Мележ, Иван Павлович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Иван Павлович Мележ
белор. Іван Паўлавіч Мележ
Дата рождения:

8 февраля 1921(1921-02-08)

Место рождения:

дер. Глинище Хойникский район Гомельской области

Дата смерти:

9 августа 1976(1976-08-09) (55 лет)

Место смерти:

Минск, БССР

Гражданство:

СССР СССР

Род деятельности:

прозаик, драматург, публицист

Годы творчества:

19391976

Язык произведений:

белорусский

Премии:

Литературная премия им. Я. Коласа

Награды:

Ива́н Па́влович Ме́леж (белор. Іван Паўлавіч Мележ; 8 февраля 1921, дер. Глинище Хойникского района Гомельской области — 9 августа 1976, Минск) — белорусский советский прозаик, драматург, публицист. Народный писатель Белорусской ССР (1972). Лауреат Литературной премии им. Я. Коласа (1962). Лауреат Ленинской премии (1972). Лауреат Государственной премии Белорусской ССР им. Я. Коласа (1976). Член Союза Писателей СССР (1945).





Биография

Иван Мележ родился в крестьянской семье. В 1938 году с отличием окончил школу в Хойниках, работал в Хойникском райкоме комсомола. В 1939 году поступил в Московский институт философии, литературы и истории, на первом курсе был призван в Советскую армию.

Летом 1940 года принимал участие в присоединении Бессарабии и Буковины. Во время Великой Отечественной войны воевал под Николаевом, Лозовой, Ростовом-на-Дону, в 1941 году был ранен. В 1942 окончил курсы политработников и был откомандирован в 51-ю стрелковую дивизию сотрудником газеты.

После повторного ранения Мележ был направлен в Белорусский Государственный Университет, работал преподавателем военной подготовки.

В 1945 году Иван Мележ заочно окончил филологический факультет БГУ, поступил в аспирантуру. Одновременно с учёбой работал в редакции журнала «Полымя». После окончания аспирантуры работал в БГУ старшим преподавателем белорусской литературы, а также в редакции литературного журнала «Полымя», находился в аппарате ЦК КПБ.

С 1966 года секретарь, в 1971—1974 годах заместитель председателя правления Союза писателей Белорусской ССР. Депутат Верховного Совета БССР (1967—1976). Был председателем правления Белорусского отделения общества «СССР — Франция», председателем Белорусского комитета защиты мира, членом Всемирного совета мира[1].

Творчество

В 1939 г. было опубликовано первое стихотворение И. Мележа «Радзіме». Перед войной его стихи печатались в газетах «Літаратура і мастацтва», «Бальшавік Палесся», в 1943 г. в «Бугурусланской правде».

Первые рассказы написал в тбилисском госпитале. В 1944 г. в газете «Звязда» вышел рассказ «Сустрэча ў шпіталі». В 1946 году издал первый сборник рассказов «У завіруху». В 1948 г. вышел второй сборник прозы «Гарачы жнівень». Автор романа «Минское направление» (о Великой Отечественной войне и послевоенном периоде), сборников прозы «Блізкае і далекае», «В горах дожди», «Што ён за чалавек». Пробовал себя в драматургии, чаще других ставилась пьеса «Пока вы молоды».

Центральное место в творчестве Ивана Мележа занимает трилогия «Полесская хроника» («Люди на болоте», «Дыхание грозы», «Метель, декабрь»), действие которой происходит в родных для писателя местах. В ней описана жизнь полесской деревни 20 — 30-х годов — трудности перехода к социализму, коллективизация, раскулачивание. С большим талантом показан как исторический фон, так и отношения героев трилогии.

У него обстоятельность, неторопливость, широта, многоплановость подлинного романиста. Он сугубо по всему этому не лирик, хотя в его подробностях нет пустоты, есть глубокая собранность и сосредоточенность. Но удивительно: вместе с тем он так захватывающе лиричен даже в публицистике, даже там, где гражданственное начало дано прямо, без опосредствования. Думают, чувствуют его герои поэтично.[2]

Дмитрий Ковалёв

По первоначальному замыслу в «Полесскую хронику» должны были войти еще два романа («За асакою бераг» і «Праўда вясны»), однако смерть писателя не дала осуществиться этим планам[3][4].

