Мать Тереза

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Тереза Калькуттская<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Мать Тереза в немецком городе Бонн (13 июля 1986 года)</td></tr>

1-й Генеральная настоятельница ордена «Сёстры миссионерки любви»
1950 — 13 марта 1997
Интронизация: 1 февраля 1965
Церковь: Римско-католическая церковь
Преемник: Нирмала Джоши
 
Имя при рождении: Аньэ́за[1] (Агне́с) Го́ндже Бояджи́у
Оригинал имени
при рождении:
алб. Anjezë Gonxhe Bojaxhiu
арум. Agnesa (Antigona) Gongea Boiagi
Рождение: 26 августа 1910(1910-08-26)
город Скопье, вилайет Косово, Османская империя (ныне Македония)
Смерть: 5 сентября 1997(1997-09-05) (87 лет)
Калькутта, Индия
Принятие монашества: 1931
 
Награды:

Нобелевская премия мира

Святая[2] Тере́за Кальку́ттская (настоящее имя Агне́с Го́ндже Бояджи́у; алб. Anjezë Gonxhe Bojaxhiu, арум. Agnesa (Antigona) Gongea Boiagi; 26 августа 1910, Скопье, Османская империя[3] — 5 сентября 1997, Калькутта, Индия), известная во всём мире как Мать Тереза — католическая монахиня, основательница женской монашеской конгрегации «Сёстры миссионерки любви», занимающейся служением бедным и больным. Лауреат Нобелевской премии мира (1979). В 2003 году причислена Католической Церковью к лику блаженных, 4 сентября 2016 года — канонизирована (причислена к лику святых)[4][5][6].





Биография

Агнес Гондже Бояджиу родилась 26 августа 1910 года в македонском городе Скопье[7][8] и была младшим ребёнком в семье косовских албанцев[9][10][11][12][13] Дранфиле и Николы Бояджиу[en][14]. Позднее сама Мать Тереза называла своим «настоящим днём рождения» 27 августа — день её крещения[7]. Оба родителя были католиками. У неё была сестра Агата и брат Лазарь. Семья была весьма обеспеченной. Дранфиле много времени посвящала молитве и богослужениям, а также делам милосердия. Бедных радушно принимали в семье Бояджиу, кроме того, Дранфиле с детьми посещала несколько бедных семей. Никола умер при невыясненных обстоятельствах в 1919 году. Дранфиле осталась с тремя детьми, зарабатывала на жизнь шитьём, вышивкой и разной другой работой. Позже она взяла к себе шестерых сирот.

Гонджа с 12 лет стала мечтать о монашеском служении и о том, чтобы поехать в Индию и заботиться там о бедных.

В восемнадцать лет она уехала в Ирландию и там вступила в монашеский орден «Ирландские сёстры Лорето». В 1931 году приняла постриг и взяла имя Тереза в честь канонизированной в 1927 году монахини-кармелитки Терезы из Лизье, известной своей добротой и милосердием.

Вскоре орден направил её в Калькутту, где около 20 лет она преподавала в женской школе святой Марии. 10 сентября 1946 года она получила разрешение от руководства ордена помогать бедным и обездоленным Калькутты, а в 1948 году основала там общину: монашескую конгрегацию «Сёстры Миссионерки Любви», деятельность которой была направлена на создание школ, приютов, больниц для бедных и тяжелобольных людей, независимо от их национальности и вероисповедания.

С 1965 года деятельность монашеской конгрегации, основанной Матерью Терезой, переступила границы Индии, в настоящее время она имеет 400 отделений в 111 странах мира и 700 домов милосердия в 120 странах. Её миссии, как правило, действуют в районах стихийных бедствий и экономически неблагополучных регионах.

В 1973 году мать Тереза стала первым лауреатом Темплтоновской премии за прогресс в религии.

В 1979 году матери Терезе была присуждена Нобелевская премия мира «За деятельность в помощь страждущему человеку».

Она умерла 5 сентября 1997 года в Калькутте (Индия) на 88-м году жизни. 19 октября 2003 года беатифицирована (причислена к лику блаженных) католической церковью. 4 сентября 2016 года причислена к лику святых Римской католической церкви[15].

Религиозная жизнь

Мать Тереза однажды сказала о своем служении, что оно основано на её вере в Христа.

