Марк Порций Катон Старший

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Марк Порций Катон
Marcus Porcius Cato<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Бюст римлянина из Отриколи, который традиционно отождествляют с Катоном Старшим. 80-е годы до н. э., Рим, музей Торлониа</td></tr>

Цензор Римской республики
184 год до н. э.
Соправитель: Луций Валерий Флакк
Предшественник: Тит Квинкций Фламинин и Марк Клавдий Марцелл
Преемник: Марк Эмилий Лепид и Марк Фульвий Нобилиор
Консул Римской республики
195 год до н. э.
Соправитель: Луций Валерий Флакк
Предшественник: Луций Фурий Пурпурион и Марк Клавдий Марцелл
Преемник: Публий Корнелий Сципион Африканский и Тиберий Семпроний Лонг
 
Рождение: 234 до н. э.(-234)
Тускул
Смерть: -149 (85 лет)
Супруга: 1) Лициния
2) Салония
Дети: 1) Марк Порций Катон Лициниан (от первого брака)
2) Марк Порций Катон Салониан (от второго брака)

Марк По́рций Като́н (лат. Marcus Porcius Cato, для различия с правнуком называемый также «Ста́рший», «Це́нзор», или «Цензо́рий»; 234149 до н. э.) — древнеримский политик и писатель, известный как новатор римской литературы и консервативный борец против пороков и роскоши.

Происходил из незнатной плебейской семьи, возвысился в годы Второй Пунической войны под покровительством патрицианского семейства Валериев Флакков. Завоевал известность публичными выступлениями, в которых обличал засилье аристократии и всеобщий упадок морали[⇨]. В 195 году до н. э. достиг консульства, в 184 году до н. э. стал цензором. В последней должности исключил некоторых своих противников из сената и из сословия всадников, а также провёл радикальные реформы, ограничившие траты римлян на предметы роскоши и оздоровившие государственный бюджет[⇨]. В дальнейшем продолжал отстаивать свои взгляды, выступая в сенате и на форуме, но стал больше времени уделять литературной деятельности[⇨]. На склоне лет Катон побывал в Карфагене, вновь набиравшем силу, и после возвращения стал решительно убеждать окружающих в необходимости уничтожения этого города; широко известно постоянно повторяемое им высказывание «Карфаген должен быть разрушен[⇨]. Умер вскоре после начала Третьей Пунической войны.

Его трактат «Земледелие» (или «О сельском хозяйстве») — самое древнее сохранившееся прозаическое произведение на латинском языке и важный источник по истории сельского хозяйства, экономики и быта[⇨]. Дошедшее до наших дней во фрагментах сочинение «Нача́ла» — первое историческое сочинение на латинском языке в прозе[⇨]. Другие его сочинения сохранились лишь в небольших отрывках[⇨].





Биография

Происхождение, рождение, детство

Марк Порций Катон родился в 234 году до н. э. в Тускуле (в настоящее время возле древнего города находится коммуна Монте-Порцио-Катоне, или Гора Порция Катона). Из свидетельств Плутарха и Тита Ливия выводится другая дата — 239 год до н. э., однако некоторые свидетельства Плутарха противоречат сами себе, и современные исследователи рассматривают первую датировку в качестве почти безальтернативной[1].

Катон происходил из плебейского рода Порциев, родоначальник которого, по античной этимологии, занимался разведением свиней (лат. porcus — свинья). Относительно полного имени Катона у древних авторов есть разногласия. Когномен (третья часть имени) Cato, по сведениям Плутарха и Плиния Старшего, был дан ему при жизни за острый ум[коммент. 1][2][3] (эта этимология согласуется с римской традицией наделения людей когноменами по наиболее явным особенностям их характера и внешности[4]). При этом наверняка вымышленной является версия, будто при рождении когноменом Катона было «Приск» (Priscus — «Древний»). Предки Катона неизвестны по имени, и потому точное время принятия когномена неизвестно. Цицерон упоминает ещё и прозвище (агномен — четвёртая часть имени) Sapiens («Мудрый»), якобы данное ему в старости. Известно и несколько других вариантов агноменов — «Цензор» (более правильная, но менее распространённая в литературе форма — «Цензорий», Censorius), «Старший» и «Оратор». М. Е. Грабарь-Пассек указывает, что четвёртая часть имени появилась позднее, когда в середине I века до н. э. его правнук и полный тёзка оказался одним из самых известных политиков своего времени, вследствие чего возникла потребность в различении двух Катонов[5]. По другой версии, и номен Porcius, и когномен Cato — слова не из латинского, а из этрусского языка[1]. По этническому происхождению род Порциев, по разным версиям, был либо коренным латинским[6], либо этрусским[7], либо сабинским[коммент. 2].

Среди исследователей нет единства по вопросу о положении семейства Порциев к моменту рождения Марка, хотя все источники и современные авторы сходятся в том, что его семья не относилась к нобилитету — правящей элите Римской республики[коммент. 3]. Главный биограф Катона Плутарх ограничивается указаниями на древность рода и отсутствие прославленных предков. Он также упоминает о прадеде Марка, который служил в кавалерии, и в одной из войн под ним погибло пять лошадей (служба в кавалерии не была доступна беднякам)[2].

Вторая Пуническая война

Детство Катон провёл в Сабинской области, занимаясь сельским хозяйством в отцовском поместье[2] (М. Е. Грабарь-Пассек полагает, что поместье находилось в Самнии[6]). В 218 году до н. э. с нескольких побед Ганнибала началась Вторая Пуническая война, и Марк попал в действующую армию. Временем начала службы Катона считается 217 или 216 год до н. э. В битве при Каннах он почти наверняка не участвовал[17]. Необычно рано, в 214 году до н. э., Катон достиг должности военного трибуна[18], хотя традиционно для занятия этой магистратуры требовался 5-летний или даже 10-летний военный опыт. Примерно до 210 года до н. э. Катон служил в Сицилии под руководством Марка Клавдия Марцелла[19][коммент. 4].

Около 209 года до н. э. Катон служил под началом Квинта Фабия Максима Кунктатора. Плутарх относит к этому периоду его знакомство с учением пифагорейцев в Южной Италии[21][коммент. 5]. В. А. Квашнин относит к 207 году до н. э. второй военный трибунат Катона[23], хотя ранее автор классического сборника «Магистраты римской республики» Т. Броутон не обнаружил свидетельств о его повторном пребывании в должности в этом году[24]. В этом году Катон служил в армии Гая Клавдия Нерона и участвовал в битве при Метавре[25]. В условиях военного времени талантливый Катон получил возможность быстро возвыситься.

Традиционно Марка воспринимают как нового человека (homo novus), пробившегося исключительно благодаря собственным талантам, а не семейным знакомствам. Впрочем, Валерий Максим свидетельствует, что его отец имел связи в Риме[26]. Возможно, родители Катона находились в хороших отношениях с другими ветвями рода Порциев, представители которых несколько раз были магистратами и которые могли помочь талантливому родственнику[27]. Плутарх и Корнелий Непот сообщают, что молодому Катону покровительствовал сосед, Луций Валерий Флакк из влиятельной патрицианской семьи[2][28]. При этом истоки их союза в источниках отражены недостаточно ясно. Плутарх начинает изложение биографии Катона не с участия в Пунической войне, а с защиты интересов сабинских крестьян в суде[2]; Корнелий Непот говорит о посещениях римского форума (по совету Флакка) перед рассказом о Пунической войне[28]. Однако более вероятно сближение Марка и Луция (по-видимому, они были ровесниками) в годы Второй Пунической войны. После битвы при Каннах, в которой погиб весь цвет римского нобилитета, выжившие аристократы покровительствовали талантливой незнатной молодёжи. Последние должны были восполнить потери римской элиты, занимая прежде недоступные высокие должности. Некоторые исследователи полагают, что около 210 года до н. э. Катон на некоторое время вернулся в свою усадьбу, где, в том числе, был принят у Флакков[29][30]. Эта гипотеза отчасти объясняет непоследовательность хронологии у Корнелия Непота и Плутарха.

В 204 году до н. э. (по другой версии, в 205 году до н. э.) Марк стал квестором у полководца Публия Корнелия Сципиона, который готовился к вторжению в Африку[23][31]. В Сицилии во время подготовки к переправе Катон поссорился со своим командующим[27]. По версии Плутарха, Марк обвинил Сципиона в недостаточно серьёзном отношении к подготовке десанта и в чрезмерных тратах: по его словам, полководец много времени проводил в театрах, а солдат баловал щедрыми денежными раздачами. С этими обвинениями Катон якобы даже прибыл в Рим[32], хотя последнее утверждение явно вымышленное[33]. По другому мнению, Плутарх не совсем точно передал содержание ссоры, причины которой, к тому же, лежали в разногласиях на внешнюю политику Рима между одним из покровителей Катона Фабием Максимом (другом Валериев Флакков) и Сципионом. Достоверно неизвестно, переправился ли Катон в Африку и участвовал ли он в битве при Заме: в историографии встречается весь спектр мнений по этому вопросу. В последние годы Второй Пунической войны Катон находился в Сардинии и вернулся в Рим не позднее 202 года до н. э., привезя с собой поэта Энния[34]. В этом же году Катон выступил с речью по вопросу о нарушениях в процедуре избрания плебейских эдилов, что стало одним из его первых засвидетельствованных публичных выступлений[35].

Возвышение (190-е годы до н. э.)

В 199 году до н. э. Катон стал плебейским эдилом, а в следующем году — претором. Всю претуру Марк провёл в провинции Сардиния, занимаясь преимущественно административными вопросами[коммент. 6]. По сообщению Плутарха, он «ни разу не потребовал от сардинцев никаких затрат и обходил города пешком, не пользуясь даже повозкой, в сопровождении одного-единственного служителя, который нёс его платье и чашу для возлияния богам»[37]. Помимо освобождения провинции от содержания свиты наместника, Катон также изгнал с острова всех ростовщиков. Некоторые исследователи полагают, что именно после претуры, а не после квестуры, Катон привёз Энния в Рим[27].

Набиравшего известность публичными выступлениями и действиями в Сардинии Марка избрали консулом на 195 год до н. э., причём его коллегой стал покровитель и союзник Луций Валерий Флакк. Примерно в это же время в Риме разгорелась дискуссия вокруг закона Оппия (lex Oppia), проведённого в годы Второй Пунической войны в рамках политики строгой экономии. Этот указ ограничивал траты на роскошь для женщин: им запрещалось носить разноцветные одежды, владеть более чем половиной унции золота (14 грамм) и использовать повозки в столице не иначе, как в религиозных целях[38]. Ливий сохранил речь Катона в поддержку сохранения закона Оппия (её аутентичность подвергается сомнению), но под нажимом знатных матрон и их мужей закон отменили[39][40].

Вскоре после вступления в должность Катон отправился в провинцию Ближняя Испания[41], где началось восстание иберов против римского владычества. Главный источник сведений об этой кампании — Тит Ливий — наверняка пользовался автобиографическими работами самого Катона и, в частности, речью De consulatu suo («О своём консульстве»)[36]. Помогали Катону в испанском походе его политические союзники: помощником стал Публий Манлий, а наместником Дальней Испании — претор Аппий Клавдий Нерон. В распоряжение Катона сенат передал 2 легиона, 800 всадников, 15 тысяч вспомогательных войск и 25 кораблей, и с учётом отрядов своих помощников он располагал крупными силами. После вторжения Катона в северо-восточную часть Пиренейского полуострова и битвы при Эмпории римляне предприняли несколько экспедиций для подчинения мятежных общин[42]. Хотя сохранившиеся источники свидетельствуют скорее о победе Катона, некоторые исследователи (в частности, Т. А. Бобровникова) трактуют свидетельства Ливия как усугубление восстания иберов из-за жестокости Катона. Крайнее недовольство действиями Марка высказывал и Сципион[43]. Именитый полководец стал консулом в 194 году до н. э. и требовал немедленного отзыва Катона из провинции, но сенаторы не поддержали его[44]. Несмотря на возражения Сципиона, сенат всё же предоставил Катону право провести триумфальное шествие в Риме[42]. По сообщению Плутарха, Катон якобы хвастался тем, что взял в Испании больше городов (около 400), чем провёл там дней. Значительную часть военной добычи Марк распределил между своими легионерами, хотя ранее он обвинял Сципиона в том, что его щедрые денежные раздачи солдатам развращают солдат. Его подарки — 270 ассов каждому легионеру — в то время считались очень крупными, и превосходили их только раздачи Сципиона своим солдатам при окончании Второй Пунической войны. Сам Катон, по собственному уверению, не взял ничего из добычи, хотя часть денег он наверняка отложил для строительства святилища Девы Виктории (Victoria Virgo) в Риме[45][46]. Незадолго до возвращения в Италию Катон восстановил работу железных и серебряных шахт или организовал новые, благодаря чему доходы казны с провинции выросли[40][47].

После возвращения в столицу в 194 году до н. э. Катон, возможно, был легатом у Тита Семпрония Лонга в Цизальпийской Галлии, где сражался против бойев и лигуров. Другое свидетельство о деятельности Марка в 194—193 годах до н. э. — о войне во Фракии — не очень правдоподобно[48][49]. В 191 году до н. э. Катон участвовал в Сирийской войне против Антиоха III в качестве военного трибуна (по другой версии, основанной на сведениях Ливия, он был легатом[50]) в армии консула Мания Ацилия Глабриона[51]. Исполняя поручения полководца, Катон посетил несколько греческих городов[51]. В битве при Фермопилах[en] Катон исполнил манёвр, предопределивший победу римлян над сирийскими войсками и их союзниками этолийцами. Ночью он повёл отборные войска на стратегически важные высоты, занятые этолийцами, и выбил их с холмов[цитата 1]. После битвы Катон отправился в Рим, чтобы сообщить о победе[коммент. 7].

После возвращения в Рим Катон часто выступал с речами в сенате, на форуме и в судах, осуждая по разным поводам политиков-нобилей. В римской истории было немало «новых людей», которые первыми в роду возвысились до консульства, но традиционно они старались слиться с нобилями, пользуясь покровительством одного из знатных семейств. Катон, сотрудничавший с Валериями Флакками, пошёл в наступление на аристократию, причём его мишенями становились преимущественно противники его покровителей (прежде всего Корнелии Сципионы и их союзники[53][54]). Цицерон считает выбор могущественных врагов намеренным: по его мнению, Катон целенаправленно начал враждовать с влиятельными нобилями ради завоевания славы для своего рода[цитата 2]. Другой мишенью Катона стали новые пороки, проникавшие в среду римской аристократии (см. раздел «Теория упадка нравов»).

Цензура и реформы (180-е годы до н. э.)

Через год после возвращения из Греции Катон принял участие в выборах цензоров на 189 год до н. э. Из шести кандидатов наибольшей популярностью пользовался Глабрион, недавно отпраздновавший триумф и раздавший римлянам множество подарков. Катон обвинил своего прежнего командующего в растрате добычи, нажитой на войне с Антиохом. Двое трибунов привлекли Глабриона к суду, а Катон стал свидетелем и указал на то, что некоторые золотые и серебряные сосуды, которые он видел в Греции, к моменту триумфального шествия исчезли. В ответ Глабрион привлёк к суду Марка за лжесвидетельство. Когда недавний триумфатор снял свою кандидатуру под нажимом Катона, обвинения против него были сняты. Впрочем, своими действиями против своего недавнего командира Марк мог оттолкнуть от себя избирателей, и цензорами были избраны другие люди[55]. Благодаря решительной борьбе Катона с самыми влиятельными нобилями ряды его сторонников в сенате расширились. Среди них почти не было бывших консулов и представителей самых влиятельных семейств, а большинство составляли сенаторы, достигшие лишь должности претора или младших магистратур[56]. Кроме того, Марка по-прежнему поддерживали Валерии Флакки и их союзники.

В 189 году до н. э. Катон вернулся в Грецию, куда его отправили в должности легата для участия в переговорах с этолийцами[57][58]. В 186 году до н. э. Катон участвовал в преследовании приверженцев оргиастического культа Вакха, которых обвиняли в тайных ночных сборищах, поощрении разврата и массового пьянства, вследствие чего наблюдался всплеск преступности. Известны фрагменты из речи Катона «О заговоре» (De coniuratione), осуждавшей вакханалии[58].

Вскоре состоялись выборы цензоров на 184 год до н. э. — в отличие от других магистратур, цензоров выбирали не ежегодно, а обычно один раз в пять лет. Другие кандидаты по-своему готовились к голосованию: Луций Корнелий Сципион, брат Сципиона Африканского, именно сейчас исполнил давний обет об организации игр для народа; похожее мероприятие организовал Марк Фульвий Нобилиор. Всего на два цензорских места претендовали девять человек — пять патрициев и четыре плебея, включая Катона. К этому времени Марк считался весьма радикальным политиком, и его оппоненты в предвыборных речах обещали умеренную цензуру. Катон не стал отрицать свой радикализм, а напротив, убеждал народ в необходимости немедленного очищения нравов[59][60]. Плутарх так описывает его выступление:

«Катон, не обнаруживая ни малейшей уступчивости, но открыто, с ораторской трибуны обличая погрязших в пороке, кричал, что городу потребно великое очищение, и настоятельно убеждал римлян, если они в здравом уме, выбрать врача не самого осторожного, но самого решительного, то есть его самого, а из патрициев — Валерия Флакка. Лишь при его помощи он надеялся не на шутку расправиться с изнеженностью и роскошью, отсекая этим гидрам головы и прижигая раны огнём»[61][коммент. 8].
Римлянки. Фрески из виллы Боскореале, I век до н. э. — I век н. э.

Перед выборами Катон через подставное лицо — трибуна Квинта Невия — обвинил крупнейшего полководца Сципиона Африканского в государственной измене. По версии обвинения, Сципион закончил войну с Антиохом на крайне мягких условиях из-за взятки, переданной полководцу царём, и вследствие освобождения его сына из плена без выкупа[63]. Через атаку на полководца Катон надеялся отвлечь симпатии избирателей от его брата Луция, участвовавшего в выборах.

В конце концов, Катон добился избрания вместе с Луцием Валерием Флакком и немедленно приступил к осуществлению своей программы реформ, направленных на «оздоровление государства». Впрочем, свою цензуру Марк начал сведением старых счётов. Так, Катон исключил семерых сенаторов из списка членов этого органа, в их числе — Луций Квинкций Фламинин, брат известного полководца, и Манилий (или Манлий; по-видимому, сторонник Сципиона Африканского). Поводом для изгнания первого сенатора, по двум незначительно различающимся версиям, стала казнь галла в угоду своей любовнице или любовнику. Основанием для исключения Манилия и вовсе стало нарушение древнего обычая: он якобы поцеловал свою жену в присутствии своей дочери. Кроме того, принцепсом (сенатором, которому первому предоставлялось право высказывать своё мнение по рассматриваемым вопросам) вместо Тита Квинкция Фламинина Катон сделал своего коллегу и союзника Валерия Флакка. Затем цензоры провели смотр сословия всадников и исключили многих из них, включая Луция, брата Сципиона Африканского. Впрочем, существует предположение, что чистка всадников не носила политического характера, а преследовала исключительно военные цели. По мнению Д. Кинаста[de], Катон во время испанского похода 195 года до н. э. столкнулся с относительной слабостью римской кавалерии. Эта кампания, по мнению немецкого исследователя, выявила потребность в зачистке сословия всадников от римлян, которые по разным причинам не могли составить эффективную кавалерию[62][64]. Многие из потерпевших от Катона принадлежали к нобилитету по рождению, и бесцеремонность цензуры стала, как замечает Н. Н. Трухина, «вопиющим нарушением неписаных привилегий знати»[65]. Вскоре цензоры проводили и перепись населения и имущества (ценз), которая также отличилась суровостью. В частности, Катон понижал в имущественном классе многих римлян, чьи имения не обрабатывались должным образом[66].

