Морехон, Нэнси

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Нэнси Морехон
Nancy Morejón
Дата рождения:

7 августа 1944(1944-08-07) (79 лет)

Место рождения:

Гавана

Гражданство:

Куба Куба

Род деятельности:

писатель

Годы творчества:

1962 — настоящее время

Жанр:

поэзия, эссе, перевод

Язык произведений:

испанский

Дебют:

1962

Премии:

Золотой венец, 2006

Награды:

Орден «За заслуги» (Франция)

Нэнси Морехóн (исп. Nancy Morejón, 7 августа 1944, Гавана) — кубинская писательница, переводчик, педагог.





Биография

Отец — выходец из Африки, мать — смешанного европейско-китайского происхождения. В 13 лет начала писать стихи, с пятнадцати преподавала английский, в семнадцать получила степень бакалавра, в восемнадцать выпустила первую поэтическую книгу. Преподавала французский, работала переводчиком. В 1966 окончила Гаванский университет, защитила диссертацию по творчеству Эме Сезера. В 19861993 руководила Центром карибских исследований в гаванском институте Casa de las Américas. Член Академии наук Кубы (с 1991), Кубинской академии языка1999).

Переводческая деятельность

Помимо активной работы в устном переводе с нескольких языков, переводила поэзию Элюара, поэтов Вест-Индии (Э.Пепен, Э.Глиссан и др.).

Избранные публикации

  • Mutismos. Habana: Ediciones El Puente, 1962
  • Amor, ciudad atribuída, poemas. Habana: Ediciones El Puente, 1964
  • Richard trajo su flauta y otros argumentos. Habana: Unión de Escritores y Artistas de Cuba, 1967
  • Parajes de una época. Habana: Editorial Letras Caubanas, 1979
  • Poemas. Mexico: Universidad Autónoma de México, 1980 (иллюстрации Вифредо Лама)
  • Elogio de la danza. Mexico: La Universidad Nacional Autónoma de México, 1982
  • Octubre imprescindible. Habana: Ediciones Unión, 1982
  • Nación y mestizaje en Nicolás Guillén. Habana: Ediciones Unión, 1982 (эссе)
  • Piedra pulida. Habana: Editorial Letras Cubanas, 1986
  • Fundación de la imagen. Habana: Editorial Letras Cubanas, 1988 (эссе)
  • Baladas para un sueño. Habana: ed. Unión, 1991
  • Paisaje célebre. Caracas: Fundarte, Alcaldía de Caracas, 1993
  • Elogio y paisaje. Habana: Ediciones Unión, 1996
  • La quinta de los molinos. Habana: ed. Letras Cubanas, 2000
  • Looking within: selected poems, 1954—2000 = Mirar adentro: poemas escogidos, 1954—2000. Detroit: Wayne State UP, 2003 (двуязычное издание)
  • Entre leopardos. Matanzas: Ediciones Matanzas, 2006
  • Antología poética (1962—2000). Caracas: Editorial Monteávila, 2006

Премии

Признание

Стихи и эссе Морехон переведены на многие европейские языки, представлены практически во всех национальных и мировых антологиях кубинской лирики. Кавалер французского Ордена Заслуг.

Напишите отзыв о статье "Морехон, Нэнси"

Литература

  • DeCosta-Willis M. Singular like a bird: the art of Nancy Morejón. Washington: Howard UP, 1999
  • Dedicado a Nancy Morejón/ Georgina Herrera, ed. La Habana: Instituto Cubano del Libro; Editorial Letras Cubanas, 2003
  • González-Pérez A. Feminine voices in contemporary Afro-Cuban poetry. Philadelphia: Ediciones La gota de agua; ADR Printing Company, 2006
  • El huerto magnífico de todos: antología en homenaje a Nancy Morejón/ Alfredo Pérez Alencart, ed. Salamanca: Edifsa, 2008

Ссылки

  • [www.cubaliteraria.cu/autor/nancy_morejon/index.htm Официальный сайт]
  • [www.cervantesvirtual.com/bib_autor/nancymorejon/pcuartonivel.jsp?conten=enlaces На сайте Виртуальной библиотеки Мигель де Сервантес]

