченица старушка тайком сунула узелок. Один из кучеров подсадил его под руку.
– Ну, ну, бабьи сборы! Бабы, бабы! – пыхтя, проговорил скороговоркой Алпатыч точно так, как говорил князь, и сел в кибиточку. Отдав последние приказания о работах земскому и в этом уж не подражая князю, Алпатыч снял с лысой головы шляпу и перекрестился троекратно.
– Вы, ежели что… вы вернитесь, Яков Алпатыч; ради Христа, нас пожалей, – прокричала ему жена, намекавшая на слухи о войне и неприятеле.
– Бабы, бабы, бабьи сборы, – проговорил Алпатыч про себя и поехал, оглядывая вокруг себя поля, где с пожелтевшей рожью, где с густым, еще зеленым овсом, где еще черные, которые только начинали двоить. Алпатыч ехал, любуясь на редкостный урожай ярового в нынешнем году, приглядываясь к полоскам ржаных пелей, на которых кое где начинали зажинать, и делал свои хозяйственные соображения о посеве и уборке и о том, не забыто ли какое княжеское приказание.
Два раза покормив дорогой, к вечеру 4 го августа Алпатыч приехал в город.
По дороге Алпатыч встречал и обгонял обозы и войска. Подъезжая к Смоленску, он слышал дальние выстрелы, но звуки эти не поразили его. Сильнее всего поразило его то, что, приближаясь к Смоленску, он видел прекрасное поле овса, которое какие то солдаты косили, очевидно, на корм и по которому стояли лагерем; это обстоятельство поразило Алпатыча, но он скоро забыл его, думая о своем деле.
Все интересы жизни Алпатыча уже более тридцати лет были ограничены одной волей князя, и он никогда не выходил из этого круга. Все, что не касалось до исполнения приказаний князя, не только не интересовало его, но не существовало для Алпатыча.
Алпатыч, приехав вечером 4 го августа в Смоленск, остановился за Днепром, в Гаченском предместье, на постоялом дворе, у дворника Ферапонтова, у которого он уже тридцать лет имел привычку останавливаться. Ферапонтов двенадцать лет тому назад, с легкой руки Алпатыча, купив рощу у князя, начал торговать и теперь имел дом, постоялый двор и мучную лавку в губернии. Ферапонтов был толстый, черный, красный сорокалетний мужик, с толстыми губами, с толстой шишкой носом, такими же шишками над черными, нахмуренными бровями и толстым брюхом.
Ферапонтов, в жилете, в ситцевой рубахе, стоял у лавки, выходившей на улицу. Увидав Алпатыча, он подошел к нему.
– Добро пожаловать, Яков Алпатыч. Народ из города, а ты в город, – сказал хозяин.
– Что ж так, из города? – сказал Алпатыч.
– И я говорю, – народ глуп. Всё француза боятся.
– Бабьи толки, бабьи толки! – проговорил Алпатыч.
– Так то и я сужу, Яков Алпатыч. Я говорю, приказ есть, что не пустят его, – значит, верно. Да и мужики по три рубля с подводы просят – креста на них нет!
Яков Алпатыч невнимательно слушал. Он потребовал самовар и сена лошадям и, напившись чаю, лег спать.
Всю ночь мимо постоялого двора двигались на улице войска. На другой день Алпатыч надел камзол, который он надевал только в городе, и пошел по делам. Утро было солнечное, и с восьми часов было уже жарко. Дорогой день для уборки хлеба, как думал Алпатыч. За городом с раннего утра слышались выстрелы.
С восьми часов к ружейным выстрелам присоединилась пушечная пальба. На улицах было много народу, куда то спешащего, много солдат, но так же, как и всегда, ездили извозчики, купцы стояли у лавок и в церквах шла служба. Алпатыч прошел в лавки, в присутственные места, на почту и к губернатору. В присутственных местах, в лавках, на почте все говорили о войске, о неприятеле, который уже напал на город; все спрашивали друг друга, что делать, и все старались успокоивать друг друга.
У дома губернатора Алпатыч нашел большое количество народа, казаков и дорожный экипаж, принадлежавший губернатору. На крыльце Яков Алпатыч встретил двух господ дворян, из которых одного он знал. Знакомый ему дворянин, бывший исправник, говорил с жаром.
– Ведь это не шутки шутить, – говорил он. – Хорошо, кто один. Одна голова и бедна – так одна, а то ведь тринадцать человек семьи, да все имущество… Довели, что пропадать всем, что ж это за начальство после этого?.. Эх, перевешал бы разбойников…
– Да ну, будет, – говорил другой.
– А мне что за дело, пускай слышит! Что ж, мы не собаки, – сказал бывший исправник и, оглянувшись, увидал Алпатыча.
– А, Яков Алпатыч, ты зачем?
– По приказанию его сиятельства, к господину губернатору, – отвечал Алпатыч, гордо поднимая голову и закладывая руку за пазуху, что он делал всегда, когда упоминал о князе… – Изволили приказать осведомиться о положении дел, – сказал он.
– Да вот и узнавай, – прокричал помещик, – довели, что ни подвод, ничего!.. Вот она, слышишь? – сказал он, указывая на ту сторону, откуда слышались выстрелы.
– Довели, что погибать всем… разбойники! – опять проговорил он и сошел с крыльца.
Алпатыч покачал головой и пошел на лестницу. В приемной были купцы, женщины, чиновники, молча переглядывавшиеся между собой. Дверь кабинета отворилась, все встали с мест и подвинулись вперед. Из двери выбежал чиновник, поговорил что то с купцом, кликнул за собой толстого чиновника с крестом на шее и скрылся опять в дверь, видимо, избегая всех обращенных к нему взглядов и вопросов. Алпатыч продвинулся вперед и при следующем выходе чиновника, заложив руку зазастегнутый сюртук, обратился к чиновнику, подавая ему два письма.
