Метель

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Мете́ль (буран, вьюга) — перенос ветром снега, поднятого с поверхности земли.

На официальных метеорологических станциях отмечают[1]:

  • позёмок;
  • низовую метель
  • общую метель.

Позёмок — перенос снега ветром с поверхности снежного покрова в слое высотой 0,5—2 м, не приводящий к заметному ухудшению видимости (если нет других атмосферных явлений — снегопада, дымки и т. п. — горизонтальная видимость на уровне 2 м составляет 10 км и более). Может наблюдаться как в малооблачную погоду, так и при снегопаде. Возникает обычно при сухом несмёрзшемся снежном покрове и скорости ветра 5—6 м/с и более.

Низовая метель — перенос снега ветром с поверхности снежного покрова в слое высотой несколько метров с заметным ухудшением горизонтальной видимости (обычно на уровне 2 м она составляет от 1 до 9 км, но в ряде случаев может снижаться до нескольких сотен метров). Вертикальная видимость при этом вполне хорошая, так что возможно определить состояние неба (количество и форму облаков). Как и позёмок, может наблюдаться как в малооблачную погоду, так и при снегопаде. Возникает обычно при сухом несмёрзшемся снежном покрове и скорости ветра 7—9 м/с и более.

Общая метель — интенсивный перенос снега ветром в приземном слое атмосферы, достаточно развитый по вертикали, так что невозможно определить состояние неба (количество и форму облаков) и невозможно установить, выпадает снег из облаков или переносится только снег, поднятый с поверхности снежного покрова. Горизонтальная видимость на уровне 2 м обычно составляет от 1—2 км до нескольких сотен и даже до нескольких десятков метров. Возникает обычно при сухом несмёрзшемся снежном покрове и скорости ветра 10 м/с и более.

Перед метелью или после неё (при ослаблении ветра), а также при отдалённой метели, когда поднятые в воздух частицы снега переносятся ветром на большое расстояние, может наблюдаться снежная мгла.

Некоторые авторы[2] относят к метели перенос ветром снега, выпадающего из облаков, и ещё не коснувшегося земной поверхности. Они выделяют так называемую верховую метель — снегопад при ветре, когда снежинки движутся вместе с потоком воздуха до момента касания ими земной поверхности, где они остаются лежать неподвижно. На официальных метеостанциях верховая метель не отмечается.

Среднегодовое число дней с метелью в некоторых городах России[3]
Город Среднегодовое число дней с метелью
Петропавловск-Камчатский 38
Мурманск 37
Ханты-Мансийск 35
Казань 31
Омск 29
Екатеринбург 24
Оренбург 22
Томск 20
Сыктывкар 18
Владивосток 15
Самара 15
Воронеж 15
Хабаровск 14
Архангельск 13
Москва 11
Иркутск 10
Санкт-Петербург 6
Ростов-на-Дону 5
Астрахань 2
Якутск 2

Аналогом низовых метелей могут служить пыльные бури. Более того, в засушливых, но холодных в зимнее время районах, возможны своеобразные снежно-песчаные позёмки и даже бури, при которых пыль и песок переносятся вместе с сухим снегом.





Интенсивность метели

Интенсивность метели зависит от скорости и турбулентности снеговетрового потока, интенсивности снегопада, формы и размеров частиц снега, температуры и влажности воздуха. Общий твёрдый расход метели равен массе снега, переносимой через один метр фронта снеговетрового потока вдоль поверхности земли в течение 1 секунды. По максимальному снегопереносу выделяют следующие виды метелей.

Интенсивность Скорость ветра, м/с Максимальный снегоперенос, кг/(м·с)
слабая 6—10 до 0,2
обычная 10—20 до 0,4
сильная 20—30 до 1,2
очень сильная 30—40 до 2,0
сверхсильная 40—90 более 2,0

В отечественной научной литературе для обозначения интенсивной низовой метели при сильном морозе иногда используют английский термин близзард. В Канаде под этим понимается низовая или общая метель со скоростью ветра 40 км/ч и более, видимостью менее 1 км, температурой ниже -25 °C и продолжительностью более 4-х часов. В США это означает низовую метель с устойчивой скоростью ветра 56 км/ч, видимостью 400 м и менее, продолжительностью 3 часа и более. В Великобритании под этим термином подразумевается снегопад средней или сильной интенсивности в сочетании с ветром со средней скоростью 48 км/ч и видимостью 200 м.

