Мекленбург — Передняя Померания

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Mecklenburg-Vorpommern
Мекленбург — Передняя Померания
Флаг
Герб
Административный центр:   Шверин
Площадь:   23 190,76 км²
Население:   1 599 138 (31.12.2014)[1] чел.
Плотность населения:   68,96 чел./км²
Официальный код:   DE-MV
Премьер-министр:   Эрвин Зеллеринг (СДПГ)
Распределение голосов
в земельном собрании:
  СДПГ 37
ХДС 23
Левые 18
СвДП 3
НДПГ 6
Зелёные 8
Последние выборы:   4 сентября 2011
Следующие выборы:   2016
Голосов в бундесрате:   3
Сайт:   mecklenburg-vorpommern.eu

Ме́кленбург — Пере́дняя Помера́ния (нем. Mecklenburg-Vorpommern), (произношение ) — земля ФРГ, возникшая в 1945 году, как объединение историческиех областией Мекленбурга и Западной (Передней) Померании.

В силу действия географических факторов и особенностей исторического развития эта федеральная земля с населением около полутора миллиона человек представляет собой наименее населённую из всех земель современной Германии. Длительное время эти земли были населены славянскими племенами, переход которых к новым формам ведения сельского хозяйства приблизительно совпал с началом экспансии населения из западных областей на Восток, которая началась с возглавлявшегося Генрихом Львом крестового похода против языческого населения.

И хотя в течение нескольких сотен лет славянская знать составляла значительную долю общего числа владельцев феодальных поместий, эти земли рассматривались не как государственные территории с более или менее установившимися взаимоотношениями между жителями, но как колонии с весьма неопределённым статусом их жителей. Это обстоятельство в сильной степени снижало заинтересованность основной массы населения в налаживании хозяйства и совершенствовании методов его ведения. Ещё в начале XIX века здесь существовало крепостное право, а власть на местах принадлежала помещикам — юнкерам, наследникам старой феодальной знати. Бисмарк так говорил об этой земле:
«Если мне предстоит пережить конец света, то я предпочту уехать в Мекленбург, потому что здесь всё происходит на сто лет позже».

И перед Первой мировой войной Мекленбург был единственной из территорий страны, где продолжало действовать законодательство, сохранившееся с XVIII века.

Тяжёлым ударом для экономики земли был конец Второй мировой войны, когда сюда направился многомиллионный поток беженцев, спасающихся от наступающей Красной Армии. В годы существования ГДР здесь возникли новые промышленные предприятия и появилась работа, но после объединения Германии многие из них как технически устаревшие и опасные в экологическом смысле были снова закрыты. Серьёзные проблемы в экономике и общественной жизни существуют в федеральной земле и в настоящее время.





География

Земля находится на северо-востоке Германии, имеет выход в Балтийское море. На территории земли большое количество озёр, крупнейшее из которых Мюриц — 117 км². К Мекленбургу — Передней Померании принадлежит самый большой в Германии остров — Рюген, знаменитый своими меловыми скалами. Всего в Мекленбурге — Передней Померании 270 природных и ландшафтных заповедников, 3 национальных парка.

История

В мезолит, с 8 тысячелетия до н. э. начинается заселение местности племенами, жившими в условиях родового строя и промышлявших охотой, рыболовством и собирательством, селившихся преимущественно по берегам рек и озёр. Около 3500 до н. э. во времена раннего каменного века (неолита) люди переходят к земледелию и скотоводству. После них во множестве остались мегалиты (каменные захоронения). В бронзовый век (около 1600 до н. э.) интенсивно развиваются ремёсла и торговля, в том числе объектами роскоши (например — янтарём). В это же время началось каботажное судоходство.

С начала нашей эры племена, заселявшие эту местность можно обособить как племена славянской культуры. С конца II—III веках н. э. эти племена разделяются на бодричей на западе, лютичей — на востоке и руян — на острове Руяне (ныне о. Рюген). В целом эти племена объединялись под общим названием поморские славяне или поморяне, давшие историческое название этой местности как Померания (Поморье) и говорившие на лехитской подруппе западнославянских языков.

929 год. Захватнические походы императора Генриха Первого. Подчинение славян.

946 год. Оттон Великий основывает епископство Хавельберг.

955 год. Кайзер Оттон Первый побеждает ободритов в битве при Раксе в будущем Мекленбурге . Тем не менее, только что основанные Бранденбургское[de] и Хафельбергское епископства[de] действуют очень неэффективно.

983 год. Обширное восстание славян к востоку от Эльбы. Эти епископства разрушены. Гамбург разграблен. Граница империи вновь смещается на Эльбу.

995 год. Первое упоминание в одном из документов Оттона Третьего Михеленбурга (к югу от будущего Висмара). В следующем году его крепостное укрепление становится тем, что даёт название Земле.

