Масленников, Иван Иванович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Иван Иванович Масленников
Дата рождения

3 (16) сентября 1900(1900-09-16)

Место рождения

станция Чалыкла, Новоузенский уезд, Самарская губерния, Российская империя

Дата смерти

16 апреля 1954(1954-04-16) (53 года)

Место смерти

Москва, СССР

Принадлежность

РСФСР РСФСР
СССР СССР

Род войск

кавалерия
войска НКВД
пограничные войска
пехота
внутренние войска

Годы службы

19171954

Звание

Командовал

126-й кавалерийский полк
3-я кавалерийская бригада
11-й Хорезмский кавалерийский полк ОГПУ-НКВД
оперативная группа Западного фронта
29-я армия
39-я армия
Северная группа войск Закавказского фронта
Северо-Кавказский фронт
8-я гвардейская армия
42-я армия
3-й Прибалтийский фронт
Бакинский военный округ
Закавказский военный округ

Сражения/войны

Гражданская война в России,
Великая Отечественная война,
Советско-японская война

Награды и премии

Ива́н Ива́нович Ма́сленников (3 [16] сентября 1900, станция Чалыкла, Самарская губерния — 16 апреля 1954, Москва) — советский военный деятель, генерал армии. Герой Советского Союза (8 сентября 1945).

Депутат Верховного Совета СССР 1-го и 2-го созывов. Кандидат в члены ЦК КПСС с 1939 по 1954 годы.





Начальная биография

Иван Иванович Масленников родился 3 (16) сентября 1900 года на станции Чалыкла (ныне — Озинского района Саратовской области)[1].

Закончил двуклассное министерское железнодорожное училище. С 1915 по 1917 годы работал телеграфистом станции Чебышево Урало-Илецкой железной дороги, а в 1917 году — телеграфистом станции Уральск, а затем станции Красный Кут Рязано-Уральской железной дороги.

Военная служба

Гражданская война

В 1917 году вступил в ряды Красной гвардии и был назначен на должность командира Краснокутского красногвардейского отряда, а затем — на должность начальника команды связи красногвардейского отряда, действовавшего в районах Астрахани и Красного Кута. Во время Февральской революции участвовал в разоружении жандармов на Урало-Илецкой железной дороге. После возвращения отряда по заданию Краснокутского ревкома Масленников сформировал новый красногвардейский отряд.

С марта 1918 года служил в рядах РККА. В марте 1918 года был назначен на должность начальника команды связи 1-й Украинской стрелковой дивизии, в марте 1919 года — на должность начальника связи 199-го стрелкового полка, в июне 1919 года — на должность начальника команды конных разведчиков, а затем — на должность командира конной сотни 199-го стрелкового полка, в марте 1920 года — на должность командира конной группы, а затем — на должность помощника командира 67-го стрелкового полка, а в июне 1920 года — на должность командира 126-го кавалерийского полка. Находясь на этих должностях, воевал против армий под командованием Деникина и Врангеля

Межвоенное время

С августа 1920 года И. И. Масленников временно исполнял должность командира бригады 12-й кавалерийской дивизии, а затем командовал 3-й кавалерийской бригадой. В 1922 году был назначен на должность помощника командира эскадрона 79-го кавалерийского полка, затем — на должность командира эскадрона 79-го кавалерийского полка, а вскоре — на должность командира Отдельного кавалерийского эскадрона.

В августе 1924 года вступил в ряды ВКП(б). С 1925 года проходил обучение на среднем курсе Новочеркасских кавалерийских курсов усовершенствования командного состава РККА, по окончании которого в 1926 году был назначен на должность командира и военного комиссара Отдельного кавалерийского эскадрона 37-й стрелкового дивизии.

В 1928 году Масленников был назначен на должность начальника манёвренных групп 47-го и 48-го пограничных отрядов ОГПУ, в 1929 году — на должность инструктора строевой подготовки 48-го пограничного отряда ОГПУ, а в 1930 году — на должность помощника начальника 48-го пограничного отряда ОГПУ по строевой части.

