Морская мина

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Морские мины — боеприпасы, скрытно установленные в воде и предназначенные для поражения подводных лодок, кораблей и судов противника, а также для затруднения их плавания.





История

Предшественница морских мин была впервые описана китайским артиллерийским офицером начального периода империи Мин Цзяо Ю в военном трактате XIV века под названием Холунцзин (en:Huolongjing).[1] Китайские хроники рассказывают также об использовании взрывчатых веществ в XVI веке для борьбы против японских пиратов (вокоу). Морские мины помещались в деревянный ящик, герметизированный с помощью шпатлёвки. Генерал Ци Цзюйгуан сделал несколько таких дрейфующих мин с отложенным подрывом для преследования японских пиратских судов.[2] В трактате Сут Инсина Тяньгун Кайу ('Использование явлений природы') 1637 г. описаны морские мины с длинным шнуром, протянутым до скрытой засады, расположенной на берегу. Дёргая за шнур, человек из засады приводил в действие стальной колесцовый замок с кремнём для получения искры и воспламенения взрывателя морской мины.[1]

Первый проект по применению морских мин на Западе сделал Ральф Раббардс, он представил свои разработки английской королеве Елизавете в 1574.[1] Голландский изобретатель Корнелиус Дреббель, работавший в артиллерийском управлении английского короля Карла I, занимался разработками оружия, в том числе «плавающих хлопушек», которые показали свою непригодность.[3] Оружие этого типа, по-видимому, пытались применить англичане во время осады Ла-Рошели в 1627 году.[4]

Американец Давид Бушнель изобрёл первую практичную морскую мину для применения против Великобритании во время американской войны за независимость. Она представляла собой загерметизированную бочку с порохом, которая плыла в направлении противника, а её ударный замок взрывался при столкновении с судном[5].

В 1812 году русский инженер Павел Шиллинг разработал электрический взрыватель подводной мины.[6] В 1854 году, во время неудачной попытки англо-французского флота захватить крепость Кронштадт, несколько британских пароходов были повреждены в результате подводного взрыва российских морских мин. Более 1500 морских мин или «адских машин», разработанных Борисом Якоби, были установлены российскими военно-морскими специалистами в Финском заливе во время Крымской войны. Якоби создал морскую якорную мину, обладавшую собственной плавучестью (за счёт воздушной камеры в её корпусе), гальваноударную мину, ввёл подготовку специальных подразделений гальванёров для флота и саперных батальонов[7].

По официальным данным ВМФ России, первое успешное применение морской мины состоялось в июне 1855 года на Балтике во время Крымской войны. На минах, выставленных русскими минёрами в Финском заливе, подорвались корабли англо-французской эскадры.[8] Западные источники приводят более ранние случаи — 1803 и даже 1776 год. Успех их, однако, не подтвержден.[9]

Морские мины широко применялись во время Крымской и русско-японской войн. В Первую мировую было установлено 310 тыс. морских мин, от которых затонуло около 400 кораблей, в том числе 9 линкоров.

Носители морских мин

Морские мины могут устанавливаться как надводными кораблями (судами) (минными заградителями), так и с подводных лодок (через торпедные аппараты, из специальных внутренних отсеков/контейнеров, из внешних прицепных контейнеров), или сбрасываться авиацией. Также могут устанавливаться с берега на небольшой глубине противодесантные мины.

Уничтожение морских мин

Для борьбы с морскими минами используются все наличные средства, как специальные так и подручные.

Классическим средством являются корабли — тральщики. Могут использовать контактные и неконтактные тралы, поисковые противоминные аппараты или другие средства. Трал контактного типа перерезает минреп, и всплывшие на поверхность мины расстреливаются из огнестрельного оружия. Для защиты минных заграждений от вытраливания контактными тралами используется минный защитник.
Неконтактные тралы создают физические поля, вызывающие срабатывание взрывателей.

Кроме тральщиков специальной постройки используются переоборудованные корабли и суда.

С 40-х годов в качестве тральщиков может использоваться авиация, в том числе с 70-х вертолёты.