1128 год. Епископ Отто Бамбергский во время своего второго миссионерского похода (первый состоялся в 1124 году) посещает Деммин, Вольгаст и Узедом и проводит систематизированную христианизацию.

1143 год. Граф Адольф фон Шауенбург фон Хольштейн основывает Любек.

1147 год. В этом году Генрих Лев начинает Крестовый поход против славян. Вождь ободритов Никлот погибает в 1160 году при вылазке из своего замка.

Около 1150 года. Организация, совместно с политическим завоеванием, первых монастырей, в том числе бенедиктинского.

1150 год. Северонемецкие города создают своё торговое представительство в Великом Новгороде.

1160 год. Основание Генрихом Львом первого на новых землях города — Шверина.

В 1164 году в битве при Ферхене сын Никлота Прибислав, князья Померании Богуслав I и Казимир I терпят поражение от Генриха Льва и его союзника датского короля Вальдемара Первого. Князь Прибыслав принимает христианство и при крещении, в 1167 году, приобретает значительную часть Мекленбурга от Генриха Льва в ленное владение. При этом он основывает династию, которая правит Мекленбургом до 1918 года. В Шверине создаётся епископство.

1168 год. Датский король Вальдемар Первый совместно с епископом Авессаломом из Роскильды завоёвывают на острове Рюген Яромарсбург и разрушают святилище бога Святовита. Князь Яромар Первый становится вассалом датского короля.

1181 год. Император Фридрих Первый даёт Богуславу Первому Померанию в ленное владение.

1227 год. После победы коалиции северогерманских князей и городов под Борноведом заканчивается начавшееся в 1184 году датское владычество над Померанией.

1229 год. Умирает последний славянский князь Генрих Борвин Второй. После него линия Мекленбургов разделяется на четыре ветви правнуков Прибышлава: С 1216 года фон Пархим, 1314 года фон Росток и 1436 года фон Гюстров, к которым присоединены были Земля Старгард и в 1358 году графство Шверин.

1293 год. Росток, Висмар и Любек организуют союз для защиты судоходства, ставший предпосылкой Ганзейского союза.

1325 год. Смерть Вацлава Третьего. С ним пресекается род руянских князей. Остров переходит во владение герцогского Поммерн-Вольгаст дома.

1348 год. Император Карл Четвёртый наделяет своих сыновей Генриха Второго, Альбрехта Второго и Иоганна титулом герцогов Мекленбурга.

1370 год. После мира в Штральзунде датский король Вальдемар Четвёртый отказывается от своих владений. Ганза достигает пика своего влияния.

1419 год. Основан университет в Ростоке («Die Leuchte des Nordens»), ставший первым в северной Европе высшим учебным заведением.

1456 год. Основан университет в Грайфсвальде.

1471 год. Умирает Герцог Ульрих из Старгарда. Земля отходит к герцогу Генриху Четвёртому из Шверина, Мекленбург снова объединяется.

1534 год. На ландтаге в Трептове принято решение принять протестантскую веру как государственную религию Померании.

1621 год. Разделение Мекленбурга на Мекленбург-Шверин и Мекленбург-Гюстров.

1628 год. Император Фердинанд Второй смещает в ходе тридцатилетней войны герцогов Мекленбурга за то, что они совместно с датчанами выступили против него. И назначает герцогом Альбрехта Валленштейна (до 1650 года), который имел резиденцию в Гюстрове.

1648 год. На основании Вестфальского договора шведы получают Висмар и остров Пёль, а также Переднюю Померанию с Штральзундом и остров Рюген. Население сильно поредело, но осталось крепостное право.

1669 год. Последний съезд Ганзейского союза, в котором участвовал наряду с Любеком только Росток.

1716—1717. Мекленбург-Шверин был завоёван Российской империей.

1720 год. Первый совместный ландтаг обоих Мекленбургов.

1793 год. По инициативе герцога Фридриха Франца Первого открывается первый в Германии морской курорт Хайлигендамм.

1803 год. Шведы арендуют на 100 лет город Висмар на основании договора в Мальмё. Поскольку в 1903 году платежи не поступили, остров окончательно отошёл к Германии.

1806 год. Шведский король Густав IV Адольф отменяет крепостное право в Передней Померании и вводит в действие шведскую конституцию.

1815 год. На основании решений Венского конгресса титул великого герцога от владетелей Мекленбург-Шверина и Мекленбург—Штрелиц отобран. Шведская часть Передней Померании и Рюген отходят Пруссии. Собственно Померанская территория превращается в Провинцию Померания (округа с городами Штральзунд, Штеттин и Кошалин) А Передней Померанией стала называться территория восточнее Одера.

1820 год. Отмена крепостного права в обоих Мекленбургах.

1847 год. Начинается строительство железнодорожной линии Соединившей Мекленбург и Переднюю Померанию.

1871 год. Оба Мекленбурга входят в состав Второго Рейха.

