Мамедбеков, Рашид Карабек оглы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Рашид Мамедбеков
Личная информация
Полное имя

Рашид Карабек оглы Мамедбеков

Гражданство

СССР СССР

Дата рождения

28 февраля 1927(1927-02-28)

Место рождения

село Шаган, близ Баку, Азербайджанская ССР

Дата смерти

4 декабря 1970(1970-12-04) (43 года)

Тренеры

Рза Бахшалиев

Вес

до 57 кг

Рашид Карабек оглы Мамедбеков (азерб. Rəşid Qarabəy oğlu Məmmədbəyov; 28 февраля 19274 декабря 1970) — азербайджанский и советский борец вольного стиля, выступавший за СССР в весовой категории до 57 кг. Заслуженный мастер спорта СССР (1952)[1]. Серебряный призёр олимпийских игр 1952 года, первый среди азербайджанских спортсменов ставший обладателем олимпийской награды[2][3], пятикратный серебряный призёр чемпионата СССР. Был членом бакинского спортивного общества «Искра» («Буревестник»).





Биография

Рашид Мамедбеков родился 28 февраля 1927 года в селе Шаган близ Баку. В 1951 году окончил Азербайджанский государственный институт физкультуры имени С. М. Кирова[1].

Тренером Рашида Мамедбекова был первый в Азербайджане удостоенный звания мастера спорта СССР по борьбе, серебряный призёр I Всесоюзной спартакиады 1928 года Рза Бахшалиев. Рашид Мамедбеков считается любимым учеником Бахшалиева[3].

В 1947 году Рашид Мамедбеков в составе бакинского спортивного общества «Буревестник» участвовал в проходившем в Таллине чемпионате СССР. Выиграв схватки у таких известных борцов как эстонец Лооара и ленинградец Раков, он занял второе место. Через два года на чемпионате страны, проходившем уже в его родном городе он вновь занял второе место, а его друг Муса Бабаев, с которым они вместе тренировались, стал чемпионом СССР и поехал в Будапешт на международные студенческие игры, где также выиграл золотую медаль. Мамедбеков встретил в бакинском аэропорту вернувшегося с победой друга[4].

В 1952 году он участвовал на первых для СССР Олимпийских играх в Хельсинки. Там он завоевал серебряную медаль, став первым азербайджанцем, взявшим медаль на Олимпийских играх.

Впоследствии Мамедбеков, будучи уже членом общества «Искра», трижды занимал второе место на чемпионатах СССР, в 1953, 1954 и 1956 годах.

Рашид Мамедбеков был одним из первых, кто распространял вольную борьбу в Азербайджане. Наряду с вольной, Мамедбеков успешно принимал участие в соревнованиях и по греко-римской борьбе и в 1948 году стал первым в Азербайджане мастером спорта по греко-римской борьбе[1].

Скончался Мамедбеков 4 декабря 1970 года в возрасте 43 лет.

Олимпийские игры 1952 года

Азербайджанские спортсмены начали впервые выступать на Олимпийских играх наряду с остальными спортсменами из СССР в 1952 году. Соревнования по вольной борьбе проходили с 20 по 23 июля в Выставочном Холле «Мессухолли».

Выступавший в весовой категории до 57 кг Мамедбеков 20 июля в первом раунде встретился с спортсменом из Ирана, бронзовым призёром чемпионата мира 1951 года, также проходившем в Хельсинки, Мохаммедом Мехди Якуби и одержал чистую победу за 32 секунды. Второй раунд, который прошёл 21 июля, закончился условной победой Мамедбекова, поскольку в связи с травмой швейцарский борец Пол Хенни не вышел на ковёр.

22 июля третий тур с борцом из США Биллом Бордерсом закончился через 10 минут 40 секунд чистой победой Мамедбекова. После третьего тура Мамедбеков был единственным борцом без единого штрафного очка. В этот же день в ходе четвёртого раунда соперником Мамедбекова был участник Олимпийских игр 1948 года Лайош Бенце из Венгрии. Встреча по решению судей закончилась со счётом 2-1 в пользу венгра. Но так как Бенце набрал 5 штрафных очков, то он выбыл из соревнования.

