Гаспаров, Михаил Леонович

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Михаил Гаспаров»)
Перейти к: навигация, поиск
Михаил Гаспаров

Академик Михаил Гаспаров
Дата рождения:

13 апреля 1935(1935-04-13)

Место рождения:

Москва

Дата смерти:

7 ноября 2005(2005-11-07) (70 лет)

Место смерти:

Москва, Россия

Страна:

СССР СССР, Россия Россия

Научная сфера:

филология, история

Учёная степень:

доктор филологических наук

Учёное звание:

член-корреспондент АН СССР (1990);
академик РАН (1992)

Альма-матер:

филологический факультет МГУ (1957)

Известные ученики:

Лада Панова

Награды и премии:

Михаи́л Лео́нович Гаспа́ров (13 апреля 1935, Москва — 7 ноября 2005, там же) — российский литературовед и филолог-классик, историк античной литературы и русской поэзии, переводчик (с древних и новых языков), стиховед, теоретик литературы. Академик РАН (1992, чл.-корр. АН СССР с 1990), доктор филологических наук (1979). Автор фундаментальных работ о русском и европейском стихе. Переводчик античной, средневековой и новой поэзии и прозы. Эссеист.





Биография

Михаил Гаспаров родился 13 апреля 1935 года в Москве. Его мать, Елена Александровна Нюренберг (Будилова), работала редактором в журнале «Безбожник» (впоследствии доктор психологических наук и научный сотрудник Института психологии АПН СССР).[1] Отцом Гаспарова предположительно был Дмитрий Ефимович Михневич, также служивший в журнале «Безбожник», затем в редакции журнала «За рубежом», а впоследствии в издательстве АН СССР. Муж матери, горный инженер Лео Арсентьевич Гаспаров, был родом из Нагорного Карабаха; Нюренберг и Гаспаров развелись, когда Михаил был ещё ребёнком.[2][3]

Окончил среднюю школу № 12 г. Москвы (1952) и классическое отделение филологического факультета МГУ (1957). Кандидат филологических наук (1963, диссертация «Античная литературная басня»), доктор филологических наук (1979, в качестве диссертации представлена монография «Современный русский стих: метрика и ритмика»), член-корреспондент АН СССР с 15 декабря 1990 года по Отделению литературы и языка (литературоведение), академик РАН с 11 июня 1992 года. В 1957—1990 годах — сотрудник сектора античной литературы ИМЛИ АН СССР, в 1971—1981 годах — руководитель сектора, участвовал в работе Московско-тартуской семиотической школы и математико-филологического кружка академика А. Н. Колмогорова. Один из организаторов и профессор кафедры истории и теории мировой культуры философского факультета МГУ (1990—1994 и с 1997), преподавал также в Литературном институте им. А. М. Горького.

С 1990 года — главный научный сотрудник сектора стилистики и языка художественной литературы Института русского языка РАН, с 1992 года одновременно работал в Институте высших гуманитарных исследований РГГУ. В 2002—2005 годах заведовал отделом структурной лингвистики и лингвистической поэтики ИРЯ РАН, сменив на этой должности В. П. Григорьева. После смерти Михаила Леоновича отдел был объединён с отделом машинного фонда и преобразован в отдел корпусной лингвистики и лингвистической поэтики; его заведующим стал В. А. Плунгян.

Лауреат Государственной премии России (1995), премии «Иллюминатор» (1995), Малой премии Букера (1997; за сборник «Избранные статьи»), премии Андрея Белого (1999; за книгу «Записи и выписки»). В 2004 году М. Л. Гаспарову была присуждена академическая премия им. А. С. Пушкина за «Избранные труды» (том 1 «О поэтах»; том 2 «О стихах»; том 3 «О стихе»)[4].

Председатель Мандельштамовского общества, главный редактор «Мандельштамовской энциклопедии»; многолетний член редколлегий «Литературных памятников», «Трудов по знаковым системам», «Библиотеки античной литературы», реферативного журнала «Литературоведение», журналов «Вестник древней истории», «Arbor Mundi» («Мировое древо», Москва, РГГУ), «Elementa» (США), «Rossica Romana» (Италия) и др.

В последние годы М. Л. Гаспаров опубликовал, помимо традиционных, ряд «экспериментальных» переводов («Неистового Роланда» Л. Ариосто, французской и немецкой поэзии XVIII—XX веков), вызвавших неоднозначные оценки.

С 1954 года был женат на редакторе Алевтине Михайловне Зотовой (род. 1934), дочь — психолог Елена Гаспарова-Волкова (род. 1956)[5][6].