1919 год. Оба Мекленбурга становятся буржуазно-демократическими свободными государствами (bürgerlich-demokratische Freistaaten).

1934 год. Оба Мекленбурга сливаются в Земля Мекленбург (Land Mecklenburg).

1942 год. опустошительные бомбардировки союзниками Ростока, Штральзунда и Висмара.

1945 год. Советская армия занимает Мекленбург и западную часть Передней Померании и на основании договора с союзниками создаётся Земля Мекленбург-Передняя Померания (das Bundesland Mecklenburg-Vorpommern), которая с 1947 года называется просто Землёй Мекленбург с административным центром в Шверине.

1946 год. Первые и до 1990 года единственные свободные выборы.

1953 год. Национализация сотен частных пансионов и отелей по указанию СЕПГ.

19781979 гг. Рюген переживает природную катастрофу 28-29 декабря и 13-14 февраля: выпавший при ураганном ветре снег достигает высоты 6 м. Отрезанные от жизни деревни снабжаются только по воздуху.

1990 год. 18 марта Первые свободные выборы. Создание Земли Мекленбург-Передняя Померания со столицей в Шверине.

1995 год. Празднование тысячелетия земли.

2002 год. Старые районы Штральзунда и Висмара вносятся в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

2011 год. На автобане A19 неподалеку от Кафельсторфа (южнее от города Ростока) произошло крупнейшие в истории земли дорожно-транспортное происшествие. В результате столкновения более 80 легковых автомашин и трех грузовиков погибло восемь человек. 131 человек получили ранения различной степени тяжести. 44 человека доставлены в больницы[2].

Политика

Законодательный орган — ландтаг Мекленбурга — Передней Померании (Landtag Mecklenburg-Vorpommern), избираемый населением, исполнительный орган — Земельное правительство Мекленбурга — Передней Померании (Landesregierung von Mecklenburg-Vorpommern), избираемое ландтагом, состоящее из премьер-министра земли Мекленбург — Передняя Померания (Ministerpräsidenten des Landes Mecklenburg-Vorpommern) и министров земли Мекленбург — Передняя Померания, орган конституционного надзора — Земельный конституционный суд Мекленбурга — Передней Померании (Landesverfassungsgericht Mecklenburg-Vorpommern), высшая судебная инстанция — Высший земельный суд Ростока (Oberlandesgericht Rostock), высшая судебная инстанция административной юстиции — Высший административный суд Мекленбурга — Передней Померании (Oberverwaltungsgericht Mecklenburg-Vorpommern).

После 10 лет пребывания на своём посту премьер-министр федеральной земли Мекленбург — Передняя Померания Харальд Рингсторфф 3 октября 2008 года объявил о своей отставке. 6 октября 2008 года в Шверине на партийном собрании местной организации СДПГ был избран преемник Рингсторффа — Эрвин Зеллеринг.

По результатам выборов 4 сентября 2016 года состав ландтага был сформирован из представителей следующих партий:

  1. СДПГ — 26 мест
  2. Альтернатива для Германии — 18 мест
  3. ХДС — 16 мест
  4. Левая — 11 мест[3].

Административное деление

После 4 сентября 2011 года земля Мекленбург-Передняя Померания делится на 6 районов (нем. Landkreis) и 2 свободных города (нем. Kreisfreie Stadt), районы делятся на города (нем. Stadt) и общины (нем. Gemeinde), крупные города делятся на местные кварталы (нем. Ortsteil).

Районы

  1. Росток (Landkreis Rostock)
  2. Людвигслуст-Пархим (Landkreis Ludwigslust-Parchim)
  3. Мекленбург-Зенплате (Landkreis Mecklenburgische Seenplatte)
  4. Северо-Западный Мекленбург (Landkreis Nordwestmecklenburg)
  5. Передняя Померания-Грайфсвальд (Landkreis Vorpommern-Greifswald)
  6. Передняя Померания-Рюген (Landkreis Vorpommern-Rügen)

Свободные города

  1. Росток (HRO)
  2. Шверин (SN)

Города

Города с количеством жителей выше 10 тысяч
по состоянию на 30 июня 2010 года
Росток 201,6 Анклам 13,5
Шверин 95,1 Людвигслуст 12,3
Нойбранденбург 65,2 Деммин 12,0
Штральзунд 57,6 Вольгаст 12,0
Грайфсвальд 54,2 Хагенов 11,8
Висмар 44,3 Пазевальк 11,4
Гюстров 30,1 Бад-Доберан 11,3
Нойштрелиц 21,4 Гревесмюлен 10,7
Варен 21,2 Бойценбург 10,6
Пархим 18,6 Гриммен 10,5
Рибниц-Дамгартен 16,1 Засниц 10,4
Берген 14,0 Иккермюнде 10,1

Местные органы государственной власти

Представительные органы районов — крейстаги (нем. Kreistag), избираемые населением, состоящие из членов крейстага (Kreistagsmitglieder), избирающие из своего состава президента крейстага (Kreistagspräsident), исполнительную власть в районах осуществляют ландраты (Landrat).