Из-за того, что мы не видим Христа, мы не можем выразить Ему нашу любовь, но ближних всегда можем видеть и по отношению к ним поступать так, как поступали бы по отношению ко Христу, если бы видели Его[16].

Согласно некоторым источникам, в частном порядке Мать Тереза переживала сомнения и борьбу по поводу своих религиозных убеждений, которые продолжались на протяжении почти пятидесяти лет, вплоть до самой её смерти, в течение которых «она не ощущала присутствия Бога вообще, ни в сердце, ни в причастии»[17] как было изложено её постулатором, канадским священником Брайаном Колодейчуком (англ. Brian Kolodiejchuk). Мать Тереза испытывала глубокие сомнения в существовании Бога и боль из-за отсутствия в ней веры:

Где моя вера? Даже глубоко внутри … нет ничего кроме пустоты и тьмы … Если Бог существует – пожалуйста, прости мне. Когда я пытаюсь обратить мои мысли небесам, возникает такое осознание там пустоты, что эти самые мысли возвращаются как острые ножи и ранят мою самую душу… Как болезненна эта неизвестная боль – у меня нет веры. Отвергнутая, пустая, без веры, без любви, без рвения, ... Для чего я борюсь? Если нет Бога, не может быть и души. Если нет души, тогда, Иисус, ты тоже неправда.[18]

Ухудшение здоровья и смерть

В Риме в 1983 году во время визита к папе римскому Иоанну Павлу II у Матери Терезы случился сердечный приступ. После второго приступа в 1989 году ей вживили искусственный кардиостимулятор. В 1991 году после сражения с пневмонией в Мексике она страдала от дальнейших проблем с сердцем. Мать Тереза предложила отказаться от своего положения в качестве главы Ордена милосердия. Но монахини ордена на тайном голосовании проголосовали против.

В апреле 1996 года мать Тереза упала и сломала ключицу. В августе того же года она заболела малярией, а также страдала недостаточностью левого желудочка сердца. Она перенесла операцию на сердце, но было ясно, что её здоровье ухудшается. Когда Мать Тереза заболела, она приняла решение, что будет лечиться в хорошо оборудованной больнице в Калифорнии, а не в одной из своих клиник. Архиепископ Калькутты Генри Себастьян Д’Сауза, говорит, что когда мать Тереза впервые была госпитализирована с сердечными проблемами, он приказал священнику выполнять над ней с её разрешения обряд экзорцизма, потому как считал, что она может быть под угрозой со стороны дьявола.

13 марта 1997 года Мать Тереза сложила с себя обязанности руководителя Ордена милосердия. Она умерла 5 сентября 1997 года. На момент её смерти было более 4000 миссионеров ордена Матери Терезы, работающих в 610 представительствах в 123 странах.

Награды

Память о Матери Терезе

Фильмы о матери Терезе

О матери Терезе снято несколько документальных и художественных фильмов:

  • В 1969 году вышел документальный фильм, а в 1971 году и книга «Something Beautiful for God» Малкольма Маггериджа о Матери Терезе.
  • В 1997 году снят художественный фильм с Джеральдиной Чаплин в роли Матери Терезы. Картина называлась «Мать Тереза: Во имя беднейших Господа», режиссёром выступил Кевин Коннор. Лента завоевала премию на Фестивале Киноискусств в 1998 году.
  • В 2003 году вышел фильм: «Мать Тереза Калькуттская (Madre Teresa)», который получил награду «CAMIE award» 2007 года. Главную роль исполнила известная британская актриса Оливия Хасси. Режиссёр картины — итальянец Фабрицио Коста.