Умер 7 ноября 2005 года. Похоронен на Миусском кладбище в Москве[7].

Память

Как отмечала Нина Брагинская, известность к нему пришла в последние десять лет жизни[8].

В память о Михаиле Леоновиче Гаспарове Институт высших гуманитарных исследований РГГУ ежегодно проводит Гаспаровские чтения. Тематика секций конференции совпадает с основными направлениями исследований М. Л. Гаспарова (классическая филология, проблемы перевода, русская литература XIX века, русская литература начала XX века, стиховедение)

Основные труды

Исследования и переводы античной литературы

  • Античная литературная басня (Федр и Бабрий). — М., 1971.
  • История всемирной литературы. — Т. 1. — М.: Наука, 1983. Автор разделов: Разд. 2. Ч. 2. Введение. (С. 303—312) Гл. 4. Эллинистическая литература III—II вв. до н. э. (С. 397—423) (совм. с М. Е. Грабарь-Пассек) Гл. 5—8. Римская литература III—II вв. до н. э. [feb-web.ru/feb/ivl/vl1/vl1-4432.htm Греческая и римская литература I в. до н. э. — III в. н. э. (С. 423—501)]
  • Занимательная Греция: Рассказы о древнегреческой культуре. — М.: ГЛК-НЛО, 1995. (популярная книга, переиздавалась неоднократно)
  • Рассказы Геродота о греко-персидских войнах и ещё о многом другом. — М.: Согласие, 2001. (популярная книга, переиздавалась неоднократно)
  • Об античной поэзии: Поэты. Поэтика. Риторика. — СПб.: Азбука, 2000.

Переводы:

  • Федр, Бабрий. Басни. / Пер. с лат., древнегреч. — М.: Изд-во АН СССР, 1962. — 264 с. = М.: Ладомир — Наука, 1995. (Серия «Литературные памятники»).
  • Светоний. Жизнь двенадцати цезарей. / Пер. с лат. — М.: Наука, 1964. (Серия «Литературные памятники»). (переиздавалась неоднократно)
  • Басни Эзопа / Пер. с древнегреч. — М.: Наука, 1968. — 320 с. = М.: Ладомир — Наука, 1993. (Серия «Литературные памятники»).
  • Гораций. Наука поэзии // Гораций. Избранное. — М., 1970.
  • Цицерон. Оратор // Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве. — М., 1972. — С. 329—384.
  • Овидий. Наука любви. Лекарство от любви // Овидий. Элегии и малые поэмы. — М., 1973.
  • Цицерон. Тускуланские беседы // Цицерон. Избранное. — М., 1975.
  • Овидий. Ибис // Овидий. Скорбные элегии. Письма с Понта. — М.: Наука, 1978. — С. 163—177. (Серия «Литературные памятники»).
  • Овидий. Наука рыболовства // Овидий. Скорбные элегии. Письма с Понта. — М.: Наука, 1978. — С. 177—180. (Серия «Литературные памятники»).
  • Дионисий Галикарнасский. О соединении слов // Античные риторики. — М., 1978. — С. 167—221.
  • Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов / Пер. с древнегреч. — М.: Мысль, 1979. — 571 с. (Серия «Философское наследие». Т. 99). (переиздавалась неоднократно)
  • Пиндар. Вакхилид. Оды. Фрагменты / Пер. с древнегреч. — М.: Наука, 1980. — 504 с. (Серия «Литературные памятники»).
  • Аристотель. Поэтика // Аристотель и античная литература. — М., 1978.
    • (2-е изд.) // Аристотель. Сочинения в 4 т. — М., 1983. (Серия «Философское наследие»).
  • Филодем. О стихах. Кн. 5. // Лосев А. Ф. Эллинистически-римская эстетика I—II вв. н. э. — М., 1979. — С. 342—360.
  • Поздняя латинская поэзия. — М., 1982. Перевод текстов: (С. 191—240. Клавдиан. На бракосочетание Гонория и Марии. Похвала Серене. Против Руфина. С. 305—372. Кверол, или Комедия о горшке. С. 373—444. Дидактическая поэзия. С. 482—499. Эпиграммы Луксория. С. 581—593. Драконтий. Эпиталамий Иоанну и Витуле. Сотворение мира).
  • Тексты в кн.: Хрестоматия по ранней римской литературе. — М., 1984.
  • Тексты в кн.: Авсоний. Стихотворения / Пер. с лат. — М.: Наука, 1993. (Серия «Литературные памятники»).
  • Тексты в кн.: Поэты «Латинской Антологии» / Пер. с лат. Сост. М. Л. Гаспаров, Ю. Ф. Шульц. — М., Изд-во МГУ, 2003.