Представительные органы городов — городские представительства ('Stadtvertretung), избираемые населением, состоящие из городских представителей (Stadtvertreter), избирающие из своего состава старосту городских представителей (Stadtvertretervorsteher), исполнительную власть в городах осуществляют обер-бургомистры (Oberbürgermeister).

Представительные органы общин — общинные представительства (Gemeindevertretung), избираемые населением, состоящие из общинных представителей (Gemeindevertreter), избирающие из своего состава председателя городского представительства (Vorsitzender der Gemeindevertretung), исполнительную власть в общинах осуществляют бургомистры (bürgermeister).

Представительные органы местных частей — местные частные представительства (Ortsteilvertretung), исполнительные органы — местные старосты (Ortsvorsteher).

Религия

Большинство верующих — лютеране, крупнейшая лютеранская деноминация — Евангелическо-Лютеранская Церковь в Северной Германии (Evangelisch-Lutherische Kirche in Norddeutschland).

Подавляющая часть населения внеконфессиональна. 17,3 % населения земли Мекленбург — Передняя Померания относят себя к Евангелической церкви и 3,3 % к Католической церкви (согласно статистике Евангелической церкви Германии по состоянию на 2011 год).

Экономика

В федеральной земле выращивают зерновые культуры, рапс, картофель. Приносит доходы рыболовство. Развиваются предприятия строй-индустрии, пищевой промышленности, деревообработки.

  • Задолженность: 6,170 € на душу населения (2002)
  • Общая задолженность: 10,8 миллиардов € (2002)

Туризм

Свыше 10 млн туристов ежегодно посещают Мекленбург.

Культура

В бывших ганзейских городах сохранились и ныне реставрируются бесчисленные памятники средневековой архитектуры, например Шверинский замок с 300 башнями и башенками — бывшая резиденция великих герцогов Мекленбурга-Шверина. В этом городе особый интерес представляет Государственный художественный музей с богатой коллекцией голландской и фламандской живописи XVII века и собор. Хорошо сохранились средневековые оборонительные сооружения в Нойбранденбурге.

См. также

Напишите отзыв о статье "Мекленбург — Передняя Померания"

Примечания

  1. [service.mvnet.de/statmv/daten_stam_berichte/e-bibointerth01/bevoelkerung--haushalte--familien--flaeche/a-i__/a123__/2014/daten/a123-2014-22.xls Statistisches Landesamt M-V – Bevölkerungsentwicklung der Kreise und Gemeinden 2014] (XLS-Datei) (Einwohnerzahlen in Fortschreibung des Zensus 2011) (Hilfe dazu)  (нем.)
  2. www.rusverlag.de/2011/04/09/10155/ Обновление: В Германии в результате ДТП погибли восемь человек
  3. Желтов М. В. [izbircom.com/2016/10/06/фрг-избиратели-нашли-альтернативу/ ФРГ: избиратели нашли «альтернативу» миграционной политике Меркель]. ИнтерИзбирком (6 октября 2016). Проверено 6 октября 2016.

Литература

  • Bernd Wurlitzer- Mecklenburg-Vorpommern. 5 aktualisierte Auflage.DuMont Reiseverlag,Köln.2004. ISBN 3-7701-3849-X
  • Baedecker. Deutschland. Verlag Karl Baedeker.2002. ISBN 3-8297-1004-6
  • Weltgeschichte-Daten Fakten Bilder- Georg Westermann Verlag;Braunschweig 1987- ISBN 3-07-509036-0
  • Deutschland. Ein Hausbuch. Mit einem Essay von Theodor Heuss-Bertelsmann Verlag. Gütersloch. 1960

Ссылки

  • [www.m-v.de/ www.m-v.de] — официальный сайт
  • [www.vorpommern.de Передняя Померания — для туристов] (на английском, немецком, шведском, польском, французском, русском и испанском языках)
  • [www.erwin-sellering.de Сайт Эрвина Зеллеринга (на нем.яз)]

