Мокрота

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Мокрота

Мокрота с энтерококками у пациента с пневмонией.
МКБ-10

R[apps.who.int/classifications/icd10/browse/2010/en#/R09.3 09.3]09.3

МКБ-9

[www.icd9data.com/getICD9Code.ashx?icd9=786.4 786.4]786.4

Мокро́та (лат. sputum) — отделяемый при отхаркивании патологический секрет трахеобронхиального дерева с примесью слюны и секрета слизистой оболочки полости носа и придаточных пазух носа.[1]





Нормальный трахеобронхиальный секрет

Нормальный секрет трахеобронхиального дерева представляет собой слизь, продуцируемую железами трахеи и крупных бронхов, содержащую клеточные элементы (в основном альвеолярные макрофаги и лимфоциты). Трахеобронхиальный секрет обладает бактерицидным эффектом, способствует элиминации вдыхаемых частиц, клеточного детрита и продуктов обмена веществ при помощи механизма мукоцилиарного очищения, осуществляемого реснитчатым эпителием. В норме объём трахеобронхиального секрета не превышает 100 мл в сутки и проглатывается человеком при выделении.[1]

Патологический трахеобронхиальный секрет

Цвет и запах мокроты

При патологических процессах объём отделяемой мокроты может составлять от нескольких миллилитров до полутора литров в сутки. Мокрота может быть бесцветной, желтоватой или зеленоватой (такая окрашенная мокрота свидетельствует о примеси гноя). Ярко-жёлтая (канареечного цвета) мокрота наблюдается при эозинофильном инфильтративном процессе в лёгком, бронхиальной астме; такой цвет обусловлен большим количеством эозинофилов в трахеобронхиальном секрете. Ржавая мокрота может свидетельствовать о крупозной пневмонии, при которой наблюдается внутриальвеолярный распад эритроцитов с высвобождением гематина. Чёрная мокрота наблюдается при пневмокониозах и содержит угольную пыль. Мокрота с прожилками или сгустками крови (кровохарканье) может наблюдаться при различных заболеваниях — туберкулёзе, тромбоэмболии лёгочной артерии, бронхоэктатической болезни, синдроме Гудпасчера и т. д.

Обычно мокрота лишена запаха. Гнилостный запах мокроты наблюдается при гангрене или абсцессе лёгкого и обусловлен ростом гнилостных микроорганизмов.[1]

Консистенция и характер мокроты

Различают жидкую, густую и вязкую мокроту; мокрота может быть слизистой, серозной, слизисто-гнойной и гнойной.

Слизистая мокрота бесцветна и прозрачна, наблюдается при заболеваниях дыхательных путей, сопровождающихся катаральным воспалением (начальные проявления острого воспалительного процесса или хронический воспалительный процесс в фазе ремиссии).

Серозная мокрота бесцветная, жидкая, пенистая, лишена запаха. Наблюдается при альвеолярном отёке лёгких вследствие транссудации плазмы в просвет альвеол. Может иметь розовый цвет при диапедезном кровотечении.

Слизисто-гнойная мокрота вязкая, желтоватая или зеленоватая. Может иметь нерезкий неприятный запах. Наблюдается при бронхите, пневмонии, бронхоэктатической болезни, туберкулёзе лёгких и т. д.

Гнойная мокрота имеет жидкую или полужидкую консистенцию, зеленоватый или желтоватый цвет, зловонный запах. Наблюдается при нагноительных процессах в лёгочной ткани — абсцессе, гнойном бронхите, гангрене лёгкого и т. д.[2]


Напишите отзыв о статье "Мокрота"

Примечания

  1. 1 2 3 [dic.academic.ru/dic.nsf/enc_medicine/19232/Мокрота Мокрота]
  2. [medbook.medicina.ru/chapter.php?id_level=423 Г. Е. Ройтберг, А. В. Струтынский — Лабораторная и инструментальная диагностика заболеваний внутренних органов.]