Средневековая литература и литература Нового времени

  • История всемирной литературы. Т. 2. М.: Наука. 1984. Автор разделов: Разд. 9. Гл. 1. Пар. 2-3. Латинская литература V—VIII вв. (с. 446—453) Разд. 10. Гл. 1. Латинская литература зрелого средневековья. (с. 499—516)
  • Аверинцев С. С., Гаспаров М. Л. Проблемы литературной теории в Византии и латинском средневековье. М.: Наука, 1986. 255 с.

Переводы:

  • Многие тексты в кн.: Поэзия вагантов. М.: Наука. 1975. (Серия «Литературные памятники»).
  • Тексты в кн.: Эразм Роттердамский. Стихотворения. Иоанн Секунд. Поцелуи. М.: Наука, 1983. (Серия «Литературные памятники»).
  • Ариосто Л. Неистовый Роланд. В 2 т. / Пер. с итал. М.: Наука, 1993. (Серия «Литературные памятники»).
  • «Эцеринида» Альбертино Муссато // Другие средние века. К 75-летию А. Я. Гуревича. / Сост. И. В. Дубровский, С. В. Оболенская, М. Ю. Парамонова. М.—СПб.: Университетская книга, 1999. — С. 79—98.
  • Гейм Г. Стихотворения. / Пер. с нем. М.: Наука, 2002. (Серия «Литературные памятники»).
  • Экспериментальные переводы. М., 2003.

Исследования по русской литературе

  • [ruthenia.ru/tiutcheviana/publications/gasparov.html Гаспаров М. Л. Композиция пейзажа у Тютчева.]
  • Очерки истории языка русской поэзии XX в. М., 1993.
  • О.Мандельштам: гражданская лирика 1937 года. М., РГГУ. 1996.
  • О русской поэзии: Анализы. Интерпретации. Характеристики. СПб, Азбука. 2001.

Исследования по стиховедению

  • Современный русский стих. Метрика и ритмика. М., Наука. 1974. 487 с. 10 т.э.
  • Очерк истории русского стиха. Метрика, ритмика, рифма, строфика. М., Наука. 1984. 319 с. 6300 э.
  • [fs1.uclg.ru/books/pdf/1357501654_gasp_-_2003.pdf Очерк истории европейского стиха]. М., Наука. 1989. 302 с. 5250 э. (Издание второе (дополненное) — М., 2003.)
  • Русские стихи 1890-х—1925-го годов в комментариях. М., Высш. шк. 1993. (Второе издание: Русский стих начала XX века в комментариях: Уч. пособие. М., Фортуна Лимитед. 2001.)
  • [ameshavkin.narod.ru/litved/grammar/lit/gasparov/MiSm/1.htm Метр и смысл. Об одном из механизмов культурной памяти. М., РГГУ. 1999. 289 с. 1 т.э.]

Собрания сочинений

  • Избранные труды. В 4 т.
    • Т.1. О поэтах. Москва: Языки русской культуры, 1997. 662 с. ISBN 5-7859-0009-2
    • Т.2. О стихах. Москва: Языки русской культуры, 1997. 504 c. ISBN 5-7859-0010-6
    • Т.3. О стихе. Москва: Языки русской культуры, 1997. 608 с. ISBN 5-7859-0011-4
    • Т.4. Лингвистика стиха; Анализы и интерпретации. Москва: Языки русской культуры, 2012. ISBN 978-5-9551-0618-2
  • Избранные статьи. М.: НЛО. 1995. 480 с. 5 т.э.
  • Записи и выписки. М.: НЛО. 2000. 416 с.

Литературные произведения

Свои немногочисленные литературные произведения М. Л. Гаспаров предположительно подписывал псевдонимами Ящук, Т. А.[9] и Клара Лемминг. Под собственным именем Гаспаров опубликовал стихотворение «Калигула»[10].

Напишите отзыв о статье "Гаспаров, Михаил Леонович"