Насыщенные и ненасыщенные метели

Низовые метели могут быть насыщенными или ненасыщенными, в зависимости от того, переносит ли ветровой поток то количество снега, которое соответствует его максимальной транспортирующей способности. Общий твёрдый расход насыщенной низовой метели (<math>Q</math>, кг/(м·с) в зависимости от скорости ветра на высоте 10-15 м (<math>U_f</math>, м/с) можно приближённо описать формулой:

<math>\Q=0,0077(U_f - 5)^3</math>

Движение метелевых снежинок

Движение метелевых снежинок при низовой метели происходит тремя способами:

  • влечение вдоль поверхности снежного покрова, льда или земли, когда они перекатываются на поверхности, отрываясь от неё лишь иногда и кратковременно;
  • сальтация, когда снежинки подскакивают сперва почти вертикально, а затем снижаются по пологой кривой. При этом одна летящая частица способна оторвать от поверхности несколько других, что ведёт к насыщению снеговетрового потока;
  • витание (диффузия), когда снежинки, сорванные со снежного покрова, взвешиваются ветром и поднимаются высоко над поверхностью.

В общей метели действуют все три способа переноса одновременно с падением атмосферных снежинок.

Процессы в метелях

  • Метель формирует рельеф снежного покрова. При слабых метелях возникает снежная рябь, наподобие ряби песчаных барханов и песчаных отмелей. При усилении ветра появляются снежные барханы, волны и гряды, медленно перемещающиеся по ветру. Эти формы сами влияют на структуру снеговетрового потока.
  • Во время метелей перенос пара и тепла в снежном покрове происходит в десятки раз сильнее, чем при их отсутствии. Когда поверхность снежного покрова холоднее нижележащего снега, перенос пара в нём идёт снизу вверх, пар кристаллизуется в верхних слоях и поверхность снега быстро твердеет и упрочняется.
  • В самом снеговетровом потоке резко возрастает испарение (возгонка) метелевых частиц. Это происходит оттого, что поверхность каждой летящей частицы открыта со всех сторон и обдувается ветром; даже в самом насыщенном приземном слое метели, а тем более выше, частицы достаточно разобщены и благодаря сильному турбулентному перемешиванию воздуха получают тепло, затрачиваемое на испарение. Метелевое испарение снега ограничивает предельную дальность его переноса, то есть расстояние, на котором снеговетровой поток полностью обновляется снегом. Оно ограничивает и высоту слоя диффузии снега во время метелей. Дальность переноса зависит от скорости ветра, температуры, дефицита влажности воздуха, размера частиц. Расстояние, которое могут преодолевать метелевые частицы, прежде чем они совсем испарятся, варьирует от сотен метров до десятков км (на европейской территории России 1,5—2 км, а в Антарктиде — до 10—20 км и более).

Зоны разгона и отложения

В области действия метели можно найти места, откуда начинается перенос снега[5]. Обычно это леса, овраги, русла рек и другие препятствия, лежащие на пути ветра. На некотором расстоянии от них в воздушном потоке почти нет снега. Здесь находится зона разгона метели, где снеговетровой поток постепенно насыщается снегом. Длина зоны разгона зависит от пересечённости рельефа, наличия небольших препятствий, скорости ветра, состояния снежного покрова и времени действия метели, и варьирует от нескольких метров до нескольких километров. Таким образом в зоне разгона действует ненасыщенная метель, которая выметает на своём пути весь снег, поддающийся сдуванию. В этой зоне возникают такие формы снежного микрорельефа, как заструги и ветровые борозды. Именно эти места удобны для прокладки дорог, которые не будут заноситься снегом.

Как только снеговетровой поток оставляет позади зону разгона метели, он при малейшей возможности начинает отлагать снег. Этому способствуют неровности рельефа и шероховатость поверхности, любые преграды и заросли на пути метели, сами колебания скорости ветра. Здесь возникают сугробы и снежные заносы.

В связи с этим существует практическая задача снегорегулирования, то есть искусственного управления ветровым перераспределением снега. Оно требуется, с одной стороны, для защиты дорог и других объектов от снежных заносов, а с другой, для удержания снега от сноса ветром на полях и его накопления, чтобы увеличить запасы воды в почве и утеплить зимующие растения.

