Мишин, Виктор Максимович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Виктор Максимович Мишин
Первый секретарь ЦК ВЛКСМ
8 декабря 1982 года — 29 июля 1986 года
Предшественник: Борис Николаевич Пастухов
Преемник: Виктор Иванович Мироненко
 
Рождение: 14 мая 1943(1943-05-14) (81 год)
Москва, РСФСР, СССР (ныне — Россия)
Супруга: Мишина Галина Владимировна (1943)
Дети: сын Максим
внуки              = внук Виктор внучка Дарья внук Тимофей
Партия: КПСС (1967-91)
Образование: индустриальный техникум (1960), МИСИ им. Куйбышева (1967)
 
Награды:

Виктор Максимович Мишин (р. 14 мая 1943 года, г. Москва) — советский и российский государственный и общественный деятель. Член КПСС в 1967—91. Член ЦК КПСС (1986—90). Депутат Совета Союза Верховного Совета СССР (1979—89) от Тюменской области[1].





Биография

Родился 14 мая 1943 года в Москве. Русский.

  • 1960 г. — окончил индустриальный техникум.
  • 1960—67 гг. — мастер на заводе железобетонных изделий № 22.
  • 1967 г. — окончил МИСИ им. Куйбышева по специальности «инженер-строитель» (Замоскворечье, Шлюзовая наб., 8).
  • 1967—68 гг. — старший инженер научно-исследовательского сектора МИСИ (Замоскворечье, Шлюзовая наб., 8).
  • 1968—69 гг. — второй секретарь Москворецкого райкома ВЛКСМ г. Москвы.
  • 1969—71 гг. — первый секретарь Советского райкома ВЛКСМ г. Москвы.
  • 1971—74 гг. — секретарь МГК ВЛКСМ.
  • 1974—76 гг. — заведующий отделом рабочей молодежи ЦК ВЛКСМ.
  • 1976—79 гг. — первый секретарь МГК ВЛКСМ.
  • 1978—82 гг. — Секретарь ЦК ВЛКСМ.
  • 1982—86 гг. — первый секретарь ЦК ВЛКСМ.
  • 1986—91 гг. — секретарь ВЦСПС.

В 1990 году проиграл выборы народных депутатов РСФСР по Советскому № 48 избирательному округу г. Москвы (вышел во второй тур и уступил начальнику отдела Московского НИИ счетного машиностроения Михаилу Арутюнову).

  • январь-август 1991 г. — первый заместитель управляющего делами ЦК КПСС.
  • 1991—94 гг. — заместитель генерального директора государственного консорциума «Эко-пром».
  • 1994—95 гг. — генеральный директор совместного предприятия «Олимпийская лотерея».
  • 1995—96 гг. — вице-президент Международного фонда экономических и социальных реформ «Реформа».
  • С 1996 г. — председатель правления Коммерческого банка «Крокус-банк».

В марте 1995 года создал общественное объединение «Моё Отечество» — левоцентристскую умеренно-оппозиционную организацию, председатель Координационного совета объединения. 17 декабря 1995 года на выборах в Государственную Думу «Моё Отечество» не преодолело 5-процентный барьер, собрав 496 276 голосов (0,72 %). В 1996 году объединение прекратило активную политическую деятельность, формально не распускаясь.

В 1998—99 годах — один из организаторов создания движения «Отечество», руководитель аппарата, секретарь политсовета движения «Отечество».

В декабре 1999 года — баллотировался на выборах в Государственную Думу России по списку избирательного блока «Отечество — Вся Россия» — 2-е место в Центрально-Сибирской региональной группе (Республика Алтай, Алтайский край, Кемеровская область, Новосибирская область) — не прошёл.

Интересные факты

Мишин спас сына артиста Александра Ширвиндта Михаила, когда тот в главный советский государственный праздник 7 ноября 1977 г., напившись вместе с друзьями, сорвал флаг СССР с крыши архитектурного института и надругался над ним. За это по советским законам можно было получить лет 7 лагерей. По этим событиям был снят фильм «Русский регтайм».

Награды

Напишите отзыв о статье "Мишин, Виктор Максимович"

Примечания

  1. [www.knowbysight.info/1_SSSR/07797.asp Список депутатов Верховного Совета СССР 11 созыва]

Ссылки

  • [www.zamos.ru/dossier/m/4445/ Биография]

Отрывок, характеризующий Мишин, Виктор Максимович

Le coup de theatre avait rate. [Не удалась развязка театрального представления.]