В 1931 году был направлен на учёбу на старший курс Новочеркасских кавалерийских курсов усовершенствования командного состава РККА, по окончании которого в 1932 году был назначен на должность командира и военного комиссара 11-го Хорезмского кавалерийского полка ОГПУ-НКВД. Одновременно с этим проходил обучение в Среднеазиатском коммунистическом университете имени В. И. Ленина, который закончил в 1934 году, а также заочно в Военной академии имени М. В. Фрунзе, которую закончил в 1935 году. Принимал участие в подавлении басмачества в Средней Азии. Части под командованием И. И. Масленникова уничтожили отряды под командование Утан-бека в 1929 году, Ибрагим-бека в 1931 году, Ахмет-бека и Дурды-Мурта в 1933 году.

27 января 1936 года был назначен на должность помощника начальника отдела боевой подготовки управления пограничной и внутренней охраны НКВД ЗСФСР, в январе 1937 года — на должность начальника отдельной боевой подготовки управления пограничной и внутренней охраны НКВД АзССР, 11 сентября 1937 года — на должность заместителя начальника управления пограничной и внутренней охраны НКВД АзССР, 20 декабря 1937 года — на должность начальника управления пограничной и внутренней охраны НКВД БССР, в 1938 году — на должность начальника пограничных войск НКВД БССР, 21 января 1939 года — на должность первого заместителя наркома внутренних дел БССР, а 28 февраля 1939 года — на должность заместителя народного комиссара внутренних дел СССР по пограничным и внутренним войскам. На этой должности находился до 3 июля 1943 года.

Великая Отечественная война

В июне 1941 года был назначен на должность командира оперативной группы Западного фронта, в июле 1941 года — на должность командующего 29-й армией, а в декабре 1941 — на должность командующего 39-й армией. В ходе Ржевско-Вяземской операции 39-я армия под командованием Ивана Ивановича Масленникова прорвала оборону противника и, развивая наступление на Сычёвку, обеспечила ввод в прорыв 11-го кавалерийского корпуса. К июлю 1942 года 39-я армия занимала важный плацдарм в немецкой обороне в районе Холм-Жирковского, в ходе операции «Зейдлиц» была окружена и почти полностью погибла. Масленников получил ранение и был вывезен из окружения самолётом.

8 августа 1942 года Масленников был назначен на должность командующего Северной группой войск Закавказского фронта, 24 января 1943 года — на должность командующего Северо-Кавказского фронта, в мае 1943 года — на должность заместителя командующего Волховским фронтом, в августе 1943 года — на должность заместителя командующего Юго-Западным фронтом, а в октябре 1943 года — на должность заместителя командующего 3-м Украинским фронтом. Участвовал в проведении Моздок-Малгобекской и Нальчикско-Орджоникидзевской оборонительных операций, в результате которых была сорвана попытка прорыва немецких войск в Закавказье и к нефтяным районам Грозного и Баку.

В декабре 1943 года генерал-полковник Иван Иванович Масленников командовал 8-й гвардейской армией (3-й Украинский фронт), а с декабря 1943 — 42-й армией (Ленинградский фронт). 42-я армия под командованием Масленникова отличилась в ходе Ленинградско-Новгородской операции, в ходе которой наряду с 2-й ударной армией прорвала оборону противника южнее Пулковских высот, завершила окружение и уничтожение красносельско-ропшинской группировки противника.

В марте 1944 года Иван Иванович Масленников был назначен на должность заместителя командующего Ленинградским фронтом, а с 21 апреля по 16 октября 1944 года командовал 3-м Прибалтийским фронтом. Войска фронта под командованием Масленникова успешно участвовали в Псковско-Островской, Тартуской и Рижской операциях, освобождая Прибалтику от немецких захватчиков.

В августе 1945 года был назначен на должность заместителя Главнокомандующего советских войск на Дальнем Востоке.

