Миссионерство

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Миссионер»)
Перейти к: навигация, поиск

Миссионе́рство (от лат. missio — посылка, поручение) — одна из форм деятельности религиозных организаций, имеющая целью обращение неверующих или представителей иных религий. Встречается, в основном, в универсальных религиях, прежде всего, в мировых религиях и не распространено в национальных религиях.

Различаются «внешняя» миссия (в других странах) и «внутренняя» (среди неверующих и иноверцев на собственной канонической территории).

Миссионерство иногда отличают от прозелитизма, однако четкие различия между миссионерством и прозелитизмом отсутствуют.

Миссионерство не всегда приносит успех. Нередко, те, кого миссионеры хотят обратить в свою веру, отвергают эти попытки, а иногда даже убивают миссионеров, как случилось с пятью протестантскими миссионерами из США в 1956 году, когда они пытались обратить в свою веру индейцев племени Хуаорани в бассейне реки Амазонки в Эквадоре.[1] Аналогичная история случилась на острове Вануату, где туземцы убили, а затем съели миссионеров.[2] Миссионерство католической церкви активизировалось после образования испанских и португальских колониальных империй (15-16 вв.). Миссионерство помогало колонизаторам захватывать и «осваивать» новые земли. Для руководства католического миссионерства папа Григорий XV в 1622 учредил Конгрегацию пропаганды веры (с 1967 года — Конгрегация евангелизации народов). Позже в ряде стран были созданы католические миссионерские общества. В 17-18 вв. в связи с вступлением на путь колониальной политики Нидерландов и Великобритании миссионерскую деятельность стали развивать господствовавшие в этих государствах протестантские церкви. В начале 19 в. возникли миссионерские организации в США. Миссионерство активизировалось в последней трети XIX века в период борьбы империалистических держав за раздел мира. Развернулась деятельность христианских миссионеров в Африке. Поддерживаемые колониальной администрацией, субсидируемые правительственными органами и монополиями, миссионерские учреждения становились владельцами крупных капиталов и земель и были проводниками колониальной политики правительств своих стран. Подавляющее большинство учебных заведений в странах Африки находилось (а в некоторых и находится) в руках религиозных миссий. Они распространяли свой контроль и на медицинские учреждения, культурные, спортивные и другие общественные организации.

Миссии в Африке (в меньшей степени в Европе в период раннего Средневековья) известное место отводили школьному делу. Однако эта их деятельность распространялась на небольшой процент детей местного населения и обычно имела конечной целью подготовку людей для службы в колониальной администрации.

Функции мусульманских миссионеров нередко выполняли купцы-мусульмане, а с развитием суфизма — странствующие монахи — суфии.





Миссионерство на современном этапе

После 2-й мировой войны 1939-45 годов, в связи с крахом колониальной системы, подъёмом национально-освободительного движения, завоеванием независимости многими бывшими колониями, большое место в деятельности миссионеров заняла борьба против национально-освободительных движений. Миссионерство превратилось в проводника политики неоколониализма. К 1969 году в африканских миссиях насчитывалось около 16 тысяч членов мужских и 30 тысяч членов женских христианских орденов (большинство — не африканцы).

В целях приспособления к новым условиям церковь начала менять методы миссионерства: создавать церковную иерархию из местных жителей, в христианский культ включать религиозные обряды местных культов, проводить богослужение на местных языках, вводить в богослужение культовые танцы, музыку; в миссионерской пропаганде используются радио и телевидение. Учитывая силу национально-освободительного движения, миссионеры ради сохранения своих позиций, особенно в странах Африки, стали выступать против расизма. В 1971 году католический орден «белых отцов» отозвал из Мозамбика всех своих членов в знак протеста против преступлений португальских колониальных властей и сотрудничества церковной иерархии с колонизаторами. Вместе с ростом национально-освободительного движения усилилось антимиссионерское движение.