Критика

В отчёте, опубликованном в немецком журнале Stern утверждается, что в 1991 году только 7 % пожертвований, поступивших в Миссию Милосердия, были использованы на благотворительные цели.[24]

Во время природных катаклизмов в Индии, жертвами которых становились сотни тысяч людей, мать Тереза призывала молиться о пострадавших, однако ни разу не пожертвовала деньги для помощи. Исследователи обращают внимание на сомнительные политические связи, огромные суммы денег, проходящие через её руки и плохой уход за больными и умирающими в созданных матерью Терезой 517 миссиях в 100 странах. Прославленная монахиня придерживалась весьма жёстких и догматичных взглядов, полагая, что участь больных — страдать, а также резко возражала против разводов, абортов и контрацепции.[25]

Приюты Миссии Милосердия зачастую отличались крайне удручающим состоянием, были оборудованы в плохо подходящих помещениях, в них было грязно, а больные не получали достаточного питания и обезболивающих. Это нельзя было списать на недостаток средств — Мать Тереза получала деньги в избытке со всего мира. Робин Фокс (редактор медицинского журнала Lancet в 1990—1995) ещё в 1994 году отметил, что фонд имеет множество волонтёров, но практически не привлекает врачей и, по всей видимости, занимается скорее бурной имитацией здравоохранения, чем реальной помощью в современном понимании[26].

Миссия Милосердия не делала различия между излечимыми и неизлечимыми больными, так что люди, которые могли бы выжить, подвергались риску смерти от инфекции и отсутствия лечения. Сама Мать Тереза называла свои объекты «Дома для умирающих» (Houses of the Dying). В отличие от условий, созданных в приютах, сама Мать Тереза обращалась за квалифицированной медицинской помощью для себя в известные медицинские клиники в Соединенных Штатах, Европе и Индии, что вызвало обвинения в лицемерии от критиков, таких как Кристофер Хитченс.[27]

Напишите отзыв о статье "Мать Тереза"

