Масленников, Игорь Фёдорович

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Масленников Игорь Федорович»)
Перейти к: навигация, поиск
Игорь Масленников

Игорь Масленников на ММКВЯ-2011
Имя при рождении:

Игорь Фёдорович Масленников

Дата рождения:

26 октября 1931(1931-10-26) (88 лет)

Место рождения:

Нижний Новгород, СССР

Гражданство:

СССР СССРРоссия Россия

Профессия:

кинорежиссёр
сценарист,
продюсер

Карьера:

1967 — наст. время

Награды:

И́горь Фёдорович Ма́сленников (26 октября 1931, Нижний Новгород) — советский и российский кинорежиссёр, сценарист, продюсер, народный артист РСФСР (1987), лауреат Государственной премии России (2001).





Биография

В 1954 году он окончил факультет журналистики Ленинградского государственного университета, затем работал на Ленинградском телевидении. Член КПСС с 1958 года[1].

В 1967 году окончил Высшие режиссёрские курсы при киностудии «Ленфильм». В кино режиссёр дебютировал фильмом «Личная жизнь Кузяева Валентина». Огромную известность Игорю Масленникову принесли телевизионный сериал «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» и трилогия «Зимняя вишня».

Более двадцати лет является президентом петербургской студии «Троицкий мост». Ведёт свою мастерскую на "Высших режиссёрских курсах" в Санкт-Петербургском государственном институте кино и телевидения[2], а также читает лекции в Высшей школе режиссёров и сценаристов[3] в Санкт-Петербурге.

Награды

Фильмография

Режиссёрские работы

Написал сценарии

Продюсировал фильмы

Напишите отзыв о статье "Масленников, Игорь Фёдорович"

Примечания

  1. [istoriya-kino.ru/kinematograf/item/f00/s01/e0001868/index.shtml МАСЛЕННИКОВ Игорь Фёдорович] Кино: Энциклопедический словарь/Гл. ред. С. И. Юткевич; Редкол.: Ю. С. Афанасьев, В. Е. Баскаков, И. В. Вайсфельд и др.- М.: Сов. энциклопедия, 1987.- 640 с., 96 л. ил.
  2. [www.gukit.ru/ivdo/courses/schedule Расписание занятий текущих курсов | Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения]. www.gukit.ru. Проверено 8 сентября 2015.
  3. [www.kinoshkola.org/node/126 Высшая школа режиссёров и сценаристов. Официальный сайт]
  4. [graph.document.kremlin.ru/page.aspx?1624950 Указ Президента Российской Федерации от 10 сентября 2012 года № 957 «О награждении государственными наградами Российской Федерации»]
  5. [document.kremlin.ru/page.aspx?1058282 УКАЗ Президента РФ от 20.05.2004 N 654 «О награждении государственными наградами Российской Федерации»]

Ссылки

  • [seance.ru/category/names/maslennikov-igor/ Игорь Масленников на сайте журнала «Сеанс»]
  • [www.rg.ru/2006/10/26/maslennikov.html Российская Газета: Элементарно, Масленников! Режиссёру фильма про Холмса и Ватсона — 75 лет]
  • [tromost.ru/ Сайт студии Игоря Масленникова «Троицкий Мост»]