Миссионерство в России

Миссионерство в России было тесно связано с христианизацией славянских, а затем нерусских народностей, монастырской колонизацией, борьбой с расколом, атеизмом, развратом, революционной деятельностью и укрепляло российскую государственность. В 14 веке Стефан Пермский распространял христианство среди зырян (коми). В XVI веке усилилась миссионерская деятельность христианских монастырей среди местного населения Поволжья, в 18 — 1-й половине 19 вв. среди народов Сибири и Кавказа. С 1867 года распространением христианства среди татарского населения занималось братство святителя Гурия в Казани. В 1870 году в Москве было основано Православное миссионерское общество, объединившее различные сибирские миссии. Ряд русских православных миссий был создан вне России. Общее руководство миссионерством в Российской империи осуществлял Синод, который разрабатывал уставы миссионерских организации, проводил всероссийские и местные съезды миссионеров.

После революции 1917 года и установлением советской власти в России было прекращено государственное финансирование религиозных объединений и миссионерство постепенно сошло на нет.

С 1988 года РПЦ получила возможность распространять своё учение.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1572 дня] Открылось множество храмов, епархий, монастырей, духовных школ, где ведётся миссионерская и социальная деятельность. Издаются православные книги, газеты, журналы, фильмы и записи музыки, функционируют церковные радиостанции, телеканалы, интернет-сайты, организуются музеи, выставки, конференции, паломничества, крестные ходы, официальное участие в различных государственных и частных мероприятиях.

Музеи

См. также

Напишите отзыв о статье "Миссионерство"

Примечания

  1. [www.20min.ch/news/wissen/story/Der-gefaehrlichste-Indianerstamm-20778227 Der gefährlichste Indianerstamm] 16.05.09  (нем.)
  2. [www.newsru.com/religy/08dec2009/aufgegessen.html Туземцы попросили прощения за то, что съели миссионера]


Отрывок, характеризующий Миссионерство

Он смотрел вокруг себя, и в упорных, почтительно недоумевающих, устремленных на него взглядах он читал сочувствие своим словам: лицо его становилось все светлее и светлее от старческой кроткой улыбки, звездами морщившейся в углах губ и глаз. Он помолчал и как бы в недоумении опустил голову.
– А и то сказать, кто же их к нам звал? Поделом им, м… и… в г…. – вдруг сказал он, подняв голову. И, взмахнув нагайкой, он галопом, в первый раз во всю кампанию, поехал прочь от радостно хохотавших и ревевших ура, расстроивавших ряды солдат.
Слова, сказанные Кутузовым, едва ли были поняты войсками. Никто не сумел бы передать содержания сначала торжественной и под конец простодушно стариковской речи фельдмаршала; но сердечный смысл этой речи не только был понят, но то самое, то самое чувство величественного торжества в соединении с жалостью к врагам и сознанием своей правоты, выраженное этим, именно этим стариковским, добродушным ругательством, – это самое (чувство лежало в душе каждого солдата и выразилось радостным, долго не умолкавшим криком. Когда после этого один из генералов с вопросом о том, не прикажет ли главнокомандующий приехать коляске, обратился к нему, Кутузов, отвечая, неожиданно всхлипнул, видимо находясь в сильном волнении.