Отрывок, характеризующий Мекленбург — Передняя Померания

Французы атаковали батарею и, увидав Кутузова, выстрелили по нем. С этим залпом полковой командир схватился за ногу; упало несколько солдат, и подпрапорщик, стоявший с знаменем, выпустил его из рук; знамя зашаталось и упало, задержавшись на ружьях соседних солдат.
Солдаты без команды стали стрелять.
– Ооох! – с выражением отчаяния промычал Кутузов и оглянулся. – Болконский, – прошептал он дрожащим от сознания своего старческого бессилия голосом. – Болконский, – прошептал он, указывая на расстроенный батальон и на неприятеля, – что ж это?
Но прежде чем он договорил эти слова, князь Андрей, чувствуя слезы стыда и злобы, подступавшие ему к горлу, уже соскакивал с лошади и бежал к знамени.
– Ребята, вперед! – крикнул он детски пронзительно.
«Вот оно!» думал князь Андрей, схватив древко знамени и с наслаждением слыша свист пуль, очевидно, направленных именно против него. Несколько солдат упало.
– Ура! – закричал князь Андрей, едва удерживая в руках тяжелое знамя, и побежал вперед с несомненной уверенностью, что весь батальон побежит за ним.
Действительно, он пробежал один только несколько шагов. Тронулся один, другой солдат, и весь батальон с криком «ура!» побежал вперед и обогнал его. Унтер офицер батальона, подбежав, взял колебавшееся от тяжести в руках князя Андрея знамя, но тотчас же был убит. Князь Андрей опять схватил знамя и, волоча его за древко, бежал с батальоном. Впереди себя он видел наших артиллеристов, из которых одни дрались, другие бросали пушки и бежали к нему навстречу; он видел и французских пехотных солдат, которые хватали артиллерийских лошадей и поворачивали пушки. Князь Андрей с батальоном уже был в 20 ти шагах от орудий. Он слышал над собою неперестававший свист пуль, и беспрестанно справа и слева от него охали и падали солдаты. Но он не смотрел на них; он вглядывался только в то, что происходило впереди его – на батарее. Он ясно видел уже одну фигуру рыжего артиллериста с сбитым на бок кивером, тянущего с одной стороны банник, тогда как французский солдат тянул банник к себе за другую сторону. Князь Андрей видел уже ясно растерянное и вместе озлобленное выражение лиц этих двух людей, видимо, не понимавших того, что они делали.
«Что они делают? – думал князь Андрей, глядя на них: – зачем не бежит рыжий артиллерист, когда у него нет оружия? Зачем не колет его француз? Не успеет добежать, как француз вспомнит о ружье и заколет его».
Действительно, другой француз, с ружьем на перевес подбежал к борющимся, и участь рыжего артиллериста, всё еще не понимавшего того, что ожидает его, и с торжеством выдернувшего банник, должна была решиться. Но князь Андрей не видал, чем это кончилось. Как бы со всего размаха крепкой палкой кто то из ближайших солдат, как ему показалось, ударил его в голову. Немного это больно было, а главное, неприятно, потому что боль эта развлекала его и мешала ему видеть то, на что он смотрел.
«Что это? я падаю? у меня ноги подкашиваются», подумал он и упал на спину. Он раскрыл глаза, надеясь увидать, чем кончилась борьба французов с артиллеристами, и желая знать, убит или нет рыжий артиллерист, взяты или спасены пушки. Но он ничего не видал. Над ним не было ничего уже, кроме неба – высокого неба, не ясного, но всё таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками. «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, – подумал князь Андрей, – не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, – совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, я, что узнал его наконец. Да! всё пустое, всё обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!…»


