Маршал, мы здесь!

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Maréchal, nous voilà !
Маршал, мы здесь!
Автор слов Андре Монтагар
Композитор Андре Монтагар
Шарль Куртью
Страна Франция

Маршал, мы здесь! (фр. Maréchal, nous voilà !) — песня в честь маршала Петена, автор слов — Андре Монтагар (1888—1963), авторы музыки — Андре Монтагар (Andre Montagard) и Шарль Куртью (Charles Courtioux)[1]. Во время Режима Виши песня исполнялась на официальных мероприятиях сразу после «Марсельезы» (гимна Франции). После того, как немцы потребовали запретить «Марсельезу», песня стала фактическим гимном Франции.

Официально считалось, что песня была написана в 1940 г. На самом деле, авторы просто создали новые слова на музыку марша в честь «Тур де Франс»: « Attention, les voilà ! les coureurs, les géants de la route…». Музыка, в свою очередь, представляла собой плагиат — за основу была взята мелодия La margoton du bataillon, автор которой, композитор Казимир Оберфельд[1], будучи евреем, погиб в 1945 году в Освенциме[2].

Напишите отзыв о статье "Маршал, мы здесь!"



Примечания

  1. 1 2  (фр.) Nathalie Dompnier, " Entre La Marseillaise et Maréchal, nous voilà ! quel hymne pour le régime de Vichy ? ", dans Myriam Chimènes (dir.), La vie musicale sous Vichy, Éditions Complexe — IRPMF-CNRS, coll. " Histoire du temps présent ", 2001, p. 71
  2. www.chanson.udenap.org/fiches_bio/oberfeld_casimir.htm

Ссылки

  • [la.france.nouvelle.free.fr/liens/Marechal_nous_voila.mp3 Мелодия песни] — в исполнении Андре Дассари
  • www.marechal-petain.com/chanson.htm
  • www.chanson.udenap.org/50_chansons/50_chansons_05.htm — на странице см. раздел № 45


Отрывок, характеризующий Маршал, мы здесь!

– Так то лучше, граф, – повторил штаб ротмистр, как будто за его признание начиная величать его титулом. – Подите и извинитесь, ваше сиятельство, да с.
– Господа, всё сделаю, никто от меня слова не услышит, – умоляющим голосом проговорил Ростов, – но извиняться не могу, ей Богу, не могу, как хотите! Как я буду извиняться, точно маленький, прощенья просить?
Денисов засмеялся.
– Вам же хуже. Богданыч злопамятен, поплатитесь за упрямство, – сказал Кирстен.
– Ей Богу, не упрямство! Я не могу вам описать, какое чувство, не могу…
– Ну, ваша воля, – сказал штаб ротмистр. – Что ж, мерзавец то этот куда делся? – спросил он у Денисова.
– Сказался больным, завтг'а велено пг'иказом исключить, – проговорил Денисов.
– Это болезнь, иначе нельзя объяснить, – сказал штаб ротмистр.
– Уж там болезнь не болезнь, а не попадайся он мне на глаза – убью! – кровожадно прокричал Денисов.
В комнату вошел Жерков.
– Ты как? – обратились вдруг офицеры к вошедшему.
– Поход, господа. Мак в плен сдался и с армией, совсем.
– Врешь!
– Сам видел.
– Как? Мака живого видел? с руками, с ногами?
– Поход! Поход! Дать ему бутылку за такую новость. Ты как же сюда попал?
– Опять в полк выслали, за чорта, за Мака. Австрийской генерал пожаловался. Я его поздравил с приездом Мака…Ты что, Ростов, точно из бани?
– Тут, брат, у нас, такая каша второй день.
Вошел полковой адъютант и подтвердил известие, привезенное Жерковым. На завтра велено было выступать.
– Поход, господа!
– Ну, и слава Богу, засиделись.


Кутузов отступил к Вене, уничтожая за собой мосты на реках Инне (в Браунау) и Трауне (в Линце). 23 го октября .русские войска переходили реку Энс. Русские обозы, артиллерия и колонны войск в середине дня тянулись через город Энс, по сю и по ту сторону моста.