Михалковы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Михалковы


Описание герба: см. текст

Том и лист Общего гербовника:

V, 64

Часть родословной книги:

VI

Место происхождения:

Великое княжество Литовское


Подданство:
Великое княжество Литовское
Великое княжество Московское
Царство Русское
Российская империя
Имения:

Петровское

Михалко́вы (реже — Миха́лковы) — русский дворянский род, происходящий от Михаи́ла (Миха́лко) Ива́новича, по преданию, выехавшего из Великого княжества Литовского в начале XV века.

Род Михалковых был внесён в VI часть родословных книг Ярославской губернии. Родовое имение Михалковых Петровское стояло на высоком левом берегу Волги, при впадении в неё Шексны (ныне — городская черта Рыбинска). До сих пор сохранились руины каменного барского дома и заросший парк.



Описание герба

Щит разделён перпендикулярно на две части, из них в первой в красном поле виден до половины вылетающий белый орёл с распростёртым крылом, держащий в лапе серебряную шпагу, обвитую лаврами, и над орлом серебряная шестиугольная звезда. В левой части разделённой диагонально к правому нижнему углу на два поля: голубое и красное, изображена шестиугольная золотая звезда.

Щит увенчан дворянскими шлемом и короной. Нашлемник: три страусовых пера. Намёт на щите голубой, подложенный золотом. Герб рода Михалковых внесён в Часть 5 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 64.

Современные представители

 
 
 
 
 
 
Александр
Михалков
 
Василий
Суриков

(1848—1916)
 
 
 
Пётр
Кончаловский

(1839—1904)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ольга
Михайловна
Глебова
 
Владимир
Михалков
(1886—1932)
 
Ольга
Сурикова
(1878—1958)
 
Пётр
Кончаловский

(1876—1956)
 
Максим
Кончаловский

(1875—1942)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Михаил
Михалков

(1922—2006)
 
Александр
Михалков
(1917—2001)
 
Сергей
Михалков

(1913—2009)
 
Наталья
Кончаловская

(1903—1988)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Наталья
Аринбасарова

(р. 1946)
 
Андрей
Кончаловский

(р. 1937)
 
Юлия
Высоцкая

(р. 1973)
 
Анастасия
Вертинская

(р. 1944)
 
Никита
Михалков

(р. 1945)
 
Татьяна
Михалкова
(Шигаева)

(р. 1947)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Егор
Михалков-
Кончаловский

(р. 1966)
 
Мария
Михалкова
(р. 1999)
 
Пётр
Михалков
(р. 2003)
 
Степан
Михалков

(р. 1966)
 
Анна
Михалкова

(р. 1974)
 
Артём
Михалков

(р. 1975)
 
Надежда
Михалкова

(р. 1986)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Александра
Михалкова
(р. 1992)
 
Василий
Михалков
(р. 1999)
 
Пётр
Михалков
(р. 2002)
 
Андрей
Баков
(р. 2000)
 
Сергей
Баков
(р. 2001)
 
Лидия
Бакова
(р. 2013)

</center>


Напишите отзыв о статье "Михалковы"

Ссылки

  • Михалковы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Михалковы // Дворянский календарь. Справочная родословная книга российского дворянства. — М., 2013. ISBN 978-5-904043-87-2. С. 179—196.
  • Воспоминания Татьяны Александровны Миллер, урожденной Неклюдовой. Интересные факты о семье Михалковых. [elan-kazak.ru/?q=arhiv/miller-ta-dve-epokhi-sobytiya-i-sluchai-vosp]