Примечания

  1. [porebrik.com/gasp.htm Из книги «Записки и выписки»]
  2. [magazines.russ.ru/nlo/2006/77/ga19.html Письма М. Л. Гаспарова]
  3. Имя своего настоящего отца М. Л. Гаспаров нигде прямо не сообщает, но указывает его инициалы «Д. Е.» (в «Записках и выписках»: раздел «Мой отец»), возраст на момент смерти 53 года (там же) и сообщает намеком (в «Письмах» и в «Записках и выписках»), что имеется изданный вскоре после его смерти «перевод византийской хроники — с посвящением ему на отдельном листе: „Светлой памяти такого-то“» (там же). Можно установить, что эта книга — «Две византийские хроники X в.» (М.: Издательство восточной литературы, 1959). В ней действительно имеется отдельная страница (5), содержащая текст: «Светлой памяти Дмитрия Ефимовича Михневича».
  4. РАН. [www.ras.ru/about/awards/awdlist.aspx?awdid=152 Премия имени А.С.Пушкина Присуждается за выдающиеся работы в области русского языка и литературы] (Список награждённых). [www.ras.ru/ официальный сайт РАН]. — Данные с 1971 года. Проверено 15 февраля 2014.
  5. Кто есть кто в современной русистике/ под ред. А. Мустайоки и Ю. Н. Караулова. М. — Хельсинки: Наука, 1994. С. 64.
  6. [igrashkolaslnovoselovoy.narod.ru/index/0-6 Публикации Е. М. Волковой]
  7. [www.moscow-tombs.ru/2005/gasparov_ml.htm Могила М. Л. Гаспарова на Миусском кладбище]
  8. [www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Uteshenie Утешение / Мировая повестка] // Русский журнал
  9. Шапир М.И. Гаспаров-стиховед и Гаспаров-стихотворец // Русский стих: Метрика. Ритмика. Рифма. Строфика: В честь 60-летия М. Л. Гаспарова.. — М.: РГГУ, 1996. — 336 с. — ISBN 5-7281-0137-2.
  10. [www.zhurnal.ru/staff/gorny/texts/gasp_caligula.html М.Л. Гаспаров: Калигула]. Проверено 1 марта 2013. [www.webcitation.org/6EzWzh8wI Архивировано из первоисточника 9 марта 2013].

Литература

Ссылки

  • [feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/ke9/ke9-2223.htm Гаспаров, Михаил Леонович] // Краткая литературная энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, 1962—1978.
  • [www.ras.ru/win/db/show_per.asp?P=.id-2578.ln-ru Профиль Михаила Леоновича Гаспарова] на официальном сайте РАН
  • [about-msu.ru/next.asp?m1=person1&type=aka&fio=%C3%E0%F1%EF%E0%F0%EE%E2%20%CC%E8%F5%E0%E8%EB%20%CB%E5%EE%ED%EE%E2%E8%F7 Статья] на сайте «Всё о Московском университете»
  • [new.philos.msu.ru/fmu/gasparov_mikhail_leonovich Статья] на сайте философского факультета МГУ
  • [litpamyatniki.ru/library/92 Статья] на сайте серии «Литературные памятники»
  • [isaran.ru/?q=ru/fund&guid=19C7A32D-C7B6-BE9D-0235-3A8096818B83&ida=1 Историческая справка] на сайте Архива РАН
  • [magazines.russ.ru/authors/g/migasparov/ Гаспаров, Михаил Леонович] в «Журнальном зале»
  • [philologos.narod.ru/mlgaspar/gasparov.htm Труды М. Л. Гаспарова в сети]
  • [krotov.info/lib_sec/04_g/gas/parov_00.htm «Занимательная Греция»]
  • [scepsis.ru/library/id_727.html «Лотман и марксизм»] // Доклад на Третьих Лотмановских чтениях (РГГУ, декабрь 1995 г.)
  • [ka2.ru/nauka/gasparov.html «Считалка богов»: о пьесе Велимира Хлебникова «Боги»]
  • [ka2.ru/nauka/bereg.html Стих поэмы Хлебникова «Берег невольников»]
  • [rg.ru/2004/08/25/gasparov.html Пушкин попал в интеграл] (интервью «Российской газете»)
  • [www.livejournal.com/community/gasparov Сообщество в Живом Журнале, посвящённое памяти М. Л. Гаспарова]
  • [www.polit.ru/news/2005/11/07/gasparov.html Некролог] на сайте «Полит.ру»
  • [www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Uteshenie Энциклопедическая статья о М. Л. Гаспарове] Нины Брагинской
  • Автономова Н. С. [www.stengazeta.net/article.html?article=7017 Прочитав Омри Ронена. Несколько соображений о Михаиле Леоновиче Гаспарове, его письмах и его биографии]
  • Баевский В. С. [magazines.russ.ru/znamia/2007/2/bae13.html Сорок лет]
  • Баевский В. С. [magazines.russ.ru/znamia/2012/2/ba11.html Штрихи к портрету (из писем Михаила Леоновича Гаспарова)]
  • Григорьев В. П. [ka2.ru/nauka/vpg_10.html Гаспаров]
  • Сонькин В. В. [lenta.ru/articles/2005/11/09/gasparov/ Гаспаров, или Наука понимания. Памяти великого российского учёного]
  • [slovar.lib.ru/terminologies/gasparov_m_l.htm Индекс терминологии Гаспарова в «Словаре литературоведческих терминов»]