Примечания

  1. [books.google.co.uk/books?id=4cJOCgAAQBAJ&pg=PA431&dq=%22Mother+Teresa+Anjez%C3%AB%22&hl=en&sa=X&ved=0ahUKEwjFzvaryMLKAhUFvBoKHUXIA30Q6AEIIDAA#v=onepage&q=%22Mother%20Teresa%20Anjez%C3%AB%22&f=false Pagan Ethics: Paganism as a World Religion By Michael York]
  2. [meduza.io/news/2016/09/04/mat-terezu-prichislili-k-liku-svyatyh Мать Терезу причислили к лику святых — Meduza] (ru-RU). Проверено 4 сентября 2016.
  3. [www.vatican.va/news_services/liturgy/saints/ns_lit_doc_20031019_madre-teresa_en.html Mother Teresa of Calcutta (1910—1997)]
  4. [www.svoboda.org/a/27966210.html Ватикан причислил монахиню мать Терезу к лику святых]. Радио "Свобода" (4.09.2016). Проверено 4 сентября 2016.
  5. [press.vatican.va/content/salastampa/it/bollettino/pubblico/2016/09/04/0618/01388.html Santa Messa con il Rito di Canonizzazione della Beata Teresa di Calcutta, 04.09.2016] (итал.). Sito ufficiale della Santa Sede (4.09.2016). Проверено 4 сентября 2016.
  6. [www.vatican.va/news_services/liturgy/libretti/2016/20160904-libretto-canonizzazione-teresa-calcutta.pdf Santa Messa celebrata dal Santo Padre Francesco con il Rito della Canonizzazione] (итал.). Sito ufficiale della Santa Sede (4.09.2016). Проверено 4 сентября 2016.
  7. 1 2 (2002) «Mother Teresa of Calcutta (1910—1997)». Vatican News Service. Retrieved 30 May 2007.
  8. [www.nobelprize.org/nobel_prizes/peace/laureates/1979/teresa-bio.html The Nobel Peace Prize 1979: Mother Teresa]. www.nobelprize.org. Проверено 11 августа 2012.
  9. Poplin Mary. [books.google.com/?id=vzx3U2_cpogC The Marriage Devotional: 365 Simple Ways to Celebrate Your Love]. — InterVarsity Press. — P. 97. — ISBN 978-0830834723.
  10. Group Salisbury. [books.google.com/?id=lf6BAAAAMAAJ The Salisbury Review, Volumes 19–20]. — InterVarsity Press. — P. 2. — ISBN 978-0830834723.
  11. [www.zenit.org/en/articles/kosovo-to-honor-mother-teresa Kosovo to Honor Mother Teresa], Zenit (6 March 2007). Проверено 15 ноября 2014.
  12. [www.nytimes.com/books/first/s/sebba-teresa.html Mother Teresa Beyond the Image], New York Times (1997). Проверено 15 ноября 2014.
  13. [books.google.com/?id=rq6S6qCWCbUC Mother Teresa: Saint or Celebrity?]. — Taylor & Francis. — ISBN 0203087518.
  14. Lester Meera. [books.google.com/?id=HSg6f3JaN1IC Saints' Blessing]. — Fair Winds, 2004. — P. 138. — ISBN 1-59233-045-2.
  15. [www.bbc.com/russian/news-37269624 Мать Тереза причислена к лику святых] / Русская служба BBC, 4 сентября 2016
  16. [www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/religiya/MAT_TEREZA.html Энциклопедия «Кругосвет»: Мать Тереза]. Кругосвет. Проверено 28 февраля 2012. [www.webcitation.org/68d2erg4K Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  17. [www.time.com/time/world/article/0,8599,1655415,00.html Time: Кризис веры Матери Терезы]
  18. Мать Тереза, Брайан Колодейчук. [books.google.com/books?id=EVaPAgAACAAJ&dq=Mother+Teresa:+Come+Be+My+Light Mother Teresa: Come Be My Light]. — New York: Doubleday, 2007. — ISBN 0385520379.
  19. [www.mha.nic.in/sites/upload_files/mha/files/Recipients-BR_0.pdf LIST OF RECIPIENTS OF BHARAT RATNA]
  20. [www.zagreb.hr/default.aspx?id=1391 Majka Tereza (1990.)]. // zagreb.hr. Проверено 6 сентября 2011. [www.webcitation.org/65BjLdj4T Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012]. (хорв.)
  21. [krugosvet.ru/enc/strany_mira/ALBANIYA.html?page=0,15#part-31 Энциклопедия Кругосвет: Албания]. Кругосвет. Проверено 28 февраля 2012. [www.webcitation.org/68d2gA3mE Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  22. [www.ccoins.ru/asia/india3.html Каталог монет. Республика Индия — юбилейные монеты]
  23. [www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=4&id=43093 На открытии памятника матери Терезе в Москве главной темой стало разрушение приюта для бездомных]
  24. [www.forbes.com/2010/08/10/forbes-india-mother-teresa-charity-critical-public-review.html Pointing Fingers At Mother Teresa’s Heirs. Forbes. 8/10/2010]
  25. [zn.ua/WORLD/uchenye-obraz-materi-terezy-sozdan-pressoy-i-ne-vyderzhivaet-proverki-faktami-118143_.html Ученые: Образ матери Терезы создан прессой и не выдерживает проверки фактами]
  26. Robin Fox. [www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0140673694923531 CALCUTTA PERSPECTIVE: Mother Theresa's care for the dying] (англ.). The Lancet (17 September 1994). Проверено 16 августа 2016.
  27. [www.washingtonpost.com/wp-srv/inatl/longterm/teresa/stories/obit090697.htm Nobel-Winner Aided the Poorest]. — «In 1983, she had a heart attack, and in 1989, she received a pacemaker. In 1991, she was treated in California for heart ailments and pneumonia. In 1993 in Rome, she broke three ribs. In the same year, she developed malaria, which was complicated by heart and lung problems. Last April, she broke her collarbone. She also suffered from arthritis and failing eyesight.»  Проверено 26 августа 2013. [www.webcitation.org/6JdF8ODZm Архивировано из первоисточника 14 сентября 2013].

Литература

  • Немтина А. А. Мать Тереза. М.: Издательство Францисканцев, 2013. — 139 с., 1000 экз., ISBN 978-5-89208-105-4
  • Фалько, Ж.-М. ди. Мать Тереза. Вера творит чудеса. — М.: Текст, 2004.