Иван Иванович Масленников вместе с маршалом А. М. Василевским принимал непосредственное участие в разработке плана операции по разгрому Японии и внёс ряд ценных предложений в план разгрома Квантунской армии. Во время боевых действий Масленников находился на решающих направлениях, оказывая помощь командованию фронтов и армий.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 сентября 1945 года за личное мужество и умелое руководство фронтами в период разгрома японской Квантунской армии, генералу армии Ивану Ивановичу Масленникову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 7768).

Послевоенная карьера

В октябре 1945 года Иван Иванович Масленников был назначен на должность командующего Бакинским военным округом, а в мае 1946 года — на должность командующего Закавказским военным округом.

С 1947 по 1948 годы проходил обучение на Высших академических курсах при Военной академии Генерального штаба.

10 июня 1948 года был назначен на должность заместителя министра внутренних дел СССР по войскам и одновременно с 5 января 1952 года был назначен на должность члена коллегии МВД СССР. 12 марта 1953 года был назначен на должность заместителя министра внутренних дел СССР.

Глава комиссии МВД по переговорам с бастующими заключенными Воркуты

С 29 июля по 1 августа 1953 года участвовал в переговорах, а затем в подавлении Воркутинского восстания.

Как вспоминал бывший заключенный А. А. Угримов во время переговоров во 2-м лаг. отделении Речлага[2]:

Кто-то крикнул из рядов рядом с нами:
— Генерал! Вы нас бросили там в болотах в 41-м году[3], безоружных! Вы-то уцелели, а нам по двадцать пять дали!
Надо отдать справедливость генералу — заключает Угримов — он всё выслушал спокойно...

В результате подавления в посёлке Юршор было убито не менее 53 человек[4].

Смерть

Генерал армии Иван Иванович Масленников застрелился 16 апреля 1954 года в Москве. Похоронен на Ваганьковском кладбище (участок 20).

Награды

Иностранные награды:

Звания

Память

Напишите отзыв о статье "Масленников, Иван Иванович"

Примечания

  1. Масленников Иван Иванович // Военная энциклопедия / Грачёв П. С.. — Москва: Военное издательство, 2001. — Т. 5. — С. 27. — ISBN 5-203-1876-6.
  2. [www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=10736 Угримов А. А. Из Москвы в Москву через Париж и Воркуту / сост., предисл. и коммент. Т. А. Угримовой. – М. : Изд-во «RA», 2004. – 720 с.]
  3. В действительности в 1942-м
  4. По данным на 6 августа 1953 года. По документу «Список заключённых 10-го лагерного отделения, убитых 1 августа 1953 г. и умерших от ран, составленный Специальным отделом Управления Речного лагеря». // История Сталинского ГУЛАГа. Восстания, бунты и забастовки заключённых. — Т. 6. — М.: РОССПЭН. — С. 519—523.
  5. Решение Исполкома Орджоникидзевского Городского Совета народных депутатов № 73 от З марта 1981 года.

Литература

  • [www.memo.ru/history/NKVD/kto/biogr/gb315.htm Масленников И. И.] // Петров Н. В., Скоркин К. В. [www.memo.ru/history/NKVD/kto/index.htm Кто руководил НКВД, 1934—1941 : справочник] / Под ред. Н. Г. Охотина и А. Б. Рогинского. — М.: Звенья, 1999. — 502 с. — 3000 экз. — ISBN 5-7870-0032-3.
  • Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. — Т. 2. — М.: Воениздат, 1988.
  • Румянцев Н. М. Люди легендарного подвига. — Саратов, 1968.
  • Попов А. Ю. 15 встреч с генералом КГБ Бельченко. — М., 2002.
  • Брагинский М. А. Воспоминания о войне. — М., 2001.
  • Зевелев А. И., Поляков Ю. А., Чугунов А. И. Басмачество: возникновение, сущность, крах. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1981.

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=141 Масленников, Иван Иванович]. Сайт «Герои Страны».