Подрывные заряды уничтожают мину в месте постановки. Могут устанавливаться поисковыми аппаратами, боевыми пловцами, подручными средствами, реже авиацией.

Прорыватели минных заграждений — своего рода корабли-камикадзе — вызывают срабатывание мин собственным присутствием.

Классификация

Морские мины подразделяются:

  • По типу установки:
    • Якорные — корпус, обладающий положительной плавучестью, удерживается на заданной глубине под водой на якоре с помощью минрепа;
    • Донные — устанавливаются на дне моря;
    • Плавающие — дрейфующие по течению, удерживаясь под водой на заданной глубине
    • Всплывающие — установленные на якорь, а при срабатывании отдающие его и всплывающие вертикально: свободно или при помощи двигателя
    • Самонаводящиеся — электрические торпеды, удерживаемые под водой якорем или лежащие на дне.
  • По принципу действия взрывателя:
    • Контактные — взрывающиеся при непосредственном соприкосновении с корпусом корабля;
      • Гальваноударные — срабатывают при ударе корабля по выступающему из корпуса мины колпаку, в котором находится стеклянная ампула с электролитом гальванического элемента
      • Антенные — срабатывают при соприкосновении корпуса корабля с металлической тросовой антенной (применяются, как правило, для поражения подводных лодок)
    • Неконтактные — срабатывающие при прохождении корабля на определённом расстоянии от воздействия его магнитного поля, или акустического воздействия и др.; в том числе неконтактные подразделяются на:
      • Магнитные — реагируют на магнитные поля цели
      • Акустические — реагируют на акустические поля
      • Гидродинамические — реагируют на динамическое изменение гидравлического давления от хода цели
      • Индукционные — реагируют на изменение напряженности магнитного поля корабля (взрыватель срабатывает только под кораблем, имеющим ход)
    • Комбинированные — сочетающие взрыватели разных типов
  • По кратности:
    • Некратные — срабатывают при первом обнаружении цели
    • Кратные — срабатывают после заданного числа обнаружений
  • По управляемости:
    • Неуправляемые
    • Управляемые с берега по проводам; или с проходящего корабля (как правило акустически)
  • По избирательности:
    • Обычные — поражают любые обнаруженные цели
    • Избирательные — способны распознавать и поражать цели заданных характеристик
  • По типу заряда:
    • Обычные — ТНТ или сходные взрывчатые вещества
    • Специальные — ядерный заряд

Морские мины совершенствуются в направлениях увеличения мощности зарядов, создании новых типов неконтактных взрывателей и повышения устойчивости к тралению.

См. также

Напишите отзыв о статье "Морская мина"

Примечания

  1. 1 2 3 Needham, Volume 5, Part 7, 203—205.
  2. [www.csonline.com.cn/gb/content/2001-12/27/content_89017.htm 追根寻源话水雷 (на китайском языке)](недоступная ссылка — история). [web.archive.org/20070927005333/www.csonline.com.cn/gb/content/2001-12/27/content_89017.htm Архивировано из первоисточника 27 сентября 2007].
  3. [www.bbc.co.uk/history/historic_figures/drebbel_cornelis.shtml Исторические личности: Корнелиус Дреббель (1572 - 1633)]. [www.webcitation.org/65N9dzJZb Архивировано из первоисточника 11 февраля 2012].
  4. Robert Routledge. Discoveries and inventions of the 19th Century. — Bracken Books, 1989. — P. 161. — ISBN 1-85170-2679.
  5. Бушнель, Давид // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. В. Сытина, 1911—1915.</span>
  6. Шиллинг Павел Львович — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание).
  7. [военная-энциклопедия.рф/советская-военная-энциклопедия/Я/Якоби-Борис-Семёнович Якоби Борис Семёнович] // «Ташкент» — Ячейка стрелковая / [под общ. ред. А. А. Гречко]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1976. — С. 656. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 8).</span>
  8. [flot.com/news/dayinhistory/index.php?ELEMENT_ID=7232 День специалистов минно-торпедной службы ВМФ]
  9. The Trafalgar Campaign: 1803—1805. Robert Gardiner, ed. Chatham Publishing, 1997, pp. 82-84.
  10. </ol>

Литература

  • [военная-энциклопедия.рф/советская-военная-энциклопедия/М/Мины-морские Мины морские] // Линия адаптивной радиосвязи — Объектовая противовоздушная оборона / [под общ. ред. Н. В. Огаркова]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1978. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 5).</span>
  • Needham, Joseph (1986). Science and Civilization in China: Volume 5, Part 7. Taipei: Caves Books, Ltd.

