Молоко (журнал)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Молоко
Молодое око
Специализация:

литературный

Периодичность:

1 раза в месяц

Язык:

русский

Главный редактор:

Л. Сычева

Страна:

Россия Россия

Дата основания:

1998

Веб-сайт:

[moloko.ruspole.info/ ruspole.info]

К:Печатные издания, возникшие в 1998 году

«Молоко» — русский литературный журнал консервативной направленности.



История

Журнал основан в 1998 году студентами Литературного института из творческих семинаров Р. Киреева, Н. Евдокимова, Н. Старшинова и др. Название — сокращение от первоначального «Молодое око». Издание позиционировалось как журнал русской, традиционной культуры. Публицист Дмитрий Крылов: «Это журнал консервативный. Его консерватизм заметен во вкусах, средствах выражения и подборе авторов»[1].Критик Капитолина Кокшенева: «Вообще „Молоко“ совершенно осознанно ориентируется на реализм как школу, как путь и мировоззрение. Эти позиции близки и саранскому „Страннику“».[2]. Переводчик Александр Андрюшкин: «С самого начала журнал «Молоко» повел себя не совсем обычно, так как почему-то избегал шумной саморекламы»[3].

С 2000 года журнал выходит в интернете, входил в состав исторического портала Хронос, затем в состав содружества литературных журналов в сети «Русское поле»[4]. Веб-редактор МОЛОКА — В. Румянцев. Главный редактор — Лидия Сычева. Среди авторов — Виктор Боченков, Валентин Сорокин, Аршак Тер-Маркарьян, Владимир Пронский, Капитолина Кокшенева, Иван Зорин, Игорь Жданов, Вячеслав Куприянов, Вадим Дементьев, Айдар Хусаинов, Григорий Долуханов, Татьяна Леванова, Ольга Иженякова, Платон Беседин, Екатерина Глушик, Руслана Ляшева и мн. другие литераторы.

В журнале существуют разделы: «Проза», «Поэзия», «Очерк», «Критика», «Полемика», «Драматургия, сценарии», «Дневник писателя», «Эссе», «Беседы», «Будущее России», «Литературные конкурсы и премии» и др.

Журнал открыл российскому читателю украинского прозаика Ульяну Гамаюн, романиста Игоря Удачина, художника Станислава Плутенко и др. В 2009 году журнал первым из столичных изданий опубликовал иркутского прозаика Андрея Антипина.

«Молоко» — общественный проект, его недостаток — отсутствие гонораров для авторов. У журнала есть свой видеоканал на YouTube[5].

Напишите отзыв о статье "Молоко (журнал)"

Примечания

  1. [www.lych.ru/online/0ainmenu-65/43--42009/441-2009-11-16-12-13-15 «Молоко» — «толстый» интернет-журнал]
  2. [www.portal-slovo.ru/philology/37276.php «Все та же любовь… Проза молодых: мифы и реальность»]
  3. [lsycheva.ru/biography/criticism/criticism_1988.html Лидия Сычева и «Молоко»: мы говорим первое – подразумеваем второе?]
  4. [lsycheva.ru/projects/rField/ Как создавалось «Русское поле» – содружество литературных журналов в сети]
  5. [www.litrossia.ru/2010/28/05410.html Ты — телевизор. Кто — следующий?] // «Литературная Россия». — 9 июля 2010

Ссылки

  • [www.litrossia.ru/article.php?article=2392 Интервью с редактором журнала] // «Литературная Россия». — № 4, 2008
  • [www.lgz.ru/article/3543/ Обзор журнала] // «Литературная газета». — № 11, 2008
  • [www.hrono.info/proekty/moloko/k_chitatelyu.php О проекте]
  • [www.youtube.com/user/MOLOKOLS Видеоканал журнала]

Отрывок, характеризующий Молоко (журнал)