Наконец, цензор инициировал принятие новых законов, призванных ограничить траты на предметы роскоши и на домашних рабов с помощью резкого увеличения налогов, взимаемых во время каждого ценза. В результате, с одежды, повозок, женских украшений и домашней утвари, которые оценивались в 1500 денариев (в начале II века до н. э. эта сумма равнялась 15 000 ассов) и более, взимался такой же налог, как если бы они стоили в десять раз больше[коммент. 9]. Аналогичный метод взимания налогов применялся для всех рабов, купленных более чем за 1200 денариев, что ударяло прежде всего по владельцам домашней прислуги, но не по владельцам рабов в сельском хозяйстве и промышленности. Из свидетельств античных источников, редко освещавших экономические вопросы, принцип взимания налога неясен: либо налогом в десятикратном размере облагались те хозяйства, где всё имущество оценивалось более чем в 15 тысяч ассов (в этом случае под действие строгого налогообложения попадали не только богатые римляне, но и значительная часть «среднего класса»), либо налогами облагался каждый предмет в отдельности, и его платили только богачи за свои самые дорогие вещи[66][67][68]. Кроме того, цензор, по свидетельству Плутарха, повысил обычный налог на имущество, однако Тит Ливий смешивает этот вид сборов и упомянутый налог на роскошь. В любом случае, принцип взимания налога на имущество также неясен[69].

Цензор приложил много усилий к уменьшению государственных расходов и повышению доходов. Во время цензуры он пересмотрел контракты для откупщиков налогов (публиканов) в сторону увеличения их взносов. Публиканы пожаловались на сокращавшего их прибыль Катона в сенате, но он всё равно заключил контракты на новых условиях, причём всех пожаловавшихся он не допустил к откупам. Государственные подряды на ремонт зданий Порций пересмотрел в сторону уменьшения выплачиваемых сумм, а все незаконно построенные здания на общественных землях (ager publicus) и нелегальные врезки в государственные водопроводы и акведуки приказал разрушить. Цензор вёл и активную строительную деятельность. В частности, на деньги, вырученные от перезаключения откупных контрактов, он заложил базилику на римском форуме (известна как базилика Порция), отремонтировал городскую канализацию и облицовал фонтаны камнем[60].

В 181 году до н. э. Катон поддержал принятие закона Бебия—Корнелия против нарушений во время выборов (lex Baebia—Cornelia de ambitu), который строго регламентировал раздачу подарков и организацию праздничных игр кандидатами в предвыборный период[70].

Деятельность после цензуры

Хотя цензура закрепила известность Катона, из-за борьбы с нобилями он нажил немало врагов. По свидетельству Плиния Старшего, его 44 раза привлекали к суду, но ни разу не смогли осудить[71].

В зрелом возрасте Катон занялся расширением земельных владений, унаследованных от отца, путём покупки новых участков и организации там сельскохозяйственного производства. По мнению В. И. Кузищина, советы по выбору имения в начале трактата «О земледелии» основаны на личном опыте приобретения Катоном новых участков[72]. По-видимому, владения Катона были не единой компактной латифундией, а рядом отдельных поместий и несколькими участками арендованной государственной земли (ager publicus). Площадь последних едва ли превышала традиционное ограничение в 500 югеров (125 гектаров)[73]. Кроме того, Плутарх сообщает о том, что к старости Катон стал заниматься ростовщичеством вопреки запрету на этот вид деятельности для сенаторов (см. раздел «Личность. Взгляды»).

В 171 году до н. э. Катон вошёл в состав специальной комиссии по расследованию нарушений наместников в Испании — Марка Тициния, Публия Фурия Фила, Гая Матиена. Последние двое по итогам расследования и суда были осуждены за должностные преступления, а Марк Тициний — оправдан[74], причём Катон выступал в суде с речами как обвинитель[75]. Хотя его суровые законы против роскоши были фактически отменены ещё при жизни Катона[76], он продолжал клеймить пороки современников. По-прежнему настороженно Катон относился к распространению в Риме греческой культуры (см. разделы «Теория упадка нравов» и «Катон и греческая культура»). Когда в 155 году до н. э. в Рим из Афин прибыло посольство во главе с философом Карнеадом, Катон требовал скорейшей отправки их на родину: якобы послы развращали римскую молодёжь греческой философией[77][78].

В конце 150-х годов (по разным версиям, в 153[79] либо в 152 году до н. э.[80]) Катон отправился в Карфаген в составе посольства для арбитражного разрешения спора между Карфагеном и Нумидией о спорной территории[79]. Включение в состав посольства столь заслуженного сенатора свидетельствовало о важности миссии[80]. Приграничный спор не был улажен (карфагеняне отказались принять посредничество римлян), но послы воочию убедились, что новая, независимая внешняя политика Карфагена, имела серьёзный фундамент в виде восстановленной экономической мощи вражеской столицы. После возвращения в Рим Катон принялся активно лоббировать скорейшее начало войны с Карфагеном до полного разрушения этого города[81]. Самым известным эпизодом этой кампании стала знаменитая фраза «Ceterum censeo Carthaginem esse delendam»[коммент. 10]Кроме того, я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен»), которую он повторял, высказываясь в сенате по любому вопросу. Главным оппонентом Марка по этому вопросу в сенате стал Сципион Назика Коркул, родственник и зять Сципиона Африканского[82].

В 150 году до н. э. Катон упоминается как авгур, но он наверняка вступил в эту жреческую коллегию раньше[83]. Умер Катон в 149 году до н. э., вскоре после начала Третьей Пунической войны[8][84].

Литературная деятельность

Обзор творчества

Вернувшись с фронтов Второй Пунической войны и занявшись политической деятельностью, Катон начал сочинять речи для публичных выступлений и одним из первых в Риме стал их публиковать[85]. Цицерон знал о 150 речах Катона, но до наших дней сохранились небольшие фрагменты примерно 80 из них. В античную эпоху знали также и письма Марка[86].

После рождения первого сына Марк лично обучал его грамоте и для педагогических нужд составил историческое сочинение, написав его «крупными буквами»[85]. Впоследствии Катон познакомился со многими греческими сочинениями на разные темы и под их влиянием создал несколько серьёзных произведений. Всего их известно около восьми[86]:

  • «Земледелие» (в оригинале — «О сельском хозяйстве», или De agri cultura; реже De re rustica) — сборник советов по управлению сельскохозяйственным имением. Труд сохранился до наших дней, и это самое раннее из известных в настоящее время прозаических произведений на латинском языке;
  • «Нача́ла» (Origines) — история Рима и Италии, первое прозаическое сочинение этого жанра на латинском языке. Сохранились фрагменты;
  • Сочинение энциклопедического характера для сына. Точное название неизвестно, условно обозначается как «К сыну» (Ad filium) или «К сыну Марку» (Ad Marcum filium);
  • «Поэма о нравах» (Carmen de moribus) — по-видимому, прозаический труд;
  • Лечебник;
  • «О военном деле» (De re militari);
  • Сочинение по праву (его существование подвергается сомнению);
  • Сборник изречений.

«Земледелие» («О сельском хозяйстве»)

«О сельском хозяйстве» (De agri cultura; в переводах на русский язык обычно «Земледелие») — список из 162 советов и рекомендаций по управлению хозяйственной жизнью сельского имения. Сочинение, сохранившееся целиком, крайне неоднородно по структуре. После тщательно отделанного введения и 60 первых советов следуют 102 почти не связанные друг с другом рекомендации на совершенно разные темы — от рецептов пирогов до народных рекомендаций по вправлению вывихов. Существует три основных версии, объясняющие хаотичный порядок второй половины работы: либо до наших дней дошёл испорченный поздними вставками и редакциями текст, либо дошедшее сочинение — не оригинальный трактат, а отдельный сборник замечаний Катона[коммент. 11], либо сочинение — «записная книжка» Марка, которая первоначально вообще не предназначалась для публикации[87][88].

По мнению М. Альбрехта, первая часть сочинения явно заимствует форму греческого учебника. Хотя Катон во введении говорит прежде всего о моральных преимуществах труда фермера, многие практические рекомендации нацелены на увеличение доходов и минимизацию расходов[89]. Катон нередко повторяет советы разными словами дважды, а одну из рекомендаций — четырежды. При этом большинство из повторяемых советов относятся к разряду важных[90]. Целевой аудиторией римского автора являются не городские жители, изредка посещающие свои имения, а сельские хозяева. Именно поэтому, по мнению М. Е. Сергеенко, в сочинении не излагаются базовые принципы сельского хозяйства: фермеры, в отличие от горожан, не нуждаются в пояснениях о технике пахоты или методе сушки фиг (инжира). Именно фермеров интересовали отдельные советы Марка по повышению доходности своих имений по сравнению с традиционными методами хозяйствования[91]. Цензор составил и известную «шкалу доходности» разных видов сельского хозяйства[цитата 3], из которой часто делались далеко идущие выводы о низкой рентабельности производства зерна[92]. Впрочем, некоторые исследователи считают эту шкалу понятой не совсем верно и выдвигают на первое место в списке самых прибыльных занятий маслиноводство. Порядок перечисления же Катона М. Е. Сергеенко считает обусловленным случайностью[93]. По мнению же В. М. Смирина, в списке Катона перечислены вовсе не прибыльные отрасли хозяйства в порядке их доходности, а лишь те, которые позволяют перевести хозяйство на самоокупаемость[94].

«Начала»

В сочинении «Нача́ла» (Origines) в семи книгах Катон изложил историю Рима от основания города до середины II века до н. э. Этот труд был написан Марком уже в зрелом возрасте. По одной из версий, сочинение заканчивалось описанием событий 156 года до н. э.[95], а по другой версии, изложение было доведено до 149 года до н. э.[96] Соответственно, нет единого мнения о времени его составления и публикации.

Цензор стал новатором в римской историографии. Во-первых, он стал первым из известных авторов, решившим излагать события на латинском языке и прозой: его предшественники (как, впрочем, и современники) писали либо по-гречески, либо в стихотворной форме[коммент. 12]. В прозе на латинском языке римские понтифики составляли «Великие анналы» (официальную летопись Римской республики), но Катон порвал с традициями сухого и формального жреческого летописания[95]. Значительная часть сочинения представляла не летопись, а систематическое исследование[98]. Во-вторых, «Начала» находятся под сильным жанровым влиянием высокоразвитой греческой историографии. В частности, Катон позаимствовал описание истории городов и регионов, достопримечательностей ландшафта, этимологии этнонимов и топонимов[96].

В «Началах» Катон перенёс свои политические взгляды на историю. В результате, в работе порицались изнеженные нравы современников, а от неизбежного засилья имён аристократов (среди них — немало противников Марка и их предков) на страницах своей истории Катон избавился радикально: он не называл имён должностных лиц и полководцев. В то же время, большое внимание уделялось союзникам Рима в Италии. Эти особенности позволяют современным исследователям говорить о понимании Катоном народа в качестве творца истории[96][99][100].

«Начала» дошли до наших дней лишь в небольших отрывках, но и они обычно сохранились в виде пересказа[95].

Стиль

Все свои сочинения Катон писал по-латински, хотя языком культуры и науки в Средиземноморье (и даже в южной Италии) был греческий. Впрочем, после Второй Пунической войны Римская республика больше не нуждалась в сочинениях, убеждавших иностранцев в древности латинского племени и в богатой истории Рима на их языке. Вместо этого появился спрос на сочинения для внутреннего использования, которые, в частности, должны были выразить новое самосознание региональной империи[100].

Стиль сочинений Катона заметно отличается от латыни золотого века и более поздних сочинений. Марк пользовался разной лексикой и стилем в зависимости от жанра (публичное выступление, история, советы по сельскому хозяйству). Речи Катона характеризовались лёгкостью, изяществом, использованием различных выразительных средств, пестрили меткими высказываниями. В то же время, у молодой римской риторики ещё не было большого выбора ораторских приёмов, и способы украшения речи Катона весьма однообразны. Тем не менее, в античную эпоху, когда тексты его выступлений были известны целиком, Цензора считали предшественником Марка Туллия Цицерона в ораторском искусстве[цитата 4][101].

Стиль «Origines», судя по сохранившимся фрагментам, весьма отрывистый, и его сравнивают с греческими логографами — предшественниками «отца истории» Геродота[102]. Впрочем, в исторической прозе Цензора встречаются отдельные поэтические элементы[103]. Сочинение характеризуется обилием устаревших слов (архаизмов), которые чаще используются с торжественными целями. Катон порой использует архаическую практику удвоения гласных, применяет несколько синонимов подряд, вводит в повествование формулы из религиозного и юридического обихода. Отдельные высказывания носят «простонародный» характер, не единичными были игры слов и афористические высказывания[104].

Язык «De agri cultura» наименее однороден. Введение к сочинению тщательно отделано, а отдельные советы написаны сухим и ясным языком. Предложения обычно краткие, а глаголы, как правило, используются в повелительном наклонении будущего времени, как в римских законах: «положи себе за правило следующее…» (sic in animo habeto), «жертву, чтобы волы были здоровы, приноси так…» (votum pro bubus, uti valeant, sic facito)[коммент. 13]. Катон нередко применяет греческую специальную терминологию в садоводстве или кулинарии. Предложения обычно краткие. «Вот обязанности вилика. Завести хороший порядок. Соблюдать праздники. Чужого в руки не брать, своё охранять тщательно» (Haec erunt vilici officia. Disciplina bona utatur. Feriae serventur. Alieno manum abstineat, sua servet diligenter)[коммент. 14]. Впрочем, есть и последовательности из нескольких непривычно длинных для слуха фраз (в античную эпоху книги предназначались прежде всего для прочтения вслух), за которыми следует одно или несколько кратких предложений. С помощью этого чередования Цензор старается впечатлить читателей и слушателей и в других своих произведениях[101][104].

Семья

Катон был женат дважды. Первой его женой в 194—193 годах до н. э. стала Лициния из знатного рода, которая родила сына Марка Порция Катона, прозванного впоследствии «Лицинианом»[49][105][106]. Плутарх упоминает, что Марк сам воспитывал первого сына, отказавшись от услуг раба-учителя[105]. Старший сын, зарекомендовавший себя как талантливый юрист, умер около 152 года до н. э., избравшись на должность претора, но не успев вступить в должность[105].

Около 155 года до н. э. Лициния умерла, и вскоре пожилой Катон женился на 15-летней Салонии, дочери своего клиента, работавшего у него писцом[107][108]. Вскоре, несмотря на разницу в возрасте, у них родился ребёнок. Плиний Старший упоминает 80-летнего Катона в качестве одного из примеров самых пожилых мужчин, у которых родились дети[106]. Второго сына, как и первого, также назвали Марком, но для различения со сводным братом и отцом он получил прозвище «Салониан». Внуком Салониана был Марк Порций Катон («Младший» или «Утический»), один из самых известных римских политиков середины I века до н. э.

Личность. Взгляды

Анонимная эпиграмма на Катона

И мёртвого Катона
власами рыжего и серого глазами,
который всех колол обидными словами,
Не хочет в ад принять царица Персефона[коммент. 15].

Плутарх записал греческий перевод латинской эпиграммы[2], из которой следует, что у Катона были рыжие или рыжеватые волосы, а глаза — серые либо голубые (греческое слово γλαυκόμματος описывает все светлые оттенки цвета радужной оболочки).

Катон не только отстаивал традиции древних (mos maiorum) в сенате и в публичных выступлениях на форуме, но и старался придерживаться их в личной жизни. Впрочем, его моральный облик не был безупречен. Так, он весьма вольно трактовал патриархальные нравы относительно брака: по словам Катона, изменившую жену можно убить без суда, но муж имеет полное право изменять жене, поскольку это не запрещено[109]. Современники также порицали его из-за второго брака (см. раздел «Семья»), когда 80-летний Катон женился на 15-летней Салонии, дочери своего клиента[107][110]. Наконец, Катон был известен своей скупостью: хотя со временем Марк разбогател, он тем не менее сам торговался на рынке[111], его дом не был оштукатурен, а среди утвари не было ни единой вазы[112]. В старости Катон нередко пускался на запретное для сенаторов ростовщичество, искусно обходя формальные запреты и ограничения[цитата 5]. Кроме того, Катон не гнушался давать сомнительные показания в суде против своих политических противников[85].

Достаточно двойственным было отношение Цензора к римской религии. В «Земледелии» он давал советы по произнесению молитв богам и в целом следовал традиционным земледельческим культам. Однако он также требовал от управляющего имением не советоваться с различными гадателями[113] (при этом сам Цензор был членом жреческой коллегии авгуров — гадателей по поведению животных и по небесным явлениям[83]).

Продажа Марком пожилых и больных рабов как ненужных и бесполезных не находила понимания у античных авторов. «Нельзя обращаться с живыми существами так же, как с сандалиями или горшками, которые выбрасывают, когда они от долгой службы прохудятся и придут в негодность», заметил по этому случаю Плутарх[114]. В «De agri cultura» Катон даёт множество советов по эксплуатации рабов, которые характеризуются как жестокие и искусные[115]. Марк старался раздувать и поддерживать распри между своими рабами, чтобы они не объединялись против своего хозяина. Он также удерживал всех слуг в своём доме, не разрешая им выходить без дела, а также требовал от них либо работать, либо спать[116]. В то же время, известно, что Лициния кормила грудью не только сына Цензора, но и детей рабов[105].

Катон и греческая культура

Существует множество мнений, зачастую противоположных, об отношении Катона к грекам и их культуре. В историографии оценки варьируются от ненависти и презрения Катона к эллинам[117] до интерпретации катоновой критики как неизбежного продукта близкого знакомства двух цивилизаций: по мнению А. Эстина, Катон избирательно рассматривал греческое культурное наследие, адаптируя одни достижения эллинской культуры к римским нуждам и отрицая ценность других[118].

Несмотря на неприятие ряда достижений греческой культуры, Катон не испытывал вражды к самим грекам. Кроме того, он иногда отстаивал интересы эллинских городов, если это было выгодно Риму: например, в 167 году до н. э. он произнёс в сенате речь в поддержку Родоса[119]. Уже в зрелом возрасте он выучил греческий язык (по-видимому, его учителем был Энний[120]), хотя при общении с посольствами эллинских городов предпочитал говорить через переводчика. Цензор читал греческую литературу, и она оказала серьёзное влияние на его поздние произведения: в «Началах» помимо заимствования жанров эллинистической историографии (см. раздел «Начала») выводил этимологию римских и италийских этнонимов и топонимов через греческий язык[96][121].