Отрывок, характеризующий Гаспаров, Михаил Леонович

– И как это вы не боитесь, барин, право! – обратился к Пьеру краснорожий широкий солдат, оскаливая крепкие белые зубы.
– А ты разве боишься? – спросил Пьер.
– А то как же? – отвечал солдат. – Ведь она не помилует. Она шмякнет, так кишки вон. Нельзя не бояться, – сказал он, смеясь.
Несколько солдат с веселыми и ласковыми лицами остановились подле Пьера. Они как будто не ожидали того, чтобы он говорил, как все, и это открытие обрадовало их.
– Наше дело солдатское. А вот барин, так удивительно. Вот так барин!
– По местам! – крикнул молоденький офицер на собравшихся вокруг Пьера солдат. Молоденький офицер этот, видимо, исполнял свою должность в первый или во второй раз и потому с особенной отчетливостью и форменностью обращался и с солдатами и с начальником.
Перекатная пальба пушек и ружей усиливалась по всему полю, в особенности влево, там, где были флеши Багратиона, но из за дыма выстрелов с того места, где был Пьер, нельзя было почти ничего видеть. Притом, наблюдения за тем, как бы семейным (отделенным от всех других) кружком людей, находившихся на батарее, поглощали все внимание Пьера. Первое его бессознательно радостное возбуждение, произведенное видом и звуками поля сражения, заменилось теперь, в особенности после вида этого одиноко лежащего солдата на лугу, другим чувством. Сидя теперь на откосе канавы, он наблюдал окружавшие его лица.
К десяти часам уже человек двадцать унесли с батареи; два орудия были разбиты, чаще и чаще на батарею попадали снаряды и залетали, жужжа и свистя, дальние пули. Но люди, бывшие на батарее, как будто не замечали этого; со всех сторон слышался веселый говор и шутки.
– Чиненка! – кричал солдат на приближающуюся, летевшую со свистом гранату. – Не сюда! К пехотным! – с хохотом прибавлял другой, заметив, что граната перелетела и попала в ряды прикрытия.
– Что, знакомая? – смеялся другой солдат на присевшего мужика под пролетевшим ядром.
Несколько солдат собрались у вала, разглядывая то, что делалось впереди.
– И цепь сняли, видишь, назад прошли, – говорили они, указывая через вал.
– Свое дело гляди, – крикнул на них старый унтер офицер. – Назад прошли, значит, назади дело есть. – И унтер офицер, взяв за плечо одного из солдат, толкнул его коленкой. Послышался хохот.
– К пятому орудию накатывай! – кричали с одной стороны.
– Разом, дружнее, по бурлацки, – слышались веселые крики переменявших пушку.
– Ай, нашему барину чуть шляпку не сбила, – показывая зубы, смеялся на Пьера краснорожий шутник. – Эх, нескладная, – укоризненно прибавил он на ядро, попавшее в колесо и ногу человека.
– Ну вы, лисицы! – смеялся другой на изгибающихся ополченцев, входивших на батарею за раненым.
– Аль не вкусна каша? Ах, вороны, заколянились! – кричали на ополченцев, замявшихся перед солдатом с оторванной ногой.
– Тое кое, малый, – передразнивали мужиков. – Страсть не любят.
Пьер замечал, как после каждого попавшего ядра, после каждой потери все более и более разгоралось общее оживление.
Как из придвигающейся грозовой тучи, чаще и чаще, светлее и светлее вспыхивали на лицах всех этих людей (как бы в отпор совершающегося) молнии скрытого, разгорающегося огня.
Пьер не смотрел вперед на поле сражения и не интересовался знать о том, что там делалось: он весь был поглощен в созерцание этого, все более и более разгорающегося огня, который точно так же (он чувствовал) разгорался и в его душе.