Русские войска проходили через Москву с двух часов ночи и до двух часов дня и увлекали за собой последних уезжавших жителей и раненых.
Самая большая давка во время движения войск происходила на мостах Каменном, Москворецком и Яузском.
В то время как, раздвоившись вокруг Кремля, войска сперлись на Москворецком и Каменном мостах, огромное число солдат, пользуясь остановкой и теснотой, возвращались назад от мостов и украдчиво и молчаливо прошныривали мимо Василия Блаженного и под Боровицкие ворота назад в гору, к Красной площади, на которой по какому то чутью они чувствовали, что можно брать без труда чужое. Такая же толпа людей, как на дешевых товарах, наполняла Гостиный двор во всех его ходах и переходах. Но не было ласково приторных, заманивающих голосов гостинодворцев, не было разносчиков и пестрой женской толпы покупателей – одни были мундиры и шинели солдат без ружей, молчаливо с ношами выходивших и без ноши входивших в ряды. Купцы и сидельцы (их было мало), как потерянные, ходили между солдатами, отпирали и запирали свои лавки и сами с молодцами куда то выносили свои товары. На площади у Гостиного двора стояли барабанщики и били сбор. Но звук барабана заставлял солдат грабителей не, как прежде, сбегаться на зов, а, напротив, заставлял их отбегать дальше от барабана. Между солдатами, по лавкам и проходам, виднелись люди в серых кафтанах и с бритыми головами. Два офицера, один в шарфе по мундиру, на худой темно серой лошади, другой в шинели, пешком, стояли у угла Ильинки и о чем то говорили. Третий офицер подскакал к ним.
– Генерал приказал во что бы то ни стало сейчас выгнать всех. Что та, это ни на что не похоже! Половина людей разбежалась.
– Ты куда?.. Вы куда?.. – крикнул он на трех пехотных солдат, которые, без ружей, подобрав полы шинелей, проскользнули мимо него в ряды. – Стой, канальи!
– Да, вот извольте их собрать! – отвечал другой офицер. – Их не соберешь; надо идти скорее, чтобы последние не ушли, вот и всё!
– Как же идти? там стали, сперлися на мосту и не двигаются. Или цепь поставить, чтобы последние не разбежались?
– Да подите же туда! Гони ж их вон! – крикнул старший офицер.
Офицер в шарфе слез с лошади, кликнул барабанщика и вошел с ним вместе под арки. Несколько солдат бросилось бежать толпой. Купец, с красными прыщами по щекам около носа, с спокойно непоколебимым выражением расчета на сытом лице, поспешно и щеголевато, размахивая руками, подошел к офицеру.
– Ваше благородие, – сказал он, – сделайте милость, защитите. Нам не расчет пустяк какой ни на есть, мы с нашим удовольствием! Пожалуйте, сукна сейчас вынесу, для благородного человека хоть два куска, с нашим удовольствием! Потому мы чувствуем, а это что ж, один разбой! Пожалуйте! Караул, что ли, бы приставили, хоть запереть дали бы…
Несколько купцов столпилось около офицера.
– Э! попусту брехать то! – сказал один из них, худощавый, с строгим лицом. – Снявши голову, по волосам не плачут. Бери, что кому любо! – И он энергическим жестом махнул рукой и боком повернулся к офицеру.
– Тебе, Иван Сидорыч, хорошо говорить, – сердито заговорил первый купец. – Вы пожалуйте, ваше благородие.
– Что говорить! – крикнул худощавый. – У меня тут в трех лавках на сто тысяч товару. Разве убережешь, когда войско ушло. Эх, народ, божью власть не руками скласть!
– Пожалуйте, ваше благородие, – говорил первый купец, кланяясь. Офицер стоял в недоумении, и на лице его видна была нерешительность.
– Да мне что за дело! – крикнул он вдруг и пошел быстрыми шагами вперед по ряду. В одной отпертой лавке слышались удары и ругательства, и в то время как офицер подходил к ней, из двери выскочил вытолкнутый человек в сером армяке и с бритой головой.
Человек этот, согнувшись, проскочил мимо купцов и офицера. Офицер напустился на солдат, бывших в лавке. Но в это время страшные крики огромной толпы послышались на Москворецком мосту, и офицер выбежал на площадь.
– Что такое? Что такое? – спрашивал он, но товарищ его уже скакал по направлению к крикам, мимо Василия Блаженного. Офицер сел верхом и поехал за ним. Когда он подъехал к мосту, он увидал снятые с передков две пушки, пехоту, идущую по мосту, несколько поваленных телег, несколько испуганных лиц и смеющиеся лица солдат. Подле пушек стояла одна повозка, запряженная парой. За повозкой сзади колес жались четыре борзые собаки в ошейниках. На повозке была гора вещей, и на самом верху, рядом с детским, кверху ножками перевернутым стульчиком сидела баба, пронзительно и отчаянно визжавшая. Товарищи рассказывали офицеру, что крик толпы и визги бабы произошли оттого, что наехавший на эту толпу генерал Ермолов, узнав, что солдаты разбредаются по лавкам, а толпы жителей запружают мост, приказал снять орудия с передков и сделать пример, что он будет стрелять по мосту. Толпа, валя повозки, давя друг друга, отчаянно кричала, теснясь, расчистила мост, и войска двинулись вперед.