С неприязнью Катон относился к достижениям греческой медицины: по его мнению, врачи-греки давали клятву вредить всем не-грекам и даже убивать их вместо лечения[122]. В трактате «О земледелии» Катон записал несколько рецептов из римской народной медицины. Это были лекарства для людей и животных, магические заговоры и рекомендации по исполнению жертвоприношений для скорейшего выздоровления. Известно и об организации Катоном своеобразной домашней «больницы» для людей и скота, где его рекомендации претворялись в жизнь. При этом грек Плутарх язвительно замечает, что первая жена и старший сын Катона, на которых он применял свои рецепты, умерли раньше него[123][124].

Теория упадка нравов

Воры, укравшие у частных людей, проводят жизнь в цепях и кандалах, а воры, обворовавшие государство — в золоте и пурпуре.
Катон[125]

С самого начала своей политической карьеры Катон в своих выступлениях затрагивал тему распространения «гнусных новшеств» (nova flagitia), из-за которых в опасности оказались обычаи предков (mos maiorum — обычай предков; иногда mores maiorum, во множественном числе). В иерархии этих недостатков Катон на первом месте ставил страсть к роскоши, за ней следовали корыстолюбие, тщеславие, бесстыдство, распутство, грубость, высокомерие и жестокость. В основе всех пороков, по Катону, находились индивидуализм и стремление отстаивать личные интересы, а в основе же обычаев предков лежало «благо государства»[126]. Катон связывал распространение этих пороков с чужеземным влиянием[127], и его главной целью во время цензуры 184 года до н. э. стало подавление[128]. Хотя теория упадка нравов возникла задолго до Катона, именно он считается первым, кто последовательно использовал её в политике[127].

Целью нападок Катона чаще всего становились нобили, особенно сторонники и родственники Сципиона Африканского, среди которых было много эллинофилов[84]. Марк усматривал в их стиле командования войсками злоупотребление полномочиями и недостаточное внимание к дисциплине солдат[129].

Память о Катоне

Античная эпоха

Суровые законы Катона против роскоши были фактически отменены ещё при его жизни[76], но в I веке до н. э. теория «упадка нравов» вновь стала актуальной[126] (среди главных адептов этой идеи — историк Гай Саллюстий Крисп[130]). К принятию законов против роскоши, невзирая на их неэффективность, впоследствии возвращались многие политики, в том числе Луций Корнелий Сулла, Гней Помпей Великий, Гай Юлий Цезарь, Октавиан Август[131].

Для потомков Катон был известен прежде всего как яркая личность, борец против роскоши и пороков, воплощение староримских добродетелей, а его сочинениям была уготована более сложная судьба (об их влиянии см. ниже раздел «Влияние на римскую литературу»)[132]. Кроме того, Катона часто связывали с окончательным разрушением Карфагена[133]. В эпоху гражданских войн в I веке до н. э. римляне начали воспринимать время после Второй Пунической войны как «золотой век» Римской республики, а Катона — как образцового политика[134]. Для Цицерона имя Катона было синонимом старых, почти забытых нравов предков (mos maiorum): он упоминал его в своих речах едва ли не каждый раз при упоминании о светлом прошлом. Он посвятил ему диалог «Катон, или о старости» (De senectute), но его образ в этом сочинении не совсем историчный: как полагает М. Е. Грабарь-Пассек, в изображении Цицерона Катон — «умудрённый жизнью старец, <…> восхваляющий жизнь на лоне природы и прелести старости», что не соответствует другим сведениям других источников, рисующих чрезвычайно деятельного человека, считавшего старость «безобразной». Высоко ценил личность Катона историк Тит Ливий[132]. В начале II века н. э. в моду вошла архаизированная латынь, благодаря чему внимание к личности Цензора и к его сочинениям резко возросло. Творчество и личность древнего автора почитали, в числе прочих, императоры Адриан и Марк Аврелий, а также наставник последнего, известный ритор Фронтон. Последний однажды предложил установить в каждом городе памятник Цензору[135].

В античную эпоху были созданы две биографии Катона — авторства Корнелия Непота и Плутарха. Сочинение Непота не сохранилось, вместо него дошла краткая биографическая справка в составе его же сборника. Сочинение Плутарха дошло до наших дней целиком[86]. Другие важные источники о жизни Катона — сочинения самого Марка (прежде всего, фрагменты речей, сохранённые другими авторами), а также работы Полибия, Тита Ливия и Марка Туллия Цицерона[136].

Влияние на римскую литературу

Речи Катона, записанные и опубликованные им самим, сохранялись в течение античной эпохи, но поклонник Цензора Цицерон жаловался, что их знают недостаточно. Влияние «Origines» в первые годы после публикации было невелико: римские авторы ориентировались не на весьма специфическую работу Цензора, а на «Анналы» Фабия Пиктора. Впрочем, быстро распространилось использование латинского языка для написания сочинений. В середине I века до н. э. «Начала» ценились невысоко, хотя это сочинение оказало заметное влияние на крупного историка Гая Саллюстия Криспа. Впрочем, это влияние обычно низводят лишь до интереса Саллюстия к архаичному стилю[135][137][138]. В дальнейшем интерес к Цензору возрос, и его «Начала» знали Дионисий Галикарнасский, Овидий, Веррий Флакк, Веллей Патеркул, Плиний Старший, комментатор Вергилия Сервий, Макробий и Авл Геллий (благодаря последнему автору сохранилось немало фрагментов сочинения)[135]. Некоторые из них читали и речи Марка.

Трактат «De agri cultura», предлагавший лишь отдельные советы по повышению доходности и ориентировавшийся на хозяйство средних размеров, очень скоро перестал удовлетворять запросы римских фермеров, расширявших хозяйства и повышавших их прибыльность. Уже в 140-е годы до н. э. на латинский язык перевели фундаментальное сочинение карфагенянина Магона в 28 книгах, которое в дальнейшем стало настольной книгой римских агрономов[139]. Тем не менее, знали и цитировали сочинение Катона учёные-энциклопедисты Марк Теренций Варрон и Плиний Старший, писавшие в том числе и о сельском хозяйстве.

Поскольку в I веке н. э. многие слова из сочинений Катона были уже не совсем ясны, Веррий Флакк собрал и разъяснил их значения в отдельной работе «О тёмных выражениях Катона» (De obscuris Catonis). Это сочинение не сохранилось, но его привлекал Фест для составления своего словаря[135]. Кроме того, многие грамматики использовали его сочинения как источник архаичных слов и выражений. Во II веке н. э. известный антиквар Авл Геллий уже не замечал разницы между значениями слов properare (поспешать, с негативным оттенком) и festinare (торопиться, с позитивным оттенком), о которой говорил Катон[101].

Катон в историографии

Начиная с XIX века о Катоне было написано несколько монографий и множество статей. Специального рассмотрения удостоилась и его литературная деятельность, издавались также критические тексты его сочинений, их переводы на современные языки и компиляции фрагментов речей (см. ниже раздел «Издания и переводы»).

В исторической науке нет единого мнения о политической ориентации Катона: его деятельность нередко оценивается как демократическая (Х. Скаллард и другие), хотя некоторые авторы (в частности, Д. Кинаст) вовсе отрицают существование единой линии во внутренней политике, сводя основные противоречия между сторонниками Сципиона и Катона к противостоянию эллинофильской и эллинофобской ориентаций в культуре и внешней политике. А. Эстин считает сильно преувеличенными свидетельства античных авторов о вражде Катона с римской аристократией; по мнению историка, цель Марка была противоположной — интегрироваться в ряды нобилей[84]. Т. Моммзен считает Катона руководителем «партии реформ», которого поддерживало италийское крестьянство[140].

К середине XX века и в историографии, и в научно-популярной литературе сложилось неточное мнение о Катоне как о носителе ретроградных идей, последовательном греконенавистнике и империалисте[141]. В 1944 году Энцо Марморале (итал. Enzo Marmorale) опубликовал работу «Катон Младший», переиздав её уже через пять лет[142]. В том же 1949 году в Италии появилась и вторая монография о Катоне авторства Франческо делла Корте[it][143]. Оба этих сочинения рецензенты сочли благожелательно настроенными к объекту исследования, а взгляды авторов на Цензора, по мнению рецензентов, отличались от не всегда соответствовавших действительности сложившихся воззрений[141]. Хотя оба автора сходятся в том, что отношение Цензора к грекам было далеко от пренебрежительного, а также высоко оценивают ораторские способности Марка и его привязанность к земле, они не соглашаются в оценке «Начал». Марморале считает это сочинение тривиальным и полным анекдотичных историй, а Корте отмечает его заметный вклад в развитие римской историографии. Последний исследователь также считает, что «Начала» писались в два этапа. Около 170-х годов до н. э., по мнению итальянского учёного, Катон написал первые три книги сочинения под сильным влиянием Ксенофонта и Геродота, а ближе к концу жизни он, ориентируясь уже на Полибия, дополнил свой труд описанием более поздних событий[141]. В рецензиях отмечается явно искусственный и обусловленный текущей политической обстановкой характер изображения Катона в работе Марморале как «антифашиста» и «борца за свободу», а Сципиона, соответственно, как империалиста и идейного предшественника Цезаря[141][144][145]. По мнению рецензента Дж. Суона, обе работы страдают недостаточным раскрытием исторического контекста, в рамках которого жил и действовал Катон[141].

В 1954 году Дитмар Кинаст[de] выпустил монографию «Катон Цензор: его личность и его время» (нем. Cato der Zensor: Seine Persönlichkeit und seine Zeit; в 1979 году переиздана). Немецкий автор уделил много внимания рассмотрению отношения Катона к греческой культуре, доказывая, что Катон был не против новых влияний как таковых, а лишь выступал против слепого подражания всему греческому. Он также рассматривает вопрос о возможном знакомстве с Полибием и его трудами, но воздерживается от далеко идущих выводов по этому поводу. Наконец, немецкий исследователь видит в Катоне специалиста по международным отношениям в Средиземноморском регионе (отсюда — много речей и активная позиция по внешнеполитическим вопросам). Это позволило автору предположить, что в свете хорошего знания международной обстановки настойчивое требование уничтожения Карфагена было следствием холодного расчёта. В целом, рецензенты высоко оценили сочинение Кинаста, подчёркивающее противоречивый характер жизни и деятельности Катона, хотя и отметили недостаточное раскрытие некоторых вопросов[146][147]; впрочем, в 70-е годы уже отмечалась недостаточная глубина работы Кинаста[148].

В 1978 году Алан Эстин (другой вариант транскрипции фамилии — Астин; англ. Alan Astin) опубликовал биографию Катона Цензора. Автор много внимания — почти половину 371-страничной книги — уделил изучению ораторской карьеры Катона и его литературной деятельности. Британский учёный, в частности, считает преувеличенной вражду Катона со Сципионом и отрицает враждебное отношение Марка к греческой культуре. Автор также избегает излишнего применения просопографического подхода, популярного в середине XX века, для анализа политических событий. Рецензенты очень высоко оценили эту работу, хотя отмечались неоднократные повторения одних и тех же тезисов, не совсем логичная структура работы и чрезмерная осторожность выводов[148][149][150][151][152].

В русскоязычной литературе, за исключением очерка Зедергольма середины XIX века, нет обобщённой биографии Катона, однако ряд работ освещают значительную часть его жизни и деятельности. В монографии «Политика и политики „золотого века“ Римской республики (II в. до н. э.)» Н. Н. Трухиной содержится краткая биография Катона и рассмотрение вопроса о его политической ориентации. Рецензенты О. В. Сидорович и А. Л. Смышляев высоко оценили эту работу в целом и освещение биографии Катона в частности, но при этом указали на чрезмерную идеализацию Цензора. По их мнению, негативные штрихи к образу Катона в книге частично переданы в выгодном для него свете, а некоторые его недостатки вообще не упоминаются[153]. В 2004 году В. А. Квашнин издал на основе своей кандидатской диссертации монографию «Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего», в которой детально рассмотрена политическая карьера Цензора, но не затрагивается его литературная деятельность. Кроме того, к рассмотрению личности Катона обращается Т. А. Бобровникова в научно-популярной биографии Сципиона Африканского.

Издания и переводы

  • [www.thelatinlibrary.com/cato.html Латинские тексты: «О земледелии» и фрагменты речей]
  • Фрагменты речей Марка Порция Катона. / Пер. Н. Н. Трухиной. // Трухина Н. Н. Политика и политики «Золотого века» Римской республики (II в. до н. э.). Отв. ред. И. Л. Маяк. М.: Издательство МГУ. 1986. 184 стр. С. 172—182.

«Земледелие»:

  • Марк Порций Катон. Земледелие. / Пер. и комм. М. Е. Сергеенко при участии С. И. Протасовой. (Серия «Литературные памятники»). Отв. ред. И. И. Толстой. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1950. 220 стр. 4000 экз.
    • переиздания: М.: Ладомир, 1998; СПб.: Наука, 2008.
  • Трактат «О земледелии» издан в серии «Loeb classical library» под № 283.
  • В серии «Collection Budé»: Caton. De l’agriculture. Texte établi, commenté et traduit par R. Goujard. 2e tirage 2002. LVI, 364 p.

«Начала»:

  • Peter H. [www.archive.org/details/historicorumroma01peteuoft Historicorum Romanorum reliquiae]. Vol. I. Leipzig, 1906. P. 55-97.
  • В серии «Collection Budé»: Caton. Les Origines. Fragments. Texte établi, traduit et commenté par M. Chassignet. 2e tirage 2002. LXVII, 179 p. ISBN 978-2-251-01332-9

Напишите отзыв о статье "Марк Порций Катон Старший"

Комментарии и цитаты

Комментарии
  1. Catus — смышлёный, хитрый.
  2. Впрочем, последнее предположение появилось лишь из-за недостатка достоверных сведений о происхождении Катона[8].
  3. Т. А. Бобровникова считает Катона простым крестьянином по происхождению[9], Т. Моммзен — обычным пахарем[10], М. Е. Сергеенко видит в Порциях Катонах неизвестную плебейскую семью[11], М. И. Бурский характеризует это семейство как бедное[12]. М. Е. Грабарь-Пассек считает предков Катона некрупными землевладельцами-помещиками[6], В. И. Кузищин отмечает, что для обозначения владений отца Марка Плутарх использует другой термин, нежели для именования обычных крестьянских участков, и считает Порциев зажиточным муниципальным семейством[13]. Н. Н. Трухина и В. А. Квашнин считают, что Марк происходил из сословия всадников, то есть самых богатых граждан[1]. А. Эстин видит в источниках подтверждение относительного богатства семейства, но указывает, что Порции вовсе не обязательно были всадниками[14], а также характеризует отношение «De agri cultura» к сельскому хозяйству как далёкое от крестьянского[15]. В. А. Квашнин замечает, что в античных источниках есть лишь одно упоминание о бедности Катона, но и оно противоречит другим свидетельствам. В историографии версия о бедности Катона широко распространилась даже в сугубо научных изданиях[16].
  4. По другой версии, известной лишь благодаря Цицерону, Катон служил в войске Фабия[20].
  5. М. Альбрехт считает невозможным установление точного времени этого знакомства[22].
  6. Впрочем, один из поздних источников упоминает о «покорении» Сардинии Катоном, но ни Ливий, ни Плутарх не подтверждают это свидетельство[36].
  7. Неясно, от кого исходила инициатива возвращения Марка в столицу. По одной версии, Глабрион отправил Катона в Рим сообщить известие о победе. Т. А. Бобровникова же полагает, что Марк отправился в Рим без распоряжения полководца, который ранее предоставил честь сообщить новость о победе в битве другому трибуну[52].
  8. Программная речь, сохранённая Ливием и приписываемая Катону, по-видимому, не является ни подлинной, ни основанной на реальном предвыборном выступлении Марка. Свидетельства Плутарха для реконструкции программы реформ используются чаще[62].
  9. По данным Тита Ливия, налог составлял «три асса на тысячу», или 0,3%. Соответственно, для предметов роскоши и рабов, стоивших больше установленной суммы, налог фактически составлял 3%[66][67].
  10. Существует несколько вариантов реконструкции высказывания.
  11. Впрочем, ещё в конце XIX века было доказано, что Варрон и Плиний Старший читали то же сочинение, которое дошло до наших дней: все их цитаты из труда Цензора обнаруживаются в сохранившемся тексте[87].
  12. Гней Невий и Квинт Энний писали исторические сочинения латинскими стихами (сатурнийским и гекзаметром), Фабий Пиктор и Постумий Альбин писали по-гречески прозой[97].
  13. Прямого аналога этой формы в русском языке не существует, и обычно оборот переводится как «ты/он должен [сделать]». Следовательно, грамматически точнее переводить примеры как «ты должен положить себе за правило следующее», «жертву, чтобы волы были здоровы, ты должен приносить так». При этом формы повелительного наклонения будущего времени 2-го и 3-го лица единственного числа в латинском языке совпадают. М. Е. Грабарь-Пассек считает, что глаголы следует понимать как третье лицо единственного числа[101] («пусть [хозяин] положит себе за правило следующее», «жертву, чтобы волы были здоровы, пусть [хозяин] приносит так»). М. Е. Сергеенко перевела эти обороты на русский язык во втором лице.
  14. De Agr., 5. В переводе М. Е. Сергеенко: «Вот обязанности вилика. Он должен завести хороший порядок, соблюдать праздники; чужого в руки не брать; своё охранять тщательно».
  15. (Plut. Cat. Mai. 1) Плутарх. Катон Старший, 1. Цитируется перевод С. Ю. Дестуниса (Плутарх. — М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007. — С. 427). В приближенном к оригиналу переводе С. П. Маркиша эпиграмма передана следующим образом: Порций был злым, синеглазым и рыжим; ему Персефоной // Даже по смерти его доступ в Аид запрещён.
Цитаты
  1. (App. Syr. 18) Аппиан. Сирийские войны, 18: «Двум военным трибунам, Марку Катону и Луцию Валерию, он [Глабрион] велел ночью, взяв сколько каждый хочет отборных воинов, обойти горы и постараться согнать с вершин этолийцев. Луций был отбит от Тейхиунта, так как тут этолийцы держались хорошо; Катон же, обойдя Каллидром, застал врагов ещё спавшими, напав на них в конце ночной стражи».
  2. (Cic. Verr. 2.5, LXX (180)) Цицерон. Речь против Верреса «О казнях», 2.5, LXX (180): «…сознавая, что не происхождение, а доблесть его может расположить к нему римский народ, желая, вместе с тем, чтобы его род приобрёл имя, начиная с него, и чтобы это имя стало широко известным, он вступил во вражду с влиятельнейшими людьми и в величайших трудах прожил до глубокой старости с необычайной славой».
  3. (Cat. De Agr. 1) Катон. О земледелии, 1: «Во-первых, [имение должно быть] с виноградником, если вино хорошее и если вина много; во-вторых, с поливным огородом; в-третьих, с ивняком; в-четвёртых, с масличным садом; в-пятых, с лугом; в-шестых, с хлебной нивой; в-седьмых, с лесом, где можно резать листья на корм скоту; в-восьмых, с виноградником, где лозы вьются по деревьям; в-девятых, лес с деревьями, дающий желуди».
  4. (Gell. Noct. Att. X, 3, 6) Авл Геллий. Аттические ночи, X, 3, 6: «Я полагаю, что Катон, очевидно, не был удовлетворён красноречием своего времени и уже тогда хотел сделать то, что впоследствии сделал Цицерон».
  5. (Plut. Cat. Mai. 21) Плутарх. Катон Старший, 21: «Он основывал сообщество и приглашал получивших ссуду вступить в него. Когда их набиралось пятьдесят человек и столько же судов, Катон через посредство вольноотпущенника Квинктиона (который вёл все дела совместно с должниками и вместе с ними пускался в плавание), брал себе одну долю из пятидесяти. Так, рискуя лишь незначительною частью целого, он получал огромные барыши. Он ссужал в долг и собственным рабам; те покупали мальчиков, а потом, через год, как следует выучив и вымуштровав их на средства Катона, продавали. Многих оставлял себе Катон — за ту цену, которую мог бы дать самый щедрый покупатель. Стараясь и сыну внушить интерес к подобным занятиям, он говорил, что не мужчине, но лишь слабой вдове приличествует уменьшать своё состояние».

