Марки Лужского Совдепа

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Марки Лужского Совдепа
Тип марки (марок)

фискальные

Страна выпуска

РСФСР

Место выпуска

Луга, Петроградская губерния

Издатель

Лужский Совет депутатов для Лужского уездного финотдела

Способ печати

литографская печать

Дата выпуска

1918[1]

Номинал

5—50 копеек, 1—5 рублей

Оценка

8000 рублей[2]

Ма́рки Лу́жского Совде́па — серия из шести фискальных марок, выпущенная Советом депутатов Луги Петроградской губернии в 1918 году для оплаты общегосударственных сборов. Использовались также в качестве почтовых.





Описание

Марки отпечатаны на белой тонкой бумаге без водяного знака, способом литографской печати в две краски. Марки различных рисунков и номиналов размещались на одном листе. На них изображены:

  • 5 копеек — синяя и тёмно-зелёная, цифра «5» в декоративно-художественной рамке;
  • 10 копеек — красно-коричневая и жёлтая, пятиконечная звезда из лучей на декоративно-художественном фоне;
  • 50 копеек — светло-коричневая и светло-розовая, серп и молот на фоне солнечных лучей, декоративно-художественный орнамент;
  • 1 рубль — коричневая и жёлтая, солнце, декоративно-художественный орнамент;
  • 2 рубля — зелёная и тёмно-жёлтая, рука с молотком на фоне заводских труб, декоративно-художественный орнамент;
  • 5 рублей — тёмно-зелёная и зелёная, декоративно-художественное оформление из колосьев.

На всех эмиссиях, помимо указания номинала, надпись «Р. С. Ф. С. Р. Лужский Совдеп» и нет слова «Почта»[3]. Марки печатались в одной из типографий Луги[4].

История и статус марок

Эмиссии были осуществлены в 1918 году Лужским финансовым отделом для оплаты общегосударственных сборов (например, сбора с заявлений). Позднее, ввиду отсутствия почтовых марок, ими оплачивалась почтовая корреспонденция. Гасились они почтовыми штемпелями города Луги с различными календарными датами 1918 года.

Когда о выпуске стало известно в Петрограде, марки Лужского Совдепа немедленно изъяли из обращения, а в Лугу выехала специальная комиссия рабоче-крестьянской инспекции, которая уничтожила остаток.[5]

По утверждению бывшего управляющего Петроградским губернским отделом Госконтроля Э. Кобецкого, эти марки были выпущены Лужским Совдепом как денежные знаки, ввиду недостатка мелких денег.[6]

Марки Совдепов относят к полуофициальным почтовым маркам.[7]

Филателистическая ценность

В 1931 году марки Лужского Совдепа как фискальные поступили в продажу в магазины СФА. Эти марки в 1926 году в очень небольшом количестве поступили в СФА из архива Ленгубфинотдела.[8] В настоящее время марки Лужского Совдепа крайне редки и представляют интерес для филателистов.[4]

По современным оценкам, стоимость всего выпуска составляет от 3400[2] до 8000 рублей[9].

См. также

Напишите отзыв о статье "Марки Лужского Совдепа"

Примечания

  1. Согласно статье Ю. Рудникова (1970), в 1919 году.
  2. 1 2 Почтовые марки России и СССР (1857—1991 гг.). Специализированный каталог / Сост. и ред. В. Ю. Соловьёв. — М.: ИздАТ, 2006—2008.
  3. Рудников (1970).
  4. 1 2 Якобс (1990).
  5. Якобс (1990) со ссылкой на публикацию в журнале «Северная корреспонденция» (1922).
  6. Якобс (1990) со ссылкой на публикацию в журнале «Русский коллекционер» (1922).
  7. [www.yaskov.ru/published/QP/html/scripts/book.php?DB_KEY=WUFTUlU=&BookID=1&PageID=7 Полуофициальные почтовые марки]. Какие бывают марки (часть 5). Yaskov.ru. Филателистический интернет-портал. Проверено 27 ноября 2009.
  8. Якобс (1990) со ссылкой на публикацию в журнале «Советский коллекционер», 1932, № 1.
  9. [www.philatelist.ru/stampnew/shop/index.php?ukey=product&productID=8292 Лужский Совдеп]. Земские марки и письма. Земские марки. Лужский уезд. Philatelist.ru; Интернет-магазин для коллекционеров; KWADRA-A. Проверено 27 ноября 2009.