Отрывок, характеризующий Масленников, Игорь Фёдорович

Вся деятельность Кутузова, как это было под Тарутиным и под Вязьмой, была направлена только к тому, чтобы, – насколько то было в его власти, – не останавливать этого гибельного для французов движения (как хотели в Петербурге и в армии русские генералы), а содействовать ему и облегчить движение своих войск.
Но, кроме того, со времени выказавшихся в войсках утомления и огромной убыли, происходивших от быстроты движения, еще другая причина представлялась Кутузову для замедления движения войск и для выжидания. Цель русских войск была – следование за французами. Путь французов был неизвестен, и потому, чем ближе следовали наши войска по пятам французов, тем больше они проходили расстояния. Только следуя в некотором расстоянии, можно было по кратчайшему пути перерезывать зигзаги, которые делали французы. Все искусные маневры, которые предлагали генералы, выражались в передвижениях войск, в увеличении переходов, а единственно разумная цель состояла в том, чтобы уменьшить эти переходы. И к этой цели во всю кампанию, от Москвы до Вильны, была направлена деятельность Кутузова – не случайно, не временно, но так последовательно, что он ни разу не изменил ей.
Кутузов знал не умом или наукой, а всем русским существом своим знал и чувствовал то, что чувствовал каждый русский солдат, что французы побеждены, что враги бегут и надо выпроводить их; но вместе с тем он чувствовал, заодно с солдатами, всю тяжесть этого, неслыханного по быстроте и времени года, похода.
Но генералам, в особенности не русским, желавшим отличиться, удивить кого то, забрать в плен для чего то какого нибудь герцога или короля, – генералам этим казалось теперь, когда всякое сражение было и гадко и бессмысленно, им казалось, что теперь то самое время давать сражения и побеждать кого то. Кутузов только пожимал плечами, когда ему один за другим представляли проекты маневров с теми дурно обутыми, без полушубков, полуголодными солдатами, которые в один месяц, без сражений, растаяли до половины и с которыми, при наилучших условиях продолжающегося бегства, надо было пройти до границы пространство больше того, которое было пройдено.
В особенности это стремление отличиться и маневрировать, опрокидывать и отрезывать проявлялось тогда, когда русские войска наталкивались на войска французов.
Так это случилось под Красным, где думали найти одну из трех колонн французов и наткнулись на самого Наполеона с шестнадцатью тысячами. Несмотря на все средства, употребленные Кутузовым, для того чтобы избавиться от этого пагубного столкновения и чтобы сберечь свои войска, три дня у Красного продолжалось добивание разбитых сборищ французов измученными людьми русской армии.
Толь написал диспозицию: die erste Colonne marschiert [первая колонна направится туда то] и т. д. И, как всегда, сделалось все не по диспозиции. Принц Евгений Виртембергский расстреливал с горы мимо бегущие толпы французов и требовал подкрепления, которое не приходило. Французы, по ночам обегая русских, рассыпались, прятались в леса и пробирались, кто как мог, дальше.
Милорадович, который говорил, что он знать ничего не хочет о хозяйственных делах отряда, которого никогда нельзя было найти, когда его было нужно, «chevalier sans peur et sans reproche» [«рыцарь без страха и упрека»], как он сам называл себя, и охотник до разговоров с французами, посылал парламентеров, требуя сдачи, и терял время и делал не то, что ему приказывали.
– Дарю вам, ребята, эту колонну, – говорил он, подъезжая к войскам и указывая кавалеристам на французов. И кавалеристы на худых, ободранных, еле двигающихся лошадях, подгоняя их шпорами и саблями, рысцой, после сильных напряжений, подъезжали к подаренной колонне, то есть к толпе обмороженных, закоченевших и голодных французов; и подаренная колонна кидала оружие и сдавалась, чего ей уже давно хотелось.
Под Красным взяли двадцать шесть тысяч пленных, сотни пушек, какую то палку, которую называли маршальским жезлом, и спорили о том, кто там отличился, и были этим довольны, но очень сожалели о том, что не взяли Наполеона или хоть какого нибудь героя, маршала, и упрекали в этом друг друга и в особенности Кутузова.
Люди эти, увлекаемые своими страстями, были слепыми исполнителями только самого печального закона необходимости; но они считали себя героями и воображали, что то, что они делали, было самое достойное и благородное дело. Они обвиняли Кутузова и говорили, что он с самого начала кампании мешал им победить Наполеона, что он думает только об удовлетворении своих страстей и не хотел выходить из Полотняных Заводов, потому что ему там было покойно; что он под Красным остановил движенье только потому, что, узнав о присутствии Наполеона, он совершенно потерялся; что можно предполагать, что он находится в заговоре с Наполеоном, что он подкуплен им, [Записки Вильсона. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ] и т. д., и т. д.
Мало того, что современники, увлекаемые страстями, говорили так, – потомство и история признали Наполеона grand, a Кутузова: иностранцы – хитрым, развратным, слабым придворным стариком; русские – чем то неопределенным – какой то куклой, полезной только по своему русскому имени…


В 12 м и 13 м годах Кутузова прямо обвиняли за ошибки. Государь был недоволен им. И в истории, написанной недавно по высочайшему повелению, сказано, что Кутузов был хитрый придворный лжец, боявшийся имени Наполеона и своими ошибками под Красным и под Березиной лишивший русские войска славы – полной победы над французами. [История 1812 года Богдановича: характеристика Кутузова и рассуждение о неудовлетворительности результатов Красненских сражений. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ]
Такова судьба не великих людей, не grand homme, которых не признает русский ум, а судьба тех редких, всегда одиноких людей, которые, постигая волю провидения, подчиняют ей свою личную волю. Ненависть и презрение толпы наказывают этих людей за прозрение высших законов.
Для русских историков – странно и страшно сказать – Наполеон – это ничтожнейшее орудие истории – никогда и нигде, даже в изгнании, не выказавший человеческого достоинства, – Наполеон есть предмет восхищения и восторга; он grand. Кутузов же, тот человек, который от начала и до конца своей деятельности в 1812 году, от Бородина и до Вильны, ни разу ни одним действием, ни словом не изменяя себе, являет необычайный s истории пример самоотвержения и сознания в настоящем будущего значения события, – Кутузов представляется им чем то неопределенным и жалким, и, говоря о Кутузове и 12 м годе, им всегда как будто немножко стыдно.