По произведениям И. Мележа поставлены спектакли, сняты художественные фильмы. Автор литературно-критических статей, очерков, публицистических выступлений.

Теле- и кинопостановки

Телепостановки

Белорусским телевидением поставлен спектакль «Люди на болоте» (1965, Государственная пре­мия Белорусской ССР, 1966, реж. А. З. Гуткович), а также телепостановка «Встречи и расставания» (телефильм «Завеі, снежань», 1979), «Страсти эпохи» (по роману «Завеі, снежань», 1989).

Белорусским театром имени Янки Купалы в 1966 г. поставлен спектакль «Люди на болоте», Гомельским областным театром — «Дыхание грозы» (1977), в 1989 г. — «Страсти эпохи» (по роману «Метель, декабрь»).

Фильмография

Библиография

В 1969—1971 гг. вышло Собрание сочинений в 6-ти, в 1979—1985 гг. — в 10 томах.

Сборники рассказов

  • «У завіруху» (1946)
  • «Гарачы жнівень» (1948)
  • «Заўсёды наперадзе» (нарыс, 1948)
  • «Блізкае і далёкае» (1954)
  • «У гарах дажджы» (1957)
  • «Што ён за чалавек» (1961)
  • «Жыццёвыя клопаты» (1975)
  • «Белыя вішні і яблыні» (1976)
  • «Першая кніга: Дзённікі, сшыткі, з запісных кніжак» (1977).

Романы

Пьесы

  • «Пакуль вы маладыя» (1956, отдельное издание в 1958, постановка 1957)
  • «Дні нашага нараджэння» (опубликована и поставлена в 1958)
  • «Хто прыйшоў уночы» (1959, отдельное издание в 1966).

Награды и премии

  • Литературная премия им. Я. Коласа за роман «Люди на болоте» (1962)
  • Ленинская премия за романы «Люди на болоте» и «Дыхание грозы» (1972)
  • Государственная премия Белорусской ССР им. Я. Коласа за сборник статей «Жыццёвыя клопаты» (1976, посмертно)
  • Два ордена Трудового Красного Знамени (1967; 5.02.1971)
  • Орден Красной Звезды (06.08.1946)
  • Орден «Знак Почёта»

Память

  • В 1980 году Союзом писателей Белорусской ССР была учреждена литературная премия имени Ивана Мележа.
  • В Минске, Хойниках, Лельчицах, Гомеле названа улица в честь Ивана Павловича Мележа.
  • В Минске на доме № 7 по улице Я. Купалы, где жил писатель, установлена мемориальная доска (1978).
  • В Гомеле именем писателя названы Белорусско-славянская гимназия № 36 и городская библиотека № 2.
  • В 1983 году на родине И. П. Мележа в деревне Глинище открыт мемориальный музей и установлен бюст.
  • В Хойниках в 2010 году открыта скульптурная композиция «По страницам произведений Ивана Мележа».
  • Имя Ивана Мележа носит Мозырский драматический театр.
  • документальный фильм «Иван Мележ» (1977, режиссёр Ю. Лысятов, студия «Летопись», Беларусьфильм)
  • документальный фильм «Иван Мележ» (1990, режиссёр М. Купеева, студия «Летопись», Беларусьфильм)

Интересные факты

Напишите отзыв о статье "Мележ, Иван Павлович"