Отрывок, характеризующий Михалковы

– Вчера получил известие о его кончине, – коротко сказал князь Андрей.
Кутузов испуганно открытыми глазами посмотрел на князя Андрея, потом снял фуражку и перекрестился: «Царство ему небесное! Да будет воля божия над всеми нами!Он тяжело, всей грудью вздохнул и помолчал. „Я его любил и уважал и сочувствую тебе всей душой“. Он обнял князя Андрея, прижал его к своей жирной груди и долго не отпускал от себя. Когда он отпустил его, князь Андрей увидал, что расплывшие губы Кутузова дрожали и на глазах были слезы. Он вздохнул и взялся обеими руками за лавку, чтобы встать.
– Пойдем, пойдем ко мне, поговорим, – сказал он; но в это время Денисов, так же мало робевший перед начальством, как и перед неприятелем, несмотря на то, что адъютанты у крыльца сердитым шепотом останавливали его, смело, стуча шпорами по ступенькам, вошел на крыльцо. Кутузов, оставив руки упертыми на лавку, недовольно смотрел на Денисова. Денисов, назвав себя, объявил, что имеет сообщить его светлости дело большой важности для блага отечества. Кутузов усталым взглядом стал смотреть на Денисова и досадливым жестом, приняв руки и сложив их на животе, повторил: «Для блага отечества? Ну что такое? Говори». Денисов покраснел, как девушка (так странно было видеть краску на этом усатом, старом и пьяном лице), и смело начал излагать свой план разрезания операционной линии неприятеля между Смоленском и Вязьмой. Денисов жил в этих краях и знал хорошо местность. План его казался несомненно хорошим, в особенности по той силе убеждения, которая была в его словах. Кутузов смотрел себе на ноги и изредка оглядывался на двор соседней избы, как будто он ждал чего то неприятного оттуда. Из избы, на которую он смотрел, действительно во время речи Денисова показался генерал с портфелем под мышкой.
– Что? – в середине изложения Денисова проговорил Кутузов. – Уже готовы?
– Готов, ваша светлость, – сказал генерал. Кутузов покачал головой, как бы говоря: «Как это все успеть одному человеку», и продолжал слушать Денисова.
– Даю честное благородное слово гусского офицег'а, – говорил Денисов, – что я г'азог'ву сообщения Наполеона.
– Тебе Кирилл Андреевич Денисов, обер интендант, как приходится? – перебил его Кутузов.
– Дядя г'одной, ваша светлость.
– О! приятели были, – весело сказал Кутузов. – Хорошо, хорошо, голубчик, оставайся тут при штабе, завтра поговорим. – Кивнув головой Денисову, он отвернулся и протянул руку к бумагам, которые принес ему Коновницын.
– Не угодно ли вашей светлости пожаловать в комнаты, – недовольным голосом сказал дежурный генерал, – необходимо рассмотреть планы и подписать некоторые бумаги. – Вышедший из двери адъютант доложил, что в квартире все было готово. Но Кутузову, видимо, хотелось войти в комнаты уже свободным. Он поморщился…
– Нет, вели подать, голубчик, сюда столик, я тут посмотрю, – сказал он. – Ты не уходи, – прибавил он, обращаясь к князю Андрею. Князь Андрей остался на крыльце, слушая дежурного генерала.
Во время доклада за входной дверью князь Андрей слышал женское шептанье и хрустение женского шелкового платья. Несколько раз, взглянув по тому направлению, он замечал за дверью, в розовом платье и лиловом шелковом платке на голове, полную, румяную и красивую женщину с блюдом, которая, очевидно, ожидала входа влавввквмандующего. Адъютант Кутузова шепотом объяснил князю Андрею, что это была хозяйка дома, попадья, которая намеревалась подать хлеб соль его светлости. Муж ее встретил светлейшего с крестом в церкви, она дома… «Очень хорошенькая», – прибавил адъютант с улыбкой. Кутузов оглянулся на эти слова. Кутузов слушал доклад дежурного генерала (главным предметом которого была критика позиции при Цареве Займище) так же, как он слушал Денисова, так же, как он слушал семь лет тому назад прения Аустерлицкого военного совета. Он, очевидно, слушал только оттого, что у него были уши, которые, несмотря на то, что в одном из них был морской канат, не могли не слышать; но очевидно было, что ничто из того, что мог сказать ему дежурный генерал, не могло не только удивить или заинтересовать его, но что он знал вперед все, что ему скажут, и слушал все это только потому, что надо прослушать, как надо прослушать поющийся молебен. Все, что говорил Денисов, было дельно и умно. То, что говорил дежурный генерал, было еще дельнее и умнее, но очевидно было, что Кутузов презирал и знание и ум и знал что то другое, что должно было решить дело, – что то другое, независимое от ума и знания. Князь Андрей внимательно следил за выражением лица главнокомандующего, и единственное выражение, которое он мог заметить в нем, было выражение скуки, любопытства к тому, что такое означал женский шепот за дверью, и желание соблюсти приличие. Очевидно было, что Кутузов презирал ум, и знание, и даже патриотическое чувство, которое выказывал Денисов, но презирал не умом, не чувством, не знанием (потому что он и не старался выказывать их), а он презирал их чем то другим. Он презирал их своей старостью, своею опытностью жизни. Одно распоряжение, которое от себя в этот доклад сделал Кутузов, откосилось до мародерства русских войск. Дежурный редерал в конце доклада представил светлейшему к подписи бумагу о взысканий с армейских начальников по прошению помещика за скошенный зеленый овес.