23 июля в пятом раунде Мамедбеков со счётом 3-0 победил индийского борца Хашаба Дадасахеба Джадава. В финальном раунде Мамедбеков, уступив японцу Сёхати Исии со счётом 3-0, стал серебряным призёром Олимпийских игр[5].

Сёхати Исии же стал первым японским победителем Олимпийских игр после Второй мировой войны. Третье место досталось Хашабу Джадаву из Индии.

Вот как описывает путь Мамедбекова к финалу В. Ганчук:

…На ковер выходит другая пара. Не успели смолкнуть слова диктора-информатора, объявившего, что зрители увидят сейчас борьбу призера прошлогоднего чемпионата мира в легчайшем весе иранца Якуби, как все было кончено. Его противник бакинец Рашид Мамедбеков, не тратя времени на разведку, провел прием, и Якуби оказался на лопатках. Потребовалось на это советскому спортсмену всего полминуты…


…Уверенно приближался к финишу и Рашид Мамедбеков. Во втором круге не явился на схватку с ним спортсмен из Швейцарии. В третьем Рашид заставил капитулировать на 11-й минуте самоуверенного американца Бордерса, а в четвертом, хотя и проиграл по баллам напористому венгру Бенце, запаса прочности ему хватило, чтобы выйти в финал…


…Правда, тренеров и руководителей нашей сборной волновало и другое — финальные поединки Рашида Мамедбекова и Давида Цимакуридзе. И не вина Рашида Мамедбекова, что его соперник, великолепный мастер из Японии, Иссии, оказался сильнее. Второе место для юного новичка большого спорта — отличный результат…[6]

Память

Ежегодно в память о первом азербайджанском призёре Олимпийских игр Рашиде Мамедбекове проводится юношеский открытый республиканский турнир по борьбе. Первый турнир состоялся в ноябре 2009 года в спорткомплексе «АБУ-Арена» в Баку. Его победителями наряду с азербайджанскими борцами стали и борцы из Венгрии и России[7].

С 5 по 10 ноября 2010 года в Баку в спорткомплексе «Серхедчи» состоялся II турнир памяти борца. На турнире в весовых категориях 42, 50, 58, 69 и 85 кг участвовало 120 борцов греко-римского стиля, а в весовых категориях 46, 54, 63, 76 и 100 кг — 135 спортсменов вольного стиля[8][9].

Напишите отзыв о статье "Мамедбеков, Рашид Карабек оглы"

Примечания

  1. 1 2 3 Мәммәдбәјов Рәшид Гарабәј оғлу / Под ред. Дж. Кулиева. — Азербайджанская советская энциклопедия: Главная редакция Азербайджанской советской энциклопедии, 1982. — Т. 6. — С. 494.
  2. Акшин Кязимзаде, заслуженный журналист Азербайджана. [www.kaspiy.az/articles.php?item_id=20090117050002229&sec_id=11 Мальчик веселый из Карабаха-так называют всюду меня!]
  3. 1 2 Айдын Алиев, заслуженный работник культуры Азербайджана, тележурналист. [iz.kaspiy.az/articles.php?item_id=20081002102045751&sec_id=7 Богатырь с львиным сердцем]
  4. Ал. Светов. [books.google.az/books?id=OINBAQAAIAAJ&pg=PA30&lpg=PA30&dq=%D0%A0%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%B4+%D0%9C%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B1%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%B2&source=bl&ots=Nf1Pd3D_o8&sig=V8RKQ1LoFx4nWWirbdDZRMRkYyk&hl=ru&ei=dBOXTtXZAYTJswb1tvmGBA&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=2&ved=0CB4Q6AEwATgK#v=onepage&q=%D0%9C%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B1%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%B2&f=false Родина пехлеванов] : журнал. — Огонёк: Правда, 1950. — № 17. — С. 30.
  5. [www.sports-reference.com/olympics/athletes/ma/rashid-mamedbekov-1.html Информация о Мамедбекове на сайте www.sports-reference.com]
  6. [sport-history.ru/books/item/f00/s00/z0000006/st002.shtml Арсен Мекокишвили. В. Ганчук]
  7. [day.az/news/sport/180792.html Команда Баку победила на турнире по борьбе памяти первого в истории Азербайджана олимпийского призера]
  8. [90plus.info/guel/89-guel/3596-rid-mmmdbyovun-xatirsin-hsr-olunmu-respublika-turniri-start-goetueruer.html Rəşid Məmmədbəyovun xatirəsinə həsr olunmuş Respublika turniri start götürür]
  9. [90plus.info/guel/89-guel/3737--rid-mmmdbyovun-xatirsin-hsr-olunmu-guel-uezr-respublika-turniri-davam-edir.html Rəşid Məmmədbəyovun xatirəsinə həsr olunmuş güləş üzrə Respublika turniri davam edir]  (азерб.)