Литература

  • Бугаёў, Д. Вернасць прызванню: Творчая індывідуальнасць І.Мележа. — Мінск: Маст.літ., 1977. — 239 с.
  • Гніламёдаў, У. В. [kamunikat.org/halounaja.html?pub_start=50&pubid=19399 Іван Мележ : Нарыс жыцця і творчасці] / У. В. Гніламёдаў. — Мінск: Народная асвета, 1984. — 126 с.
  • Дорошко, Л. С. Социально-эстетические аспекты проблемы земли и психологии крестьянства в «Полесской хронике» И.Мележа и в романах М.Стельмаха «Кровь людская — не водица» и «Большая родня»: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук: (10.01.02) / АН БССР, Ин-т лит. им. Я.Купалы, 1987
  • Кошман, П. Р. Мастацкі вобраз Палесся ў нацыянальнай літаратурнай традыцыі ХІХ-ХХ стагоддзяў: Аўтарэф. дыс. на атрыманне вучон. ступ. канд. філал. навук: 10.01.01: 23.02.2003 / Кошман Павел Рыгоравіч ; Нац. акад. навук Беларусі, Ін-т літ. імя Я.Купалы. — 2003
  • Кулешов, Ф. И. Подвиг художника: Литературный путь И.Мележа / Ф. И. Кулешов. — Мн.: БГУ, 1982
  • Куляшоў, Ф. Іван Мележ: літаратурная біяграфія / Фёдар Куляшоў. — Мінск: Беларусь, 1968. — 177 с.
  • Курбека, А. В. Дыялог у прозе Івана Мележа: Лінгвіст. аспект: Аўтарэф. дыс. на атрым. вуч. ступ. канд. філал. навук: 10.02.01 / Бел. дзярж. пед. ун-т імя М. Танка, 2000
  • Ляшук, В. Я. Іван Мележ у школе: дапаможнік для настаўніка / В. Я. Ляшук. — Мінск: Народная асвета, 1981. — 124 с.; Мн.: ТДА «Аверсэв», 2002. — 191 с.; Мінск: Аверсэв, 2005. — 191 с.
  • Ржавуцкая, М. С. Пераклад сінтаксічных канструкцый з беларускай мовы на рускую: На матэрыяле твораў Івана Мележа: Аўтарэф. дыс. на атрым. вуч. ступ. канд. філал. навук: 10.02.01 ; 10.02.02 / Бел. дзярж. пед. ун-т ім. Максіма Танка, 2000
  • Толчикова, Л. И. Проблемы народного характера в романах И.Мележа и П.Проскурина: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук: 10.01.02 / Толчикова Людмила Ивановна ; Акад. наук Белорус. ССР, Ин-т лит. им. Я.Купалы, 1986
  • Хартановіч, Л. Г. Дзеяслоўная сінаніміка ў «Палеская хроніцы» І.Мележа: Аўтарэф. дыс. на атрыманне вучон. ступ. канд. філал. навук: 10.02.01 / Хартановіч Лілія Георгіеўна ; Нац. акад. навук Беларусі, Ін-т мовазнаўства імя Я.Коласа, 2002
  • Зборнік навуковых матэрыялаў, прысвечаных 75-годзю і 130-годдзю з дня нараджэння Івана Мележа і Марыі Радзевіч / Брэсц. дзярж. ун-т, Філ. фак. ; [Навук. рэд.: В. Я. Ляшук, У. А. Сенькавец]. — Брэст, 1999. — 123 с.
  • Іван Мележ: кароткі бібліяграфічны даведнік / Дзяржаўная бібліятэка імя У. І. Леніна; [складальнік І. У. Смыкава; рэдактар Н. Б. Ватацы]. — Мінск, 1963. — 28 с.
  • Успаміны пра Івана Мележа / [складальнік Л. Я. Пятрова-Мележ]. — Мінск: Мастацкая літаратура, 1982. — 414 с.

Примечания

  1. Іван Мележ // Беларускія пісьменнікі (1917—1990) : Даведнік / Склад. А. К. Гардзіцкі; нав. рэд. А. Л. Верабей. — Мн.: Мастацкая літаратура, 1994. — С. 379—380.
  2. [www.kovalevdmitrij.narod.ru/sorokin.files/melezh.htm Ковалёв Д.М. Поэзия Полесья]
  3. [www.sb.by/printv.php?area=content&articleID=1965 Мартинович, А. «Людзi мае на палескiм балоце…»]
  4. [sb.by/post/49799/ Рублевская, Л. Он любил тебя, жизнь: К 85-летию Ивана Мележа]
  5. [antology.igrunov.ru/after_75/memo/1088679091.html АНТОЛОГИЯ САМИЗДАТА :: Травля Солженицына и Сахарова. Официальные публикации и документы]

Ссылки

  • [knihi.com/Ivan_Mielez/ Иван Мележ] в библиотеке «Беларуская Палічка»  (белор.)
  • [ivan-melezh.iatp.by Виртуальный музей Ивана Мележа]