Как отличить низовую метель от общей

При сильном ветре, когда снег несётся выше наблюдателя, бывает трудно отличить низовую метель от общей. Но есть несколько отличительных признаков.

  • Общая метель чаще бывает при циклонической погоде, а низовая — при антициклонической.
  • При общей метели снежинки сохраняют свою первоначальную форму, а при низовой — несутся уже их обломки.
  • При общей метели её интенсивность мало зависит от рельефа, а при низовой — количество переносимого снега определяется характером подстилающей поверхности.
  • При общей метели отложение снега мало зависит от скорости ветра, а при низовой — определяется изменчивостью ветра.
  • При общей метели образуются толстые слои однородного снега небольшой плотности, при низовой — снег отлагается неравномерно, с разной, иногда очень высокой, плотностью.
  • В снеге, отложенном общей метелью, размер снежных частиц составляет 0,25—0,35 мм, а при низовой — 0,1—0,2 мм.

Народные названия

В обыденной речи и художественной литературе можно встретить такие многообразные названия метели: снежная буря, вьюга (сильная, как правило, низовая метель), метелица, метуха, заметель, буран (сильная общая метель в степи при низкой температуре), бурга (эвенк.), вея, веялица, ворогуша (метель с ураганом), голомяно (вьюга, зимнее ненастье), деруга, дерунья, заверть, завива, заверуха, завитуха, заволока (сильная метель), завороха, кича, крутень, крутелица, куга, кура (поземок, метель), курга, курева, куревуха, курень, курта, кутерга, кутерьма, кутельга, кутельма, кутельба, кутёха, кутига, кутиловка, кутиха, кутня, пурга, пурдега, путерьга, рям, судра, фурта, фортуна, хвилюга, чапкын, чигер, чистяк (низовая метель).

Позёмку иногда называют: волокуша, заметь, куреха, позёмица, поземь, понизовка, поносуха, поползуха, сипуга, сипуха, тащиха, тягуша.

В научной литературе данные термины не употребляются.

Напишите отзыв о статье "Метель"

Примечания

  1. meteocenter.net. [meteocenter.net/meteolib/ww.htm Атмосферные явления. Классификация и описание]
  2. Дюнин, А. К. [www.skitalets.ru/books/metod/sneg/#31/ В царстве снега. Глава 3. Бураны. Раздел: Классификация метелей.]. Академия наук СССР. Наука, Сибирское отделение, Новосибирск (1983). Проверено 6 сентября 2009. [www.webcitation.org/65DXPmu7l Архивировано из первоисточника 5 февраля 2012].
  3. pogoda.ru.net. [pogoda.ru.net/climate.php Климат России]
  4. Дюнин, А. К. [www.skitalets.ru/books/metod/sneg/#39/ В царстве снега. Глава 3. Бураны. Раздел: "Метелевое электричество".]. Академия наук СССР. Наука, Сибирское отделение, Новосибирск (1983). Проверено 6 сентября 2009. [www.webcitation.org/65DXPmu7l Архивировано из первоисточника 5 февраля 2012].
  5. Дюнин, А. К. [www.skitalets.ru/books/metod/sneg/#33/ В царстве снега. Глава 3. Бураны. Раздел: Зона разгона.]. Академия наук СССР. Наука, Сибирское отделение, Новосибирск (1983). Проверено 6 сентября 2009. [www.webcitation.org/65DXPmu7l Архивировано из первоисточника 5 февраля 2012].

Литература

  • Гляциологический словарь / Под ред. В. М. Котлякова. — Л.: Гидрометеоиздат, 1984. — 527 с.
  • Дюнин А. К. Испарение снега. — Новосибирск: Изд. СО АН СССР, 1961. — 119 с.
  • Дюнин А. К. Механика метелей. — Новосибирск: Изд. СО АН СССР, 1963. — 378 с.