В десять часов пехотные солдаты, бывшие впереди батареи в кустах и по речке Каменке, отступили. С батареи видно было, как они пробегали назад мимо нее, неся на ружьях раненых. Какой то генерал со свитой вошел на курган и, поговорив с полковником, сердито посмотрев на Пьера, сошел опять вниз, приказав прикрытию пехоты, стоявшему позади батареи, лечь, чтобы менее подвергаться выстрелам. Вслед за этим в рядах пехоты, правее батареи, послышался барабан, командные крики, и с батареи видно было, как ряды пехоты двинулись вперед.
Пьер смотрел через вал. Одно лицо особенно бросилось ему в глаза. Это был офицер, который с бледным молодым лицом шел задом, неся опущенную шпагу, и беспокойно оглядывался.
Ряды пехотных солдат скрылись в дыму, послышался их протяжный крик и частая стрельба ружей. Через несколько минут толпы раненых и носилок прошли оттуда. На батарею еще чаще стали попадать снаряды. Несколько человек лежали неубранные. Около пушек хлопотливее и оживленнее двигались солдаты. Никто уже не обращал внимания на Пьера. Раза два на него сердито крикнули за то, что он был на дороге. Старший офицер, с нахмуренным лицом, большими, быстрыми шагами переходил от одного орудия к другому. Молоденький офицерик, еще больше разрумянившись, еще старательнее командовал солдатами. Солдаты подавали заряды, поворачивались, заряжали и делали свое дело с напряженным щегольством. Они на ходу подпрыгивали, как на пружинах.
Грозовая туча надвинулась, и ярко во всех лицах горел тот огонь, за разгоранием которого следил Пьер. Он стоял подле старшего офицера. Молоденький офицерик подбежал, с рукой к киверу, к старшему.
– Имею честь доложить, господин полковник, зарядов имеется только восемь, прикажете ли продолжать огонь? – спросил он.
– Картечь! – не отвечая, крикнул старший офицер, смотревший через вал.
Вдруг что то случилось; офицерик ахнул и, свернувшись, сел на землю, как на лету подстреленная птица. Все сделалось странно, неясно и пасмурно в глазах Пьера.
Одно за другим свистели ядра и бились в бруствер, в солдат, в пушки. Пьер, прежде не слыхавший этих звуков, теперь только слышал одни эти звуки. Сбоку батареи, справа, с криком «ура» бежали солдаты не вперед, а назад, как показалось Пьеру.
Ядро ударило в самый край вала, перед которым стоял Пьер, ссыпало землю, и в глазах его мелькнул черный мячик, и в то же мгновенье шлепнуло во что то. Ополченцы, вошедшие было на батарею, побежали назад.
– Все картечью! – кричал офицер.
Унтер офицер подбежал к старшему офицеру и испуганным шепотом (как за обедом докладывает дворецкий хозяину, что нет больше требуемого вина) сказал, что зарядов больше не было.
– Разбойники, что делают! – закричал офицер, оборачиваясь к Пьеру. Лицо старшего офицера было красно и потно, нахмуренные глаза блестели. – Беги к резервам, приводи ящики! – крикнул он, сердито обходя взглядом Пьера и обращаясь к своему солдату.
– Я пойду, – сказал Пьер. Офицер, не отвечая ему, большими шагами пошел в другую сторону.
– Не стрелять… Выжидай! – кричал он.
Солдат, которому приказано было идти за зарядами, столкнулся с Пьером.
– Эх, барин, не место тебе тут, – сказал он и побежал вниз. Пьер побежал за солдатом, обходя то место, на котором сидел молоденький офицерик.
Одно, другое, третье ядро пролетало над ним, ударялось впереди, с боков, сзади. Пьер сбежал вниз. «Куда я?» – вдруг вспомнил он, уже подбегая к зеленым ящикам. Он остановился в нерешительности, идти ему назад или вперед. Вдруг страшный толчок откинул его назад, на землю. В то же мгновенье блеск большого огня осветил его, и в то же мгновенье раздался оглушающий, зазвеневший в ушах гром, треск и свист.
Пьер, очнувшись, сидел на заду, опираясь руками о землю; ящика, около которого он был, не было; только валялись зеленые обожженные доски и тряпки на выжженной траве, и лошадь, трепля обломками оглобель, проскакала от него, а другая, так же как и сам Пьер, лежала на земле и пронзительно, протяжно визжала.