– Господину барону Ашу от генерала аншефа князя Болконского, – провозгласил он так торжественно и значительно, что чиновник обратился к нему и взял его письмо. Через несколько минут губернатор принял Алпатыча и поспешно сказал ему:
– Доложи князю и княжне, что мне ничего не известно было: я поступал по высшим приказаниям – вот…
Он дал бумагу Алпатычу.
– А впрочем, так как князь нездоров, мой совет им ехать в Москву. Я сам сейчас еду. Доложи… – Но губернатор не договорил: в дверь вбежал запыленный и запотелый офицер и начал что то говорить по французски. На лице губернатора изобразился ужас.
– Иди, – сказал он, кивнув головой Алпатычу, и стал что то спрашивать у офицера. Жадные, испуганные, беспомощные взгляды обратились на Алпатыча, когда он вышел из кабинета губернатора. Невольно прислушиваясь теперь к близким и все усиливавшимся выстрелам, Алпатыч поспешил на постоялый двор. Бумага, которую дал губернатор Алпатычу, была следующая:
«Уверяю вас, что городу Смоленску не предстоит еще ни малейшей опасности, и невероятно, чтобы оный ею угрожаем был. Я с одной, а князь Багратион с другой стороны идем на соединение перед Смоленском, которое совершится 22 го числа, и обе армии совокупными силами станут оборонять соотечественников своих вверенной вам губернии, пока усилия их удалят от них врагов отечества или пока не истребится в храбрых их рядах до последнего воина. Вы видите из сего, что вы имеете совершенное право успокоить жителей Смоленска, ибо кто защищаем двумя столь храбрыми войсками, тот может быть уверен в победе их». (Предписание Барклая де Толли смоленскому гражданскому губернатору, барону Ашу, 1812 года.)
Народ беспокойно сновал по улицам.
Наложенные верхом возы с домашней посудой, стульями, шкафчиками то и дело выезжали из ворот домов и ехали по улицам. В соседнем доме Ферапонтова стояли повозки и, прощаясь, выли и приговаривали бабы. Дворняжка собака, лая, вертелась перед заложенными лошадьми.
Алпатыч более поспешным шагом, чем он ходил обыкновенно, вошел во двор и прямо пошел под сарай к своим лошадям и повозке. Кучер спал; он разбудил его, велел закладывать и вошел в сени. В хозяйской горнице слышался детский плач, надрывающиеся рыдания женщины и гневный, хриплый крик Ферапонтова. Кухарка, как испуганная курица, встрепыхалась в сенях, как только вошел Алпатыч.
– До смерти убил – хозяйку бил!.. Так бил, так волочил!..
– За что? – спросил Алпатыч.
– Ехать просилась. Дело женское! Увези ты, говорит, меня, не погуби ты меня с малыми детьми; народ, говорит, весь уехал, что, говорит, мы то? Как зачал бить. Так бил, так волочил!
Алпатыч как бы одобрительно кивнул головой на эти слова и, не желая более ничего знать, подошел к противоположной – хозяйской двери горницы, в которой оставались его покупки.
– Злодей ты, губитель, – прокричала в это время худая, бледная женщина с ребенком на руках и с сорванным с головы платком, вырываясь из дверей и сбегая по лестнице на двор. Ферапонтов вышел за ней и, увидав Алпатыча, оправил жилет, волосы, зевнул и вошел в горницу за Алпатычем.
– Аль уж ехать хочешь? – спросил он.
Не отвечая на вопрос и не оглядываясь на хозяина, перебирая свои покупки, Алпатыч спросил, сколько за постой следовало хозяину.
– Сочтем! Что ж, у губернатора был? – спросил Ферапонтов. – Какое решение вышло?
Алпатыч отвечал, что губернатор ничего решительно не сказал ему.
– По нашему делу разве увеземся? – сказал Ферапонтов. – Дай до Дорогобужа по семи рублей за подводу. И я говорю: креста на них нет! – сказал он.
– Селиванов, тот угодил в четверг, продал муку в армию по девяти рублей за куль. Что же, чай пить будете? – прибавил он. Пока закладывали лошадей, Алпатыч с Ферапонтовым напились чаю и разговорились о цене хлебов, об урожае и благоприятной погоде для уборки.
– Однако затихать стала, – сказал Ферапонтов, выпив три чашки чая и поднимаясь, – должно, наша взяла. Сказано, не пустят. Значит, сила… А намесь, сказывали, Матвей Иваныч Платов их в реку Марину загнал, тысяч осьмнадцать, что ли, в один день потопил.
Алпатыч собрал свои покупки, передал их вошедшему кучеру, расчелся с хозяином. В воротах прозвучал звук колес, копыт и бубенчиков выезжавшей кибиточки.
Было уже далеко за полдень; половина улицы была в тени, другая была ярко освещена солнцем. Алпатыч взглянул в окно и пошел к двери. Вдруг послышался странный звук дальнего свиста и удара, и вслед за тем раздался сливающийся гул пушечной пальбы, от которой задрожали стекла.
Алпатыч вышел на улицу; по улице пробежали два человека к мосту. С разных сторон слышались свисты, удары ядер и лопанье гранат, падавших в городе. Но звуки эти почти не слышны были и не обращали внимания жителей в сравнении с звуками пальбы, слышными за городом. Это было бомбардирование, которое в пятом часу приказал открыть Наполеон по городу, из ста тридцати орудий. Народ первое время не понимал значения этого бомбардирования.