Примечания

  1. 1 2 3 Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 6.
  2. 1 2 3 4 5 6 (Plut. Cat. Mai. 1) Плутарх. Катон Старший, 1.
  3. (Plin. N. H. VII, 31) Плиний Старший. Естественная история, VII, 31.
  4. Инар Ф. Сулла. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. — С. 17-18.
  5. Грабарь-Пассек М. Е. Катон / История римской литературы. — Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — Т. 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 135.
  6. 1 2 3 Грабарь-Пассек М. Е. Катон / История римской литературы. — Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — Т. 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 136.
  7. Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 18.
  8. 1 2 Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 1.
  9. Бобровникова Т. А. Сципион Африканский: Картины жизни Рима эпохи Пунических войн. — 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2009. — С. 280.
  10. Моммзен Т. История Рима: пер. С. И. Ковалёва и Н. А. Машкина. — Т. 1. Кн. 3. — СПб.: Наука; Ювента, 1997. — С. 636.
  11. Сергеенко М. Е. Катон и его «Земледелие» / Марк Порций Катон. Земледелие / пер. и комм. М. Е. Сергеенко, С. И. Протасова. СПб.: Наука, 2008. — С. 87.
  12. Катон, Варрон, Колумелла, Плиний о сельском хозяйстве. Под ред. М. И. Бурского. — М.—Л.: ОГИЗ — Сельхозгиз. — С. 11.
  13. Кузищин В. И. Земельные владения Марка Порция Катона Старшего (Структура крупного землевладения в Италии во II в. до н.э. до реформ Гракхов) // Вестник древней истории. — 1975. — № 4. — C. 41—42.
  14. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 3.
  15. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 66.
  16. Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 6-7.
  17. Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 19.
  18. Broughton T. R. S. [babel.hathitrust.org/cgi/pt?id=mdp.39015009351001;view=1up;seq=287 The Magistrates of the Roman Republic]. — Vol. I. — New York: American Philological Association, 1951. — P. 261.
  19. Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 21.
  20. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 6-7.
  21. (Plut. Cat. Mai. 2) Плутарх. Катон Старший, 2.
  22. Альбрехт М. История римской литературы. Т. 1. — М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2003. — С. 435.
  23. 1 2 Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 24.
  24. Broughton T. R. S. The Magistrates of the Roman Republic. — Vol. I. — New York: American Philological Association, 1951. — P. 296—297.
  25. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 7.
  26. (Val. Max. VIII, 2, 1) Валерий Максим. Достопамятные деяния и изречения, VIII, 2, 1.
  27. 1 2 3 Трухина Н. Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики. — М.: МГУ, 1986. — С. 99.
  28. 1 2 (Nep. Cat. 1) Корнелий Непот. Катон, 1.
  29. Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 19-21.
  30. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 6.
  31. Broughton T. R. S. [babel.hathitrust.org/cgi/pt?id=mdp.39015009351001;view=1up;seq=333 The Magistrates of the Roman Republic]. — Vol. I. — New York: American Philological Association, 1951. — P. 307.
  32. (Plut. Cat. Mai. 3) Плутарх. Катон Старший, 3.
  33. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 14.
  34. Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 25-29.
  35. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 18-19.
  36. 1 2 Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 28.
  37. (Plut. Cat. Mai. 6) Плутарх. Катон Старший, 6.
  38. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 25.
  39. Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 42-43.
  40. 1 2 Альбрехт М. История римской литературы. Т. 1. — М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2003. — С. 436.
  41. Broughton T. R. S. [babel.hathitrust.org/cgi/pt?id=mdp.39015009351001;view=1up;seq=365 The Magistrates of the Roman Republic]. — Vol. I. — New York: American Philological Association, 1951. — P. 339.
  42. 1 2 Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 49-50.
  43. Бобровникова Т. А. Сципион Африканский: Картины жизни Рима эпохи Пунических войн. — 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2009. — С. 318.
  44. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 51.
  45. (Plut. Cat. Mai. 10) Плутарх. Катон Старший, 10.
  46. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 53.
  47. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 47.
  48. Broughton T. R. S. [babel.hathitrust.org/cgi/pt?id=mdp.39015009351001;view=1up;seq=370 The Magistrates of the Roman Republic]. — Vol. I. — New York: American Philological Association, 1951. — P. 344.
  49. 1 2 Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 54.
  50. Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 58.
  51. 1 2 Broughton T. R. S. [babel.hathitrust.org/cgi/pt?id=mdp.39015009351001;view=1up;seq=380 The Magistrates of the Roman Republic]. — Vol. I. — New York: American Philological Association, 1951. — P. 354.
  52. Бобровникова Т. А. Сципион Африканский: Картины жизни Рима эпохи Пунических войн. — 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2009. — С. 316.
  53. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 63.
  54. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 70-73.
  55. Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 59-61.
  56. Трухина Н. Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики. — М.: МГУ, 1986. — С. 114.
  57. Broughton T. R. S. [babel.hathitrust.org/cgi/pt?id=mdp.39015009351001;view=1up;seq=389 The Magistrates of the Roman Republic]. — Vol. I. — New York: American Philological Association, 1951. — P. 363.
  58. 1 2 Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 73-74.
  59. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 75-76.
  60. 1 2 Трухина Н. Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики. — М.: МГУ, 1986. — С. 101.
  61. (Plut. Cat. Mai. 16) Плутарх. Катон Старший, 16.
  62. 1 2 Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 89–93.
  63. Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 80-81.
  64. Kienast D. Cato der Zensor. S. 75.
  65. Трухина Н. Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики. — М.: МГУ, 1986. — С. 112.
  66. 1 2 3 Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 94-96.
  67. 1 2 (Liv. XXXIX. 44). Тит Ливий. История, XXXIX, 44.
  68. (Plut. Cat. Mai. 18) Плутарх. Катон Старший, 18.
  69. Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 97.
  70. Квашнин В. А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — Вологда: Русь, 2004. — С. 84.
  71. (Plin. N. H. VII, 28 (27)) Плиний Старший. Естественная история, VII, 28 (27).
  72. Кузищин В. И. Земельные владения Марка Порция Катона Старшего (Структура крупного землевладения в Италии во II в. до н. э. до реформ Гракхов) // Вестник древней истории. — 1975. — № 4. — C. 41—43.
  73. Кузищин В. И. Земельные владения Марка Порция Катона Старшего (Структура крупного землевладения в Италии во II в. до н. э. до реформ Гракхов) // Вестник древней истории. — 1975. — № 4. — C. 50—51.
  74. Broughton T. R. S. [babel.hathitrust.org/cgi/pt?id=mdp.39015009351001;view=1up;seq=445 The Magistrates of the Roman Republic]. — Vol. I. — New York: American Philological Association, 1951. — P. 419.
  75. Трухина Н. Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики. — М.: МГУ, 1986. — С. 102.
  76. 1 2 Грабарь-Пассек М. Е. Катон / История римской литературы. — Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — Т. 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 138.
  77. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 97.
  78. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 154.
  79. 1 2 Broughton T. R. S. [babel.hathitrust.org/cgi/pt?id=mdp.39015009351001;view=1up;seq=479 The Magistrates of the Roman Republic]. — Vol. I. — New York: American Philological Association, 1951. — P. 453.
  80. 1 2 Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 126.
  81. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 127.
  82. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 128.
  83. 1 2 Broughton T. R. S. [babel.hathitrust.org/cgi/pt?id=mdp.39015009351001;view=1up;seq=483 The Magistrates of the Roman Republic]. — Vol. I. — New York: American Philological Association, 1951. — P. 457.
  84. 1 2 3 Трухина Н. Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики. — М.: МГУ, 1986. — С. 103.
  85. 1 2 3 Трухина Н. Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики. — М.: МГУ, 1986. — С. 98.
  86. 1 2 3 Грабарь-Пассек М. Е. Катон / История римской литературы. — Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — Т. 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 135—136.
  87. 1 2 Марк Порций Катон. Земледелие / пер. и комм. М. Е. Сергеенко, С. И. Протасова. СПб.: Наука, 2008. — С. 90–91.
  88. Катон, Варрон, Колумелла, Плиний о сельском хозяйстве. Под ред. М. И. Бурского. — М.—Л.: ОГИЗ — Сельхозгиз. — С. 12.
  89. Альбрехт М. История римской литературы. Т. 1. — М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2003. — С. 440—441.
  90. Марк Порций Катон. Земледелие / пер. и комм. М. Е. Сергеенко, С. И. Протасова. СПб.: Наука, 2008. — С. 116—117.
  91. Марк Порций Катон. Земледелие / пер. и комм. М. Е. Сергеенко, С. И. Протасова. СПб.: Наука, 2008. — С. 119—121.
  92. Утченко С. Л. Древний Рим. События. Люди. Идеи. — М.: Наука, 1969. — С. 10-11.
  93. Марк Порций Катон. Земледелие / пер. и комм. М. Е. Сергеенко, С. И. Протасова. СПб.: Наука, 2008. — С. 122—123.
  94. Ляпустин С. Б. Экономические воззрения и повседневная хозяйственная деятельность Катона Старшего // Вестник РГГУ. Серия История / Studia classica et mediaevalia. — 2011 (№ 14). — С. 178.
  95. 1 2 3 Грабарь-Пассек М. Е. Катон / История римской литературы. — Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — Т. 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 141.
  96. 1 2 3 4 Альбрехт М. История римской литературы. Т. 1. — М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2003. — С. 441—442.
  97. Bradford Churchill J. On The Content and Structure of the Prologue to Cato’s «Origines» // Illinois Classical Studies. — 1995. Vol. 20. — P. 100—101.
  98. Утченко С. Л. Древний Рим. События. Люди. Идеи. — М.: Наука, 1969. — С. 226.
  99. Грабарь-Пассек М. Е. Катон / История римской литературы. — Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — Т. 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 142.
  100. 1 2 Альбрехт М. История римской литературы. Т. 1. — М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2003. — С. 446—447.
  101. 1 2 3 4 Грабарь-Пассек М. Е. Катон / История римской литературы. — Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — Т. 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 148—149.
  102. Грабарь-Пассек М. Е. Катон / История римской литературы. — Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — Т. 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 144.
  103. Альбрехт М. История римской литературы. Т. 1. — М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2003. — С. 410.
  104. 1 2 Альбрехт М. История римской литературы. Т. 1. — М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2003. — С. 443—444.
  105. 1 2 3 4 (Plut. Cat. Mai. 20) Плутарх. Катон Старший, 20.
  106. 1 2 (Plin. N. H. VII, 12 (14)) Плиний Старший. Естественная история, VII, 12 (14)
  107. 1 2 (Plut. Cat. Mai. 24) Плутарх. Катон Старший, 24.
  108. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 105.
  109. Бобровникова Т. А. Сципион Африканский: Картины жизни Рима эпохи Пунических войн. — 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2009. — С. 289.
  110. Бобровникова Т. А. Сципион Африканский: Картины жизни Рима эпохи Пунических войн. — 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2009. — С. 290.
  111. Бобровникова Т. А. Сципион Африканский: Картины жизни Рима эпохи Пунических войн. — 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2009. — С. 291.
  112. Бобровникова Т. А. Сципион Африканский: Картины жизни Рима эпохи Пунических войн. — 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2009. — С. 281—282.
  113. Грабарь-Пассек М. Е. Катон / История римской литературы. — Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — Т. 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 147.
  114. (Plut. Cat. Mai. 4-5) Плутарх. Катон Старший, 4-5.
  115. Катон, Варрон, Колумелла, Плиний о сельском хозяйстве. Под ред. М. И. Бурского. — М.—Л.: ОГИЗ — Сельхозгиз. — С. 21.
  116. (Plut. Cat. Mai. 21) Плутарх. Катон Старший, 21.
  117. Сергеенко М. Е. Катон и его «Земледелие» / Марк Порций Катон. Земледелие / пер. и комм. М. Е. Сергеенко, С. И. Протасова. СПб.: Наука, 2008. — С. 89.
  118. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 177—181.
  119. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 123.
  120. Бобровникова Т. А. Сципион Африканский: Картины жизни Рима эпохи Пунических войн. — 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2009. — С. 192—193.
  121. Грабарь-Пассек М. Е. Катон / История римской литературы. — Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — Т. 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 137.
  122. (Plin. N. H. XXIX, 7 (14-15)) Плиний Старший. Естественная история, XXIX, 7 (14-15)
  123. (Plut. Cat. Mai. 23-24) Плутарх. Катон Старший, 23-24.
  124. Бобровникова Т. А. Сципион Африканский: Картины жизни Рима эпохи Пунических войн. — 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2009. — С. 287—288.
  125. (Gell. N. A. XI, 18, 18) Авл Геллий, XI, 18, 18. В другом переводе — «Воры, совершившие кражу у частных лиц, проводят время в тюрьме в оковах, а расхитители казённого — в золоте и пурпуре».
  126. 1 2 Утченко С. Л. Политические учения Древнего Рима. — М.: Наука, 1977. — С. 76-78.
  127. 1 2 Утченко С. Л. Древний Рим. События. Люди. Идеи. — М.: Наука, 1969. — С. 222.
  128. Утченко С. Л. Древний Рим. События. Люди. Идеи. — М.: Наука, 1969. — С. 230.
  129. Трухина Н. Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики. — М.: МГУ, 1986. — С. 100—101.
  130. Mellor R. The Roman historians. — London—New York: Routledge, 1999. — P. 44-45.
  131. Квашнин В. А. Римские законы о роскоши II в. до н. э. в зеркале современной историографии // Вестник РГГУ. Серия История / Studia classica et mediaevalia. — 2011 (№ 14). — С. 38.
  132. 1 2 Грабарь-Пассек М. Е. Катон / История римской литературы. — Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — Т. 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 149.
  133. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 289.
  134. Моммзен Т. История Рима. — СПб.: Наука; Ювента, 1997. — С. 645.
  135. 1 2 3 4 Грабарь-Пассек М. Е. Катон / История римской литературы. — Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — Т. 1. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 143—144.
  136. Astin A. E. Cato the Censor. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — P. 295.
  137. Альбрехт М. История римской литературы. Т. 1. — М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2003. — С. 88.
  138. Альбрехт М. История римской литературы. Т. 1. — М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2003. — С. 411.
  139. Катон, Варрон, Колумелла, Плиний о сельском хозяйстве. Под ред. М. И. Бурского. — М.—Л.: ОГИЗ — Сельхозгиз. — С. 23-24.
  140. Моммзен Т. История Рима. — СПб.: Наука; Ювента, 1997. — С. 635—637.
  141. 1 2 3 4 5 Swain J. W. Review: Cato Maior by Enzo V. Marmorale; Catone Censore: La vita e la fortuna by Francesco della Corte // Classical Philology. — 1951. Vol. 46, No. 1. — P. 55-57.
  142. Marmorale E. V. Cato Maior. 2d ed. — Bari: Gius, Laterza & Figli, 1949. — 267 p.
  143. Corte F. della. Catone Censore: La vita e la fortuna. — Torino: Rosenberg & Sellier, 1949. — 190 p.
  144. Haywood R. Review: Cato Maior by E. V. Marmorale // The American Journal of Philology. — 1953. Vol. 74, No. 1. — P. 111—112.
  145. Scullard H. H.Review: Cato Maior by E. V. Marmorale; Catone Censore, la Vita e la Fortuna by Francesco della Corte // The Classical Review. — 1950. Vol. 64, No. 3/4. — P. 132—134.
  146. Pease A. S. Review: Cato der Zensor: Seine Persönlichkeit und seine Zeit by Dietmar Kienast // Classical Philology. — 1955. Vol. 50, No. 3. — P. 197—198.
  147. Scullard H. H. Review: Cato der Zensor: Seine Persönlichkeit und seine Zeit by Dietmar Kienast // The Journal of Roman Studies. — 1955. Vol. 45, Parts 1 and 2. — P. 170—172.
  148. 1 2 Rawson E. Review: Cato the Censor by A. E. Astin // The Journal of Roman Studies. — 1980. Vol. 70. — P. 197—199.
  149. McGing B. C. Review: Cato the Censor by Alan E. Astin // Hermathena. — 1980. No. 129, In honor of William Bedell Stanford. — P. 80—82.
  150. Ruebel J. R. Review: Cato the Censor by Alan E. Astin // The Classical World. — 1979—1980. Vol. 73, No. 4. — P. 242—243.
  151. Briscoe J. Review: Cato the Censor by Alan E. Astin // The Classical Review, New Series. — 1980. Vol. 30, No. 1. — P. 88—91.
  152. Salmon E. T. Review: Cato the Censor by Alan E. Astin // Phoenix. — 1979. Vol. 33, No. 4. — P. 367—369.
  153. Сидорович О. В., Смышляев А. Л. Рецензия: Н. Н. Трухина. Политика и политики «золотого века» Римской республики (II в. до н. э.) // Вестник древней истории. — 1991. № 1. — С. 184—187.