Отрывок, характеризующий Мележ, Иван Павлович

– Oh ca se voit bien. Paris!.. Un homme qui ne connait pas Paris, est un sauvage. Un Parisien, ca se sent a deux lieux. Paris, s'est Talma, la Duschenois, Potier, la Sorbonne, les boulevards, – и заметив, что заключение слабее предыдущего, он поспешно прибавил: – Il n'y a qu'un Paris au monde. Vous avez ete a Paris et vous etes reste Busse. Eh bien, je ne vous en estime pas moins. [О, это видно. Париж!.. Человек, который не знает Парижа, – дикарь. Парижанина узнаешь за две мили. Париж – это Тальма, Дюшенуа, Потье, Сорбонна, бульвары… Во всем мире один Париж. Вы были в Париже и остались русским. Ну что же, я вас за то не менее уважаю.]
Под влиянием выпитого вина и после дней, проведенных в уединении с своими мрачными мыслями, Пьер испытывал невольное удовольствие в разговоре с этим веселым и добродушным человеком.
– Pour en revenir a vos dames, on les dit bien belles. Quelle fichue idee d'aller s'enterrer dans les steppes, quand l'armee francaise est a Moscou. Quelle chance elles ont manque celles la. Vos moujiks c'est autre chose, mais voua autres gens civilises vous devriez nous connaitre mieux que ca. Nous avons pris Vienne, Berlin, Madrid, Naples, Rome, Varsovie, toutes les capitales du monde… On nous craint, mais on nous aime. Nous sommes bons a connaitre. Et puis l'Empereur! [Но воротимся к вашим дамам: говорят, что они очень красивы. Что за дурацкая мысль поехать зарыться в степи, когда французская армия в Москве! Они пропустили чудесный случай. Ваши мужики, я понимаю, но вы – люди образованные – должны бы были знать нас лучше этого. Мы брали Вену, Берлин, Мадрид, Неаполь, Рим, Варшаву, все столицы мира. Нас боятся, но нас любят. Не вредно знать нас поближе. И потом император…] – начал он, но Пьер перебил его.
– L'Empereur, – повторил Пьер, и лицо его вдруг привяло грустное и сконфуженное выражение. – Est ce que l'Empereur?.. [Император… Что император?..]
– L'Empereur? C'est la generosite, la clemence, la justice, l'ordre, le genie, voila l'Empereur! C'est moi, Ram ball, qui vous le dit. Tel que vous me voyez, j'etais son ennemi il y a encore huit ans. Mon pere a ete comte emigre… Mais il m'a vaincu, cet homme. Il m'a empoigne. Je n'ai pas pu resister au spectacle de grandeur et de gloire dont il couvrait la France. Quand j'ai compris ce qu'il voulait, quand j'ai vu qu'il nous faisait une litiere de lauriers, voyez vous, je me suis dit: voila un souverain, et je me suis donne a lui. Eh voila! Oh, oui, mon cher, c'est le plus grand homme des siecles passes et a venir. [Император? Это великодушие, милосердие, справедливость, порядок, гений – вот что такое император! Это я, Рамбаль, говорю вам. Таким, каким вы меня видите, я был его врагом тому назад восемь лет. Мой отец был граф и эмигрант. Но он победил меня, этот человек. Он завладел мною. Я не мог устоять перед зрелищем величия и славы, которым он покрывал Францию. Когда я понял, чего он хотел, когда я увидал, что он готовит для нас ложе лавров, я сказал себе: вот государь, и я отдался ему. И вот! О да, мой милый, это самый великий человек прошедших и будущих веков.]
– Est il a Moscou? [Что, он в Москве?] – замявшись и с преступным лицом сказал Пьер.
Француз посмотрел на преступное лицо Пьера и усмехнулся.
– Non, il fera son entree demain, [Нет, он сделает свой въезд завтра,] – сказал он и продолжал свои рассказы.
Разговор их был прерван криком нескольких голосов у ворот и приходом Мореля, который пришел объявить капитану, что приехали виртембергские гусары и хотят ставить лошадей на тот же двор, на котором стояли лошади капитана. Затруднение происходило преимущественно оттого, что гусары не понимали того, что им говорили.