Литература

  • [dic.academic.ru/dic.nsf/dic_philately/1390/%D0%9B%D0%A3%D0%96%D0%A1%D0%9A%D0%98%D0%99 Лужский Совдеп] // Большой филателистический словарь / Под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — 320 с. — ISBN 5-256-00175-2.  (Проверено 28 ноября 2009)
  • Рудников Ю. [www.mirmarok.ru/prim/view_article/193/ Земская почта Лужского уезда] // Советский коллекционер. — 1970. — № 7.  (Проверено 28 ноября 2009)
  • Якобс В. Читатель спрашивает — отвечаем // Филателия СССР. — 1990. — № 1. — С. 40.

Ссылки

  • Владинец Н. И. [www.fmus.ru/article02/post-ru.html Местные выпуски. С. 16]. Почта России. fmus.ru; Филателистический музей и библиотека. — Электронная книга. Проверено 3 января 2011. [www.webcitation.org/65SuM1CGV Архивировано из первоисточника 15 февраля 2012].

Отрывок, характеризующий Марки Лужского Совдепа



Из молодежи, не считая старшей дочери графини (которая была четырьмя годами старше сестры и держала себя уже, как большая) и гостьи барышни, в гостиной остались Николай и Соня племянница. Соня была тоненькая, миниатюрненькая брюнетка с мягким, отененным длинными ресницами взглядом, густой черною косой, два раза обвившею ее голову, и желтоватым оттенком кожи на лице и в особенности на обнаженных худощавых, но грациозных мускулистых руках и шее. Плавностью движений, мягкостью и гибкостью маленьких членов и несколько хитрою и сдержанною манерой она напоминала красивого, но еще не сформировавшегося котенка, который будет прелестною кошечкой. Она, видимо, считала приличным выказывать улыбкой участие к общему разговору; но против воли ее глаза из под длинных густых ресниц смотрели на уезжавшего в армию cousin [двоюродного брата] с таким девическим страстным обожанием, что улыбка ее не могла ни на мгновение обмануть никого, и видно было, что кошечка присела только для того, чтоб еще энергичнее прыгнуть и заиграть с своим соusin, как скоро только они так же, как Борис с Наташей, выберутся из этой гостиной.
– Да, ma chere, – сказал старый граф, обращаясь к гостье и указывая на своего Николая. – Вот его друг Борис произведен в офицеры, и он из дружбы не хочет отставать от него; бросает и университет и меня старика: идет в военную службу, ma chere. А уж ему место в архиве было готово, и всё. Вот дружба то? – сказал граф вопросительно.
– Да ведь война, говорят, объявлена, – сказала гостья.
– Давно говорят, – сказал граф. – Опять поговорят, поговорят, да так и оставят. Ma chere, вот дружба то! – повторил он. – Он идет в гусары.
Гостья, не зная, что сказать, покачала головой.
– Совсем не из дружбы, – отвечал Николай, вспыхнув и отговариваясь как будто от постыдного на него наклепа. – Совсем не дружба, а просто чувствую призвание к военной службе.
Он оглянулся на кузину и на гостью барышню: обе смотрели на него с улыбкой одобрения.
– Нынче обедает у нас Шуберт, полковник Павлоградского гусарского полка. Он был в отпуску здесь и берет его с собой. Что делать? – сказал граф, пожимая плечами и говоря шуточно о деле, которое, видимо, стоило ему много горя.
– Я уж вам говорил, папенька, – сказал сын, – что ежели вам не хочется меня отпустить, я останусь. Но я знаю, что я никуда не гожусь, кроме как в военную службу; я не дипломат, не чиновник, не умею скрывать того, что чувствую, – говорил он, всё поглядывая с кокетством красивой молодости на Соню и гостью барышню.