На правом фланге у Багратиона в 9 ть часов дело еще не начиналось. Не желая согласиться на требование Долгорукова начинать дело и желая отклонить от себя ответственность, князь Багратион предложил Долгорукову послать спросить о том главнокомандующего. Багратион знал, что, по расстоянию почти 10 ти верст, отделявшему один фланг от другого, ежели не убьют того, кого пошлют (что было очень вероятно), и ежели он даже и найдет главнокомандующего, что было весьма трудно, посланный не успеет вернуться раньше вечера.
Багратион оглянул свою свиту своими большими, ничего невыражающими, невыспавшимися глазами, и невольно замиравшее от волнения и надежды детское лицо Ростова первое бросилось ему в глаза. Он послал его.
– А ежели я встречу его величество прежде, чем главнокомандующего, ваше сиятельство? – сказал Ростов, держа руку у козырька.
– Можете передать его величеству, – поспешно перебивая Багратиона, сказал Долгоруков.
Сменившись из цепи, Ростов успел соснуть несколько часов перед утром и чувствовал себя веселым, смелым, решительным, с тою упругостью движений, уверенностью в свое счастие и в том расположении духа, в котором всё кажется легко, весело и возможно.
Все желания его исполнялись в это утро; давалось генеральное сражение, он участвовал в нем; мало того, он был ординарцем при храбрейшем генерале; мало того, он ехал с поручением к Кутузову, а может быть, и к самому государю. Утро было ясное, лошадь под ним была добрая. На душе его было радостно и счастливо. Получив приказание, он пустил лошадь и поскакал вдоль по линии. Сначала он ехал по линии Багратионовых войск, еще не вступавших в дело и стоявших неподвижно; потом он въехал в пространство, занимаемое кавалерией Уварова и здесь заметил уже передвижения и признаки приготовлений к делу; проехав кавалерию Уварова, он уже ясно услыхал звуки пушечной и орудийной стрельбы впереди себя. Стрельба всё усиливалась.
В свежем, утреннем воздухе раздавались уже, не как прежде в неравные промежутки, по два, по три выстрела и потом один или два орудийных выстрела, а по скатам гор, впереди Працена, слышались перекаты ружейной пальбы, перебиваемой такими частыми выстрелами из орудий, что иногда несколько пушечных выстрелов уже не отделялись друг от друга, а сливались в один общий гул.
Видно было, как по скатам дымки ружей как будто бегали, догоняя друг друга, и как дымы орудий клубились, расплывались и сливались одни с другими. Видны были, по блеску штыков между дымом, двигавшиеся массы пехоты и узкие полосы артиллерии с зелеными ящиками.
Ростов на пригорке остановил на минуту лошадь, чтобы рассмотреть то, что делалось; но как он ни напрягал внимание, он ничего не мог ни понять, ни разобрать из того, что делалось: двигались там в дыму какие то люди, двигались и спереди и сзади какие то холсты войск; но зачем? кто? куда? нельзя было понять. Вид этот и звуки эти не только не возбуждали в нем какого нибудь унылого или робкого чувства, но, напротив, придавали ему энергии и решительности.
«Ну, еще, еще наддай!» – обращался он мысленно к этим звукам и опять пускался скакать по линии, всё дальше и дальше проникая в область войск, уже вступивших в дело.
«Уж как это там будет, не знаю, а всё будет хорошо!» думал Ростов.
Проехав какие то австрийские войска, Ростов заметил, что следующая за тем часть линии (это была гвардия) уже вступила в дело.
«Тем лучше! посмотрю вблизи», подумал он.
Он поехал почти по передней линии. Несколько всадников скакали по направлению к нему. Это были наши лейб уланы, которые расстроенными рядами возвращались из атаки. Ростов миновал их, заметил невольно одного из них в крови и поскакал дальше.
«Мне до этого дела нет!» подумал он. Не успел он проехать нескольких сот шагов после этого, как влево от него, наперерез ему, показалась на всем протяжении поля огромная масса кавалеристов на вороных лошадях, в белых блестящих мундирах, которые рысью шли прямо на него. Ростов пустил лошадь во весь скок, для того чтоб уехать с дороги от этих кавалеристов, и он бы уехал от них, ежели бы они шли всё тем же аллюром, но они всё прибавляли хода, так что некоторые лошади уже скакали. Ростову всё слышнее и слышнее становился их топот и бряцание их оружия и виднее становились их лошади, фигуры и даже лица. Это были наши кавалергарды, шедшие в атаку на французскую кавалерию, подвигавшуюся им навстречу.
Кавалергарды скакали, но еще удерживая лошадей. Ростов уже видел их лица и услышал команду: «марш, марш!» произнесенную офицером, выпустившим во весь мах свою кровную лошадь. Ростов, опасаясь быть раздавленным или завлеченным в атаку на французов, скакал вдоль фронта, что было мочи у его лошади, и всё таки не успел миновать их.