См. также

Отрывок, характеризующий Мамедбеков, Рашид Карабек оглы

В соседней комнате зашевелилось, и послышались шаги Толя, Коновницына и Болховитинова.
– Эй, кто там? Войдите, войди! Что новенького? – окликнул их фельдмаршал.
Пока лакей зажигал свечу, Толь рассказывал содержание известий.
– Кто привез? – спросил Кутузов с лицом, поразившим Толя, когда загорелась свеча, своей холодной строгостью.
– Не может быть сомнения, ваша светлость.
– Позови, позови его сюда!
Кутузов сидел, спустив одну ногу с кровати и навалившись большим животом на другую, согнутую ногу. Он щурил свой зрячий глаз, чтобы лучше рассмотреть посланного, как будто в его чертах он хотел прочесть то, что занимало его.
– Скажи, скажи, дружок, – сказал он Болховитинову своим тихим, старческим голосом, закрывая распахнувшуюся на груди рубашку. – Подойди, подойди поближе. Какие ты привез мне весточки? А? Наполеон из Москвы ушел? Воистину так? А?
Болховитинов подробно доносил сначала все то, что ему было приказано.
– Говори, говори скорее, не томи душу, – перебил его Кутузов.
Болховитинов рассказал все и замолчал, ожидая приказания. Толь начал было говорить что то, но Кутузов перебил его. Он хотел сказать что то, но вдруг лицо его сщурилось, сморщилось; он, махнув рукой на Толя, повернулся в противную сторону, к красному углу избы, черневшему от образов.
– Господи, создатель мой! Внял ты молитве нашей… – дрожащим голосом сказал он, сложив руки. – Спасена Россия. Благодарю тебя, господи! – И он заплакал.


Со времени этого известия и до конца кампании вся деятельность Кутузова заключается только в том, чтобы властью, хитростью, просьбами удерживать свои войска от бесполезных наступлений, маневров и столкновений с гибнущим врагом. Дохтуров идет к Малоярославцу, но Кутузов медлит со всей армией и отдает приказания об очищении Калуги, отступление за которую представляется ему весьма возможным.
Кутузов везде отступает, но неприятель, не дожидаясь его отступления, бежит назад, в противную сторону.
Историки Наполеона описывают нам искусный маневр его на Тарутино и Малоярославец и делают предположения о том, что бы было, если бы Наполеон успел проникнуть в богатые полуденные губернии.
Но не говоря о том, что ничто не мешало Наполеону идти в эти полуденные губернии (так как русская армия давала ему дорогу), историки забывают то, что армия Наполеона не могла быть спасена ничем, потому что она в самой себе несла уже тогда неизбежные условия гибели. Почему эта армия, нашедшая обильное продовольствие в Москве и не могшая удержать его, а стоптавшая его под ногами, эта армия, которая, придя в Смоленск, не разбирала продовольствия, а грабила его, почему эта армия могла бы поправиться в Калужской губернии, населенной теми же русскими, как и в Москве, и с тем же свойством огня сжигать то, что зажигают?
Армия не могла нигде поправиться. Она, с Бородинского сражения и грабежа Москвы, несла в себе уже как бы химические условия разложения.
Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l'Empereur [императорское ура].
На другой день после совета Наполеон, рано утром, притворяясь, что хочет осматривать войска и поле прошедшего и будущего сражения, с свитой маршалов и конвоя ехал по середине линии расположения войск. Казаки, шнырявшие около добычи, наткнулись на самого императора и чуть чуть не поймали его. Ежели казаки не поймали в этот раз Наполеона, то спасло его то же, что губило французов: добыча, на которую и в Тарутине и здесь, оставляя людей, бросались казаки. Они, не обращая внимания на Наполеона, бросились на добычу, и Наполеон успел уйти.
Когда вот вот les enfants du Don [сыны Дона] могли поймать самого императора в середине его армии, ясно было, что нечего больше делать, как только бежать как можно скорее по ближайшей знакомой дороге. Наполеон, с своим сорокалетним брюшком, не чувствуя в себе уже прежней поворотливости и смелости, понял этот намек. И под влиянием страха, которого он набрался от казаков, тотчас же согласился с Мутоном и отдал, как говорят историки, приказание об отступлении назад на Смоленскую дорогу.
То, что Наполеон согласился с Мутоном и что войска пошли назад, не доказывает того, что он приказал это, но что силы, действовавшие на всю армию, в смысле направления ее по Можайской дороге, одновременно действовали и на Наполеона.