Капитан велел позвать к себе старшего унтер офицера в строгим голосом спросил у него, к какому полку он принадлежит, кто их начальник и на каком основании он позволяет себе занимать квартиру, которая уже занята. На первые два вопроса немец, плохо понимавший по французски, назвал свой полк и своего начальника; но на последний вопрос он, не поняв его, вставляя ломаные французские слова в немецкую речь, отвечал, что он квартиргер полка и что ему ведено от начальника занимать все дома подряд, Пьер, знавший по немецки, перевел капитану то, что говорил немец, и ответ капитана передал по немецки виртембергскому гусару. Поняв то, что ему говорили, немец сдался и увел своих людей. Капитан вышел на крыльцо, громким голосом отдавая какие то приказания.
Когда он вернулся назад в комнату, Пьер сидел на том же месте, где он сидел прежде, опустив руки на голову. Лицо его выражало страдание. Он действительно страдал в эту минуту. Когда капитан вышел и Пьер остался один, он вдруг опомнился и сознал то положение, в котором находился. Не то, что Москва была взята, и не то, что эти счастливые победители хозяйничали в ней и покровительствовали ему, – как ни тяжело чувствовал это Пьер, не это мучило его в настоящую минуту. Его мучило сознание своей слабости. Несколько стаканов выпитого вина, разговор с этим добродушным человеком уничтожили сосредоточенно мрачное расположение духа, в котором жил Пьер эти последние дни и которое было необходимо для исполнения его намерения. Пистолет, и кинжал, и армяк были готовы, Наполеон въезжал завтра. Пьер точно так же считал полезным и достойным убить злодея; но он чувствовал, что теперь он не сделает этого. Почему? – он не знал, но предчувствовал как будто, что он не исполнит своего намерения. Он боролся против сознания своей слабости, но смутно чувствовал, что ему не одолеть ее, что прежний мрачный строй мыслей о мщенье, убийстве и самопожертвовании разлетелся, как прах, при прикосновении первого человека.
Капитан, слегка прихрамывая и насвистывая что то, вошел в комнату.
Забавлявшая прежде Пьера болтовня француза теперь показалась ему противна. И насвистываемая песенка, и походка, и жест покручиванья усов – все казалось теперь оскорбительным Пьеру.
«Я сейчас уйду, я ни слова больше не скажу с ним», – думал Пьер. Он думал это, а между тем сидел все на том же месте. Какое то странное чувство слабости приковало его к своему месту: он хотел и не мог встать и уйти.
Капитан, напротив, казался очень весел. Он прошелся два раза по комнате. Глаза его блестели, и усы слегка подергивались, как будто он улыбался сам с собой какой то забавной выдумке.
– Charmant, – сказал он вдруг, – le colonel de ces Wurtembourgeois! C'est un Allemand; mais brave garcon, s'il en fut. Mais Allemand. [Прелестно, полковник этих вюртембергцев! Он немец; но славный малый, несмотря на это. Но немец.]
Он сел против Пьера.
– A propos, vous savez donc l'allemand, vous? [Кстати, вы, стало быть, знаете по немецки?]
Пьер смотрел на него молча.
– Comment dites vous asile en allemand? [Как по немецки убежище?]
– Asile? – повторил Пьер. – Asile en allemand – Unterkunft. [Убежище? Убежище – по немецки – Unterkunft.]
– Comment dites vous? [Как вы говорите?] – недоверчиво и быстро переспросил капитан.
– Unterkunft, – повторил Пьер.
– Onterkoff, – сказал капитан и несколько секунд смеющимися глазами смотрел на Пьера. – Les Allemands sont de fieres betes. N'est ce pas, monsieur Pierre? [Экие дурни эти немцы. Не правда ли, мосье Пьер?] – заключил он.
– Eh bien, encore une bouteille de ce Bordeau Moscovite, n'est ce pas? Morel, va nous chauffer encore une pelilo bouteille. Morel! [Ну, еще бутылочку этого московского Бордо, не правда ли? Морель согреет нам еще бутылочку. Морель!] – весело крикнул капитан.
Морель подал свечи и бутылку вина. Капитан посмотрел на Пьера при освещении, и его, видимо, поразило расстроенное лицо его собеседника. Рамбаль с искренним огорчением и участием в лице подошел к Пьеру и нагнулся над ним.