Литература

  • Альбрехт М. фон. История римской литературы: В 3-х томах. / Пер. с нем.. — М., 2003. — Т. 1. — С. 435—451.
  • Грабарь-Пассек М. Е. Катон // История римской литературы / Под ред. С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек, Ф. А. Петровского. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — Т. 1. — С. 135—149.
  • Кац А. Л. Проблема рабства у Плавта и Катона // Вестник древней истории. — 1964. — № 3. — С. 81—91.
  • Квашнин В. А. [elar.uniyar.ac.ru/jspui/handle/123456789/1581 Государственная деятельность Марка Порция Катона Старшего: Авт. дисс… к.и.н.]. — М., 2002.
  • Квашнин В. А. [ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1406223000 Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего]. — Вологда: Русь, 2004. — 132 с.
  • Кузищин В. И. Земельные владения Марка Порция Катона Старшего (Структура крупного землевладения в Италии во II в. до н. э. до реформ Гракхов). — Вестник древней истории. — 1975. — С. 41—60.
  • Кузищин В. И. О датировке катоновского «Земледелия» // Вестник древней истории. — 1966. — № 2. — С. 54—68.
  • Кузищин В. И. Хозяйство Исхомаха и имение Катона // Закон и обычай гостеприимства в античном мире. — М.: ИВИ РАН, 1999. — С. 99—113.
  • Ляпустин С. Б. Экономические воззрения и повседневная хозяйственная деятельность Катона Старшего // Вестник РГГУ. Серия История / Studia classica et mediaevalia. — 2011. — № 14. — С. 172—189.
  • Сергеенко М. Е. Катоновская «шкала доходности» разных земельных угодий // Вестник древней истории. — 1949. — № 1. — С. 86—92.
  • Сидорович О. В. Анналисты и антиквары. — М.: РГГУ, 2005. — С. 116—120.
  • Трухина Н. Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики. — М.: МГУ, 1986. — 188 с.
  • Трухина Н. Н. Сципион Африканский и Катон Цензор, их политические программы // Древний Восток и античный мир. — М.: МГУ, 1980.
  • Astin A. [www.questia.com/library/7595504/cato-the-censor Cato the Censor]. — Oxford: Clarendon Press, 1978. — 392 p. (требуется регистрация или подписка)
  • Astin A. Scipio Aemilianus and Cato Censorius // Latomus. — 1956. — Т. 15, Fasc. 2. — P. 159—180.
  • Bradford Churchill J. On The Content and Structure of the Prologue to Cato’s «Origines» // Illinois Classical Studies. — 1995. — Vol. 20. — P. 91—106.
  • Corte F. della. Catone Censore: La vita e la fortuna. — Torino: Rosenberg & Sellier, 1949. — 190 p.
  • Gratwick A. S. A Matter of Substance: Cato’s Preface to the «De Agri Cultura» // Mnemosyne, Fourth Series. — 2002. — Vol. 55, Fasc. 1. — P. 41—72.
  • Kienast D. Cato der Zensor. Seine Persönlichkeit und seine Zeit. — Heidelberg: Quelle & Meyer, 1954. — 170 S.; второе издание: Darmstadt: Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 1979.
  • Levene D. Sallust’s «Catiline» and Cato the Censor // The Classical Quarterly, New Series. — 2000. — Vol. 50, No. 1. — P. 170—191.
  • Marmorale E. V. Cato Maior. — 2d ed. — Bari: Gius, Laterza & Figli, 1949. — 267 p.
  • Olson L. Cato’s Views on the Farmer’s Obligation to the Land // Agricultural History. — 1945. — Vol. 19, No. 3.. — P. 129—132.
  • Reay B. Agriculture, Writing, and Cato’s Aristocratic Self-Fashioning // Classical Antiquity. — 2005. — Vol. 24, No. 2. — P. 331—361.
  • Ruebel J. Cato and Scipio Africanus // The Classical World. — 1977. — Vol. 71, No. 3. — P. 161—173.
  • Till R. Zu Plutarchs Biographie des Älteren Cato // Hermes. — 1953. — Bd. 81, H. 4. — S. 438—446.

Ссылки

  • [www.thelatinlibrary.com/cato.html Сочинения Катона на латинском языке]. The Latin Library. Проверено 31 октября 2014.

Отрывок, характеризующий Марк Порций Катон Старший

– Хорошо же! – не робея и не отъезжая, кричал маленький офицер, – разбойничать, так я вам…
– К чог'ту марш скорым шагом, пока цел. – И Денисов повернул лошадь к офицеру.
– Хорошо, хорошо, – проговорил офицер с угрозой, и, повернув лошадь, поехал прочь рысью, трясясь на седле.
– Собака на забог'е, живая собака на забог'е, – сказал Денисов ему вслед – высшую насмешку кавалериста над верховым пехотным, и, подъехав к Ростову, расхохотался.
– Отбил у пехоты, отбил силой транспорт! – сказал он. – Что ж, не с голоду же издыхать людям?
Повозки, которые подъехали к гусарам были назначены в пехотный полк, но, известившись через Лаврушку, что этот транспорт идет один, Денисов с гусарами силой отбил его. Солдатам раздали сухарей в волю, поделились даже с другими эскадронами.
На другой день, полковой командир позвал к себе Денисова и сказал ему, закрыв раскрытыми пальцами глаза: «Я на это смотрю вот так, я ничего не знаю и дела не начну; но советую съездить в штаб и там, в провиантском ведомстве уладить это дело, и, если возможно, расписаться, что получили столько то провианту; в противном случае, требованье записано на пехотный полк: дело поднимется и может кончиться дурно».
Денисов прямо от полкового командира поехал в штаб, с искренним желанием исполнить его совет. Вечером он возвратился в свою землянку в таком положении, в котором Ростов еще никогда не видал своего друга. Денисов не мог говорить и задыхался. Когда Ростов спрашивал его, что с ним, он только хриплым и слабым голосом произносил непонятные ругательства и угрозы…
Испуганный положением Денисова, Ростов предлагал ему раздеться, выпить воды и послал за лекарем.
– Меня за г'азбой судить – ох! Дай еще воды – пускай судят, а буду, всегда буду подлецов бить, и госудаг'ю скажу. Льду дайте, – приговаривал он.
Пришедший полковой лекарь сказал, что необходимо пустить кровь. Глубокая тарелка черной крови вышла из мохнатой руки Денисова, и тогда только он был в состоянии рассказать все, что с ним было.
– Приезжаю, – рассказывал Денисов. – «Ну, где у вас тут начальник?» Показали. Подождать не угодно ли. «У меня служба, я зa 30 верст приехал, мне ждать некогда, доложи». Хорошо, выходит этот обер вор: тоже вздумал учить меня: Это разбой! – «Разбой, говорю, не тот делает, кто берет провиант, чтоб кормить своих солдат, а тот кто берет его, чтоб класть в карман!» Так не угодно ли молчать. «Хорошо». Распишитесь, говорит, у комиссионера, а дело ваше передастся по команде. Прихожу к комиссионеру. Вхожу – за столом… Кто же?! Нет, ты подумай!…Кто же нас голодом морит, – закричал Денисов, ударяя кулаком больной руки по столу, так крепко, что стол чуть не упал и стаканы поскакали на нем, – Телянин!! «Как, ты нас с голоду моришь?!» Раз, раз по морде, ловко так пришлось… «А… распротакой сякой и… начал катать. Зато натешился, могу сказать, – кричал Денисов, радостно и злобно из под черных усов оскаливая свои белые зубы. – Я бы убил его, кабы не отняли.
– Да что ж ты кричишь, успокойся, – говорил Ростов: – вот опять кровь пошла. Постой же, перебинтовать надо. Денисова перебинтовали и уложили спать. На другой день он проснулся веселый и спокойный. Но в полдень адъютант полка с серьезным и печальным лицом пришел в общую землянку Денисова и Ростова и с прискорбием показал форменную бумагу к майору Денисову от полкового командира, в которой делались запросы о вчерашнем происшествии. Адъютант сообщил, что дело должно принять весьма дурной оборот, что назначена военно судная комиссия и что при настоящей строгости касательно мародерства и своевольства войск, в счастливом случае, дело может кончиться разжалованьем.
Дело представлялось со стороны обиженных в таком виде, что, после отбития транспорта, майор Денисов, без всякого вызова, в пьяном виде явился к обер провиантмейстеру, назвал его вором, угрожал побоями и когда был выведен вон, то бросился в канцелярию, избил двух чиновников и одному вывихнул руку.
Денисов, на новые вопросы Ростова, смеясь сказал, что, кажется, тут точно другой какой то подвернулся, но что всё это вздор, пустяки, что он и не думает бояться никаких судов, и что ежели эти подлецы осмелятся задрать его, он им ответит так, что они будут помнить.
Денисов говорил пренебрежительно о всем этом деле; но Ростов знал его слишком хорошо, чтобы не заметить, что он в душе (скрывая это от других) боялся суда и мучился этим делом, которое, очевидно, должно было иметь дурные последствия. Каждый день стали приходить бумаги запросы, требования к суду, и первого мая предписано было Денисову сдать старшему по себе эскадрон и явиться в штаб девизии для объяснений по делу о буйстве в провиантской комиссии. Накануне этого дня Платов делал рекогносцировку неприятеля с двумя казачьими полками и двумя эскадронами гусар. Денисов, как всегда, выехал вперед цепи, щеголяя своей храбростью. Одна из пуль, пущенных французскими стрелками, попала ему в мякоть верхней части ноги. Может быть, в другое время Денисов с такой легкой раной не уехал бы от полка, но теперь он воспользовался этим случаем, отказался от явки в дивизию и уехал в госпиталь.


В июне месяце произошло Фридландское сражение, в котором не участвовали павлоградцы, и вслед за ним объявлено было перемирие. Ростов, тяжело чувствовавший отсутствие своего друга, не имея со времени его отъезда никаких известий о нем и беспокоясь о ходе его дела и раны, воспользовался перемирием и отпросился в госпиталь проведать Денисова.
Госпиталь находился в маленьком прусском местечке, два раза разоренном русскими и французскими войсками. Именно потому, что это было летом, когда в поле было так хорошо, местечко это с своими разломанными крышами и заборами и своими загаженными улицами, оборванными жителями и пьяными и больными солдатами, бродившими по нем, представляло особенно мрачное зрелище.
В каменном доме, на дворе с остатками разобранного забора, выбитыми частью рамами и стеклами, помещался госпиталь. Несколько перевязанных, бледных и опухших солдат ходили и сидели на дворе на солнушке.
Как только Ростов вошел в двери дома, его обхватил запах гниющего тела и больницы. На лестнице он встретил военного русского доктора с сигарою во рту. За доктором шел русский фельдшер.
– Не могу же я разорваться, – говорил доктор; – приходи вечерком к Макару Алексеевичу, я там буду. – Фельдшер что то еще спросил у него.
– Э! делай как знаешь! Разве не всё равно? – Доктор увидал подымающегося на лестницу Ростова.
– Вы зачем, ваше благородие? – сказал доктор. – Вы зачем? Или пуля вас не брала, так вы тифу набраться хотите? Тут, батюшка, дом прокаженных.
– Отчего? – спросил Ростов.
– Тиф, батюшка. Кто ни взойдет – смерть. Только мы двое с Макеевым (он указал на фельдшера) тут трепемся. Тут уж нашего брата докторов человек пять перемерло. Как поступит новенький, через недельку готов, – с видимым удовольствием сказал доктор. – Прусских докторов вызывали, так не любят союзники то наши.
Ростов объяснил ему, что он желал видеть здесь лежащего гусарского майора Денисова.
– Не знаю, не ведаю, батюшка. Ведь вы подумайте, у меня на одного три госпиталя, 400 больных слишком! Еще хорошо, прусские дамы благодетельницы нам кофе и корпию присылают по два фунта в месяц, а то бы пропали. – Он засмеялся. – 400, батюшка; а мне всё новеньких присылают. Ведь 400 есть? А? – обратился он к фельдшеру.
Фельдшер имел измученный вид. Он, видимо, с досадой дожидался, скоро ли уйдет заболтавшийся доктор.
– Майор Денисов, – повторил Ростов; – он под Молитеном ранен был.
– Кажется, умер. А, Макеев? – равнодушно спросил доктор у фельдшера.
Фельдшер однако не подтвердил слов доктора.
– Что он такой длинный, рыжеватый? – спросил доктор.
Ростов описал наружность Денисова.
– Был, был такой, – как бы радостно проговорил доктор, – этот должно быть умер, а впрочем я справлюсь, у меня списки были. Есть у тебя, Макеев?
– Списки у Макара Алексеича, – сказал фельдшер. – А пожалуйте в офицерские палаты, там сами увидите, – прибавил он, обращаясь к Ростову.
– Эх, лучше не ходить, батюшка, – сказал доктор: – а то как бы сами тут не остались. – Но Ростов откланялся доктору и попросил фельдшера проводить его.
– Не пенять же чур на меня, – прокричал доктор из под лестницы.
Ростов с фельдшером вошли в коридор. Больничный запах был так силен в этом темном коридоре, что Ростов схватился зa нос и должен был остановиться, чтобы собраться с силами и итти дальше. Направо отворилась дверь, и оттуда высунулся на костылях худой, желтый человек, босой и в одном белье.
Он, опершись о притолку, блестящими, завистливыми глазами поглядел на проходящих. Заглянув в дверь, Ростов увидал, что больные и раненые лежали там на полу, на соломе и шинелях.
– А можно войти посмотреть? – спросил Ростов.
– Что же смотреть? – сказал фельдшер. Но именно потому что фельдшер очевидно не желал впустить туда, Ростов вошел в солдатские палаты. Запах, к которому он уже успел придышаться в коридоре, здесь был еще сильнее. Запах этот здесь несколько изменился; он был резче, и чувствительно было, что отсюда то именно он и происходил.
В длинной комнате, ярко освещенной солнцем в большие окна, в два ряда, головами к стенам и оставляя проход по середине, лежали больные и раненые. Большая часть из них были в забытьи и не обратили вниманья на вошедших. Те, которые были в памяти, все приподнялись или подняли свои худые, желтые лица, и все с одним и тем же выражением надежды на помощь, упрека и зависти к чужому здоровью, не спуская глаз, смотрели на Ростова. Ростов вышел на середину комнаты, заглянул в соседние двери комнат с растворенными дверями, и с обеих сторон увидал то же самое. Он остановился, молча оглядываясь вокруг себя. Он никак не ожидал видеть это. Перед самым им лежал почти поперек середняго прохода, на голом полу, больной, вероятно казак, потому что волосы его были обстрижены в скобку. Казак этот лежал навзничь, раскинув огромные руки и ноги. Лицо его было багрово красно, глаза совершенно закачены, так что видны были одни белки, и на босых ногах его и на руках, еще красных, жилы напружились как веревки. Он стукнулся затылком о пол и что то хрипло проговорил и стал повторять это слово. Ростов прислушался к тому, что он говорил, и разобрал повторяемое им слово. Слово это было: испить – пить – испить! Ростов оглянулся, отыскивая того, кто бы мог уложить на место этого больного и дать ему воды.
– Кто тут ходит за больными? – спросил он фельдшера. В это время из соседней комнаты вышел фурштадский солдат, больничный служитель, и отбивая шаг вытянулся перед Ростовым.
– Здравия желаю, ваше высокоблагородие! – прокричал этот солдат, выкатывая глаза на Ростова и, очевидно, принимая его за больничное начальство.
– Убери же его, дай ему воды, – сказал Ростов, указывая на казака.
– Слушаю, ваше высокоблагородие, – с удовольствием проговорил солдат, еще старательнее выкатывая глаза и вытягиваясь, но не трогаясь с места.
– Нет, тут ничего не сделаешь, – подумал Ростов, опустив глаза, и хотел уже выходить, но с правой стороны он чувствовал устремленный на себя значительный взгляд и оглянулся на него. Почти в самом углу на шинели сидел с желтым, как скелет, худым, строгим лицом и небритой седой бородой, старый солдат и упорно смотрел на Ростова. С одной стороны, сосед старого солдата что то шептал ему, указывая на Ростова. Ростов понял, что старик намерен о чем то просить его. Он подошел ближе и увидал, что у старика была согнута только одна нога, а другой совсем не было выше колена. Другой сосед старика, неподвижно лежавший с закинутой головой, довольно далеко от него, был молодой солдат с восковой бледностью на курносом, покрытом еще веснушками, лице и с закаченными под веки глазами. Ростов поглядел на курносого солдата, и мороз пробежал по его спине.
– Да ведь этот, кажется… – обратился он к фельдшеру.
– Уж как просили, ваше благородие, – сказал старый солдат с дрожанием нижней челюсти. – Еще утром кончился. Ведь тоже люди, а не собаки…
– Сейчас пришлю, уберут, уберут, – поспешно сказал фельдшер. – Пожалуйте, ваше благородие.
– Пойдем, пойдем, – поспешно сказал Ростов, и опустив глаза, и сжавшись, стараясь пройти незамеченным сквозь строй этих укоризненных и завистливых глаз, устремленных на него, он вышел из комнаты.


Пройдя коридор, фельдшер ввел Ростова в офицерские палаты, состоявшие из трех, с растворенными дверями, комнат. В комнатах этих были кровати; раненые и больные офицеры лежали и сидели на них. Некоторые в больничных халатах ходили по комнатам. Первое лицо, встретившееся Ростову в офицерских палатах, был маленький, худой человечек без руки, в колпаке и больничном халате с закушенной трубочкой, ходивший в первой комнате. Ростов, вглядываясь в него, старался вспомнить, где он его видел.
– Вот где Бог привел свидеться, – сказал маленький человек. – Тушин, Тушин, помните довез вас под Шенграбеном? А мне кусочек отрезали, вот… – сказал он, улыбаясь, показывая на пустой рукав халата. – Василья Дмитриевича Денисова ищете? – сожитель! – сказал он, узнав, кого нужно было Ростову. – Здесь, здесь и Тушин повел его в другую комнату, из которой слышался хохот нескольких голосов.
«И как они могут не только хохотать, но жить тут»? думал Ростов, всё слыша еще этот запах мертвого тела, которого он набрался еще в солдатском госпитале, и всё еще видя вокруг себя эти завистливые взгляды, провожавшие его с обеих сторон, и лицо этого молодого солдата с закаченными глазами.
Денисов, закрывшись с головой одеялом, спал не постели, несмотря на то, что был 12 й час дня.
– А, Г'остов? 3до'ово, здо'ово, – закричал он всё тем же голосом, как бывало и в полку; но Ростов с грустью заметил, как за этой привычной развязностью и оживленностью какое то новое дурное, затаенное чувство проглядывало в выражении лица, в интонациях и словах Денисова.
Рана его, несмотря на свою ничтожность, все еще не заживала, хотя уже прошло шесть недель, как он был ранен. В лице его была та же бледная опухлость, которая была на всех гошпитальных лицах. Но не это поразило Ростова; его поразило то, что Денисов как будто не рад был ему и неестественно ему улыбался. Денисов не расспрашивал ни про полк, ни про общий ход дела. Когда Ростов говорил про это, Денисов не слушал.
Ростов заметил даже, что Денисову неприятно было, когда ему напоминали о полке и вообще о той, другой, вольной жизни, которая шла вне госпиталя. Он, казалось, старался забыть ту прежнюю жизнь и интересовался только своим делом с провиантскими чиновниками. На вопрос Ростова, в каком положении было дело, он тотчас достал из под подушки бумагу, полученную из комиссии, и свой черновой ответ на нее. Он оживился, начав читать свою бумагу и особенно давал заметить Ростову колкости, которые он в этой бумаге говорил своим врагам. Госпитальные товарищи Денисова, окружившие было Ростова – вновь прибывшее из вольного света лицо, – стали понемногу расходиться, как только Денисов стал читать свою бумагу. По их лицам Ростов понял, что все эти господа уже не раз слышали всю эту успевшую им надоесть историю. Только сосед на кровати, толстый улан, сидел на своей койке, мрачно нахмурившись и куря трубку, и маленький Тушин без руки продолжал слушать, неодобрительно покачивая головой. В середине чтения улан перебил Денисова.
– А по мне, – сказал он, обращаясь к Ростову, – надо просто просить государя о помиловании. Теперь, говорят, награды будут большие, и верно простят…
– Мне просить государя! – сказал Денисов голосом, которому он хотел придать прежнюю энергию и горячность, но который звучал бесполезной раздражительностью. – О чем? Ежели бы я был разбойник, я бы просил милости, а то я сужусь за то, что вывожу на чистую воду разбойников. Пускай судят, я никого не боюсь: я честно служил царю, отечеству и не крал! И меня разжаловать, и… Слушай, я так прямо и пишу им, вот я пишу: «ежели бы я был казнокрад…
– Ловко написано, что и говорить, – сказал Тушин. Да не в том дело, Василий Дмитрич, – он тоже обратился к Ростову, – покориться надо, а вот Василий Дмитрич не хочет. Ведь аудитор говорил вам, что дело ваше плохо.
– Ну пускай будет плохо, – сказал Денисов. – Вам написал аудитор просьбу, – продолжал Тушин, – и надо подписать, да вот с ними и отправить. У них верно (он указал на Ростова) и рука в штабе есть. Уже лучше случая не найдете.
– Да ведь я сказал, что подличать не стану, – перебил Денисов и опять продолжал чтение своей бумаги.
Ростов не смел уговаривать Денисова, хотя он инстинктом чувствовал, что путь, предлагаемый Тушиным и другими офицерами, был самый верный, и хотя он считал бы себя счастливым, ежели бы мог оказать помощь Денисову: он знал непреклонность воли Денисова и его правдивую горячность.
Когда кончилось чтение ядовитых бумаг Денисова, продолжавшееся более часа, Ростов ничего не сказал, и в самом грустном расположении духа, в обществе опять собравшихся около него госпитальных товарищей Денисова, провел остальную часть дня, рассказывая про то, что он знал, и слушая рассказы других. Денисов мрачно молчал в продолжение всего вечера.
Поздно вечером Ростов собрался уезжать и спросил Денисова, не будет ли каких поручений?
– Да, постой, – сказал Денисов, оглянулся на офицеров и, достав из под подушки свои бумаги, пошел к окну, на котором у него стояла чернильница, и сел писать.
– Видно плетью обуха не пег'ешибешь, – сказал он, отходя от окна и подавая Ростову большой конверт. – Это была просьба на имя государя, составленная аудитором, в которой Денисов, ничего не упоминая о винах провиантского ведомства, просил только о помиловании.
– Передай, видно… – Он не договорил и улыбнулся болезненно фальшивой улыбкой.