Ссылки

  • [motherteresa.ru/ Сайт, посвященный Матери Терезе]  (рус.)
  • [selfire.com/2008/07/1175/ Мать Тереза. История жизни]
  • [selfire.com/2008/09/1651/ Мать Тереза. Цитаты]
  • [selfire.com/2008/09/1677/ Мать Тереза. Малоизвестные факты]
  • [nobelprize.org/nobel_prizes/peace/laureates/1979/ Страница на сайте Нобелевской премии]  (англ.)
  • [www.youtube.com/watch?v=9WQ0i3nCx60 Фильм о Матери Терезе]  (англ.)
  • [www.delphis.ru/journal/article/vest-o-materi-tereze Весть о Матери Терезе]
  • [direct-press.ru/v-mire/71839-v-vatikane-kanonizirovali-mat-terezu-opublikovano-video В Ватикане канонизировали мать Терезу, — опубликовано видео]
  • [riafan.ru/554369-mafiozi-brusko-esli-mat-tereza-svyataya-to-ya-iisus-hristos Федеральное агентство новостей] Мафиози Бруско: Если Мать Тереза – святая, то я Иисус Христос!
Предшественник:
 
Congregatio Sororum Missionarium Caritatis
1948 - 1997
Преемник:
генеральная настоятельница Нирмала Джоши

Отрывок, характеризующий Мать Тереза

– Да ведь вы без сахара? – сказала она, все улыбаясь, как будто все, что ни говорила она, и все, что ни говорили другие, было очень смешно и имело еще другое значение.
– Да мне не сахар, мне только, чтоб вы помешали своей ручкой.
Марья Генриховна согласилась и стала искать ложку, которую уже захватил кто то.
– Вы пальчиком, Марья Генриховна, – сказал Ростов, – еще приятнее будет.
– Горячо! – сказала Марья Генриховна, краснея от удовольствия.
Ильин взял ведро с водой и, капнув туда рому, пришел к Марье Генриховне, прося помешать пальчиком.
– Это моя чашка, – говорил он. – Только вложите пальчик, все выпью.
Когда самовар весь выпили, Ростов взял карты и предложил играть в короли с Марьей Генриховной. Кинули жребий, кому составлять партию Марьи Генриховны. Правилами игры, по предложению Ростова, было то, чтобы тот, кто будет королем, имел право поцеловать ручку Марьи Генриховны, а чтобы тот, кто останется прохвостом, шел бы ставить новый самовар для доктора, когда он проснется.
– Ну, а ежели Марья Генриховна будет королем? – спросил Ильин.
– Она и так королева! И приказания ее – закон.
Только что началась игра, как из за Марьи Генриховны вдруг поднялась вспутанная голова доктора. Он давно уже не спал и прислушивался к тому, что говорилось, и, видимо, не находил ничего веселого, смешного или забавного во всем, что говорилось и делалось. Лицо его было грустно и уныло. Он не поздоровался с офицерами, почесался и попросил позволения выйти, так как ему загораживали дорогу. Как только он вышел, все офицеры разразились громким хохотом, а Марья Генриховна до слез покраснела и тем сделалась еще привлекательнее на глаза всех офицеров. Вернувшись со двора, доктор сказал жене (которая перестала уже так счастливо улыбаться и, испуганно ожидая приговора, смотрела на него), что дождь прошел и что надо идти ночевать в кибитку, а то все растащат.
– Да я вестового пошлю… двух! – сказал Ростов. – Полноте, доктор.
– Я сам стану на часы! – сказал Ильин.
– Нет, господа, вы выспались, а я две ночи не спал, – сказал доктор и мрачно сел подле жены, ожидая окончания игры.
Глядя на мрачное лицо доктора, косившегося на свою жену, офицерам стало еще веселей, и многие не могла удерживаться от смеха, которому они поспешно старались приискивать благовидные предлоги. Когда доктор ушел, уведя свою жену, и поместился с нею в кибиточку, офицеры улеглись в корчме, укрывшись мокрыми шинелями; но долго не спали, то переговариваясь, вспоминая испуг доктора и веселье докторши, то выбегая на крыльцо и сообщая о том, что делалось в кибиточке. Несколько раз Ростов, завертываясь с головой, хотел заснуть; но опять чье нибудь замечание развлекало его, опять начинался разговор, и опять раздавался беспричинный, веселый, детский хохот.