Отрывок, характеризующий Метель

«Как! Я как будто рад случаю воспользоваться тем, что он один и в унынии. Ему неприятно и тяжело может показаться неизвестное лицо в эту минуту печали; потом, что я могу сказать ему теперь, когда при одном взгляде на него у меня замирает сердце и пересыхает во рту?» Ни одна из тех бесчисленных речей, которые он, обращая к государю, слагал в своем воображении, не приходила ему теперь в голову. Те речи большею частию держались совсем при других условиях, те говорились большею частию в минуту побед и торжеств и преимущественно на смертном одре от полученных ран, в то время как государь благодарил его за геройские поступки, и он, умирая, высказывал ему подтвержденную на деле любовь свою.
«Потом, что же я буду спрашивать государя об его приказаниях на правый фланг, когда уже теперь 4 й час вечера, и сражение проиграно? Нет, решительно я не должен подъезжать к нему. Не должен нарушать его задумчивость. Лучше умереть тысячу раз, чем получить от него дурной взгляд, дурное мнение», решил Ростов и с грустью и с отчаянием в сердце поехал прочь, беспрестанно оглядываясь на всё еще стоявшего в том же положении нерешительности государя.
В то время как Ростов делал эти соображения и печально отъезжал от государя, капитан фон Толь случайно наехал на то же место и, увидав государя, прямо подъехал к нему, предложил ему свои услуги и помог перейти пешком через канаву. Государь, желая отдохнуть и чувствуя себя нездоровым, сел под яблочное дерево, и Толь остановился подле него. Ростов издалека с завистью и раскаянием видел, как фон Толь что то долго и с жаром говорил государю, как государь, видимо, заплакав, закрыл глаза рукой и пожал руку Толю.
«И это я мог бы быть на его месте?» подумал про себя Ростов и, едва удерживая слезы сожаления об участи государя, в совершенном отчаянии поехал дальше, не зная, куда и зачем он теперь едет.
Его отчаяние было тем сильнее, что он чувствовал, что его собственная слабость была причиной его горя.
Он мог бы… не только мог бы, но он должен был подъехать к государю. И это был единственный случай показать государю свою преданность. И он не воспользовался им… «Что я наделал?» подумал он. И он повернул лошадь и поскакал назад к тому месту, где видел императора; но никого уже не было за канавой. Только ехали повозки и экипажи. От одного фурмана Ростов узнал, что Кутузовский штаб находится неподалеку в деревне, куда шли обозы. Ростов поехал за ними.
Впереди его шел берейтор Кутузова, ведя лошадей в попонах. За берейтором ехала повозка, и за повозкой шел старик дворовый, в картузе, полушубке и с кривыми ногами.
– Тит, а Тит! – сказал берейтор.
– Чего? – рассеянно отвечал старик.
– Тит! Ступай молотить.
– Э, дурак, тьфу! – сердито плюнув, сказал старик. Прошло несколько времени молчаливого движения, и повторилась опять та же шутка.
В пятом часу вечера сражение было проиграно на всех пунктах. Более ста орудий находилось уже во власти французов.
Пржебышевский с своим корпусом положил оружие. Другие колонны, растеряв около половины людей, отступали расстроенными, перемешанными толпами.
Остатки войск Ланжерона и Дохтурова, смешавшись, теснились около прудов на плотинах и берегах у деревни Аугеста.
В 6 м часу только у плотины Аугеста еще слышалась жаркая канонада одних французов, выстроивших многочисленные батареи на спуске Праценских высот и бивших по нашим отступающим войскам.
