Мериан, Мария Сибилла

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Мария Сибилла Мериан
нем. Maria Sybilla Merian

Портрет работы Георга Гзеля
Дата рождения:

2 апреля 1647(1647-04-02)

Место рождения:

Франкфурт-на-Майне, Германия

Дата смерти:

13 января 1717(1717-01-13) (69 лет)

Место смерти:

Амстердам, Нидерланды

Учёба:

у Якоба Марелла, Абрахама Миньона

Работы на Викискладе

Мари́я Сиби́лла Ме́риан (нем. Maria Sybilla Merian; 2 апреля 1647, Франкфурт-на-Майне, Германия — 13 января 1717, Амстердам, Нидерланды) — немецкая художница и гравёр времён барокко, энтомолог.





Жизнь и творчество

Мария Сибилла Мериан была дочерью швейцарского гравёра Маттеуса Мериана Старшего, работавшего в Германии, и его второй жены Сибиллы Хайн.

В своих произведениях оставила нам совершенные изображения цветов, фруктов и животных. Работала также как книжный иллюстратор. После обучения живописи и гравюре у мастеров «цветочных» натюрмортов Якоба Марелла и Абрахама Миньона жила и рисовала вместе со своим мужем, немецким художником Иоганном Андреасом Графом в Нюрнберге и Амстердаме.

В 1677 году издала в типографии отца альбом с собственными иллюстрациями — флорилегиум «Книга цветов».

В 1699—1701 годах совершила поездку в Суринам, в ходе которой наблюдала и описывала местную флору и фауну. В 1705 г. издала книгу «Metamorphosis insectorum surinamensium», посвящённую суринамским насекомым.[1]

Умерла в 1717 году после двух лет тяжёлой болезни.

Память

  • Изображение М. С. Мериан было помещено на банкноту в 500 марок, имевшую хождение в ФРГ в период с 1992 по 2002 год, вплоть до введения в обращение в этой стране евро.
  • В честь М. С. Мериан было названо одно из немецких многоцелевых научно-исследовательских судов Мария С. Мериан.

Галерея

Иллюстрации из книги «Metamorphosis insectorum surinamensium».

Напишите отзыв о статье "Мериан, Мария Сибилла"

Примечания

  1. Наталья Копанева, [elementy.ru/lib/431482 Живые краски Мериан] // «Наука из первых рук» № 1(31), 2010

Литература

  • Die Welt der Malerei, Köln 1990.

Ссылки

В Викитеке есть тексты по теме
Maria Sibylla Merian (нем.)
  • [home.wtal.de/hh/merian/suribuch/msdeu.htm Maria Sibylla Merian «Metamorphosis insectorum Surinamensium»]
  • [www.ras.ru/sybilla/16037e37-fefa-4a8a-8d96-04557636911d.aspx Акварели Марии Сибиллы Мериан на сайте Российской Академии Наук]


Отрывок, характеризующий Мериан, Мария Сибилла

– И то, дядюшка. Позавчера набежали мы, так куда те, до себя не допущают. Живо ружья покидали. На коленки. Пардон – говорит. Так, только пример один. Сказывали, самого Полиона то Платов два раза брал. Слова не знает. Возьмет возьмет: вот на те, в руках прикинется птицей, улетит, да и улетит. И убить тоже нет положенья.
– Эка врать здоров ты, Киселев, посмотрю я на тебя.
– Какое врать, правда истинная.
– А кабы на мой обычай, я бы его, изловимши, да в землю бы закопал. Да осиновым колом. А то что народу загубил.
– Все одно конец сделаем, не будет ходить, – зевая, сказал старый солдат.
Разговор замолк, солдаты стали укладываться.
– Вишь, звезды то, страсть, так и горят! Скажи, бабы холсты разложили, – сказал солдат, любуясь на Млечный Путь.
– Это, ребята, к урожайному году.
– Дровец то еще надо будет.
– Спину погреешь, а брюха замерзла. Вот чуда.
– О, господи!
– Что толкаешься то, – про тебя одного огонь, что ли? Вишь… развалился.
Из за устанавливающегося молчания послышался храп некоторых заснувших; остальные поворачивались и грелись, изредка переговариваясь. От дальнего, шагов за сто, костра послышался дружный, веселый хохот.
– Вишь, грохочат в пятой роте, – сказал один солдат. – И народу что – страсть!
Один солдат поднялся и пошел к пятой роте.
– То то смеху, – сказал он, возвращаясь. – Два хранцуза пристали. Один мерзлый вовсе, а другой такой куражный, бяда! Песни играет.
– О о? пойти посмотреть… – Несколько солдат направились к пятой роте.


Пятая рота стояла подле самого леса. Огромный костер ярко горел посреди снега, освещая отягченные инеем ветви деревьев.
В середине ночи солдаты пятой роты услыхали в лесу шаги по снегу и хряск сучьев.
– Ребята, ведмедь, – сказал один солдат. Все подняли головы, прислушались, и из леса, в яркий свет костра, выступили две, держащиеся друг за друга, человеческие, странно одетые фигуры.
Это были два прятавшиеся в лесу француза. Хрипло говоря что то на непонятном солдатам языке, они подошли к костру. Один был повыше ростом, в офицерской шляпе, и казался совсем ослабевшим. Подойдя к костру, он хотел сесть, но упал на землю. Другой, маленький, коренастый, обвязанный платком по щекам солдат, был сильнее. Он поднял своего товарища и, указывая на свой рот, говорил что то. Солдаты окружили французов, подстелили больному шинель и обоим принесли каши и водки.
Ослабевший французский офицер был Рамбаль; повязанный платком был его денщик Морель.
Когда Морель выпил водки и доел котелок каши, он вдруг болезненно развеселился и начал не переставая говорить что то не понимавшим его солдатам. Рамбаль отказывался от еды и молча лежал на локте у костра, бессмысленными красными глазами глядя на русских солдат. Изредка он издавал протяжный стон и опять замолкал. Морель, показывая на плечи, внушал солдатам, что это был офицер и что его надо отогреть. Офицер русский, подошедший к костру, послал спросить у полковника, не возьмет ли он к себе отогреть французского офицера; и когда вернулись и сказали, что полковник велел привести офицера, Рамбалю передали, чтобы он шел. Он встал и хотел идти, но пошатнулся и упал бы, если бы подле стоящий солдат не поддержал его.