В третьем часу еще никто не заснул, как явился вахмистр с приказом выступать к местечку Островне.
Все с тем же говором и хохотом офицеры поспешно стали собираться; опять поставили самовар на грязной воде. Но Ростов, не дождавшись чаю, пошел к эскадрону. Уже светало; дождик перестал, тучи расходились. Было сыро и холодно, особенно в непросохшем платье. Выходя из корчмы, Ростов и Ильин оба в сумерках рассвета заглянули в глянцевитую от дождя кожаную докторскую кибиточку, из под фартука которой торчали ноги доктора и в середине которой виднелся на подушке чепчик докторши и слышалось сонное дыхание.
– Право, она очень мила! – сказал Ростов Ильину, выходившему с ним.
– Прелесть какая женщина! – с шестнадцатилетней серьезностью отвечал Ильин.
Через полчаса выстроенный эскадрон стоял на дороге. Послышалась команда: «Садись! – солдаты перекрестились и стали садиться. Ростов, выехав вперед, скомандовал: «Марш! – и, вытянувшись в четыре человека, гусары, звуча шлепаньем копыт по мокрой дороге, бренчаньем сабель и тихим говором, тронулись по большой, обсаженной березами дороге, вслед за шедшей впереди пехотой и батареей.
Разорванные сине лиловые тучи, краснея на восходе, быстро гнались ветром. Становилось все светлее и светлее. Ясно виднелась та курчавая травка, которая заседает всегда по проселочным дорогам, еще мокрая от вчерашнего дождя; висячие ветви берез, тоже мокрые, качались от ветра и роняли вбок от себя светлые капли. Яснее и яснее обозначались лица солдат. Ростов ехал с Ильиным, не отстававшим от него, стороной дороги, между двойным рядом берез.
Ростов в кампании позволял себе вольность ездить не на фронтовой лошади, а на казацкой. И знаток и охотник, он недавно достал себе лихую донскую, крупную и добрую игреневую лошадь, на которой никто не обскакивал его. Ехать на этой лошади было для Ростова наслаждение. Он думал о лошади, об утре, о докторше и ни разу не подумал о предстоящей опасности.
Прежде Ростов, идя в дело, боялся; теперь он не испытывал ни малейшего чувства страха. Не оттого он не боялся, что он привык к огню (к опасности нельзя привыкнуть), но оттого, что он выучился управлять своей душой перед опасностью. Он привык, идя в дело, думать обо всем, исключая того, что, казалось, было бы интереснее всего другого, – о предстоящей опасности. Сколько он ни старался, ни упрекал себя в трусости первое время своей службы, он не мог этого достигнуть; но с годами теперь это сделалось само собою. Он ехал теперь рядом с Ильиным между березами, изредка отрывая листья с веток, которые попадались под руку, иногда дотрогиваясь ногой до паха лошади, иногда отдавая, не поворачиваясь, докуренную трубку ехавшему сзади гусару, с таким спокойным и беззаботным видом, как будто он ехал кататься. Ему жалко было смотреть на взволнованное лицо Ильина, много и беспокойно говорившего; он по опыту знал то мучительное состояние ожидания страха и смерти, в котором находился корнет, и знал, что ничто, кроме времени, не поможет ему.
Только что солнце показалось на чистой полосе из под тучи, как ветер стих, как будто он не смел портить этого прелестного после грозы летнего утра; капли еще падали, но уже отвесно, – и все затихло. Солнце вышло совсем, показалось на горизонте и исчезло в узкой и длинной туче, стоявшей над ним. Через несколько минут солнце еще светлее показалось на верхнем крае тучи, разрывая ее края. Все засветилось и заблестело. И вместе с этим светом, как будто отвечая ему, раздались впереди выстрелы орудий.
Не успел еще Ростов обдумать и определить, как далеки эти выстрелы, как от Витебска прискакал адъютант графа Остермана Толстого с приказанием идти на рысях по дороге.
Эскадрон объехал пехоту и батарею, также торопившуюся идти скорее, спустился под гору и, пройдя через какую то пустую, без жителей, деревню, опять поднялся на гору. Лошади стали взмыливаться, люди раскраснелись.
– Стой, равняйся! – послышалась впереди команда дивизионера.
– Левое плечо вперед, шагом марш! – скомандовали впереди.
И гусары по линии войск прошли на левый фланг позиции и стали позади наших улан, стоявших в первой линии. Справа стояла наша пехота густой колонной – это были резервы; повыше ее на горе видны были на чистом чистом воздухе, в утреннем, косом и ярком, освещении, на самом горизонте, наши пушки. Впереди за лощиной видны были неприятельские колонны и пушки. В лощине слышна была наша цепь, уже вступившая в дело и весело перещелкивающаяся с неприятелем.
Ростову, как от звуков самой веселой музыки, стало весело на душе от этих звуков, давно уже не слышанных. Трап та та тап! – хлопали то вдруг, то быстро один за другим несколько выстрелов. Опять замолкло все, и опять как будто трескались хлопушки, по которым ходил кто то.
Гусары простояли около часу на одном месте. Началась и канонада. Граф Остерман с свитой проехал сзади эскадрона, остановившись, поговорил с командиром полка и отъехал к пушкам на гору.
Вслед за отъездом Остермана у улан послышалась команда:
– В колонну, к атаке стройся! – Пехота впереди их вздвоила взводы, чтобы пропустить кавалерию. Уланы тронулись, колеблясь флюгерами пик, и на рысях пошли под гору на французскую кавалерию, показавшуюся под горой влево.
Как только уланы сошли под гору, гусарам ведено было подвинуться в гору, в прикрытие к батарее. В то время как гусары становились на место улан, из цепи пролетели, визжа и свистя, далекие, непопадавшие пули.
Давно не слышанный этот звук еще радостнее и возбудительное подействовал на Ростова, чем прежние звуки стрельбы. Он, выпрямившись, разглядывал поле сражения, открывавшееся с горы, и всей душой участвовал в движении улан. Уланы близко налетели на французских драгун, что то спуталось там в дыму, и через пять минут уланы понеслись назад не к тому месту, где они стояли, но левее. Между оранжевыми уланами на рыжих лошадях и позади их, большой кучей, видны были синие французские драгуны на серых лошадях.