В арьергарде Дохтуров и другие, собирая батальоны, отстреливались от французской кавалерии, преследовавшей наших. Начинало смеркаться. На узкой плотине Аугеста, на которой столько лет мирно сиживал в колпаке старичок мельник с удочками, в то время как внук его, засучив рукава рубашки, перебирал в лейке серебряную трепещущую рыбу; на этой плотине, по которой столько лет мирно проезжали на своих парных возах, нагруженных пшеницей, в мохнатых шапках и синих куртках моравы и, запыленные мукой, с белыми возами уезжали по той же плотине, – на этой узкой плотине теперь между фурами и пушками, под лошадьми и между колес толпились обезображенные страхом смерти люди, давя друг друга, умирая, шагая через умирающих и убивая друг друга для того только, чтобы, пройдя несколько шагов, быть точно. так же убитыми.
Каждые десять секунд, нагнетая воздух, шлепало ядро или разрывалась граната в средине этой густой толпы, убивая и обрызгивая кровью тех, которые стояли близко. Долохов, раненый в руку, пешком с десятком солдат своей роты (он был уже офицер) и его полковой командир, верхом, представляли из себя остатки всего полка. Влекомые толпой, они втеснились во вход к плотине и, сжатые со всех сторон, остановились, потому что впереди упала лошадь под пушкой, и толпа вытаскивала ее. Одно ядро убило кого то сзади их, другое ударилось впереди и забрызгало кровью Долохова. Толпа отчаянно надвинулась, сжалась, тронулась несколько шагов и опять остановилась.
Пройти эти сто шагов, и, наверное, спасен; простоять еще две минуты, и погиб, наверное, думал каждый. Долохов, стоявший в середине толпы, рванулся к краю плотины, сбив с ног двух солдат, и сбежал на скользкий лед, покрывший пруд.
– Сворачивай, – закричал он, подпрыгивая по льду, который трещал под ним, – сворачивай! – кричал он на орудие. – Держит!…
Лед держал его, но гнулся и трещал, и очевидно было, что не только под орудием или толпой народа, но под ним одним он сейчас рухнется. На него смотрели и жались к берегу, не решаясь еще ступить на лед. Командир полка, стоявший верхом у въезда, поднял руку и раскрыл рот, обращаясь к Долохову. Вдруг одно из ядер так низко засвистело над толпой, что все нагнулись. Что то шлепнулось в мокрое, и генерал упал с лошадью в лужу крови. Никто не взглянул на генерала, не подумал поднять его.
– Пошел на лед! пошел по льду! Пошел! вороти! аль не слышишь! Пошел! – вдруг после ядра, попавшего в генерала, послышались бесчисленные голоса, сами не зная, что и зачем кричавшие.
Одно из задних орудий, вступавшее на плотину, своротило на лед. Толпы солдат с плотины стали сбегать на замерзший пруд. Под одним из передних солдат треснул лед, и одна нога ушла в воду; он хотел оправиться и провалился по пояс.
Ближайшие солдаты замялись, орудийный ездовой остановил свою лошадь, но сзади всё еще слышались крики: «Пошел на лед, что стал, пошел! пошел!» И крики ужаса послышались в толпе. Солдаты, окружавшие орудие, махали на лошадей и били их, чтобы они сворачивали и подвигались. Лошади тронулись с берега. Лед, державший пеших, рухнулся огромным куском, и человек сорок, бывших на льду, бросились кто вперед, кто назад, потопляя один другого.
Ядра всё так же равномерно свистели и шлепались на лед, в воду и чаще всего в толпу, покрывавшую плотину, пруды и берег.