Кошечка, впиваясь в него глазами, казалась каждую секунду готовою заиграть и выказать всю свою кошачью натуру.
– Ну, ну, хорошо! – сказал старый граф, – всё горячится. Всё Бонапарте всем голову вскружил; все думают, как это он из поручиков попал в императоры. Что ж, дай Бог, – прибавил он, не замечая насмешливой улыбки гостьи.
Большие заговорили о Бонапарте. Жюли, дочь Карагиной, обратилась к молодому Ростову:
– Как жаль, что вас не было в четверг у Архаровых. Мне скучно было без вас, – сказала она, нежно улыбаясь ему.
Польщенный молодой человек с кокетливой улыбкой молодости ближе пересел к ней и вступил с улыбающейся Жюли в отдельный разговор, совсем не замечая того, что эта его невольная улыбка ножом ревности резала сердце красневшей и притворно улыбавшейся Сони. – В середине разговора он оглянулся на нее. Соня страстно озлобленно взглянула на него и, едва удерживая на глазах слезы, а на губах притворную улыбку, встала и вышла из комнаты. Всё оживление Николая исчезло. Он выждал первый перерыв разговора и с расстроенным лицом вышел из комнаты отыскивать Соню.
– Как секреты то этой всей молодежи шиты белыми нитками! – сказала Анна Михайловна, указывая на выходящего Николая. – Cousinage dangereux voisinage, [Бедовое дело – двоюродные братцы и сестрицы,] – прибавила она.
– Да, – сказала графиня, после того как луч солнца, проникнувший в гостиную вместе с этим молодым поколением, исчез, и как будто отвечая на вопрос, которого никто ей не делал, но который постоянно занимал ее. – Сколько страданий, сколько беспокойств перенесено за то, чтобы теперь на них радоваться! А и теперь, право, больше страха, чем радости. Всё боишься, всё боишься! Именно тот возраст, в котором так много опасностей и для девочек и для мальчиков.
– Всё от воспитания зависит, – сказала гостья.
– Да, ваша правда, – продолжала графиня. – До сих пор я была, слава Богу, другом своих детей и пользуюсь полным их доверием, – говорила графиня, повторяя заблуждение многих родителей, полагающих, что у детей их нет тайн от них. – Я знаю, что я всегда буду первою confidente [поверенной] моих дочерей, и что Николенька, по своему пылкому характеру, ежели будет шалить (мальчику нельзя без этого), то всё не так, как эти петербургские господа.
– Да, славные, славные ребята, – подтвердил граф, всегда разрешавший запутанные для него вопросы тем, что всё находил славным. – Вот подите, захотел в гусары! Да вот что вы хотите, ma chere!
– Какое милое существо ваша меньшая, – сказала гостья. – Порох!
– Да, порох, – сказал граф. – В меня пошла! И какой голос: хоть и моя дочь, а я правду скажу, певица будет, Саломони другая. Мы взяли итальянца ее учить.
– Не рано ли? Говорят, вредно для голоса учиться в эту пору.
– О, нет, какой рано! – сказал граф. – Как же наши матери выходили в двенадцать тринадцать лет замуж?
– Уж она и теперь влюблена в Бориса! Какова? – сказала графиня, тихо улыбаясь, глядя на мать Бориса, и, видимо отвечая на мысль, всегда ее занимавшую, продолжала. – Ну, вот видите, держи я ее строго, запрещай я ей… Бог знает, что бы они делали потихоньку (графиня разумела: они целовались бы), а теперь я знаю каждое ее слово. Она сама вечером прибежит и всё мне расскажет. Может быть, я балую ее; но, право, это, кажется, лучше. Я старшую держала строго.