Отрывок, характеризующий Масленников, Иван Иванович

– Все пропало? – повторил он. – Ежели бы я был не я, а красивейший, умнейший и лучший человек в мире, и был бы свободен, я бы сию минуту на коленях просил руки и любви вашей.
Наташа в первый раз после многих дней заплакала слезами благодарности и умиления и взглянув на Пьера вышла из комнаты.
Пьер тоже вслед за нею почти выбежал в переднюю, удерживая слезы умиления и счастья, давившие его горло, не попадая в рукава надел шубу и сел в сани.
– Теперь куда прикажете? – спросил кучер.
«Куда? спросил себя Пьер. Куда же можно ехать теперь? Неужели в клуб или гости?» Все люди казались так жалки, так бедны в сравнении с тем чувством умиления и любви, которое он испытывал; в сравнении с тем размягченным, благодарным взглядом, которым она последний раз из за слез взглянула на него.
– Домой, – сказал Пьер, несмотря на десять градусов мороза распахивая медвежью шубу на своей широкой, радостно дышавшей груди.
Было морозно и ясно. Над грязными, полутемными улицами, над черными крышами стояло темное, звездное небо. Пьер, только глядя на небо, не чувствовал оскорбительной низости всего земного в сравнении с высотою, на которой находилась его душа. При въезде на Арбатскую площадь, огромное пространство звездного темного неба открылось глазам Пьера. Почти в середине этого неба над Пречистенским бульваром, окруженная, обсыпанная со всех сторон звездами, но отличаясь от всех близостью к земле, белым светом, и длинным, поднятым кверху хвостом, стояла огромная яркая комета 1812 го года, та самая комета, которая предвещала, как говорили, всякие ужасы и конец света. Но в Пьере светлая звезда эта с длинным лучистым хвостом не возбуждала никакого страшного чувства. Напротив Пьер радостно, мокрыми от слез глазами, смотрел на эту светлую звезду, которая, как будто, с невыразимой быстротой пролетев неизмеримые пространства по параболической линии, вдруг, как вонзившаяся стрела в землю, влепилась тут в одно избранное ею место, на черном небе, и остановилась, энергично подняв кверху хвост, светясь и играя своим белым светом между бесчисленными другими, мерцающими звездами. Пьеру казалось, что эта звезда вполне отвечала тому, что было в его расцветшей к новой жизни, размягченной и ободренной душе.