Вернувшись в полк и передав командиру, в каком положении находилось дело Денисова, Ростов с письмом к государю поехал в Тильзит.
13 го июня, французский и русский императоры съехались в Тильзите. Борис Друбецкой просил важное лицо, при котором он состоял, о том, чтобы быть причислену к свите, назначенной состоять в Тильзите.
– Je voudrais voir le grand homme, [Я желал бы видеть великого человека,] – сказал он, говоря про Наполеона, которого он до сих пор всегда, как и все, называл Буонапарте.
– Vous parlez de Buonaparte? [Вы говорите про Буонапарта?] – сказал ему улыбаясь генерал.
Борис вопросительно посмотрел на своего генерала и тотчас же понял, что это было шуточное испытание.
– Mon prince, je parle de l'empereur Napoleon, [Князь, я говорю об императоре Наполеоне,] – отвечал он. Генерал с улыбкой потрепал его по плечу.
– Ты далеко пойдешь, – сказал он ему и взял с собою.
Борис в числе немногих был на Немане в день свидания императоров; он видел плоты с вензелями, проезд Наполеона по тому берегу мимо французской гвардии, видел задумчивое лицо императора Александра, в то время как он молча сидел в корчме на берегу Немана, ожидая прибытия Наполеона; видел, как оба императора сели в лодки и как Наполеон, приставши прежде к плоту, быстрыми шагами пошел вперед и, встречая Александра, подал ему руку, и как оба скрылись в павильоне. Со времени своего вступления в высшие миры, Борис сделал себе привычку внимательно наблюдать то, что происходило вокруг него и записывать. Во время свидания в Тильзите он расспрашивал об именах тех лиц, которые приехали с Наполеоном, о мундирах, которые были на них надеты, и внимательно прислушивался к словам, которые были сказаны важными лицами. В то самое время, как императоры вошли в павильон, он посмотрел на часы и не забыл посмотреть опять в то время, когда Александр вышел из павильона. Свидание продолжалось час и пятьдесят три минуты: он так и записал это в тот вечер в числе других фактов, которые, он полагал, имели историческое значение. Так как свита императора была очень небольшая, то для человека, дорожащего успехом по службе, находиться в Тильзите во время свидания императоров было делом очень важным, и Борис, попав в Тильзит, чувствовал, что с этого времени положение его совершенно утвердилось. Его не только знали, но к нему пригляделись и привыкли. Два раза он исполнял поручения к самому государю, так что государь знал его в лицо, и все приближенные не только не дичились его, как прежде, считая за новое лицо, но удивились бы, ежели бы его не было.
Борис жил с другим адъютантом, польским графом Жилинским. Жилинский, воспитанный в Париже поляк, был богат, страстно любил французов, и почти каждый день во время пребывания в Тильзите, к Жилинскому и Борису собирались на обеды и завтраки французские офицеры из гвардии и главного французского штаба.
24 го июня вечером, граф Жилинский, сожитель Бориса, устроил для своих знакомых французов ужин. На ужине этом был почетный гость, один адъютант Наполеона, несколько офицеров французской гвардии и молодой мальчик старой аристократической французской фамилии, паж Наполеона. В этот самый день Ростов, пользуясь темнотой, чтобы не быть узнанным, в статском платье, приехал в Тильзит и вошел в квартиру Жилинского и Бориса.
В Ростове, также как и во всей армии, из которой он приехал, еще далеко не совершился в отношении Наполеона и французов, из врагов сделавшихся друзьями, тот переворот, который произошел в главной квартире и в Борисе. Все еще продолжали в армии испытывать прежнее смешанное чувство злобы, презрения и страха к Бонапарте и французам. Еще недавно Ростов, разговаривая с Платовским казачьим офицером, спорил о том, что ежели бы Наполеон был взят в плен, с ним обратились бы не как с государем, а как с преступником. Еще недавно на дороге, встретившись с французским раненым полковником, Ростов разгорячился, доказывая ему, что не может быть мира между законным государем и преступником Бонапарте. Поэтому Ростова странно поразил в квартире Бориса вид французских офицеров в тех самых мундирах, на которые он привык совсем иначе смотреть из фланкерской цепи. Как только он увидал высунувшегося из двери французского офицера, это чувство войны, враждебности, которое он всегда испытывал при виде неприятеля, вдруг обхватило его. Он остановился на пороге и по русски спросил, тут ли живет Друбецкой. Борис, заслышав чужой голос в передней, вышел к нему навстречу. Лицо его в первую минуту, когда он узнал Ростова, выразило досаду.
– Ах это ты, очень рад, очень рад тебя видеть, – сказал он однако, улыбаясь и подвигаясь к нему. Но Ростов заметил первое его движение.
– Я не во время кажется, – сказал он, – я бы не приехал, но мне дело есть, – сказал он холодно…
– Нет, я только удивляюсь, как ты из полка приехал. – «Dans un moment je suis a vous», [Сию минуту я к твоим услугам,] – обратился он на голос звавшего его.
– Я вижу, что я не во время, – повторил Ростов.
Выражение досады уже исчезло на лице Бориса; видимо обдумав и решив, что ему делать, он с особенным спокойствием взял его за обе руки и повел в соседнюю комнату. Глаза Бориса, спокойно и твердо глядевшие на Ростова, были как будто застланы чем то, как будто какая то заслонка – синие очки общежития – были надеты на них. Так казалось Ростову.
– Ах полно, пожалуйста, можешь ли ты быть не во время, – сказал Борис. – Борис ввел его в комнату, где был накрыт ужин, познакомил с гостями, назвав его и объяснив, что он был не статский, но гусарский офицер, его старый приятель. – Граф Жилинский, le comte N.N., le capitaine S.S., [граф Н.Н., капитан С.С.] – называл он гостей. Ростов нахмуренно глядел на французов, неохотно раскланивался и молчал.
Жилинский, видимо, не радостно принял это новое русское лицо в свой кружок и ничего не сказал Ростову. Борис, казалось, не замечал происшедшего стеснения от нового лица и с тем же приятным спокойствием и застланностью в глазах, с которыми он встретил Ростова, старался оживить разговор. Один из французов обратился с обыкновенной французской учтивостью к упорно молчавшему Ростову и сказал ему, что вероятно для того, чтобы увидать императора, он приехал в Тильзит.
– Нет, у меня есть дело, – коротко ответил Ростов.
Ростов сделался не в духе тотчас же после того, как он заметил неудовольствие на лице Бориса, и, как всегда бывает с людьми, которые не в духе, ему казалось, что все неприязненно смотрят на него и что всем он мешает. И действительно он мешал всем и один оставался вне вновь завязавшегося общего разговора. «И зачем он сидит тут?» говорили взгляды, которые бросали на него гости. Он встал и подошел к Борису.
– Однако я тебя стесняю, – сказал он ему тихо, – пойдем, поговорим о деле, и я уйду.
– Да нет, нисколько, сказал Борис. А ежели ты устал, пойдем в мою комнатку и ложись отдохни.
– И в самом деле…
Они вошли в маленькую комнатку, где спал Борис. Ростов, не садясь, тотчас же с раздраженьем – как будто Борис был в чем нибудь виноват перед ним – начал ему рассказывать дело Денисова, спрашивая, хочет ли и может ли он просить о Денисове через своего генерала у государя и через него передать письмо. Когда они остались вдвоем, Ростов в первый раз убедился, что ему неловко было смотреть в глаза Борису. Борис заложив ногу на ногу и поглаживая левой рукой тонкие пальцы правой руки, слушал Ростова, как слушает генерал доклад подчиненного, то глядя в сторону, то с тою же застланностию во взгляде прямо глядя в глаза Ростову. Ростову всякий раз при этом становилось неловко и он опускал глаза.
– Я слыхал про такого рода дела и знаю, что Государь очень строг в этих случаях. Я думаю, надо бы не доводить до Его Величества. По моему, лучше бы прямо просить корпусного командира… Но вообще я думаю…
– Так ты ничего не хочешь сделать, так и скажи! – закричал почти Ростов, не глядя в глаза Борису.
Борис улыбнулся: – Напротив, я сделаю, что могу, только я думал…
В это время в двери послышался голос Жилинского, звавший Бориса.
– Ну иди, иди, иди… – сказал Ростов и отказавшись от ужина, и оставшись один в маленькой комнатке, он долго ходил в ней взад и вперед, и слушал веселый французский говор из соседней комнаты.


Ростов приехал в Тильзит в день, менее всего удобный для ходатайства за Денисова. Самому ему нельзя было итти к дежурному генералу, так как он был во фраке и без разрешения начальства приехал в Тильзит, а Борис, ежели даже и хотел, не мог сделать этого на другой день после приезда Ростова. В этот день, 27 го июня, были подписаны первые условия мира. Императоры поменялись орденами: Александр получил Почетного легиона, а Наполеон Андрея 1 й степени, и в этот день был назначен обед Преображенскому батальону, который давал ему батальон французской гвардии. Государи должны были присутствовать на этом банкете.
Ростову было так неловко и неприятно с Борисом, что, когда после ужина Борис заглянул к нему, он притворился спящим и на другой день рано утром, стараясь не видеть его, ушел из дома. Во фраке и круглой шляпе Николай бродил по городу, разглядывая французов и их мундиры, разглядывая улицы и дома, где жили русский и французский императоры. На площади он видел расставляемые столы и приготовления к обеду, на улицах видел перекинутые драпировки с знаменами русских и французских цветов и огромные вензеля А. и N. В окнах домов были тоже знамена и вензеля.
«Борис не хочет помочь мне, да и я не хочу обращаться к нему. Это дело решенное – думал Николай – между нами всё кончено, но я не уеду отсюда, не сделав всё, что могу для Денисова и главное не передав письма государю. Государю?!… Он тут!» думал Ростов, подходя невольно опять к дому, занимаемому Александром.
У дома этого стояли верховые лошади и съезжалась свита, видимо приготовляясь к выезду государя.
«Всякую минуту я могу увидать его, – думал Ростов. Если бы только я мог прямо передать ему письмо и сказать всё, неужели меня бы арестовали за фрак? Не может быть! Он бы понял, на чьей стороне справедливость. Он всё понимает, всё знает. Кто же может быть справедливее и великодушнее его? Ну, да ежели бы меня и арестовали бы за то, что я здесь, что ж за беда?» думал он, глядя на офицера, всходившего в дом, занимаемый государем. «Ведь вот всходят же. – Э! всё вздор. Пойду и подам сам письмо государю: тем хуже будет для Друбецкого, который довел меня до этого». И вдруг, с решительностью, которой он сам не ждал от себя, Ростов, ощупав письмо в кармане, пошел прямо к дому, занимаемому государем.
«Нет, теперь уже не упущу случая, как после Аустерлица, думал он, ожидая всякую секунду встретить государя и чувствуя прилив крови к сердцу при этой мысли. Упаду в ноги и буду просить его. Он поднимет, выслушает и еще поблагодарит меня». «Я счастлив, когда могу сделать добро, но исправить несправедливость есть величайшее счастье», воображал Ростов слова, которые скажет ему государь. И он пошел мимо любопытно смотревших на него, на крыльцо занимаемого государем дома.
С крыльца широкая лестница вела прямо наверх; направо видна была затворенная дверь. Внизу под лестницей была дверь в нижний этаж.
– Кого вам? – спросил кто то.
– Подать письмо, просьбу его величеству, – сказал Николай с дрожанием голоса.
– Просьба – к дежурному, пожалуйте сюда (ему указали на дверь внизу). Только не примут.
Услыхав этот равнодушный голос, Ростов испугался того, что он делал; мысль встретить всякую минуту государя так соблазнительна и оттого так страшна была для него, что он готов был бежать, но камер фурьер, встретивший его, отворил ему дверь в дежурную и Ростов вошел.
Невысокий полный человек лет 30, в белых панталонах, ботфортах и в одной, видно только что надетой, батистовой рубашке, стоял в этой комнате; камердинер застегивал ему сзади шитые шелком прекрасные новые помочи, которые почему то заметил Ростов. Человек этот разговаривал с кем то бывшим в другой комнате.
– Bien faite et la beaute du diable, [Хорошо сложена и красота молодости,] – говорил этот человек и увидав Ростова перестал говорить и нахмурился.
– Что вам угодно? Просьба?…
– Qu'est ce que c'est? [Что это?] – спросил кто то из другой комнаты.
– Encore un petitionnaire, [Еще один проситель,] – отвечал человек в помочах.
– Скажите ему, что после. Сейчас выйдет, надо ехать.
– После, после, завтра. Поздно…
Ростов повернулся и хотел выйти, но человек в помочах остановил его.
– От кого? Вы кто?
– От майора Денисова, – отвечал Ростов.
– Вы кто? офицер?
– Поручик, граф Ростов.
– Какая смелость! По команде подайте. А сами идите, идите… – И он стал надевать подаваемый камердинером мундир.
Ростов вышел опять в сени и заметил, что на крыльце было уже много офицеров и генералов в полной парадной форме, мимо которых ему надо было пройти.
Проклиная свою смелость, замирая от мысли, что всякую минуту он может встретить государя и при нем быть осрамлен и выслан под арест, понимая вполне всю неприличность своего поступка и раскаиваясь в нем, Ростов, опустив глаза, пробирался вон из дома, окруженного толпой блестящей свиты, когда чей то знакомый голос окликнул его и чья то рука остановила его.
– Вы, батюшка, что тут делаете во фраке? – спросил его басистый голос.
Это был кавалерийский генерал, в эту кампанию заслуживший особенную милость государя, бывший начальник дивизии, в которой служил Ростов.
Ростов испуганно начал оправдываться, но увидав добродушно шутливое лицо генерала, отойдя к стороне, взволнованным голосом передал ему всё дело, прося заступиться за известного генералу Денисова. Генерал выслушав Ростова серьезно покачал головой.
– Жалко, жалко молодца; давай письмо.
Едва Ростов успел передать письмо и рассказать всё дело Денисова, как с лестницы застучали быстрые шаги со шпорами и генерал, отойдя от него, подвинулся к крыльцу. Господа свиты государя сбежали с лестницы и пошли к лошадям. Берейтор Эне, тот самый, который был в Аустерлице, подвел лошадь государя, и на лестнице послышался легкий скрип шагов, которые сейчас узнал Ростов. Забыв опасность быть узнанным, Ростов подвинулся с несколькими любопытными из жителей к самому крыльцу и опять, после двух лет, он увидал те же обожаемые им черты, то же лицо, тот же взгляд, ту же походку, то же соединение величия и кротости… И чувство восторга и любви к государю с прежнею силою воскресло в душе Ростова. Государь в Преображенском мундире, в белых лосинах и высоких ботфортах, с звездой, которую не знал Ростов (это была legion d'honneur) [звезда почетного легиона] вышел на крыльцо, держа шляпу под рукой и надевая перчатку. Он остановился, оглядываясь и всё освещая вокруг себя своим взглядом. Кое кому из генералов он сказал несколько слов. Он узнал тоже бывшего начальника дивизии Ростова, улыбнулся ему и подозвал его к себе.
Вся свита отступила, и Ростов видел, как генерал этот что то довольно долго говорил государю.
Государь сказал ему несколько слов и сделал шаг, чтобы подойти к лошади. Опять толпа свиты и толпа улицы, в которой был Ростов, придвинулись к государю. Остановившись у лошади и взявшись рукою за седло, государь обратился к кавалерийскому генералу и сказал громко, очевидно с желанием, чтобы все слышали его.
– Не могу, генерал, и потому не могу, что закон сильнее меня, – сказал государь и занес ногу в стремя. Генерал почтительно наклонил голову, государь сел и поехал галопом по улице. Ростов, не помня себя от восторга, с толпою побежал за ним.