Отрывок, характеризующий Мокрота

Лысые Горы, именье князя Николая Андреича Болконского, находились в шестидесяти верстах от Смоленска, позади его, и в трех верстах от Московской дороги.
В тот же вечер, как князь отдавал приказания Алпатычу, Десаль, потребовав у княжны Марьи свидания, сообщил ей, что так как князь не совсем здоров и не принимает никаких мер для своей безопасности, а по письму князя Андрея видно, что пребывание в Лысых Горах небезопасно, то он почтительно советует ей самой написать с Алпатычем письмо к начальнику губернии в Смоленск с просьбой уведомить ее о положении дел и о мере опасности, которой подвергаются Лысые Горы. Десаль написал для княжны Марьи письмо к губернатору, которое она подписала, и письмо это было отдано Алпатычу с приказанием подать его губернатору и, в случае опасности, возвратиться как можно скорее.
Получив все приказания, Алпатыч, провожаемый домашними, в белой пуховой шляпе (княжеский подарок), с палкой, так же как князь, вышел садиться в кожаную кибиточку, заложенную тройкой сытых саврасых.
Колокольчик был подвязан, и бубенчики заложены бумажками. Князь никому не позволял в Лысых Горах ездить с колокольчиком. Но Алпатыч любил колокольчики и бубенчики в дальней дороге. Придворные Алпатыча, земский, конторщик, кухарка – черная, белая, две старухи, мальчик казачок, кучера и разные дворовые провожали его.
Дочь укладывала за спину и под него ситцевые пуховые подушки. Свояченица старушка тайком сунула узелок. Один из кучеров подсадил его под руку.
– Ну, ну, бабьи сборы! Бабы, бабы! – пыхтя, проговорил скороговоркой Алпатыч точно так, как говорил князь, и сел в кибиточку. Отдав последние приказания о работах земскому и в этом уж не подражая князю, Алпатыч снял с лысой головы шляпу и перекрестился троекратно.
– Вы, ежели что… вы вернитесь, Яков Алпатыч; ради Христа, нас пожалей, – прокричала ему жена, намекавшая на слухи о войне и неприятеле.
– Бабы, бабы, бабьи сборы, – проговорил Алпатыч про себя и поехал, оглядывая вокруг себя поля, где с пожелтевшей рожью, где с густым, еще зеленым овсом, где еще черные, которые только начинали двоить. Алпатыч ехал, любуясь на редкостный урожай ярового в нынешнем году, приглядываясь к полоскам ржаных пелей, на которых кое где начинали зажинать, и делал свои хозяйственные соображения о посеве и уборке и о том, не забыто ли какое княжеское приказание.
Два раза покормив дорогой, к вечеру 4 го августа Алпатыч приехал в город.
По дороге Алпатыч встречал и обгонял обозы и войска. Подъезжая к Смоленску, он слышал дальние выстрелы, но звуки эти не поразили его. Сильнее всего поразило его то, что, приближаясь к Смоленску, он видел прекрасное поле овса, которое какие то солдаты косили, очевидно, на корм и по которому стояли лагерем; это обстоятельство поразило Алпатыча, но он скоро забыл его, думая о своем деле.
Все интересы жизни Алпатыча уже более тридцати лет были ограничены одной волей князя, и он никогда не выходил из этого круга. Все, что не касалось до исполнения приказаний князя, не только не интересовало его, но не существовало для Алпатыча.
Алпатыч, приехав вечером 4 го августа в Смоленск, остановился за Днепром, в Гаченском предместье, на постоялом дворе, у дворника Ферапонтова, у которого он уже тридцать лет имел привычку останавливаться. Ферапонтов двенадцать лет тому назад, с легкой руки Алпатыча, купив рощу у князя, начал торговать и теперь имел дом, постоялый двор и мучную лавку в губернии. Ферапонтов был толстый, черный, красный сорокалетний мужик, с толстыми губами, с толстой шишкой носом, такими же шишками над черными, нахмуренными бровями и толстым брюхом.