С конца 1811 го года началось усиленное вооружение и сосредоточение сил Западной Европы, и в 1812 году силы эти – миллионы людей (считая тех, которые перевозили и кормили армию) двинулись с Запада на Восток, к границам России, к которым точно так же с 1811 го года стягивались силы России. 12 июня силы Западной Европы перешли границы России, и началась война, то есть совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие. Миллионы людей совершали друг, против друга такое бесчисленное количество злодеяний, обманов, измен, воровства, подделок и выпуска фальшивых ассигнаций, грабежей, поджогов и убийств, которого в целые века не соберет летопись всех судов мира и на которые, в этот период времени, люди, совершавшие их, не смотрели как на преступления.
Что произвело это необычайное событие? Какие были причины его? Историки с наивной уверенностью говорят, что причинами этого события были обида, нанесенная герцогу Ольденбургскому, несоблюдение континентальной системы, властолюбие Наполеона, твердость Александра, ошибки дипломатов и т. п.
Следовательно, стоило только Меттерниху, Румянцеву или Талейрану, между выходом и раутом, хорошенько постараться и написать поискуснее бумажку или Наполеону написать к Александру: Monsieur mon frere, je consens a rendre le duche au duc d'Oldenbourg, [Государь брат мой, я соглашаюсь возвратить герцогство Ольденбургскому герцогу.] – и войны бы не было.
Понятно, что таким представлялось дело современникам. Понятно, что Наполеону казалось, что причиной войны были интриги Англии (как он и говорил это на острове Св. Елены); понятно, что членам английской палаты казалось, что причиной войны было властолюбие Наполеона; что принцу Ольденбургскому казалось, что причиной войны было совершенное против него насилие; что купцам казалось, что причиной войны была континентальная система, разорявшая Европу, что старым солдатам и генералам казалось, что главной причиной была необходимость употребить их в дело; легитимистам того времени то, что необходимо было восстановить les bons principes [хорошие принципы], а дипломатам того времени то, что все произошло оттого, что союз России с Австрией в 1809 году не был достаточно искусно скрыт от Наполеона и что неловко был написан memorandum за № 178. Понятно, что эти и еще бесчисленное, бесконечное количество причин, количество которых зависит от бесчисленного различия точек зрения, представлялось современникам; но для нас – потомков, созерцающих во всем его объеме громадность совершившегося события и вникающих в его простой и страшный смысл, причины эти представляются недостаточными. Для нас непонятно, чтобы миллионы людей христиан убивали и мучили друг друга, потому что Наполеон был властолюбив, Александр тверд, политика Англии хитра и герцог Ольденбургский обижен. Нельзя понять, какую связь имеют эти обстоятельства с самым фактом убийства и насилия; почему вследствие того, что герцог обижен, тысячи людей с другого края Европы убивали и разоряли людей Смоленской и Московской губерний и были убиваемы ими.
Для нас, потомков, – не историков, не увлеченных процессом изыскания и потому с незатемненным здравым смыслом созерцающих событие, причины его представляются в неисчислимом количестве. Чем больше мы углубляемся в изыскание причин, тем больше нам их открывается, и всякая отдельно взятая причина или целый ряд причин представляются нам одинаково справедливыми сами по себе, и одинаково ложными по своей ничтожности в сравнении с громадностью события, и одинаково ложными по недействительности своей (без участия всех других совпавших причин) произвести совершившееся событие. Такой же причиной, как отказ Наполеона отвести свои войска за Вислу и отдать назад герцогство Ольденбургское, представляется нам и желание или нежелание первого французского капрала поступить на вторичную службу: ибо, ежели бы он не захотел идти на службу и не захотел бы другой, и третий, и тысячный капрал и солдат, настолько менее людей было бы в войске Наполеона, и войны не могло бы быть.
Ежели бы Наполеон не оскорбился требованием отступить за Вислу и не велел наступать войскам, не было бы войны; но ежели бы все сержанты не пожелали поступить на вторичную службу, тоже войны не могло бы быть. Тоже не могло бы быть войны, ежели бы не было интриг Англии, и не было бы принца Ольденбургского и чувства оскорбления в Александре, и не было бы самодержавной власти в России, и не было бы французской революции и последовавших диктаторства и империи, и всего того, что произвело французскую революцию, и так далее. Без одной из этих причин ничего не могло бы быть. Стало быть, причины эти все – миллиарды причин – совпали для того, чтобы произвести то, что было. И, следовательно, ничто не было исключительной причиной события, а событие должно было совершиться только потому, что оно должно было совершиться. Должны были миллионы людей, отрекшись от своих человеческих чувств и своего разума, идти на Восток с Запада и убивать себе подобных, точно так же, как несколько веков тому назад с Востока на Запад шли толпы людей, убивая себе подобных.
