Мелвуд

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Ме́лвуд — тренировочная база футбольного клуба «Ливерпуль», расположенная в пригороде Ливерпуля Западный Дерби. Мелвуд не связан напрямую с Академией клуба, которая находится в Кёрби.

Мелвуд является базой «Ливерпуля» с пятидесятых годов. Поле раньше принадлежало местной школе святого Франциска Ксаверия. Площадка использовалась для занятия игровыми видами спорта, и святые отцы Меллинг и Вудлок, преподававшие в школе, учили мальчиков играть в футбол. В память об этих священниках и их труде поле получило название по первым слогам их имён[1].

В 1959 году, когда Билл Шенкли возглавил «Ливерпуль», Мелвуд находился в ужасающем состоянии. Именно под руководством шотландского тренера была произведена модернизация, которая позволила стать базе одной из самых передовых в Англии. Здесь он представил свою систему тренировок, на которых футболисты играли пять на пять, чтобы усвоить главный принцип Шенкли — «Отдавай пас и Двигайся» (англ. Pass and Move).

Традиционно игроки встречались и переодевались на Энфилде и садились в клубный автобус, который отвозил их в Мелвуд. После тренировки автобус отвозил их назад на Энфилд, где они принимали душ, переодевались и перекусывали. Таким образом Шенкли мог быть уверен, что его игроки правильно «охладили» мышцы, и имел возможность уберечь их от травм. Возможно, именно этот приём позволил «Ливерпулю» стать чемпионом в сезоне 1965/1966 годов, использовав по ходу сезона лишь 14 игроков, двое из которых провели всего по паре матчей.

В январе 2001 года «Ливерпуль» начал работы по возведению Павильона Тысячелетия — современного комплекса для игроков и тренеров, разработанного при участии Жерара Улье. Французский специалист выступил также главным вдохновителем этого проекта.

В Мелвуде имеется крытое пространство для приглашённых наблюдателей. Тренировки начинаются рано утром. Игроки должны прибыть примерно к 9 утра. Вторая часть тренировок проводится вечером.





Оснащение базы

  • Зал для пресс-конференций и встреч
    Этот зал используется главным тренером для проведения пресс-конференций. Также здесь проходят встречи тренерского штаба и игроков, на которых они готовятся к матчам.
  • Раздевалки
  • Зона реабилитации
  • Медицинский кабинет
    Здесь находится сканирующий аппарат для внимательного изучения травм, полученных игроками в играх и на тренировках.
  • Поля с искусственным покрытием
  • Тренировочные поля
    В Мелвуде есть несколько полноразмерных полей, а также поле, которое может использоваться при любой погоде.
  • Гимнастический зал
  • Плавательный бассейн
    У каждого игрока есть персональный ключ-карта, на которой хранится персональная информация. Имеется также комната, в которой занижено содержание кислорода, она используется, в основном, для реабилитации, поскольку такие условия позволяют игрокам быстрее восстанавливаться, имитируя тренировки высоко в горах.
  • Зона отдыха
  • Ресторан
  • Зона раздачи автографов
  • Комната тактической подготовки

Почтовый адрес

Liverpool FC Training Ground, Melwood Drive, West Derby, Liverpool L12 8SY

Напишите отзыв о статье "Мелвуд"

Примечания

  1. [www.lmu.livjm.ac.uk/lhol/content.aspx?itemid=368 Происхождение названий улиц Ливерпуля]  (англ.)

Ссылки

  • [www.liverpoolfc.tv/team/melwood/ Информация, фотографии и виртуальный тур по Мелвуду на официальном сайте «Ливерпуля»]  (англ.)
  • [www.liverweb.org.uk/melwood.htm Информация о Мелвуде на Liverweb.org.uk]  (англ.)
  • [www.liverbird.ru/article/19/2009/3/melvud Информация о Мелвуде по русски на Liverbird.ru]  (рус.)
  • [www.liverpoolfc.ru/club_full.php?clubid=melwood Информация о Мелвуде по-русски на LiverpoolFC.ru]  (рус.)