Крайний кавалергард, огромный ростом рябой мужчина, злобно нахмурился, увидав перед собой Ростова, с которым он неминуемо должен был столкнуться. Этот кавалергард непременно сбил бы с ног Ростова с его Бедуином (Ростов сам себе казался таким маленьким и слабеньким в сравнении с этими громадными людьми и лошадьми), ежели бы он не догадался взмахнуть нагайкой в глаза кавалергардовой лошади. Вороная, тяжелая, пятивершковая лошадь шарахнулась, приложив уши; но рябой кавалергард всадил ей с размаху в бока огромные шпоры, и лошадь, взмахнув хвостом и вытянув шею, понеслась еще быстрее. Едва кавалергарды миновали Ростова, как он услыхал их крик: «Ура!» и оглянувшись увидал, что передние ряды их смешивались с чужими, вероятно французскими, кавалеристами в красных эполетах. Дальше нельзя было ничего видеть, потому что тотчас же после этого откуда то стали стрелять пушки, и всё застлалось дымом.
В ту минуту как кавалергарды, миновав его, скрылись в дыму, Ростов колебался, скакать ли ему за ними или ехать туда, куда ему нужно было. Это была та блестящая атака кавалергардов, которой удивлялись сами французы. Ростову страшно было слышать потом, что из всей этой массы огромных красавцев людей, из всех этих блестящих, на тысячных лошадях, богачей юношей, офицеров и юнкеров, проскакавших мимо его, после атаки осталось только осьмнадцать человек.
«Что мне завидовать, мое не уйдет, и я сейчас, может быть, увижу государя!» подумал Ростов и поскакал дальше.
Поровнявшись с гвардейской пехотой, он заметил, что чрез нее и около нее летали ядры, не столько потому, что он слышал звук ядер, сколько потому, что на лицах солдат он увидал беспокойство и на лицах офицеров – неестественную, воинственную торжественность.
Проезжая позади одной из линий пехотных гвардейских полков, он услыхал голос, назвавший его по имени.
– Ростов!
– Что? – откликнулся он, не узнавая Бориса.
– Каково? в первую линию попали! Наш полк в атаку ходил! – сказал Борис, улыбаясь той счастливой улыбкой, которая бывает у молодых людей, в первый раз побывавших в огне.
Ростов остановился.
– Вот как! – сказал он. – Ну что?
– Отбили! – оживленно сказал Борис, сделавшийся болтливым. – Ты можешь себе представить?
И Борис стал рассказывать, каким образом гвардия, ставши на место и увидав перед собой войска, приняла их за австрийцев и вдруг по ядрам, пущенным из этих войск, узнала, что она в первой линии, и неожиданно должна была вступить в дело. Ростов, не дослушав Бориса, тронул свою лошадь.
– Ты куда? – спросил Борис.
– К его величеству с поручением.
– Вот он! – сказал Борис, которому послышалось, что Ростову нужно было его высочество, вместо его величества.
И он указал ему на великого князя, который в ста шагах от них, в каске и в кавалергардском колете, с своими поднятыми плечами и нахмуренными бровями, что то кричал австрийскому белому и бледному офицеру.
– Да ведь это великий князь, а мне к главнокомандующему или к государю, – сказал Ростов и тронул было лошадь.
– Граф, граф! – кричал Берг, такой же оживленный, как и Борис, подбегая с другой стороны, – граф, я в правую руку ранен (говорил он, показывая кисть руки, окровавленную, обвязанную носовым платком) и остался во фронте. Граф, держу шпагу в левой руке: в нашей породе фон Бергов, граф, все были рыцари.
Берг еще что то говорил, но Ростов, не дослушав его, уже поехал дальше.
Проехав гвардию и пустой промежуток, Ростов, для того чтобы не попасть опять в первую линию, как он попал под атаку кавалергардов, поехал по линии резервов, далеко объезжая то место, где слышалась самая жаркая стрельба и канонада. Вдруг впереди себя и позади наших войск, в таком месте, где он никак не мог предполагать неприятеля, он услыхал близкую ружейную стрельбу.
«Что это может быть? – подумал Ростов. – Неприятель в тылу наших войск? Не может быть, – подумал Ростов, и ужас страха за себя и за исход всего сражения вдруг нашел на него. – Что бы это ни было, однако, – подумал он, – теперь уже нечего объезжать. Я должен искать главнокомандующего здесь, и ежели всё погибло, то и мое дело погибнуть со всеми вместе».
Дурное предчувствие, нашедшее вдруг на Ростова, подтверждалось всё более и более, чем дальше он въезжал в занятое толпами разнородных войск пространство, находящееся за деревнею Працом.
– Что такое? Что такое? По ком стреляют? Кто стреляет? – спрашивал Ростов, ровняясь с русскими и австрийскими солдатами, бежавшими перемешанными толпами наперерез его дороги.
– А чорт их знает? Всех побил! Пропадай всё! – отвечали ему по русски, по немецки и по чешски толпы бегущих и непонимавших точно так же, как и он, того, что тут делалось.
– Бей немцев! – кричал один.
– А чорт их дери, – изменников.
– Zum Henker diese Ruesen… [К чорту этих русских…] – что то ворчал немец.
Несколько раненых шли по дороге. Ругательства, крики, стоны сливались в один общий гул. Стрельба затихла и, как потом узнал Ростов, стреляли друг в друга русские и австрийские солдаты.
«Боже мой! что ж это такое? – думал Ростов. – И здесь, где всякую минуту государь может увидать их… Но нет, это, верно, только несколько мерзавцев. Это пройдет, это не то, это не может быть, – думал он. – Только поскорее, поскорее проехать их!»
Мысль о поражении и бегстве не могла притти в голову Ростову. Хотя он и видел французские орудия и войска именно на Праценской горе, на той самой, где ему велено было отыскивать главнокомандующего, он не мог и не хотел верить этому.