Ростов своим зорким охотничьим глазом один из первых увидал этих синих французских драгун, преследующих наших улан. Ближе, ближе подвигались расстроенными толпами уланы, и французские драгуны, преследующие их. Уже можно было видеть, как эти, казавшиеся под горой маленькими, люди сталкивались, нагоняли друг друга и махали руками или саблями.
Ростов, как на травлю, смотрел на то, что делалось перед ним. Он чутьем чувствовал, что ежели ударить теперь с гусарами на французских драгун, они не устоят; но ежели ударить, то надо было сейчас, сию минуту, иначе будет уже поздно. Он оглянулся вокруг себя. Ротмистр, стоя подле него, точно так же не спускал глаз с кавалерии внизу.
– Андрей Севастьяныч, – сказал Ростов, – ведь мы их сомнем…
– Лихая бы штука, – сказал ротмистр, – а в самом деле…
Ростов, не дослушав его, толкнул лошадь, выскакал вперед эскадрона, и не успел он еще скомандовать движение, как весь эскадрон, испытывавший то же, что и он, тронулся за ним. Ростов сам не знал, как и почему он это сделал. Все это он сделал, как он делал на охоте, не думая, не соображая. Он видел, что драгуны близко, что они скачут, расстроены; он знал, что они не выдержат, он знал, что была только одна минута, которая не воротится, ежели он упустит ее. Пули так возбудительно визжали и свистели вокруг него, лошадь так горячо просилась вперед, что он не мог выдержать. Он тронул лошадь, скомандовал и в то же мгновение, услыхав за собой звук топота своего развернутого эскадрона, на полных рысях, стал спускаться к драгунам под гору. Едва они сошли под гору, как невольно их аллюр рыси перешел в галоп, становившийся все быстрее и быстрее по мере того, как они приближались к своим уланам и скакавшим за ними французским драгунам. Драгуны были близко. Передние, увидав гусар, стали поворачивать назад, задние приостанавливаться. С чувством, с которым он несся наперерез волку, Ростов, выпустив во весь мах своего донца, скакал наперерез расстроенным рядам французских драгун. Один улан остановился, один пеший припал к земле, чтобы его не раздавили, одна лошадь без седока замешалась с гусарами. Почти все французские драгуны скакали назад. Ростов, выбрав себе одного из них на серой лошади, пустился за ним. По дороге он налетел на куст; добрая лошадь перенесла его через него, и, едва справясь на седле, Николай увидал, что он через несколько мгновений догонит того неприятеля, которого он выбрал своей целью. Француз этот, вероятно, офицер – по его мундиру, согнувшись, скакал на своей серой лошади, саблей подгоняя ее. Через мгновенье лошадь Ростова ударила грудью в зад лошади офицера, чуть не сбила ее с ног, и в то же мгновенье Ростов, сам не зная зачем, поднял саблю и ударил ею по французу.
В то же мгновение, как он сделал это, все оживление Ростова вдруг исчезло. Офицер упал не столько от удара саблей, который только слегка разрезал ему руку выше локтя, сколько от толчка лошади и от страха. Ростов, сдержав лошадь, отыскивал глазами своего врага, чтобы увидать, кого он победил. Драгунский французский офицер одной ногой прыгал на земле, другой зацепился в стремени. Он, испуганно щурясь, как будто ожидая всякую секунду нового удара, сморщившись, с выражением ужаса взглянул снизу вверх на Ростова. Лицо его, бледное и забрызганное