Мемориальный камень против войны и фашизма

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Памятник
Мемориальный камень против войны и фашизма
Mahnstein gegen Krieg und Faschismus

Памятный камень перед домом, где родился А. Гитлер
Страна Австрия
Город Браунау-ам-Инн
Дата основания 1989
Координаты: 48°15′23″ с. ш. 13°02′10″ в. д. / 48.25639° с. ш. 13.03611° в. д. / 48.25639; 13.03611 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=48.25639&mlon=13.03611&zoom=12 (O)] (Я)

Мемориальный камень против войны и фашизма в Браунау-на-Инне стоит перед домом, где родился Адольф Гитлер. Открытие этого памятника состоялось в 1989 году.



История

Предложения особым образом обозначить родной дом Гитлера в память о жертвах нацизма появились уже в первые послевоенные годы. В муниципалитете долго обсуждали возможность размещения на стене дома мемориальной доски. Соответствующее решение было принято в 1983 году бургомистром Германом Фуксом (Hermann Fuchs) под влиянием советника по культуре Вольфгага Зимбёка (Wolfgang Simböck). Однако доска не была установлена, так как владелица (дома), не имевшая отношения к Гитлеру, расценила это как нарушение права собственности. Хозяйка не позволила установить мемориальную доску, опасаясь нежелательного внимания со стороны антифашистов и неонацистов.

Спустя несколько лет, в 1989 году, инициативу взял в свои руки новый бургомистр Браунау — Герхард Скиба (Gerhard Skiba). Мемориал установили на общественной земле, непосредственно перед домом Гитлера в начале апреля 1989, за 2 недели до 100-летия Гитлера, таким образом приурочив открытие памятника к этому событию. Камень доставлен из каменоломни концентрационного лагеря Маутхаузен. Надпись на камне гласит:

FÜR FRIEDEN, FREIHEIT
UND DEMOKRATIE
NIE WIEDER FASCHISMUS
MILLIONEN TOTE MAHNEN

«За мир, свободу и демократию. Не допустим фашизма вновь, миллионы погибших просят нас об этом».

Напишите отзыв о статье "Мемориальный камень против войны и фашизма"

Ссылки

  • Зотов Г. [www.izvestia.ru/russia/article17254/ Мы хотим забыть этот проклятый дом!] (рус.). Известия (17.04.02). Проверено 20 июня 2009. [www.webcitation.org/66ccTv39z Архивировано из первоисточника 2 апреля 2012].

Отрывок, характеризующий Мемориальный камень против войны и фашизма

Приехав в Киев, Пьер вызвал в главную контору всех управляющих, и объяснил им свои намерения и желания. Он сказал им, что немедленно будут приняты меры для совершенного освобождения крестьян от крепостной зависимости, что до тех пор крестьяне не должны быть отягчаемы работой, что женщины с детьми не должны посылаться на работы, что крестьянам должна быть оказываема помощь, что наказания должны быть употребляемы увещательные, а не телесные, что в каждом имении должны быть учреждены больницы, приюты и школы. Некоторые управляющие (тут были и полуграмотные экономы) слушали испуганно, предполагая смысл речи в том, что молодой граф недоволен их управлением и утайкой денег; другие, после первого страха, находили забавным шепелявенье Пьера и новые, неслыханные ими слова; третьи находили просто удовольствие послушать, как говорит барин; четвертые, самые умные, в том числе и главноуправляющий, поняли из этой речи то, каким образом надо обходиться с барином для достижения своих целей.
Главноуправляющий выразил большое сочувствие намерениям Пьера; но заметил, что кроме этих преобразований необходимо было вообще заняться делами, которые были в дурном состоянии.
Несмотря на огромное богатство графа Безухого, с тех пор, как Пьер получил его и получал, как говорили, 500 тысяч годового дохода, он чувствовал себя гораздо менее богатым, чем когда он получал свои 10 ть тысяч от покойного графа. В общих чертах он смутно чувствовал следующий бюджет. В Совет платилось около 80 ти тысяч по всем имениям; около 30 ти тысяч стоило содержание подмосковной, московского дома и княжон; около 15 ти тысяч выходило на пенсии, столько же на богоугодные заведения; графине на прожитье посылалось 150 тысяч; процентов платилось за долги около 70 ти тысяч; постройка начатой церкви стоила эти два года около 10 ти тысяч; остальное около 100 та тысяч расходилось – он сам не знал как, и почти каждый год он принужден был занимать. Кроме того каждый год главноуправляющий писал то о пожарах, то о неурожаях, то о необходимости перестроек фабрик и заводов. И так, первое дело, представившееся Пьеру, было то, к которому он менее всего имел способности и склонности – занятие делами.
Пьер с главноуправляющим каждый день занимался . Но он чувствовал, что занятия его ни на шаг не подвигали дела. Он чувствовал, что его занятия происходят независимо от дела, что они не цепляют за дело и не заставляют его двигаться. С одной стороны главноуправляющий выставлял дела в самом дурном свете, показывая Пьеру необходимость уплачивать долги и предпринимать новые работы силами крепостных мужиков, на что Пьер не соглашался; с другой стороны, Пьер требовал приступления к делу освобождения, на что управляющий выставлял необходимость прежде уплатить долг Опекунского совета, и потому невозможность быстрого исполнения.