Когда человек находится в движении, он всегда придумывает себе цель этого движения. Для того чтобы идти тысячу верст, человеку необходимо думать, что что то хорошее есть за этими тысячью верст. Нужно представление об обетованной земле для того, чтобы иметь силы двигаться.
Обетованная земля при наступлении французов была Москва, при отступлении была родина. Но родина была слишком далеко, и для человека, идущего тысячу верст, непременно нужно сказать себе, забыв о конечной цели: «Нынче я приду за сорок верст на место отдыха и ночлега», и в первый переход это место отдыха заслоняет конечную цель и сосредоточивает на себе все желанья и надежды. Те стремления, которые выражаются в отдельном человеке, всегда увеличиваются в толпе.
Для французов, пошедших назад по старой Смоленской дороге, конечная цель родины была слишком отдалена, и ближайшая цель, та, к которой, в огромной пропорции усиливаясь в толпе, стремились все желанья и надежды, – была Смоленск. Не потому, чтобы люди знала, что в Смоленске было много провианту и свежих войск, не потому, чтобы им говорили это (напротив, высшие чины армии и сам Наполеон знали, что там мало провианта), но потому, что это одно могло им дать силу двигаться и переносить настоящие лишения. Они, и те, которые знали, и те, которые не знали, одинаково обманывая себя, как к обетованной земле, стремились к Смоленску.
Выйдя на большую дорогу, французы с поразительной энергией, с быстротою неслыханной побежали к своей выдуманной цели. Кроме этой причины общего стремления, связывавшей в одно целое толпы французов и придававшей им некоторую энергию, была еще другая причина, связывавшая их. Причина эта состояла в их количестве. Сама огромная масса их, как в физическом законе притяжения, притягивала к себе отдельные атомы людей. Они двигались своей стотысячной массой как целым государством.
Каждый человек из них желал только одного – отдаться в плен, избавиться от всех ужасов и несчастий. Но, с одной стороны, сила общего стремления к цели Смоленска увлекала каждою в одном и том же направлении; с другой стороны – нельзя было корпусу отдаться в плен роте, и, несмотря на то, что французы пользовались всяким удобным случаем для того, чтобы отделаться друг от друга и при малейшем приличном предлоге отдаваться в плен, предлоги эти не всегда случались. Самое число их и тесное, быстрое движение лишало их этой возможности и делало для русских не только трудным, но невозможным остановить это движение, на которое направлена была вся энергия массы французов. Механическое разрывание тела не могло ускорить дальше известного предела совершавшийся процесс разложения.
Ком снега невозможно растопить мгновенно. Существует известный предел времени, ранее которого никакие усилия тепла не могут растопить снега. Напротив, чем больше тепла, тем более крепнет остающийся снег.
Из русских военачальников никто, кроме Кутузова, не понимал этого. Когда определилось направление бегства французской армии по Смоленской дороге, тогда то, что предвидел Коновницын в ночь 11 го октября, начало сбываться. Все высшие чины армии хотели отличиться, отрезать, перехватить, полонить, опрокинуть французов, и все требовали наступления.