8 го ноября последний день Красненских сражений; уже смерклось, когда войска пришли на место ночлега. Весь день был тихий, морозный, с падающим легким, редким снегом; к вечеру стало выясняться. Сквозь снежинки виднелось черно лиловое звездное небо, и мороз стал усиливаться.
Мушкатерский полк, вышедший из Тарутина в числе трех тысяч, теперь, в числе девятисот человек, пришел одним из первых на назначенное место ночлега, в деревне на большой дороге. Квартиргеры, встретившие полк, объявили, что все избы заняты больными и мертвыми французами, кавалеристами и штабами. Была только одна изба для полкового командира.
Полковой командир подъехал к своей избе. Полк прошел деревню и у крайних изб на дороге поставил ружья в козлы.
Как огромное, многочленное животное, полк принялся за работу устройства своего логовища и пищи. Одна часть солдат разбрелась, по колено в снегу, в березовый лес, бывший вправо от деревни, и тотчас же послышались в лесу стук топоров, тесаков, треск ломающихся сучьев и веселые голоса; другая часть возилась около центра полковых повозок и лошадей, поставленных в кучку, доставая котлы, сухари и задавая корм лошадям; третья часть рассыпалась в деревне, устраивая помещения штабным, выбирая мертвые тела французов, лежавшие по избам, и растаскивая доски, сухие дрова и солому с крыш для костров и плетни для защиты.
Человек пятнадцать солдат за избами, с края деревни, с веселым криком раскачивали высокий плетень сарая, с которого снята уже была крыша.
– Ну, ну, разом, налегни! – кричали голоса, и в темноте ночи раскачивалось с морозным треском огромное, запорошенное снегом полотно плетня. Чаще и чаще трещали нижние колья, и, наконец, плетень завалился вместе с солдатами, напиравшими на него. Послышался громкий грубо радостный крик и хохот.
– Берись по двое! рочаг подавай сюда! вот так то. Куда лезешь то?
– Ну, разом… Да стой, ребята!.. С накрика!
Все замолкли, и негромкий, бархатно приятный голос запел песню. В конце третьей строфы, враз с окончанием последнего звука, двадцать голосов дружно вскрикнули: «Уууу! Идет! Разом! Навались, детки!..» Но, несмотря на дружные усилия, плетень мало тронулся, и в установившемся молчании слышалось тяжелое пыхтенье.
– Эй вы, шестой роты! Черти, дьяволы! Подсоби… тоже мы пригодимся.
Шестой роты человек двадцать, шедшие в деревню, присоединились к тащившим; и плетень, саженей в пять длины и в сажень ширины, изогнувшись, надавя и режа плечи пыхтевших солдат, двинулся вперед по улице деревни.
– Иди, что ли… Падай, эка… Чего стал? То то… Веселые, безобразные ругательства не замолкали.
– Вы чего? – вдруг послышался начальственный голос солдата, набежавшего на несущих.
– Господа тут; в избе сам анарал, а вы, черти, дьяволы, матершинники. Я вас! – крикнул фельдфебель и с размаху ударил в спину первого подвернувшегося солдата. – Разве тихо нельзя?
Солдаты замолкли. Солдат, которого ударил фельдфебель, стал, покряхтывая, обтирать лицо, которое он в кровь разодрал, наткнувшись на плетень.
– Вишь, черт, дерется как! Аж всю морду раскровянил, – сказал он робким шепотом, когда отошел фельдфебель.
– Али не любишь? – сказал смеющийся голос; и, умеряя звуки голосов, солдаты пошли дальше. Выбравшись за деревню, они опять заговорили так же громко, пересыпая разговор теми же бесцельными ругательствами.
В избе, мимо которой проходили солдаты, собралось высшее начальство, и за чаем шел оживленный разговор о прошедшем дне и предполагаемых маневрах будущего. Предполагалось сделать фланговый марш влево, отрезать вице короля и захватить его.
Когда солдаты притащили плетень, уже с разных сторон разгорались костры кухонь. Трещали дрова, таял снег, и черные тени солдат туда и сюда сновали по всему занятому, притоптанному в снегу, пространству.
Топоры, тесаки работали со всех сторон. Все делалось без всякого приказания. Тащились дрова про запас ночи, пригораживались шалашики начальству, варились котелки, справлялись ружья и амуниция.
Притащенный плетень осьмою ротой поставлен полукругом со стороны севера, подперт сошками, и перед ним разложен костер. Пробили зарю, сделали расчет, поужинали и разместились на ночь у костров – кто чиня обувь, кто куря трубку, кто, донага раздетый, выпаривая вшей.


Казалось бы, что в тех, почти невообразимо тяжелых условиях существования, в которых находились в то время русские солдаты, – без теплых сапог, без полушубков, без крыши над головой, в снегу при 18° мороза, без полного даже количества провианта, не всегда поспевавшего за армией, – казалось, солдаты должны бы были представлять самое печальное и унылое зрелище.
Напротив, никогда, в самых лучших материальных условиях, войско не представляло более веселого, оживленного зрелища. Это происходило оттого, что каждый день выбрасывалось из войска все то, что начинало унывать или слабеть. Все, что было физически и нравственно слабого, давно уже осталось назади: оставался один цвет войска – по силе духа и тела.