На площади куда поехал государь, стояли лицом к лицу справа батальон преображенцев, слева батальон французской гвардии в медвежьих шапках.
В то время как государь подъезжал к одному флангу баталионов, сделавших на караул, к противоположному флангу подскакивала другая толпа всадников и впереди их Ростов узнал Наполеона. Это не мог быть никто другой. Он ехал галопом в маленькой шляпе, с Андреевской лентой через плечо, в раскрытом над белым камзолом синем мундире, на необыкновенно породистой арабской серой лошади, на малиновом, золотом шитом, чепраке. Подъехав к Александру, он приподнял шляпу и при этом движении кавалерийский глаз Ростова не мог не заметить, что Наполеон дурно и не твердо сидел на лошади. Батальоны закричали: Ура и Vive l'Empereur! [Да здравствует Император!] Наполеон что то сказал Александру. Оба императора слезли с лошадей и взяли друг друга за руки. На лице Наполеона была неприятно притворная улыбка. Александр с ласковым выражением что то говорил ему.
Ростов не спуская глаз, несмотря на топтание лошадьми французских жандармов, осаживавших толпу, следил за каждым движением императора Александра и Бонапарте. Его, как неожиданность, поразило то, что Александр держал себя как равный с Бонапарте, и что Бонапарте совершенно свободно, как будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный, обращался с русским царем.
Александр и Наполеон с длинным хвостом свиты подошли к правому флангу Преображенского батальона, прямо на толпу, которая стояла тут. Толпа очутилась неожиданно так близко к императорам, что Ростову, стоявшему в передних рядах ее, стало страшно, как бы его не узнали.
– Sire, je vous demande la permission de donner la legion d'honneur au plus brave de vos soldats, [Государь, я прошу у вас позволенья дать орден Почетного легиона храбрейшему из ваших солдат,] – сказал резкий, точный голос, договаривающий каждую букву. Это говорил малый ростом Бонапарте, снизу прямо глядя в глаза Александру. Александр внимательно слушал то, что ему говорили, и наклонив голову, приятно улыбнулся.
– A celui qui s'est le plus vaillament conduit dans cette derieniere guerre, [Тому, кто храбрее всех показал себя во время войны,] – прибавил Наполеон, отчеканивая каждый слог, с возмутительным для Ростова спокойствием и уверенностью оглядывая ряды русских, вытянувшихся перед ним солдат, всё держащих на караул и неподвижно глядящих в лицо своего императора.
– Votre majeste me permettra t elle de demander l'avis du colonel? [Ваше Величество позволит ли мне спросить мнение полковника?] – сказал Александр и сделал несколько поспешных шагов к князю Козловскому, командиру батальона. Бонапарте стал между тем снимать перчатку с белой, маленькой руки и разорвав ее, бросил. Адъютант, сзади торопливо бросившись вперед, поднял ее.
– Кому дать? – не громко, по русски спросил император Александр у Козловского.
– Кому прикажете, ваше величество? – Государь недовольно поморщился и, оглянувшись, сказал:
– Да ведь надобно же отвечать ему.
Козловский с решительным видом оглянулся на ряды и в этом взгляде захватил и Ростова.
«Уж не меня ли?» подумал Ростов.
– Лазарев! – нахмурившись прокомандовал полковник; и первый по ранжиру солдат, Лазарев, бойко вышел вперед.
– Куда же ты? Тут стой! – зашептали голоса на Лазарева, не знавшего куда ему итти. Лазарев остановился, испуганно покосившись на полковника, и лицо его дрогнуло, как это бывает с солдатами, вызываемыми перед фронт.
Наполеон чуть поворотил голову назад и отвел назад свою маленькую пухлую ручку, как будто желая взять что то. Лица его свиты, догадавшись в ту же секунду в чем дело, засуетились, зашептались, передавая что то один другому, и паж, тот самый, которого вчера видел Ростов у Бориса, выбежал вперед и почтительно наклонившись над протянутой рукой и не заставив ее дожидаться ни одной секунды, вложил в нее орден на красной ленте. Наполеон, не глядя, сжал два пальца. Орден очутился между ними. Наполеон подошел к Лазареву, который, выкатывая глаза, упорно продолжал смотреть только на своего государя, и оглянулся на императора Александра, показывая этим, что то, что он делал теперь, он делал для своего союзника. Маленькая белая рука с орденом дотронулась до пуговицы солдата Лазарева. Как будто Наполеон знал, что для того, чтобы навсегда этот солдат был счастлив, награжден и отличен от всех в мире, нужно было только, чтобы его, Наполеонова рука, удостоила дотронуться до груди солдата. Наполеон только прило жил крест к груди Лазарева и, пустив руку, обратился к Александру, как будто он знал, что крест должен прилипнуть к груди Лазарева. Крест действительно прилип.
Русские и французские услужливые руки, мгновенно подхватив крест, прицепили его к мундиру. Лазарев мрачно взглянул на маленького человечка, с белыми руками, который что то сделал над ним, и продолжая неподвижно держать на караул, опять прямо стал глядеть в глаза Александру, как будто он спрашивал Александра: всё ли еще ему стоять, или не прикажут ли ему пройтись теперь, или может быть еще что нибудь сделать? Но ему ничего не приказывали, и он довольно долго оставался в этом неподвижном состоянии.
Государи сели верхами и уехали. Преображенцы, расстроивая ряды, перемешались с французскими гвардейцами и сели за столы, приготовленные для них.
Лазарев сидел на почетном месте; его обнимали, поздравляли и жали ему руки русские и французские офицеры. Толпы офицеров и народа подходили, чтобы только посмотреть на Лазарева. Гул говора русского французского и хохота стоял на площади вокруг столов. Два офицера с раскрасневшимися лицами, веселые и счастливые прошли мимо Ростова.
– Каково, брат, угощенье? Всё на серебре, – сказал один. – Лазарева видел?
– Видел.
– Завтра, говорят, преображенцы их угащивать будут.
– Нет, Лазареву то какое счастье! 10 франков пожизненного пенсиона.
– Вот так шапка, ребята! – кричал преображенец, надевая мохнатую шапку француза.
– Чудо как хорошо, прелесть!
– Ты слышал отзыв? – сказал гвардейский офицер другому. Третьего дня было Napoleon, France, bravoure; [Наполеон, Франция, храбрость;] вчера Alexandre, Russie, grandeur; [Александр, Россия, величие;] один день наш государь дает отзыв, а другой день Наполеон. Завтра государь пошлет Георгия самому храброму из французских гвардейцев. Нельзя же! Должен ответить тем же.
Борис с своим товарищем Жилинским тоже пришел посмотреть на банкет преображенцев. Возвращаясь назад, Борис заметил Ростова, который стоял у угла дома.
– Ростов! здравствуй; мы и не видались, – сказал он ему, и не мог удержаться, чтобы не спросить у него, что с ним сделалось: так странно мрачно и расстроено было лицо Ростова.
– Ничего, ничего, – отвечал Ростов.
– Ты зайдешь?
– Да, зайду.
Ростов долго стоял у угла, издалека глядя на пирующих. В уме его происходила мучительная работа, которую он никак не мог довести до конца. В душе поднимались страшные сомнения. То ему вспоминался Денисов с своим изменившимся выражением, с своей покорностью и весь госпиталь с этими оторванными руками и ногами, с этой грязью и болезнями. Ему так живо казалось, что он теперь чувствует этот больничный запах мертвого тела, что он оглядывался, чтобы понять, откуда мог происходить этот запах. То ему вспоминался этот самодовольный Бонапарте с своей белой ручкой, который был теперь император, которого любит и уважает император Александр. Для чего же оторванные руки, ноги, убитые люди? То вспоминался ему награжденный Лазарев и Денисов, наказанный и непрощенный. Он заставал себя на таких странных мыслях, что пугался их.
Запах еды преображенцев и голод вызвали его из этого состояния: надо было поесть что нибудь, прежде чем уехать. Он пошел к гостинице, которую видел утром. В гостинице он застал так много народу, офицеров, так же как и он приехавших в статских платьях, что он насилу добился обеда. Два офицера одной с ним дивизии присоединились к нему. Разговор естественно зашел о мире. Офицеры, товарищи Ростова, как и большая часть армии, были недовольны миром, заключенным после Фридланда. Говорили, что еще бы подержаться, Наполеон бы пропал, что у него в войсках ни сухарей, ни зарядов уж не было. Николай молча ел и преимущественно пил. Он выпил один две бутылки вина. Внутренняя поднявшаяся в нем работа, не разрешаясь, всё также томила его. Он боялся предаваться своим мыслям и не мог отстать от них. Вдруг на слова одного из офицеров, что обидно смотреть на французов, Ростов начал кричать с горячностью, ничем не оправданною, и потому очень удивившею офицеров.
– И как вы можете судить, что было бы лучше! – закричал он с лицом, вдруг налившимся кровью. – Как вы можете судить о поступках государя, какое мы имеем право рассуждать?! Мы не можем понять ни цели, ни поступков государя!
– Да я ни слова не говорил о государе, – оправдывался офицер, не могший иначе как тем, что Ростов пьян, объяснить себе его вспыльчивости.
Но Ростов не слушал.
– Мы не чиновники дипломатические, а мы солдаты и больше ничего, – продолжал он. – Умирать велят нам – так умирать. А коли наказывают, так значит – виноват; не нам судить. Угодно государю императору признать Бонапарте императором и заключить с ним союз – значит так надо. А то, коли бы мы стали обо всем судить да рассуждать, так этак ничего святого не останется. Этак мы скажем, что ни Бога нет, ничего нет, – ударяя по столу кричал Николай, весьма некстати, по понятиям своих собеседников, но весьма последовательно по ходу своих мыслей.
– Наше дело исполнять свой долг, рубиться и не думать, вот и всё, – заключил он.
– И пить, – сказал один из офицеров, не желавший ссориться.
– Да, и пить, – подхватил Николай. – Эй ты! Еще бутылку! – крикнул он.



В 1808 году император Александр ездил в Эрфурт для нового свидания с императором Наполеоном, и в высшем Петербургском обществе много говорили о величии этого торжественного свидания.
В 1809 году близость двух властелинов мира, как называли Наполеона и Александра, дошла до того, что, когда Наполеон объявил в этом году войну Австрии, то русский корпус выступил за границу для содействия своему прежнему врагу Бонапарте против прежнего союзника, австрийского императора; до того, что в высшем свете говорили о возможности брака между Наполеоном и одной из сестер императора Александра. Но, кроме внешних политических соображений, в это время внимание русского общества с особенной живостью обращено было на внутренние преобразования, которые были производимы в это время во всех частях государственного управления.
Жизнь между тем, настоящая жизнь людей с своими существенными интересами здоровья, болезни, труда, отдыха, с своими интересами мысли, науки, поэзии, музыки, любви, дружбы, ненависти, страстей, шла как и всегда независимо и вне политической близости или вражды с Наполеоном Бонапарте, и вне всех возможных преобразований.
Князь Андрей безвыездно прожил два года в деревне. Все те предприятия по именьям, которые затеял у себя Пьер и не довел ни до какого результата, беспрестанно переходя от одного дела к другому, все эти предприятия, без выказыванья их кому бы то ни было и без заметного труда, были исполнены князем Андреем.
Он имел в высшей степени ту недостававшую Пьеру практическую цепкость, которая без размахов и усилий с его стороны давала движение делу.
Одно именье его в триста душ крестьян было перечислено в вольные хлебопашцы (это был один из первых примеров в России), в других барщина заменена оброком. В Богучарово была выписана на его счет ученая бабка для помощи родильницам, и священник за жалованье обучал детей крестьянских и дворовых грамоте.
Одну половину времени князь Андрей проводил в Лысых Горах с отцом и сыном, который был еще у нянек; другую половину времени в богучаровской обители, как называл отец его деревню. Несмотря на выказанное им Пьеру равнодушие ко всем внешним событиям мира, он усердно следил за ними, получал много книг, и к удивлению своему замечал, когда к нему или к отцу его приезжали люди свежие из Петербурга, из самого водоворота жизни, что эти люди, в знании всего совершающегося во внешней и внутренней политике, далеко отстали от него, сидящего безвыездно в деревне.
Кроме занятий по именьям, кроме общих занятий чтением самых разнообразных книг, князь Андрей занимался в это время критическим разбором наших двух последних несчастных кампаний и составлением проекта об изменении наших военных уставов и постановлений.
Весною 1809 года, князь Андрей поехал в рязанские именья своего сына, которого он был опекуном.
Пригреваемый весенним солнцем, он сидел в коляске, поглядывая на первую траву, первые листья березы и первые клубы белых весенних облаков, разбегавшихся по яркой синеве неба. Он ни о чем не думал, а весело и бессмысленно смотрел по сторонам.
Проехали перевоз, на котором он год тому назад говорил с Пьером. Проехали грязную деревню, гумны, зеленя, спуск, с оставшимся снегом у моста, подъём по размытой глине, полосы жнивья и зеленеющего кое где кустарника и въехали в березовый лес по обеим сторонам дороги. В лесу было почти жарко, ветру не слышно было. Береза вся обсеянная зелеными клейкими листьями, не шевелилась и из под прошлогодних листьев, поднимая их, вылезала зеленея первая трава и лиловые цветы. Рассыпанные кое где по березнику мелкие ели своей грубой вечной зеленью неприятно напоминали о зиме. Лошади зафыркали, въехав в лес и виднее запотели.
Лакей Петр что то сказал кучеру, кучер утвердительно ответил. Но видно Петру мало было сочувствования кучера: он повернулся на козлах к барину.
– Ваше сиятельство, лёгко как! – сказал он, почтительно улыбаясь.
– Что!
– Лёгко, ваше сиятельство.
«Что он говорит?» подумал князь Андрей. «Да, об весне верно, подумал он, оглядываясь по сторонам. И то зелено всё уже… как скоро! И береза, и черемуха, и ольха уж начинает… А дуб и не заметно. Да, вот он, дуб».
На краю дороги стоял дуб. Вероятно в десять раз старше берез, составлявших лес, он был в десять раз толще и в два раза выше каждой березы. Это был огромный в два обхвата дуб с обломанными, давно видно, суками и с обломанной корой, заросшей старыми болячками. С огромными своими неуклюжими, несимметрично растопыренными, корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиняться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.
«Весна, и любовь, и счастие!» – как будто говорил этот дуб, – «и как не надоест вам всё один и тот же глупый и бессмысленный обман. Всё одно и то же, и всё обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастия. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинакие, и вон и я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, где ни выросли они – из спины, из боков; как выросли – так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам».
Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу, как будто он чего то ждал от него. Цветы и трава были и под дубом, но он всё так же, хмурясь, неподвижно, уродливо и упорно, стоял посреди их.
«Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, думал князь Андрей, пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем жизнь, – наша жизнь кончена!» Целый новый ряд мыслей безнадежных, но грустно приятных в связи с этим дубом, возник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь, и пришел к тому же прежнему успокоительному и безнадежному заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая.


По опекунским делам рязанского именья, князю Андрею надо было видеться с уездным предводителем. Предводителем был граф Илья Андреич Ростов, и князь Андрей в середине мая поехал к нему.
Был уже жаркий период весны. Лес уже весь оделся, была пыль и было так жарко, что проезжая мимо воды, хотелось купаться.
Князь Андрей, невеселый и озабоченный соображениями о том, что и что ему нужно о делах спросить у предводителя, подъезжал по аллее сада к отрадненскому дому Ростовых. Вправо из за деревьев он услыхал женский, веселый крик, и увидал бегущую на перерез его коляски толпу девушек. Впереди других ближе, подбегала к коляске черноволосая, очень тоненькая, странно тоненькая, черноглазая девушка в желтом ситцевом платье, повязанная белым носовым платком, из под которого выбивались пряди расчесавшихся волос. Девушка что то кричала, но узнав чужого, не взглянув на него, со смехом побежала назад.
Князю Андрею вдруг стало от чего то больно. День был так хорош, солнце так ярко, кругом всё так весело; а эта тоненькая и хорошенькая девушка не знала и не хотела знать про его существование и была довольна, и счастлива какой то своей отдельной, – верно глупой – но веселой и счастливой жизнию. «Чему она так рада? о чем она думает! Не об уставе военном, не об устройстве рязанских оброчных. О чем она думает? И чем она счастлива?» невольно с любопытством спрашивал себя князь Андрей.
Граф Илья Андреич в 1809 м году жил в Отрадном всё так же как и прежде, то есть принимая почти всю губернию, с охотами, театрами, обедами и музыкантами. Он, как всякому новому гостю, был рад князю Андрею, и почти насильно оставил его ночевать.
В продолжение скучного дня, во время которого князя Андрея занимали старшие хозяева и почетнейшие из гостей, которыми по случаю приближающихся именин был полон дом старого графа, Болконский несколько раз взглядывая на Наташу чему то смеявшуюся и веселившуюся между другой молодой половиной общества, всё спрашивал себя: «о чем она думает? Чему она так рада!».
Вечером оставшись один на новом месте, он долго не мог заснуть. Он читал, потом потушил свечу и опять зажег ее. В комнате с закрытыми изнутри ставнями было жарко. Он досадовал на этого глупого старика (так он называл Ростова), который задержал его, уверяя, что нужные бумаги в городе, не доставлены еще, досадовал на себя за то, что остался.
Князь Андрей встал и подошел к окну, чтобы отворить его. Как только он открыл ставни, лунный свет, как будто он настороже у окна давно ждал этого, ворвался в комнату. Он отворил окно. Ночь была свежая и неподвижно светлая. Перед самым окном был ряд подстриженных дерев, черных с одной и серебристо освещенных с другой стороны. Под деревами была какая то сочная, мокрая, кудрявая растительность с серебристыми кое где листьями и стеблями. Далее за черными деревами была какая то блестящая росой крыша, правее большое кудрявое дерево, с ярко белым стволом и сучьями, и выше его почти полная луна на светлом, почти беззвездном, весеннем небе. Князь Андрей облокотился на окно и глаза его остановились на этом небе.
Комната князя Андрея была в среднем этаже; в комнатах над ним тоже жили и не спали. Он услыхал сверху женский говор.
– Только еще один раз, – сказал сверху женский голос, который сейчас узнал князь Андрей.
– Да когда же ты спать будешь? – отвечал другой голос.
– Я не буду, я не могу спать, что ж мне делать! Ну, последний раз…
Два женские голоса запели какую то музыкальную фразу, составлявшую конец чего то.
– Ах какая прелесть! Ну теперь спать, и конец.
– Ты спи, а я не могу, – отвечал первый голос, приблизившийся к окну. Она видимо совсем высунулась в окно, потому что слышно было шуршанье ее платья и даже дыханье. Всё затихло и окаменело, как и луна и ее свет и тени. Князь Андрей тоже боялся пошевелиться, чтобы не выдать своего невольного присутствия.
– Соня! Соня! – послышался опять первый голос. – Ну как можно спать! Да ты посмотри, что за прелесть! Ах, какая прелесть! Да проснись же, Соня, – сказала она почти со слезами в голосе. – Ведь этакой прелестной ночи никогда, никогда не бывало.
Соня неохотно что то отвечала.
– Нет, ты посмотри, что за луна!… Ах, какая прелесть! Ты поди сюда. Душенька, голубушка, поди сюда. Ну, видишь? Так бы вот села на корточки, вот так, подхватила бы себя под коленки, – туже, как можно туже – натужиться надо. Вот так!
– Полно, ты упадешь.
Послышалась борьба и недовольный голос Сони: «Ведь второй час».
– Ах, ты только всё портишь мне. Ну, иди, иди.
Опять всё замолкло, но князь Андрей знал, что она всё еще сидит тут, он слышал иногда тихое шевеленье, иногда вздохи.
– Ах… Боже мой! Боже мой! что ж это такое! – вдруг вскрикнула она. – Спать так спать! – и захлопнула окно.
«И дела нет до моего существования!» подумал князь Андрей в то время, как он прислушивался к ее говору, почему то ожидая и боясь, что она скажет что нибудь про него. – «И опять она! И как нарочно!» думал он. В душе его вдруг поднялась такая неожиданная путаница молодых мыслей и надежд, противоречащих всей его жизни, что он, чувствуя себя не в силах уяснить себе свое состояние, тотчас же заснул.


