Моисеенков, Григорий Петрович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Григорий Петрович Моисеенков
Дата рождения

22 марта 1915(1915-03-22)

Место рождения

деревня Середнево, Краснинский уезд, Смоленская губерния

Дата смерти

30 октября 1956(1956-10-30) (41 год)

Место смерти

Будапешт

Принадлежность

СССР СССР

Род войск

пехота

Годы службы

19371956

Звание

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Сражения/войны

Советско-финская война,
Великая Отечественная война,
Подавление Венгерского восстания 1956 года

Награды и премии

Григорий Петрович Моисеенков (19151956) — капитан Советской Армии, участник подавления Венгерского восстания 1956 года, Герой Советского Союза (1956).



Биография

Григорий Моисеенков родился 22 марта 1915 года в деревне Середнево (ныне — Краснинский район Смоленской области). После окончания сельскохозяйственного техникума работал агрономом на машинно-тракторной станции. В 1937 году Моисеенков был призван на службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. В 1939 году он окончил военно-ветеринарное училище. Участвовал в советско-финской и Великой Отечественной войнах. К осени 1956 года гвардии капитан Григорий Моисеенков был начальником снабжения горюче-смазочными материалами 315-го гвардейского стрелкового полка 128-й гвардейской стрелковой дивизии 38-й армии Прикарпатского военного округа[1].

В октябре 1956 года Моисеенков в составе своего полка вступил на территорию Венгерской Народной Республики и принял активное участие в боях с венгерскими повстанцами. Когда танковый батальон 327-го гвардейского мотострелкового полка остался без горючего, Моисеенков во главе автоколонны направился к нему. 30 октября 1956 года колонна была атакована повстанцами. Моисеенков организовал оборону и лично участвовал в бою, благодаря чему основная часть колонны сумела пробиться к намеченной цели. Моисеенков был контужен и попал в плен. Повстанцы предлагали ему перейти на их сторону, но он отказался, и после пыток был заживо сожжён. Похоронен в Будапеште[1].

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 декабря 1956 года за «мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга», гвардии капитан Григорий Моисеенков посмертно был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Также был награждён орденами Ленина и Красной Звезды, рядом медалей[1].

Напишите отзыв о статье "Моисеенков, Григорий Петрович"

Примечания

  1. 1 2 3  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=4901 Моисеенков, Григорий Петрович]. Сайт «Герои Страны».

Литература

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь / Пред. ред. коллегии И. Н. Шкадов. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1 /Абаев — Любичев/. — 911 с. — 100 000 экз. — ISBN отс., Рег. № в РКП 87-95382.

Отрывок, характеризующий Моисеенков, Григорий Петрович

– Знаешь, mon cher, – сказала губернаторша с серьезным выражением маленького доброго лица, – вот это тебе точно партия; хочешь, я тебя сосватаю?
– Кого, ma tante? – спросил Николай.
– Княжну сосватаю. Катерина Петровна говорит, что Лили, а по моему, нет, – княжна. Хочешь? Я уверена, твоя maman благодарить будет. Право, какая девушка, прелесть! И она совсем не так дурна.
– Совсем нет, – как бы обидевшись, сказал Николай. – Я, ma tante, как следует солдату, никуда не напрашиваюсь и ни от чего не отказываюсь, – сказал Ростов прежде, чем он успел подумать о том, что он говорит.
– Так помни же: это не шутка.
– Какая шутка!
– Да, да, – как бы сама с собою говоря, сказала губернаторша. – А вот что еще, mon cher, entre autres. Vous etes trop assidu aupres de l'autre, la blonde. [мой друг. Ты слишком ухаживаешь за той, за белокурой.] Муж уж жалок, право…
– Ах нет, мы с ним друзья, – в простоте душевной сказал Николай: ему и в голову не приходило, чтобы такое веселое для него препровождение времени могло бы быть для кого нибудь не весело.
«Что я за глупость сказал, однако, губернаторше! – вдруг за ужином вспомнилось Николаю. – Она точно сватать начнет, а Соня?..» И, прощаясь с губернаторшей, когда она, улыбаясь, еще раз сказала ему: «Ну, так помни же», – он отвел ее в сторону:
– Но вот что, по правде вам сказать, ma tante…
– Что, что, мой друг; пойдем вот тут сядем.
Николай вдруг почувствовал желание и необходимость рассказать все свои задушевные мысли (такие, которые и не рассказал бы матери, сестре, другу) этой почти чужой женщине. Николаю потом, когда он вспоминал об этом порыве ничем не вызванной, необъяснимой откровенности, которая имела, однако, для него очень важные последствия, казалось (как это и кажется всегда людям), что так, глупый стих нашел; а между тем этот порыв откровенности, вместе с другими мелкими событиями, имел для него и для всей семьи огромные последствия.
– Вот что, ma tante. Maman меня давно женить хочет на богатой, но мне мысль одна эта противна, жениться из за денег.
– О да, понимаю, – сказала губернаторша.
– Но княжна Болконская, это другое дело; во первых, я вам правду скажу, она мне очень нравится, она по сердцу мне, и потом, после того как я ее встретил в таком положении, так странно, мне часто в голову приходило что это судьба. Особенно подумайте: maman давно об этом думала, но прежде мне ее не случалось встречать, как то все так случалось: не встречались. И во время, когда Наташа была невестой ее брата, ведь тогда мне бы нельзя было думать жениться на ней. Надо же, чтобы я ее встретил именно тогда, когда Наташина свадьба расстроилась, ну и потом всё… Да, вот что. Я никому не говорил этого и не скажу. А вам только.
Губернаторша пожала его благодарно за локоть.
– Вы знаете Софи, кузину? Я люблю ее, я обещал жениться и женюсь на ней… Поэтому вы видите, что про это не может быть и речи, – нескладно и краснея говорил Николай.
– Mon cher, mon cher, как же ты судишь? Да ведь у Софи ничего нет, а ты сам говорил, что дела твоего папа очень плохи. А твоя maman? Это убьет ее, раз. Потом Софи, ежели она девушка с сердцем, какая жизнь для нее будет? Мать в отчаянии, дела расстроены… Нет, mon cher, ты и Софи должны понять это.