Отрывок, характеризующий Мелвуд

А вместо всего этого, вот он, богатый муж неверной жены, камергер в отставке, любящий покушать, выпить и расстегнувшись побранить легко правительство, член Московского Английского клуба и всеми любимый член московского общества. Он долго не мог помириться с той мыслью, что он есть тот самый отставной московский камергер, тип которого он так глубоко презирал семь лет тому назад.
Иногда он утешал себя мыслями, что это только так, покамест, он ведет эту жизнь; но потом его ужасала другая мысль, что так, покамест, уже сколько людей входили, как он, со всеми зубами и волосами в эту жизнь и в этот клуб и выходили оттуда без одного зуба и волоса.
В минуты гордости, когда он думал о своем положении, ему казалось, что он совсем другой, особенный от тех отставных камергеров, которых он презирал прежде, что те были пошлые и глупые, довольные и успокоенные своим положением, «а я и теперь всё недоволен, всё мне хочется сделать что то для человечества», – говорил он себе в минуты гордости. «А может быть и все те мои товарищи, точно так же, как и я, бились, искали какой то новой, своей дороги в жизни, и так же как и я силой обстановки, общества, породы, той стихийной силой, против которой не властен человек, были приведены туда же, куда и я», говорил он себе в минуты скромности, и поживши в Москве несколько времени, он не презирал уже, а начинал любить, уважать и жалеть, так же как и себя, своих по судьбе товарищей.
На Пьера не находили, как прежде, минуты отчаяния, хандры и отвращения к жизни; но та же болезнь, выражавшаяся прежде резкими припадками, была вогнана внутрь и ни на мгновенье не покидала его. «К чему? Зачем? Что такое творится на свете?» спрашивал он себя с недоумением по нескольку раз в день, невольно начиная вдумываться в смысл явлений жизни; но опытом зная, что на вопросы эти не было ответов, он поспешно старался отвернуться от них, брался за книгу, или спешил в клуб, или к Аполлону Николаевичу болтать о городских сплетнях.
«Елена Васильевна, никогда ничего не любившая кроме своего тела и одна из самых глупых женщин в мире, – думал Пьер – представляется людям верхом ума и утонченности, и перед ней преклоняются. Наполеон Бонапарт был презираем всеми до тех пор, пока он был велик, и с тех пор как он стал жалким комедиантом – император Франц добивается предложить ему свою дочь в незаконные супруги. Испанцы воссылают мольбы Богу через католическое духовенство в благодарность за то, что они победили 14 го июня французов, а французы воссылают мольбы через то же католическое духовенство о том, что они 14 го июня победили испанцев. Братья мои масоны клянутся кровью в том, что они всем готовы жертвовать для ближнего, а не платят по одному рублю на сборы бедных и интригуют Астрея против Ищущих манны, и хлопочут о настоящем Шотландском ковре и об акте, смысла которого не знает и тот, кто писал его, и которого никому не нужно. Все мы исповедуем христианский закон прощения обид и любви к ближнему – закон, вследствие которого мы воздвигли в Москве сорок сороков церквей, а вчера засекли кнутом бежавшего человека, и служитель того же самого закона любви и прощения, священник, давал целовать солдату крест перед казнью». Так думал Пьер, и эта вся, общая, всеми признаваемая ложь, как он ни привык к ней, как будто что то новое, всякий раз изумляла его. – «Я понимаю эту ложь и путаницу, думал он, – но как мне рассказать им всё, что я понимаю? Я пробовал и всегда находил, что и они в глубине души понимают то же, что и я, но стараются только не видеть ее . Стало быть так надо! Но мне то, мне куда деваться?» думал Пьер. Он испытывал несчастную способность многих, особенно русских людей, – способность видеть и верить в возможность добра и правды, и слишком ясно видеть зло и ложь жизни, для того чтобы быть в силах принимать в ней серьезное участие. Всякая область труда в глазах его соединялась со злом и обманом. Чем он ни пробовал быть, за что он ни брался – зло и ложь отталкивали его и загораживали ему все пути деятельности. А между тем надо было жить, надо было быть заняту. Слишком страшно было быть под гнетом этих неразрешимых вопросов жизни, и он отдавался первым увлечениям, чтобы только забыть их. Он ездил во всевозможные общества, много пил, покупал картины и строил, а главное читал.