Около деревни Праца Ростову велено было искать Кутузова и государя. Но здесь не только не было их, но не было ни одного начальника, а были разнородные толпы расстроенных войск.
Он погонял уставшую уже лошадь, чтобы скорее проехать эти толпы, но чем дальше он подвигался, тем толпы становились расстроеннее. По большой дороге, на которую он выехал, толпились коляски, экипажи всех сортов, русские и австрийские солдаты, всех родов войск, раненые и нераненые. Всё это гудело и смешанно копошилось под мрачный звук летавших ядер с французских батарей, поставленных на Праценских высотах.
– Где государь? где Кутузов? – спрашивал Ростов у всех, кого мог остановить, и ни от кого не мог получить ответа.
Наконец, ухватив за воротник солдата, он заставил его ответить себе.
– Э! брат! Уж давно все там, вперед удрали! – сказал Ростову солдат, смеясь чему то и вырываясь.
Оставив этого солдата, который, очевидно, был пьян, Ростов остановил лошадь денщика или берейтора важного лица и стал расспрашивать его. Денщик объявил Ростову, что государя с час тому назад провезли во весь дух в карете по этой самой дороге, и что государь опасно ранен.
– Не может быть, – сказал Ростов, – верно, другой кто.
– Сам я видел, – сказал денщик с самоуверенной усмешкой. – Уж мне то пора знать государя: кажется, сколько раз в Петербурге вот так то видал. Бледный, пребледный в карете сидит. Четверню вороных как припустит, батюшки мои, мимо нас прогремел: пора, кажется, и царских лошадей и Илью Иваныча знать; кажется, с другим как с царем Илья кучер не ездит.
Ростов пустил его лошадь и хотел ехать дальше. Шедший мимо раненый офицер обратился к нему.
– Да вам кого нужно? – спросил офицер. – Главнокомандующего? Так убит ядром, в грудь убит при нашем полку.
– Не убит, ранен, – поправил другой офицер.
– Да кто? Кутузов? – спросил Ростов.
– Не Кутузов, а как бишь его, – ну, да всё одно, живых не много осталось. Вон туда ступайте, вон к той деревне, там всё начальство собралось, – сказал этот офицер, указывая на деревню Гостиерадек, и прошел мимо.
Ростов ехал шагом, не зная, зачем и к кому он теперь поедет. Государь ранен, сражение проиграно. Нельзя было не верить этому теперь. Ростов ехал по тому направлению, которое ему указали и по которому виднелись вдалеке башня и церковь. Куда ему было торопиться? Что ему было теперь говорить государю или Кутузову, ежели бы даже они и были живы и не ранены?
– Этой дорогой, ваше благородие, поезжайте, а тут прямо убьют, – закричал ему солдат. – Тут убьют!
– О! что говоришь! сказал другой. – Куда он поедет? Тут ближе.
Ростов задумался и поехал именно по тому направлению, где ему говорили, что убьют.
«Теперь всё равно: уж ежели государь ранен, неужели мне беречь себя?» думал он. Он въехал в то пространство, на котором более всего погибло людей, бегущих с Працена. Французы еще не занимали этого места, а русские, те, которые были живы или ранены, давно оставили его. На поле, как копны на хорошей пашне, лежало человек десять, пятнадцать убитых, раненых на каждой десятине места. Раненые сползались по два, по три вместе, и слышались неприятные, иногда притворные, как казалось Ростову, их крики и стоны. Ростов пустил лошадь рысью, чтобы не видать всех этих страдающих людей, и ему стало страшно. Он боялся не за свою жизнь, а за то мужество, которое ему нужно было и которое, он знал, не выдержит вида этих несчастных.
Французы, переставшие стрелять по этому, усеянному мертвыми и ранеными, полю, потому что уже никого на нем живого не было, увидав едущего по нем адъютанта, навели на него орудие и бросили несколько ядер. Чувство этих свистящих, страшных звуков и окружающие мертвецы слились для Ростова в одно впечатление ужаса и сожаления к себе. Ему вспомнилось последнее письмо матери. «Что бы она почувствовала, – подумал он, – коль бы она видела меня теперь здесь, на этом поле и с направленными на меня орудиями».
В деревне Гостиерадеке были хотя и спутанные, но в большем порядке русские войска, шедшие прочь с поля сражения. Сюда уже не доставали французские ядра, и звуки стрельбы казались далекими. Здесь все уже ясно видели и говорили, что сражение проиграно. К кому ни обращался Ростов, никто не мог сказать ему, ни где был государь, ни где был Кутузов. Одни говорили, что слух о ране государя справедлив, другие говорили, что нет, и объясняли этот ложный распространившийся слух тем, что, действительно, в карете государя проскакал назад с поля сражения бледный и испуганный обер гофмаршал граф Толстой, выехавший с другими в свите императора на поле сражения. Один офицер сказал Ростову, что за деревней, налево, он видел кого то из высшего начальства, и Ростов поехал туда, уже не надеясь найти кого нибудь, но для того только, чтобы перед самим собою очистить свою совесть. Проехав версты три и миновав последние русские войска, около огорода, окопанного канавой, Ростов увидал двух стоявших против канавы всадников. Один, с белым султаном на шляпе, показался почему то знакомым Ростову; другой, незнакомый всадник, на прекрасной рыжей лошади (лошадь эта показалась знакомою Ростову) подъехал к канаве, толкнул лошадь шпорами и, выпустив поводья, легко перепрыгнул через канаву огорода. Только земля осыпалась с насыпи от задних копыт лошади. Круто повернув лошадь, он опять назад перепрыгнул канаву и почтительно обратился к всаднику с белым султаном, очевидно, предлагая ему сделать то же. Всадник, которого фигура показалась знакома Ростову и почему то невольно приковала к себе его внимание, сделал отрицательный жест головой и рукой, и по этому жесту Ростов мгновенно узнал своего оплакиваемого, обожаемого государя.