Пьер, не помня себя от страха, вскочил и побежал назад на батарею, как на единственное убежище от всех ужасов, окружавших его.
В то время как Пьер входил в окоп, он заметил, что на батарее выстрелов не слышно было, но какие то люди что то делали там. Пьер не успел понять того, какие это были люди. Он увидел старшего полковника, задом к нему лежащего на валу, как будто рассматривающего что то внизу, и видел одного, замеченного им, солдата, который, прорываясь вперед от людей, державших его за руку, кричал: «Братцы!» – и видел еще что то странное.
Но он не успел еще сообразить того, что полковник был убит, что кричавший «братцы!» был пленный, что в глазах его был заколон штыком в спину другой солдат. Едва он вбежал в окоп, как худощавый, желтый, с потным лицом человек в синем мундире, со шпагой в руке, набежал на него, крича что то. Пьер, инстинктивно обороняясь от толчка, так как они, не видав, разбежались друг против друга, выставил руки и схватил этого человека (это был французский офицер) одной рукой за плечо, другой за гордо. Офицер, выпустив шпагу, схватил Пьера за шиворот.
Несколько секунд они оба испуганными глазами смотрели на чуждые друг другу лица, и оба были в недоумении о том, что они сделали и что им делать. «Я ли взят в плен или он взят в плен мною? – думал каждый из них. Но, очевидно, французский офицер более склонялся к мысли, что в плен взят он, потому что сильная рука Пьера, движимая невольным страхом, все крепче и крепче сжимала его горло. Француз что то хотел сказать, как вдруг над самой головой их низко и страшно просвистело ядро, и Пьеру показалось, что голова французского офицера оторвана: так быстро он согнул ее.
Пьер тоже нагнул голову и отпустил руки. Не думая более о том, кто кого взял в плен, француз побежал назад на батарею, а Пьер под гору, спотыкаясь на убитых и раненых, которые, казалось ему, ловят его за ноги. Но не успел он сойти вниз, как навстречу ему показались плотные толпы бегущих русских солдат, которые, падая, спотыкаясь и крича, весело и бурно бежали на батарею. (Это была та атака, которую себе приписывал Ермолов, говоря, что только его храбрости и счастью возможно было сделать этот подвиг, и та атака, в которой он будто бы кидал на курган Георгиевские кресты, бывшие у него в кармане.)
Французы, занявшие батарею, побежали. Наши войска с криками «ура» так далеко за батарею прогнали французов, что трудно было остановить их.
С батареи свезли пленных, в том числе раненого французского генерала, которого окружили офицеры. Толпы раненых, знакомых и незнакомых Пьеру, русских и французов, с изуродованными страданием лицами, шли, ползли и на носилках неслись с батареи. Пьер вошел на курган, где он провел более часа времени, и из того семейного кружка, который принял его к себе, он не нашел никого. Много было тут мертвых, незнакомых ему. Но некоторых он узнал. Молоденький офицерик сидел, все так же свернувшись, у края вала, в луже крови. Краснорожий солдат еще дергался, но его не убирали.
Пьер побежал вниз.
«Нет, теперь они оставят это, теперь они ужаснутся того, что они сделали!» – думал Пьер, бесцельно направляясь за толпами носилок, двигавшихся с поля сражения.
Но солнце, застилаемое дымом, стояло еще высоко, и впереди, и в особенности налево у Семеновского, кипело что то в дыму, и гул выстрелов, стрельба и канонада не только не ослабевали, но усиливались до отчаянности, как человек, который, надрываясь, кричит из последних сил.