– Eh bien, nous sommes tristes, [Что же это, мы грустны?] – сказал он, трогая Пьера за руку. – Vous aurai je fait de la peine? Non, vrai, avez vous quelque chose contre moi, – переспрашивал он. – Peut etre rapport a la situation? [Может, я огорчил вас? Нет, в самом деле, не имеете ли вы что нибудь против меня? Может быть, касательно положения?]
Пьер ничего не отвечал, но ласково смотрел в глаза французу. Это выражение участия было приятно ему.
– Parole d'honneur, sans parler de ce que je vous dois, j'ai de l'amitie pour vous. Puis je faire quelque chose pour vous? Disposez de moi. C'est a la vie et a la mort. C'est la main sur le c?ur que je vous le dis, [Честное слово, не говоря уже про то, чем я вам обязан, я чувствую к вам дружбу. Не могу ли я сделать для вас что нибудь? Располагайте мною. Это на жизнь и на смерть. Я говорю вам это, кладя руку на сердце,] – сказал он, ударяя себя в грудь.
– Merci, – сказал Пьер. Капитан посмотрел пристально на Пьера так же, как он смотрел, когда узнал, как убежище называлось по немецки, и лицо его вдруг просияло.
– Ah! dans ce cas je bois a notre amitie! [А, в таком случае пью за вашу дружбу!] – весело крикнул он, наливая два стакана вина. Пьер взял налитой стакан и выпил его. Рамбаль выпил свой, пожал еще раз руку Пьера и в задумчиво меланхолической позе облокотился на стол.
– Oui, mon cher ami, voila les caprices de la fortune, – начал он. – Qui m'aurait dit que je serai soldat et capitaine de dragons au service de Bonaparte, comme nous l'appellions jadis. Et cependant me voila a Moscou avec lui. Il faut vous dire, mon cher, – продолжал он грустным я мерным голосом человека, который сбирается рассказывать длинную историю, – que notre nom est l'un des plus anciens de la France. [Да, мой друг, вот колесо фортуны. Кто сказал бы мне, что я буду солдатом и капитаном драгунов на службе у Бонапарта, как мы его, бывало, называли. Однако же вот я в Москве с ним. Надо вам сказать, мой милый… что имя наше одно из самых древних во Франции.]
И с легкой и наивной откровенностью француза капитан рассказал Пьеру историю своих предков, свое детство, отрочество и возмужалость, все свои родственныеимущественные, семейные отношения. «Ma pauvre mere [„Моя бедная мать“.] играла, разумеется, важную роль в этом рассказе.
– Mais tout ca ce n'est que la mise en scene de la vie, le fond c'est l'amour? L'amour! N'est ce pas, monsieur; Pierre? – сказал он, оживляясь. – Encore un verre. [Но все это есть только вступление в жизнь, сущность же ее – это любовь. Любовь! Не правда ли, мосье Пьер? Еще стаканчик.]
Пьер опять выпил и налил себе третий.
– Oh! les femmes, les femmes! [О! женщины, женщины!] – и капитан, замаслившимися глазами глядя на Пьера, начал говорить о любви и о своих любовных похождениях. Их было очень много, чему легко было поверить, глядя на самодовольное, красивое лицо офицера и на восторженное оживление, с которым он говорил о женщинах. Несмотря на то, что все любовные истории Рамбаля имели тот характер пакостности, в котором французы видят исключительную прелесть и поэзию любви, капитан рассказывал свои истории с таким искренним убеждением, что он один испытал и познал все прелести любви, и так заманчиво описывал женщин, что Пьер с любопытством слушал его.
Очевидно было, что l'amour, которую так любил француз, была ни та низшего и простого рода любовь, которую Пьер испытывал когда то к своей жене, ни та раздуваемая им самим романтическая любовь, которую он испытывал к Наташе (оба рода этой любви Рамбаль одинаково презирал – одна была l'amour des charretiers, другая l'amour des nigauds) [любовь извозчиков, другая – любовь дурней.]; l'amour, которой поклонялся француз, заключалась преимущественно в неестественности отношений к женщине и в комбинация уродливостей, которые придавали главную прелесть чувству.