Действия Наполеона и Александра, от слова которых зависело, казалось, чтобы событие совершилось или не совершилось, – были так же мало произвольны, как и действие каждого солдата, шедшего в поход по жребию или по набору. Это не могло быть иначе потому, что для того, чтобы воля Наполеона и Александра (тех людей, от которых, казалось, зависело событие) была исполнена, необходимо было совпадение бесчисленных обстоятельств, без одного из которых событие не могло бы совершиться. Необходимо было, чтобы миллионы людей, в руках которых была действительная сила, солдаты, которые стреляли, везли провиант и пушки, надо было, чтобы они согласились исполнить эту волю единичных и слабых людей и были приведены к этому бесчисленным количеством сложных, разнообразных причин.
Фатализм в истории неизбежен для объяснения неразумных явлений (то есть тех, разумность которых мы не понимаем). Чем более мы стараемся разумно объяснить эти явления в истории, тем они становятся для нас неразумнее и непонятнее.
Каждый человек живет для себя, пользуется свободой для достижения своих личных целей и чувствует всем существом своим, что он может сейчас сделать или не сделать такое то действие; но как скоро он сделает его, так действие это, совершенное в известный момент времени, становится невозвратимым и делается достоянием истории, в которой оно имеет не свободное, а предопределенное значение.
Есть две стороны жизни в каждом человеке: жизнь личная, которая тем более свободна, чем отвлеченнее ее интересы, и жизнь стихийная, роевая, где человек неизбежно исполняет предписанные ему законы.
Человек сознательно живет для себя, но служит бессознательным орудием для достижения исторических, общечеловеческих целей. Совершенный поступок невозвратим, и действие его, совпадая во времени с миллионами действий других людей, получает историческое значение. Чем выше стоит человек на общественной лестнице, чем с большими людьми он связан, тем больше власти он имеет на других людей, тем очевиднее предопределенность и неизбежность каждого его поступка.
«Сердце царево в руце божьей».
Царь – есть раб истории.
История, то есть бессознательная, общая, роевая жизнь человечества, всякой минутой жизни царей пользуется для себя как орудием для своих целей.
Наполеон, несмотря на то, что ему более чем когда нибудь, теперь, в 1812 году, казалось, что от него зависело verser или не verser le sang de ses peuples [проливать или не проливать кровь своих народов] (как в последнем письме писал ему Александр), никогда более как теперь не подлежал тем неизбежным законам, которые заставляли его (действуя в отношении себя, как ему казалось, по своему произволу) делать для общего дела, для истории то, что должно было совершиться.
Люди Запада двигались на Восток для того, чтобы убивать друг друга. И по закону совпадения причин подделались сами собою и совпали с этим событием тысячи мелких причин для этого движения и для войны: укоры за несоблюдение континентальной системы, и герцог Ольденбургский, и движение войск в Пруссию, предпринятое (как казалось Наполеону) для того только, чтобы достигнуть вооруженного мира, и любовь и привычка французского императора к войне, совпавшая с расположением его народа, увлечение грандиозностью приготовлений, и расходы по приготовлению, и потребность приобретения таких выгод, которые бы окупили эти расходы, и одурманившие почести в Дрездене, и дипломатические переговоры, которые, по взгляду современников, были ведены с искренним желанием достижения мира и которые только уязвляли самолюбие той и другой стороны, и миллионы миллионов других причин, подделавшихся под имеющее совершиться событие, совпавших с ним.
Когда созрело яблоко и падает, – отчего оно падает? Оттого ли, что тяготеет к земле, оттого ли, что засыхает стержень, оттого ли, что сушится солнцем, что тяжелеет, что ветер трясет его, оттого ли, что стоящему внизу мальчику хочется съесть его?
Ничто не причина. Все это только совпадение тех условий, при которых совершается всякое жизненное, органическое, стихийное событие. И тот ботаник, который найдет, что яблоко падает оттого, что клетчатка разлагается и тому подобное, будет так же прав, и так же не прав, как и тот ребенок, стоящий внизу, который скажет, что яблоко упало оттого, что ему хотелось съесть его и что он молился об этом. Так же прав и не прав будет тот, кто скажет, что Наполеон пошел в Москву потому, что он захотел этого, и оттого погиб, что Александр захотел его погибели: как прав и не прав будет тот, кто скажет, что завалившаяся в миллион пудов подкопанная гора упала оттого, что последний работник ударил под нее последний раз киркою. В исторических событиях так называемые великие люди суть ярлыки, дающие наименований событию, которые, так же как ярлыки, менее всего имеют связи с самым событием.
Каждое действие их, кажущееся им произвольным для самих себя, в историческом смысле непроизвольно, а находится в связи со всем ходом истории и определено предвечно.