Отрывок, характеризующий Морская мина

– Sire, me permettrez vous de vous parler franchement en loyal militaire? [Государь, позволите ли вы мне говорить откровенно, как подобает настоящему воину?] – сказал он, чтобы выиграть время.
– Colonel, je l'exige toujours, – сказал государь. – Ne me cachez rien, je veux savoir absolument ce qu'il en est. [Полковник, я всегда этого требую… Не скрывайте ничего, я непременно хочу знать всю истину.]
– Sire! – сказал Мишо с тонкой, чуть заметной улыбкой на губах, успев приготовить свой ответ в форме легкого и почтительного jeu de mots [игры слов]. – Sire! j'ai laisse toute l'armee depuis les chefs jusqu'au dernier soldat, sans exception, dans une crainte epouvantable, effrayante… [Государь! Я оставил всю армию, начиная с начальников и до последнего солдата, без исключения, в великом, отчаянном страхе…]
– Comment ca? – строго нахмурившись, перебил государь. – Mes Russes se laisseront ils abattre par le malheur… Jamais!.. [Как так? Мои русские могут ли пасть духом перед неудачей… Никогда!..]
Этого только и ждал Мишо для вставления своей игры слов.
– Sire, – сказал он с почтительной игривостью выражения, – ils craignent seulement que Votre Majeste par bonte de c?ur ne se laisse persuader de faire la paix. Ils brulent de combattre, – говорил уполномоченный русского народа, – et de prouver a Votre Majeste par le sacrifice de leur vie, combien ils lui sont devoues… [Государь, они боятся только того, чтобы ваше величество по доброте души своей не решились заключить мир. Они горят нетерпением снова драться и доказать вашему величеству жертвой своей жизни, насколько они вам преданы…]
– Ah! – успокоенно и с ласковым блеском глаз сказал государь, ударяя по плечу Мишо. – Vous me tranquillisez, colonel. [А! Вы меня успокоиваете, полковник.]
Государь, опустив голову, молчал несколько времени.
– Eh bien, retournez a l'armee, [Ну, так возвращайтесь к армии.] – сказал он, выпрямляясь во весь рост и с ласковым и величественным жестом обращаясь к Мишо, – et dites a nos braves, dites a tous mes bons sujets partout ou vous passerez, que quand je n'aurais plus aucun soldat, je me mettrai moi meme, a la tete de ma chere noblesse, de mes bons paysans et j'userai ainsi jusqu'a la derniere ressource de mon empire. Il m'en offre encore plus que mes ennemis ne pensent, – говорил государь, все более и более воодушевляясь. – Mais si jamais il fut ecrit dans les decrets de la divine providence, – сказал он, подняв свои прекрасные, кроткие и блестящие чувством глаза к небу, – que ma dinastie dut cesser de rogner sur le trone de mes ancetres, alors, apres avoir epuise tous les moyens qui sont en mon pouvoir, je me laisserai croitre la barbe jusqu'ici (государь показал рукой на половину груди), et j'irai manger des pommes de terre avec le dernier de mes paysans plutot, que de signer la honte de ma patrie et de ma chere nation, dont je sais apprecier les sacrifices!.. [Скажите храбрецам нашим, скажите всем моим подданным, везде, где вы проедете, что, когда у меня не будет больше ни одного солдата, я сам стану во главе моих любезных дворян и добрых мужиков и истощу таким образом последние средства моего государства. Они больше, нежели думают мои враги… Но если бы предназначено было божественным провидением, чтобы династия наша перестала царствовать на престоле моих предков, тогда, истощив все средства, которые в моих руках, я отпущу бороду до сих пор и скорее пойду есть один картофель с последним из моих крестьян, нежели решусь подписать позор моей родины и моего дорогого народа, жертвы которого я умею ценить!..] Сказав эти слова взволнованным голосом, государь вдруг повернулся, как бы желая скрыть от Мишо выступившие ему на глаза слезы, и прошел в глубь своего кабинета. Постояв там несколько мгновений, он большими шагами вернулся к Мишо и сильным жестом сжал его руку пониже локтя. Прекрасное, кроткое лицо государя раскраснелось, и глаза горели блеском решимости и гнева.
– Colonel Michaud, n'oubliez pas ce que je vous dis ici; peut etre qu'un jour nous nous le rappellerons avec plaisir… Napoleon ou moi, – сказал государь, дотрогиваясь до груди. – Nous ne pouvons plus regner ensemble. J'ai appris a le connaitre, il ne me trompera plus… [Полковник Мишо, не забудьте, что я вам сказал здесь; может быть, мы когда нибудь вспомним об этом с удовольствием… Наполеон или я… Мы больше не можем царствовать вместе. Я узнал его теперь, и он меня больше не обманет…] – И государь, нахмурившись, замолчал. Услышав эти слова, увидав выражение твердой решимости в глазах государя, Мишо – quoique etranger, mais Russe de c?ur et d'ame – почувствовал себя в эту торжественную минуту – entousiasme par tout ce qu'il venait d'entendre [хотя иностранец, но русский в глубине души… восхищенным всем тем, что он услышал] (как он говорил впоследствии), и он в следующих выражениях изобразил как свои чувства, так и чувства русского народа, которого он считал себя уполномоченным.
– Sire! – сказал он. – Votre Majeste signe dans ce moment la gloire de la nation et le salut de l'Europe! [Государь! Ваше величество подписывает в эту минуту славу народа и спасение Европы!]
Государь наклонением головы отпустил Мишо.