Главное действие Бородинского сражения произошло на пространстве тысячи сажен между Бородиным и флешами Багратиона. (Вне этого пространства с одной стороны была сделана русскими в половине дня демонстрация кавалерией Уварова, с другой стороны, за Утицей, было столкновение Понятовского с Тучковым; но это были два отдельные и слабые действия в сравнении с тем, что происходило в середине поля сражения.) На поле между Бородиным и флешами, у леса, на открытом и видном с обеих сторон протяжении, произошло главное действие сражения, самым простым, бесхитростным образом.
Сражение началось канонадой с обеих сторон из нескольких сотен орудий.
Потом, когда дым застлал все поле, в этом дыму двинулись (со стороны французов) справа две дивизии, Дессе и Компана, на флеши, и слева полки вице короля на Бородино.
От Шевардинского редута, на котором стоял Наполеон, флеши находились на расстоянии версты, а Бородино более чем в двух верстах расстояния по прямой линии, и поэтому Наполеон не мог видеть того, что происходило там, тем более что дым, сливаясь с туманом, скрывал всю местность. Солдаты дивизии Дессе, направленные на флеши, были видны только до тех пор, пока они не спустились под овраг, отделявший их от флеш. Как скоро они спустились в овраг, дым выстрелов орудийных и ружейных на флешах стал так густ, что застлал весь подъем той стороны оврага. Сквозь дым мелькало там что то черное – вероятно, люди, и иногда блеск штыков. Но двигались ли они или стояли, были ли это французы или русские, нельзя было видеть с Шевардинского редута.
Солнце взошло светло и било косыми лучами прямо в лицо Наполеона, смотревшего из под руки на флеши. Дым стлался перед флешами, и то казалось, что дым двигался, то казалось, что войска двигались. Слышны были иногда из за выстрелов крики людей, но нельзя было знать, что они там делали.
Наполеон, стоя на кургане, смотрел в трубу, и в маленький круг трубы он видел дым и людей, иногда своих, иногда русских; но где было то, что он видел, он не знал, когда смотрел опять простым глазом.
Он сошел с кургана и стал взад и вперед ходить перед ним.
Изредка он останавливался, прислушивался к выстрелам и вглядывался в поле сражения.
Не только с того места внизу, где он стоял, не только с кургана, на котором стояли теперь некоторые его генералы, но и с самых флешей, на которых находились теперь вместе и попеременно то русские, то французские, мертвые, раненые и живые, испуганные или обезумевшие солдаты, нельзя было понять того, что делалось на этом месте. В продолжение нескольких часов на этом месте, среди неумолкаемой стрельбы, ружейной и пушечной, то появлялись одни русские, то одни французские, то пехотные, то кавалерийские солдаты; появлялись, падали, стреляли, сталкивались, не зная, что делать друг с другом, кричали и бежали назад.
С поля сражения беспрестанно прискакивали к Наполеону его посланные адъютанты и ординарцы его маршалов с докладами о ходе дела; но все эти доклады были ложны: и потому, что в жару сражения невозможно сказать, что происходит в данную минуту, и потому, что многие адъютапты не доезжали до настоящего места сражения, а передавали то, что они слышали от других; и еще потому, что пока проезжал адъютант те две три версты, которые отделяли его от Наполеона, обстоятельства изменялись и известие, которое он вез, уже становилось неверно. Так от вице короля прискакал адъютант с известием, что Бородино занято и мост на Колоче в руках французов. Адъютант спрашивал у Наполеона, прикажет ли он пореходить войскам? Наполеон приказал выстроиться на той стороне и ждать; но не только в то время как Наполеон отдавал это приказание, но даже когда адъютант только что отъехал от Бородина, мост уже был отбит и сожжен русскими, в той самой схватке, в которой участвовал Пьер в самом начале сраженья.
Прискакавший с флеш с бледным испуганным лицом адъютант донес Наполеону, что атака отбита и что Компан ранен и Даву убит, а между тем флеши были заняты другой частью войск, в то время как адъютанту говорили, что французы были отбиты, и Даву был жив и только слегка контужен. Соображаясь с таковыми необходимо ложными донесениями, Наполеон делал свои распоряжения, которые или уже были исполнены прежде, чем он делал их, или же не могли быть и не были исполняемы.
Маршалы и генералы, находившиеся в более близком расстоянии от поля сражения, но так же, как и Наполеон, не участвовавшие в самом сражении и только изредка заезжавшие под огонь пуль, не спрашиваясь Наполеона, делали свои распоряжения и отдавали свои приказания о том, куда и откуда стрелять, и куда скакать конным, и куда бежать пешим солдатам. Но даже и их распоряжения, точно так же как распоряжения Наполеона, точно так же в самой малой степени и редко приводились в исполнение. Большей частью выходило противное тому, что они приказывали. Солдаты, которым велено было идти вперед, подпав под картечный выстрел, бежали назад; солдаты, которым велено было стоять на месте, вдруг, видя против себя неожиданно показавшихся русских, иногда бежали назад, иногда бросались вперед, и конница скакала без приказания догонять бегущих русских. Так, два полка кавалерии поскакали через Семеновский овраг и только что въехали на гору, повернулись и во весь дух поскакали назад. Так же двигались и пехотные солдаты, иногда забегая совсем не туда, куда им велено было. Все распоряжение о том, куда и когда подвинуть пушки, когда послать пеших солдат – стрелять, когда конных – топтать русских пеших, – все эти распоряжения делали сами ближайшие начальники частей, бывшие в рядах, не спрашиваясь даже Нея, Даву и Мюрата, не только Наполеона. Они не боялись взыскания за неисполнение приказания или за самовольное распоряжение, потому что в сражении дело касается самого дорогого для человека – собственной жизни, и иногда кажется, что спасение заключается в бегстве назад, иногда в бегстве вперед, и сообразно с настроением минуты поступали эти люди, находившиеся в самом пылу сражения. В сущности же, все эти движения вперед и назад не облегчали и не изменяли положения войск. Все их набегания и наскакивания друг на друга почти не производили им вреда, а вред, смерть и увечья наносили ядра и пули, летавшие везде по тому пространству, по которому метались эти люди. Как только эти люди выходили из того пространства, по которому летали ядра и пули, так их тотчас же стоявшие сзади начальники формировали, подчиняли дисциплине и под влиянием этой дисциплины вводили опять в область огня, в которой они опять (под влиянием страха смерти) теряли дисциплину и метались по случайному настроению толпы.