29 го мая Наполеон выехал из Дрездена, где он пробыл три недели, окруженный двором, составленным из принцев, герцогов, королей и даже одного императора. Наполеон перед отъездом обласкал принцев, королей и императора, которые того заслуживали, побранил королей и принцев, которыми он был не вполне доволен, одарил своими собственными, то есть взятыми у других королей, жемчугами и бриллиантами императрицу австрийскую и, нежно обняв императрицу Марию Луизу, как говорит его историк, оставил ее огорченною разлукой, которую она – эта Мария Луиза, считавшаяся его супругой, несмотря на то, что в Париже оставалась другая супруга, – казалось, не в силах была перенести. Несмотря на то, что дипломаты еще твердо верили в возможность мира и усердно работали с этой целью, несмотря на то, что император Наполеон сам писал письмо императору Александру, называя его Monsieur mon frere [Государь брат мой] и искренно уверяя, что он не желает войны и что всегда будет любить и уважать его, – он ехал к армии и отдавал на каждой станции новые приказания, имевшие целью торопить движение армии от запада к востоку. Он ехал в дорожной карете, запряженной шестериком, окруженный пажами, адъютантами и конвоем, по тракту на Позен, Торн, Данциг и Кенигсберг. В каждом из этих городов тысячи людей с трепетом и восторгом встречали его.
Армия подвигалась с запада на восток, и переменные шестерни несли его туда же. 10 го июня он догнал армию и ночевал в Вильковисском лесу, в приготовленной для него квартире, в имении польского графа.
На другой день Наполеон, обогнав армию, в коляске подъехал к Неману и, с тем чтобы осмотреть местность переправы, переоделся в польский мундир и выехал на берег.
Увидав на той стороне казаков (les Cosaques) и расстилавшиеся степи (les Steppes), в середине которых была Moscou la ville sainte, [Москва, священный город,] столица того, подобного Скифскому, государства, куда ходил Александр Македонский, – Наполеон, неожиданно для всех и противно как стратегическим, так и дипломатическим соображениям, приказал наступление, и на другой день войска его стали переходить Неман.
12 го числа рано утром он вышел из палатки, раскинутой в этот день на крутом левом берегу Немана, и смотрел в зрительную трубу на выплывающие из Вильковисского леса потоки своих войск, разливающихся по трем мостам, наведенным на Немане. Войска знали о присутствии императора, искали его глазами, и, когда находили на горе перед палаткой отделившуюся от свиты фигуру в сюртуке и шляпе, они кидали вверх шапки, кричали: «Vive l'Empereur! [Да здравствует император!] – и одни за другими, не истощаясь, вытекали, всё вытекали из огромного, скрывавшего их доселе леса и, расстрояясь, по трем мостам переходили на ту сторону.
– On fera du chemin cette fois ci. Oh! quand il s'en mele lui meme ca chauffe… Nom de Dieu… Le voila!.. Vive l'Empereur! Les voila donc les Steppes de l'Asie! Vilain pays tout de meme. Au revoir, Beauche; je te reserve le plus beau palais de Moscou. Au revoir! Bonne chance… L'as tu vu, l'Empereur? Vive l'Empereur!.. preur! Si on me fait gouverneur aux Indes, Gerard, je te fais ministre du Cachemire, c'est arrete. Vive l'Empereur! Vive! vive! vive! Les gredins de Cosaques, comme ils filent. Vive l'Empereur! Le voila! Le vois tu? Je l'ai vu deux fois comme jete vois. Le petit caporal… Je l'ai vu donner la croix a l'un des vieux… Vive l'Empereur!.. [Теперь походим! О! как он сам возьмется, дело закипит. Ей богу… Вот он… Ура, император! Так вот они, азиатские степи… Однако скверная страна. До свиданья, Боше. Я тебе оставлю лучший дворец в Москве. До свиданья, желаю успеха. Видел императора? Ура! Ежели меня сделают губернатором в Индии, я тебя сделаю министром Кашмира… Ура! Император вот он! Видишь его? Я его два раза как тебя видел. Маленький капрал… Я видел, как он навесил крест одному из стариков… Ура, император!] – говорили голоса старых и молодых людей, самых разнообразных характеров и положений в обществе. На всех лицах этих людей было одно общее выражение радости о начале давно ожидаемого похода и восторга и преданности к человеку в сером сюртуке, стоявшему на горе.