На другой день простившись только с одним графом, не дождавшись выхода дам, князь Андрей поехал домой.
Уже было начало июня, когда князь Андрей, возвращаясь домой, въехал опять в ту березовую рощу, в которой этот старый, корявый дуб так странно и памятно поразил его. Бубенчики еще глуше звенели в лесу, чем полтора месяца тому назад; всё было полно, тенисто и густо; и молодые ели, рассыпанные по лесу, не нарушали общей красоты и, подделываясь под общий характер, нежно зеленели пушистыми молодыми побегами.
Целый день был жаркий, где то собиралась гроза, но только небольшая тучка брызнула на пыль дороги и на сочные листья. Левая сторона леса была темна, в тени; правая мокрая, глянцовитая блестела на солнце, чуть колыхаясь от ветра. Всё было в цвету; соловьи трещали и перекатывались то близко, то далеко.
«Да, здесь, в этом лесу был этот дуб, с которым мы были согласны», подумал князь Андрей. «Да где он», подумал опять князь Андрей, глядя на левую сторону дороги и сам того не зная, не узнавая его, любовался тем дубом, которого он искал. Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого недоверия и горя, – ничего не было видно. Сквозь жесткую, столетнюю кору пробились без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что этот старик произвел их. «Да, это тот самый дуб», подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное, весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мертвое, укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна, – и всё это вдруг вспомнилось ему.
«Нет, жизнь не кончена в 31 год, вдруг окончательно, беспеременно решил князь Андрей. Мало того, что я знаю всё то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо, надо, чтобы все знали меня, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтоб не жили они так независимо от моей жизни, чтоб на всех она отражалась и чтобы все они жили со мною вместе!»

Возвратившись из своей поездки, князь Андрей решился осенью ехать в Петербург и придумал разные причины этого решенья. Целый ряд разумных, логических доводов, почему ему необходимо ехать в Петербург и даже служить, ежеминутно был готов к его услугам. Он даже теперь не понимал, как мог он когда нибудь сомневаться в необходимости принять деятельное участие в жизни, точно так же как месяц тому назад он не понимал, как могла бы ему притти мысль уехать из деревни. Ему казалось ясно, что все его опыты жизни должны были пропасть даром и быть бессмыслицей, ежели бы он не приложил их к делу и не принял опять деятельного участия в жизни. Он даже не понимал того, как на основании таких же бедных разумных доводов прежде очевидно было, что он бы унизился, ежели бы теперь после своих уроков жизни опять бы поверил в возможность приносить пользу и в возможность счастия и любви. Теперь разум подсказывал совсем другое. После этой поездки князь Андрей стал скучать в деревне, прежние занятия не интересовали его, и часто, сидя один в своем кабинете, он вставал, подходил к зеркалу и долго смотрел на свое лицо. Потом он отворачивался и смотрел на портрет покойницы Лизы, которая с взбитыми a la grecque [по гречески] буклями нежно и весело смотрела на него из золотой рамки. Она уже не говорила мужу прежних страшных слов, она просто и весело с любопытством смотрела на него. И князь Андрей, заложив назад руки, долго ходил по комнате, то хмурясь, то улыбаясь, передумывая те неразумные, невыразимые словом, тайные как преступление мысли, связанные с Пьером, с славой, с девушкой на окне, с дубом, с женской красотой и любовью, которые изменили всю его жизнь. И в эти то минуты, когда кто входил к нему, он бывал особенно сух, строго решителен и в особенности неприятно логичен.
– Mon cher, [Дорогой мой,] – бывало скажет входя в такую минуту княжна Марья, – Николушке нельзя нынче гулять: очень холодно.
– Ежели бы было тепло, – в такие минуты особенно сухо отвечал князь Андрей своей сестре, – то он бы пошел в одной рубашке, а так как холодно, надо надеть на него теплую одежду, которая для этого и выдумана. Вот что следует из того, что холодно, а не то чтобы оставаться дома, когда ребенку нужен воздух, – говорил он с особенной логичностью, как бы наказывая кого то за всю эту тайную, нелогичную, происходившую в нем, внутреннюю работу. Княжна Марья думала в этих случаях о том, как сушит мужчин эта умственная работа.


Князь Андрей приехал в Петербург в августе 1809 года. Это было время апогея славы молодого Сперанского и энергии совершаемых им переворотов. В этом самом августе, государь, ехав в коляске, был вывален, повредил себе ногу, и оставался в Петергофе три недели, видаясь ежедневно и исключительно со Сперанским. В это время готовились не только два столь знаменитые и встревожившие общество указа об уничтожении придворных чинов и об экзаменах на чины коллежских асессоров и статских советников, но и целая государственная конституция, долженствовавшая изменить существующий судебный, административный и финансовый порядок управления России от государственного совета до волостного правления. Теперь осуществлялись и воплощались те неясные, либеральные мечтания, с которыми вступил на престол император Александр, и которые он стремился осуществить с помощью своих помощников Чарторижского, Новосильцева, Кочубея и Строгонова, которых он сам шутя называл comite du salut publique. [комитет общественного спасения.]
Теперь всех вместе заменил Сперанский по гражданской части и Аракчеев по военной. Князь Андрей вскоре после приезда своего, как камергер, явился ко двору и на выход. Государь два раза, встретив его, не удостоил его ни одним словом. Князю Андрею всегда еще прежде казалось, что он антипатичен государю, что государю неприятно его лицо и всё существо его. В сухом, отдаляющем взгляде, которым посмотрел на него государь, князь Андрей еще более чем прежде нашел подтверждение этому предположению. Придворные объяснили князю Андрею невнимание к нему государя тем, что Его Величество был недоволен тем, что Болконский не служил с 1805 года.
«Я сам знаю, как мы не властны в своих симпатиях и антипатиях, думал князь Андрей, и потому нечего думать о том, чтобы представить лично мою записку о военном уставе государю, но дело будет говорить само за себя». Он передал о своей записке старому фельдмаршалу, другу отца. Фельдмаршал, назначив ему час, ласково принял его и обещался доложить государю. Через несколько дней было объявлено князю Андрею, что он имеет явиться к военному министру, графу Аракчееву.
В девять часов утра, в назначенный день, князь Андрей явился в приемную к графу Аракчееву.
Лично князь Андрей не знал Аракчеева и никогда не видал его, но всё, что он знал о нем, мало внушало ему уважения к этому человеку.
«Он – военный министр, доверенное лицо государя императора; никому не должно быть дела до его личных свойств; ему поручено рассмотреть мою записку, следовательно он один и может дать ход ей», думал князь Андрей, дожидаясь в числе многих важных и неважных лиц в приемной графа Аракчеева.
Князь Андрей во время своей, большей частью адъютантской, службы много видел приемных важных лиц и различные характеры этих приемных были для него очень ясны. У графа Аракчеева был совершенно особенный характер приемной. На неважных лицах, ожидающих очереди аудиенции в приемной графа Аракчеева, написано было чувство пристыженности и покорности; на более чиновных лицах выражалось одно общее чувство неловкости, скрытое под личиной развязности и насмешки над собою, над своим положением и над ожидаемым лицом. Иные задумчиво ходили взад и вперед, иные шепчась смеялись, и князь Андрей слышал sobriquet [насмешливое прозвище] Силы Андреича и слова: «дядя задаст», относившиеся к графу Аракчееву. Один генерал (важное лицо) видимо оскорбленный тем, что должен был так долго ждать, сидел перекладывая ноги и презрительно сам с собой улыбаясь.
Но как только растворялась дверь, на всех лицах выражалось мгновенно только одно – страх. Князь Андрей попросил дежурного другой раз доложить о себе, но на него посмотрели с насмешкой и сказали, что его черед придет в свое время. После нескольких лиц, введенных и выведенных адъютантом из кабинета министра, в страшную дверь был впущен офицер, поразивший князя Андрея своим униженным и испуганным видом. Аудиенция офицера продолжалась долго. Вдруг послышались из за двери раскаты неприятного голоса, и бледный офицер, с трясущимися губами, вышел оттуда, и схватив себя за голову, прошел через приемную.
Вслед за тем князь Андрей был подведен к двери, и дежурный шопотом сказал: «направо, к окну».
Князь Андрей вошел в небогатый опрятный кабинет и у стола увидал cорокалетнего человека с длинной талией, с длинной, коротко обстриженной головой и толстыми морщинами, с нахмуренными бровями над каре зелеными тупыми глазами и висячим красным носом. Аракчеев поворотил к нему голову, не глядя на него.
– Вы чего просите? – спросил Аракчеев.
– Я ничего не… прошу, ваше сиятельство, – тихо проговорил князь Андрей. Глаза Аракчеева обратились на него.
– Садитесь, – сказал Аракчеев, – князь Болконский?
– Я ничего не прошу, а государь император изволил переслать к вашему сиятельству поданную мною записку…
– Изволите видеть, мой любезнейший, записку я вашу читал, – перебил Аракчеев, только первые слова сказав ласково, опять не глядя ему в лицо и впадая всё более и более в ворчливо презрительный тон. – Новые законы военные предлагаете? Законов много, исполнять некому старых. Нынче все законы пишут, писать легче, чем делать.
– Я приехал по воле государя императора узнать у вашего сиятельства, какой ход вы полагаете дать поданной записке? – сказал учтиво князь Андрей.
– На записку вашу мной положена резолюция и переслана в комитет. Я не одобряю, – сказал Аракчеев, вставая и доставая с письменного стола бумагу. – Вот! – он подал князю Андрею.
На бумаге поперег ее, карандашом, без заглавных букв, без орфографии, без знаков препинания, было написано: «неосновательно составлено понеже как подражание списано с французского военного устава и от воинского артикула без нужды отступающего».
– В какой же комитет передана записка? – спросил князь Андрей.
– В комитет о воинском уставе, и мною представлено о зачислении вашего благородия в члены. Только без жалованья.
Князь Андрей улыбнулся.
– Я и не желаю.
– Без жалованья членом, – повторил Аракчеев. – Имею честь. Эй, зови! Кто еще? – крикнул он, кланяясь князю Андрею.


Ожидая уведомления о зачислении его в члены комитета, князь Андрей возобновил старые знакомства особенно с теми лицами, которые, он знал, были в силе и могли быть нужны ему. Он испытывал теперь в Петербурге чувство, подобное тому, какое он испытывал накануне сражения, когда его томило беспокойное любопытство и непреодолимо тянуло в высшие сферы, туда, где готовилось будущее, от которого зависели судьбы миллионов. Он чувствовал по озлоблению стариков, по любопытству непосвященных, по сдержанности посвященных, по торопливости, озабоченности всех, по бесчисленному количеству комитетов, комиссий, о существовании которых он вновь узнавал каждый день, что теперь, в 1809 м году, готовилось здесь, в Петербурге, какое то огромное гражданское сражение, которого главнокомандующим было неизвестное ему, таинственное и представлявшееся ему гениальным, лицо – Сперанский. И самое ему смутно известное дело преобразования, и Сперанский – главный деятель, начинали так страстно интересовать его, что дело воинского устава очень скоро стало переходить в сознании его на второстепенное место.
Князь Андрей находился в одном из самых выгодных положений для того, чтобы быть хорошо принятым во все самые разнообразные и высшие круги тогдашнего петербургского общества. Партия преобразователей радушно принимала и заманивала его, во первых потому, что он имел репутацию ума и большой начитанности, во вторых потому, что он своим отпущением крестьян на волю сделал уже себе репутацию либерала. Партия стариков недовольных, прямо как к сыну своего отца, обращалась к нему за сочувствием, осуждая преобразования. Женское общество, свет , радушно принимали его, потому что он был жених, богатый и знатный, и почти новое лицо с ореолом романической истории о его мнимой смерти и трагической кончине жены. Кроме того, общий голос о нем всех, которые знали его прежде, был тот, что он много переменился к лучшему в эти пять лет, смягчился и возмужал, что не было в нем прежнего притворства, гордости и насмешливости, и было то спокойствие, которое приобретается годами. О нем заговорили, им интересовались и все желали его видеть.
На другой день после посещения графа Аракчеева князь Андрей был вечером у графа Кочубея. Он рассказал графу свое свидание с Силой Андреичем (Кочубей так называл Аракчеева с той же неопределенной над чем то насмешкой, которую заметил князь Андрей в приемной военного министра).
– Mon cher, [Дорогой мой,] даже в этом деле вы не минуете Михаил Михайловича. C'est le grand faiseur. [Всё делается им.] Я скажу ему. Он обещался приехать вечером…
– Какое же дело Сперанскому до военных уставов? – спросил князь Андрей.
Кочубей, улыбнувшись, покачал головой, как бы удивляясь наивности Болконского.
– Мы с ним говорили про вас на днях, – продолжал Кочубей, – о ваших вольных хлебопашцах…
– Да, это вы, князь, отпустили своих мужиков? – сказал Екатерининский старик, презрительно обернувшись на Болконского.
– Маленькое именье ничего не приносило дохода, – отвечал Болконский, чтобы напрасно не раздражать старика, стараясь смягчить перед ним свой поступок.
– Vous craignez d'etre en retard, [Боитесь опоздать,] – сказал старик, глядя на Кочубея.
– Я одного не понимаю, – продолжал старик – кто будет землю пахать, коли им волю дать? Легко законы писать, а управлять трудно. Всё равно как теперь, я вас спрашиваю, граф, кто будет начальником палат, когда всем экзамены держать?
– Те, кто выдержат экзамены, я думаю, – отвечал Кочубей, закидывая ногу на ногу и оглядываясь.
– Вот у меня служит Пряничников, славный человек, золото человек, а ему 60 лет, разве он пойдет на экзамены?…
– Да, это затруднительно, понеже образование весьма мало распространено, но… – Граф Кочубей не договорил, он поднялся и, взяв за руку князя Андрея, пошел навстречу входящему высокому, лысому, белокурому человеку, лет сорока, с большим открытым лбом и необычайной, странной белизной продолговатого лица. На вошедшем был синий фрак, крест на шее и звезда на левой стороне груди. Это был Сперанский. Князь Андрей тотчас узнал его и в душе его что то дрогнуло, как это бывает в важные минуты жизни. Было ли это уважение, зависть, ожидание – он не знал. Вся фигура Сперанского имела особенный тип, по которому сейчас можно было узнать его. Ни у кого из того общества, в котором жил князь Андрей, он не видал этого спокойствия и самоуверенности неловких и тупых движений, ни у кого он не видал такого твердого и вместе мягкого взгляда полузакрытых и несколько влажных глаз, не видал такой твердости ничего незначащей улыбки, такого тонкого, ровного, тихого голоса, и, главное, такой нежной белизны лица и особенно рук, несколько широких, но необыкновенно пухлых, нежных и белых. Такую белизну и нежность лица князь Андрей видал только у солдат, долго пробывших в госпитале. Это был Сперанский, государственный секретарь, докладчик государя и спутник его в Эрфурте, где он не раз виделся и говорил с Наполеоном.
Сперанский не перебегал глазами с одного лица на другое, как это невольно делается при входе в большое общество, и не торопился говорить. Он говорил тихо, с уверенностью, что будут слушать его, и смотрел только на то лицо, с которым говорил.
Князь Андрей особенно внимательно следил за каждым словом и движением Сперанского. Как это бывает с людьми, особенно с теми, которые строго судят своих ближних, князь Андрей, встречаясь с новым лицом, особенно с таким, как Сперанский, которого он знал по репутации, всегда ждал найти в нем полное совершенство человеческих достоинств.
Сперанский сказал Кочубею, что жалеет о том, что не мог приехать раньше, потому что его задержали во дворце. Он не сказал, что его задержал государь. И эту аффектацию скромности заметил князь Андрей. Когда Кочубей назвал ему князя Андрея, Сперанский медленно перевел свои глаза на Болконского с той же улыбкой и молча стал смотреть на него.
– Я очень рад с вами познакомиться, я слышал о вас, как и все, – сказал он.
Кочубей сказал несколько слов о приеме, сделанном Болконскому Аракчеевым. Сперанский больше улыбнулся.
– Директором комиссии военных уставов мой хороший приятель – господин Магницкий, – сказал он, договаривая каждый слог и каждое слово, – и ежели вы того пожелаете, я могу свести вас с ним. (Он помолчал на точке.) Я надеюсь, что вы найдете в нем сочувствие и желание содействовать всему разумному.
Около Сперанского тотчас же составился кружок и тот старик, который говорил о своем чиновнике, Пряничникове, тоже с вопросом обратился к Сперанскому.
Князь Андрей, не вступая в разговор, наблюдал все движения Сперанского, этого человека, недавно ничтожного семинариста и теперь в руках своих, – этих белых, пухлых руках, имевшего судьбу России, как думал Болконский. Князя Андрея поразило необычайное, презрительное спокойствие, с которым Сперанский отвечал старику. Он, казалось, с неизмеримой высоты обращал к нему свое снисходительное слово. Когда старик стал говорить слишком громко, Сперанский улыбнулся и сказал, что он не может судить о выгоде или невыгоде того, что угодно было государю.
Поговорив несколько времени в общем кругу, Сперанский встал и, подойдя к князю Андрею, отозвал его с собой на другой конец комнаты. Видно было, что он считал нужным заняться Болконским.
– Я не успел поговорить с вами, князь, среди того одушевленного разговора, в который был вовлечен этим почтенным старцем, – сказал он, кротко презрительно улыбаясь и этой улыбкой как бы признавая, что он вместе с князем Андреем понимает ничтожность тех людей, с которыми он только что говорил. Это обращение польстило князю Андрею. – Я вас знаю давно: во первых, по делу вашему о ваших крестьянах, это наш первый пример, которому так желательно бы было больше последователей; а во вторых, потому что вы один из тех камергеров, которые не сочли себя обиженными новым указом о придворных чинах, вызывающим такие толки и пересуды.
– Да, – сказал князь Андрей, – отец не хотел, чтобы я пользовался этим правом; я начал службу с нижних чинов.
– Ваш батюшка, человек старого века, очевидно стоит выше наших современников, которые так осуждают эту меру, восстановляющую только естественную справедливость.
– Я думаю однако, что есть основание и в этих осуждениях… – сказал князь Андрей, стараясь бороться с влиянием Сперанского, которое он начинал чувствовать. Ему неприятно было во всем соглашаться с ним: он хотел противоречить. Князь Андрей, обыкновенно говоривший легко и хорошо, чувствовал теперь затруднение выражаться, говоря с Сперанским. Его слишком занимали наблюдения над личностью знаменитого человека.
– Основание для личного честолюбия может быть, – тихо вставил свое слово Сперанский.
– Отчасти и для государства, – сказал князь Андрей.
– Как вы разумеете?… – сказал Сперанский, тихо опустив глаза.
– Я почитатель Montesquieu, – сказал князь Андрей. – И его мысль о том, что le рrincipe des monarchies est l'honneur, me parait incontestable. Certains droits еt privileges de la noblesse me paraissent etre des moyens de soutenir ce sentiment. [основа монархий есть честь, мне кажется несомненной. Некоторые права и привилегии дворянства мне кажутся средствами для поддержания этого чувства.]
Улыбка исчезла на белом лице Сперанского и физиономия его много выиграла от этого. Вероятно мысль князя Андрея показалась ему занимательною.