На Праценской горе, на том самом месте, где он упал с древком знамени в руках, лежал князь Андрей Болконский, истекая кровью, и, сам не зная того, стонал тихим, жалостным и детским стоном.
К вечеру он перестал стонать и совершенно затих. Он не знал, как долго продолжалось его забытье. Вдруг он опять чувствовал себя живым и страдающим от жгучей и разрывающей что то боли в голове.
«Где оно, это высокое небо, которое я не знал до сих пор и увидал нынче?» было первою его мыслью. «И страдания этого я не знал также, – подумал он. – Да, я ничего, ничего не знал до сих пор. Но где я?»
Он стал прислушиваться и услыхал звуки приближающегося топота лошадей и звуки голосов, говоривших по французски. Он раскрыл глаза. Над ним было опять всё то же высокое небо с еще выше поднявшимися плывущими облаками, сквозь которые виднелась синеющая бесконечность. Он не поворачивал головы и не видал тех, которые, судя по звуку копыт и голосов, подъехали к нему и остановились.
Подъехавшие верховые были Наполеон, сопутствуемый двумя адъютантами. Бонапарте, объезжая поле сражения, отдавал последние приказания об усилении батарей стреляющих по плотине Аугеста и рассматривал убитых и раненых, оставшихся на поле сражения.
– De beaux hommes! [Красавцы!] – сказал Наполеон, глядя на убитого русского гренадера, который с уткнутым в землю лицом и почернелым затылком лежал на животе, откинув далеко одну уже закоченевшую руку.
– Les munitions des pieces de position sont epuisees, sire! [Батарейных зарядов больше нет, ваше величество!] – сказал в это время адъютант, приехавший с батарей, стрелявших по Аугесту.
– Faites avancer celles de la reserve, [Велите привезти из резервов,] – сказал Наполеон, и, отъехав несколько шагов, он остановился над князем Андреем, лежавшим навзничь с брошенным подле него древком знамени (знамя уже, как трофей, было взято французами).
– Voila une belle mort, [Вот прекрасная смерть,] – сказал Наполеон, глядя на Болконского.
Князь Андрей понял, что это было сказано о нем, и что говорит это Наполеон. Он слышал, как называли sire того, кто сказал эти слова. Но он слышал эти слова, как бы он слышал жужжание мухи. Он не только не интересовался ими, но он и не заметил, а тотчас же забыл их. Ему жгло голову; он чувствовал, что он исходит кровью, и он видел над собою далекое, высокое и вечное небо. Он знал, что это был Наполеон – его герой, но в эту минуту Наполеон казался ему столь маленьким, ничтожным человеком в сравнении с тем, что происходило теперь между его душой и этим высоким, бесконечным небом с бегущими по нем облаками. Ему было совершенно всё равно в эту минуту, кто бы ни стоял над ним, что бы ни говорил об нем; он рад был только тому, что остановились над ним люди, и желал только, чтоб эти люди помогли ему и возвратили бы его к жизни, которая казалась ему столь прекрасною, потому что он так иначе понимал ее теперь. Он собрал все свои силы, чтобы пошевелиться и произвести какой нибудь звук. Он слабо пошевелил ногою и произвел самого его разжалобивший, слабый, болезненный стон.
– А! он жив, – сказал Наполеон. – Поднять этого молодого человека, ce jeune homme, и свезти на перевязочный пункт!
Сказав это, Наполеон поехал дальше навстречу к маршалу Лану, который, сняв шляпу, улыбаясь и поздравляя с победой, подъезжал к императору.
Князь Андрей не помнил ничего дальше: он потерял сознание от страшной боли, которую причинили ему укладывание на носилки, толчки во время движения и сондирование раны на перевязочном пункте. Он очнулся уже только в конце дня, когда его, соединив с другими русскими ранеными и пленными офицерами, понесли в госпиталь. На этом передвижении он чувствовал себя несколько свежее и мог оглядываться и даже говорить.
Первые слова, которые он услыхал, когда очнулся, – были слова французского конвойного офицера, который поспешно говорил:
– Надо здесь остановиться: император сейчас проедет; ему доставит удовольствие видеть этих пленных господ.
– Нынче так много пленных, чуть не вся русская армия, что ему, вероятно, это наскучило, – сказал другой офицер.
– Ну, однако! Этот, говорят, командир всей гвардии императора Александра, – сказал первый, указывая на раненого русского офицера в белом кавалергардском мундире.
Болконский узнал князя Репнина, которого он встречал в петербургском свете. Рядом с ним стоял другой, 19 летний мальчик, тоже раненый кавалергардский офицер.
Бонапарте, подъехав галопом, остановил лошадь.
– Кто старший? – сказал он, увидав пленных.
Назвали полковника, князя Репнина.
– Вы командир кавалергардского полка императора Александра? – спросил Наполеон.
– Я командовал эскадроном, – отвечал Репнин.
– Ваш полк честно исполнил долг свой, – сказал Наполеон.
– Похвала великого полководца есть лучшая награда cолдату, – сказал Репнин.
– С удовольствием отдаю ее вам, – сказал Наполеон. – Кто этот молодой человек подле вас?
Князь Репнин назвал поручика Сухтелена.
Посмотрев на него, Наполеон сказал, улыбаясь:
– II est venu bien jeune se frotter a nous. [Молод же явился он состязаться с нами.]
– Молодость не мешает быть храбрым, – проговорил обрывающимся голосом Сухтелен.
– Прекрасный ответ, – сказал Наполеон. – Молодой человек, вы далеко пойдете!
Князь Андрей, для полноты трофея пленников выставленный также вперед, на глаза императору, не мог не привлечь его внимания. Наполеон, видимо, вспомнил, что он видел его на поле и, обращаясь к нему, употребил то самое наименование молодого человека – jeune homme, под которым Болконский в первый раз отразился в его памяти.
– Et vous, jeune homme? Ну, а вы, молодой человек? – обратился он к нему, – как вы себя чувствуете, mon brave?