Министерство по делам потребителей, продовольствия и общественного распределения Индии

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Министерство по делам потребителей, продовольствия и общественного распределения Индии

Министерство по делам потребителей, продовольствия и общественного распределения Индии состоит из двух департаментов:

  • Департамент продовольствия и общественного распределения
  • Департамент по делам потребителей.




Департамент продовольствия и общественного распределения

  • Выгодные тарифы для фермеров Индии
  • Поставка продовольственного зерна по приемлемым ценам для потребителей через систему общественного распределения
    • Государственная распределительная система

Индийская государственная распределительная система является национальной системой продовольственной безопасности по распределению субсидируемого продовольствия для бедных в Индии. Основу товарной номенклатуры распределения составляет пшеница, рис, сахар, и керосин. Излишки пищи от повышения урожайности сельскохозяйственных культур (в результате Зелёной революции и хорошего сезона муссонов) находятся в ведении Продовольственной корпорации Индии, созданной по Закону 1964 года о Продкорпорациях, которая реализует национальную политику для сельскохозяйственных ценовой поддержки, операциям, закупкам, хранении, межгосударственным движениям и распределении операций.

Департамент по делам потребителей

  • Стандарты мер и весов
  • Бюро индийских стандартов
  • Потребительские кооперации
  • Мониторинг цен и наличия товаров первой необходимости
  • Закон о защите потребителя, 1986
  • Потребительский благотворительный фонд

Организации

  • Продовольственная корпорация Индии
  • Центральная складская корпорация

Напишите отзыв о статье "Министерство по делам потребителей, продовольствия и общественного распределения Индии"

Ссылки

[fcamin.nic.in Официальный сайт]


Отрывок, характеризующий Министерство по делам потребителей, продовольствия и общественного распределения Индии

8 го сентября в сарай к пленным вошел очень важный офицер, судя по почтительности, с которой с ним обращались караульные. Офицер этот, вероятно, штабный, с списком в руках, сделал перекличку всем русским, назвав Пьера: celui qui n'avoue pas son nom [тот, который не говорит своего имени]. И, равнодушно и лениво оглядев всех пленных, он приказал караульному офицеру прилично одеть и прибрать их, прежде чем вести к маршалу. Через час прибыла рота солдат, и Пьера с другими тринадцатью повели на Девичье поле. День был ясный, солнечный после дождя, и воздух был необыкновенно чист. Дым не стлался низом, как в тот день, когда Пьера вывели из гауптвахты Зубовского вала; дым поднимался столбами в чистом воздухе. Огня пожаров нигде не было видно, но со всех сторон поднимались столбы дыма, и вся Москва, все, что только мог видеть Пьер, было одно пожарище. Со всех сторон виднелись пустыри с печами и трубами и изредка обгорелые стены каменных домов. Пьер приглядывался к пожарищам и не узнавал знакомых кварталов города. Кое где виднелись уцелевшие церкви. Кремль, неразрушенный, белел издалека с своими башнями и Иваном Великим. Вблизи весело блестел купол Ново Девичьего монастыря, и особенно звонко слышался оттуда благовест. Благовест этот напомнил Пьеру, что было воскресенье и праздник рождества богородицы. Но казалось, некому было праздновать этот праздник: везде было разоренье пожарища, и из русского народа встречались только изредка оборванные, испуганные люди, которые прятались при виде французов.
Очевидно, русское гнездо было разорено и уничтожено; но за уничтожением этого русского порядка жизни Пьер бессознательно чувствовал, что над этим разоренным гнездом установился свой, совсем другой, но твердый французский порядок. Он чувствовал это по виду тех, бодро и весело, правильными рядами шедших солдат, которые конвоировали его с другими преступниками; он чувствовал это по виду какого то важного французского чиновника в парной коляске, управляемой солдатом, проехавшего ему навстречу. Он это чувствовал по веселым звукам полковой музыки, доносившимся с левой стороны поля, и в особенности он чувствовал и понимал это по тому списку, который, перекликая пленных, прочел нынче утром приезжавший французский офицер. Пьер был взят одними солдатами, отведен в одно, в другое место с десятками других людей; казалось, они могли бы забыть про него, смешать его с другими. Но нет: ответы его, данные на допросе, вернулись к нему в форме наименования его: celui qui n'avoue pas son nom. И под этим названием, которое страшно было Пьеру, его теперь вели куда то, с несомненной уверенностью, написанною на их лицах, что все остальные пленные и он были те самые, которых нужно, и что их ведут туда, куда нужно. Пьер чувствовал себя ничтожной щепкой, попавшей в колеса неизвестной ему, но правильно действующей машины.