грязью, белокурое, молодое, с дырочкой на подбородке и светлыми голубыми глазами, было самое не для поля сражения, не вражеское лицо, а самое простое комнатное лицо. Еще прежде, чем Ростов решил, что он с ним будет делать, офицер закричал: «Je me rends!» [Сдаюсь!] Он, торопясь, хотел и не мог выпутать из стремени ногу и, не спуская испуганных голубых глаз, смотрел на Ростова. Подскочившие гусары выпростали ему ногу и посадили его на седло. Гусары с разных сторон возились с драгунами: один был ранен, но, с лицом в крови, не давал своей лошади; другой, обняв гусара, сидел на крупе его лошади; третий взлеаал, поддерживаемый гусаром, на его лошадь. Впереди бежала, стреляя, французская пехота. Гусары торопливо поскакали назад с своими пленными. Ростов скакал назад с другими, испытывая какое то неприятное чувство, сжимавшее ему сердце. Что то неясное, запутанное, чего он никак не мог объяснить себе, открылось ему взятием в плен этого офицера и тем ударом, который он нанес ему.
Граф Остерман Толстой встретил возвращавшихся гусар, подозвал Ростова, благодарил его и сказал, что он представит государю о его молодецком поступке и будет просить для него Георгиевский крест. Когда Ростова потребовали к графу Остерману, он, вспомнив о том, что атака его была начата без приказанья, был вполне убежден, что начальник требует его для того, чтобы наказать его за самовольный поступок. Поэтому лестные слова Остермана и обещание награды должны бы были тем радостнее поразить Ростова; но все то же неприятное, неясное чувство нравственно тошнило ему. «Да что бишь меня мучает? – спросил он себя, отъезжая от генерала. – Ильин? Нет, он цел. Осрамился я чем нибудь? Нет. Все не то! – Что то другое мучило его, как раскаяние. – Да, да, этот французский офицер с дырочкой. И я хорошо помню, как рука моя остановилась, когда я поднял ее».
Ростов увидал отвозимых пленных и поскакал за ними, чтобы посмотреть своего француза с дырочкой на подбородке. Он в своем странном мундире сидел на заводной гусарской лошади и беспокойно оглядывался вокруг себя. Рана его на руке была почти не рана. Он притворно улыбнулся Ростову и помахал ему рукой, в виде приветствия. Ростову все так же было неловко и чего то совестно.
Весь этот и следующий день друзья и товарищи Ростова замечали, что он не скучен, не сердит, но молчалив, задумчив и сосредоточен. Он неохотно пил, старался оставаться один и о чем то все думал.
Ростов все думал об этом своем блестящем подвиге, который, к удивлению его, приобрел ему Георгиевский крест и даже сделал ему репутацию храбреца, – и никак не мог понять чего то. «Так и они еще больше нашего боятся! – думал он. – Так только то и есть всего, то, что называется геройством? И разве я это делал для отечества? И в чем он виноват с своей дырочкой и голубыми глазами? А как он испугался! Он думал, что я убью его. За что ж мне убивать его? У меня рука дрогнула. А мне дали Георгиевский крест. Ничего, ничего не понимаю!»
Но пока Николай перерабатывал в себе эти вопросы и все таки не дал себе ясного отчета в том, что так смутило его, колесо счастья по службе, как это часто бывает, повернулось в его пользу. Его выдвинули вперед после Островненского дела, дали ему батальон гусаров и, когда нужно было употребить храброго офицера, давали ему поручения.