Отрывок, характеризующий Морехон, Нэнси

– Покушайте, барышня графинюшка, – приговаривала она, подавая Наташе то то, то другое. Наташа ела все, и ей показалось, что подобных лепешек на юраге, с таким букетом варений, на меду орехов и такой курицы никогда она нигде не видала и не едала. Анисья Федоровна вышла. Ростов с дядюшкой, запивая ужин вишневой наливкой, разговаривали о прошедшей и о будущей охоте, о Ругае и Илагинских собаках. Наташа с блестящими глазами прямо сидела на диване, слушая их. Несколько раз она пыталась разбудить Петю, чтобы дать ему поесть чего нибудь, но он говорил что то непонятное, очевидно не просыпаясь. Наташе так весело было на душе, так хорошо в этой новой для нее обстановке, что она только боялась, что слишком скоро за ней приедут дрожки. После наступившего случайно молчания, как это почти всегда бывает у людей в первый раз принимающих в своем доме своих знакомых, дядюшка сказал, отвечая на мысль, которая была у его гостей:
– Так то вот и доживаю свой век… Умрешь, – чистое дело марш – ничего не останется. Что ж и грешить то!
Лицо дядюшки было очень значительно и даже красиво, когда он говорил это. Ростов невольно вспомнил при этом всё, что он хорошего слыхал от отца и соседей о дядюшке. Дядюшка во всем околотке губернии имел репутацию благороднейшего и бескорыстнейшего чудака. Его призывали судить семейные дела, его делали душеприказчиком, ему поверяли тайны, его выбирали в судьи и другие должности, но от общественной службы он упорно отказывался, осень и весну проводя в полях на своем кауром мерине, зиму сидя дома, летом лежа в своем заросшем саду.
– Что же вы не служите, дядюшка?
– Служил, да бросил. Не гожусь, чистое дело марш, я ничего не разберу. Это ваше дело, а у меня ума не хватит. Вот насчет охоты другое дело, это чистое дело марш! Отворите ка дверь то, – крикнул он. – Что ж затворили! – Дверь в конце коридора (который дядюшка называл колидор) вела в холостую охотническую: так называлась людская для охотников. Босые ноги быстро зашлепали и невидимая рука отворила дверь в охотническую. Из коридора ясно стали слышны звуки балалайки, на которой играл очевидно какой нибудь мастер этого дела. Наташа уже давно прислушивалась к этим звукам и теперь вышла в коридор, чтобы слышать их яснее.
– Это у меня мой Митька кучер… Я ему купил хорошую балалайку, люблю, – сказал дядюшка. – У дядюшки было заведено, чтобы, когда он приезжает с охоты, в холостой охотнической Митька играл на балалайке. Дядюшка любил слушать эту музыку.
– Как хорошо, право отлично, – сказал Николай с некоторым невольным пренебрежением, как будто ему совестно было признаться в том, что ему очень были приятны эти звуки.
– Как отлично? – с упреком сказала Наташа, чувствуя тон, которым сказал это брат. – Не отлично, а это прелесть, что такое! – Ей так же как и грибки, мед и наливки дядюшки казались лучшими в мире, так и эта песня казалась ей в эту минуту верхом музыкальной прелести.
– Еще, пожалуйста, еще, – сказала Наташа в дверь, как только замолкла балалайка. Митька настроил и опять молодецки задребезжал Барыню с переборами и перехватами. Дядюшка сидел и слушал, склонив голову на бок с чуть заметной улыбкой. Мотив Барыни повторился раз сто. Несколько раз балалайку настраивали и опять дребезжали те же звуки, и слушателям не наскучивало, а только хотелось еще и еще слышать эту игру. Анисья Федоровна вошла и прислонилась своим тучным телом к притолке.
– Изволите слушать, – сказала она Наташе, с улыбкой чрезвычайно похожей на улыбку дядюшки. – Он у нас славно играет, – сказала она.