13 го июня Наполеону подали небольшую чистокровную арабскую лошадь, и он сел и поехал галопом к одному из мостов через Неман, непрестанно оглушаемый восторженными криками, которые он, очевидно, переносил только потому, что нельзя было запретить им криками этими выражать свою любовь к нему; но крики эти, сопутствующие ему везде, тяготили его и отвлекали его от военной заботы, охватившей его с того времени, как он присоединился к войску. Он проехал по одному из качавшихся на лодках мостов на ту сторону, круто повернул влево и галопом поехал по направлению к Ковно, предшествуемый замиравшими от счастия, восторженными гвардейскими конными егерями, расчищая дорогу по войскам, скакавшим впереди его. Подъехав к широкой реке Вилии, он остановился подле польского уланского полка, стоявшего на берегу.
– Виват! – также восторженно кричали поляки, расстроивая фронт и давя друг друга, для того чтобы увидать его. Наполеон осмотрел реку, слез с лошади и сел на бревно, лежавшее на берегу. По бессловесному знаку ему подали трубу, он положил ее на спину подбежавшего счастливого пажа и стал смотреть на ту сторону. Потом он углубился в рассматриванье листа карты, разложенного между бревнами. Не поднимая головы, он сказал что то, и двое его адъютантов поскакали к польским уланам.
– Что? Что он сказал? – слышалось в рядах польских улан, когда один адъютант подскакал к ним.
Было приказано, отыскав брод, перейти на ту сторону. Польский уланский полковник, красивый старый человек, раскрасневшись и путаясь в словах от волнения, спросил у адъютанта, позволено ли ему будет переплыть с своими уланами реку, не отыскивая брода. Он с очевидным страхом за отказ, как мальчик, который просит позволения сесть на лошадь, просил, чтобы ему позволили переплыть реку в глазах императора. Адъютант сказал, что, вероятно, император не будет недоволен этим излишним усердием.
Как только адъютант сказал это, старый усатый офицер с счастливым лицом и блестящими глазами, подняв кверху саблю, прокричал: «Виват! – и, скомандовав уланам следовать за собой, дал шпоры лошади и подскакал к реке. Он злобно толкнул замявшуюся под собой лошадь и бухнулся в воду, направляясь вглубь к быстрине течения. Сотни уланов поскакали за ним. Было холодно и жутко на середине и на быстрине теченья. Уланы цеплялись друг за друга, сваливались с лошадей, лошади некоторые тонули, тонули и люди, остальные старались плыть кто на седле, кто держась за гриву. Они старались плыть вперед на ту сторону и, несмотря на то, что за полверсты была переправа, гордились тем, что они плывут и тонут в этой реке под взглядами человека, сидевшего на бревне и даже не смотревшего на то, что они делали. Когда вернувшийся адъютант, выбрав удобную минуту, позволил себе обратить внимание императора на преданность поляков к его особе, маленький человек в сером сюртуке встал и, подозвав к себе Бертье, стал ходить с ним взад и вперед по берегу, отдавая ему приказания и изредка недовольно взглядывая на тонувших улан, развлекавших его внимание.
Для него было не ново убеждение в том, что присутствие его на всех концах мира, от Африки до степей Московии, одинаково поражает и повергает людей в безумие самозабвения. Он велел подать себе лошадь и поехал в свою стоянку.
Человек сорок улан потонуло в реке, несмотря на высланные на помощь лодки. Большинство прибилось назад к этому берегу. Полковник и несколько человек переплыли реку и с трудом вылезли на тот берег. Но как только они вылезли в обшлепнувшемся на них, стекающем ручьями мокром платье, они закричали: «Виват!», восторженно глядя на то место, где стоял Наполеон, но где его уже не было, и в ту минуту считали себя счастливыми.
Ввечеру Наполеон между двумя распоряжениями – одно о том, чтобы как можно скорее доставить заготовленные фальшивые русские ассигнации для ввоза в Россию, и другое о том, чтобы расстрелять саксонца, в перехваченном письме которого найдены сведения о распоряжениях по французской армии, – сделал третье распоряжение – о причислении бросившегося без нужды в реку польского полковника к когорте чести (Legion d'honneur), которой Наполеон был главою.