В то время как Россия была до половины завоевана, и жители Москвы бежали в дальние губернии, и ополченье за ополченьем поднималось на защиту отечества, невольно представляется нам, не жившим в то время, что все русские люди от мала до велика были заняты только тем, чтобы жертвовать собою, спасать отечество или плакать над его погибелью. Рассказы, описания того времени все без исключения говорят только о самопожертвовании, любви к отечеству, отчаянье, горе и геройстве русских. В действительности же это так не было. Нам кажется это так только потому, что мы видим из прошедшего один общий исторический интерес того времени и не видим всех тех личных, человеческих интересов, которые были у людей того времени. А между тем в действительности те личные интересы настоящего до такой степени значительнее общих интересов, что из за них никогда не чувствуется (вовсе не заметен даже) интерес общий. Большая часть людей того времени не обращали никакого внимания на общий ход дел, а руководились только личными интересами настоящего. И эти то люди были самыми полезными деятелями того времени.
Те же, которые пытались понять общий ход дел и с самопожертвованием и геройством хотели участвовать в нем, были самые бесполезные члены общества; они видели все навыворот, и все, что они делали для пользы, оказывалось бесполезным вздором, как полки Пьера, Мамонова, грабившие русские деревни, как корпия, щипанная барынями и никогда не доходившая до раненых, и т. п. Даже те, которые, любя поумничать и выразить свои чувства, толковали о настоящем положении России, невольно носили в речах своих отпечаток или притворства и лжи, или бесполезного осуждения и злобы на людей, обвиняемых за то, в чем никто не мог быть виноват. В исторических событиях очевиднее всего запрещение вкушения плода древа познания. Только одна бессознательная деятельность приносит плоды, и человек, играющий роль в историческом событии, никогда не понимает его значения. Ежели он пытается понять его, он поражается бесплодностью.
Значение совершавшегося тогда в России события тем незаметнее было, чем ближе было в нем участие человека. В Петербурге и губернских городах, отдаленных от Москвы, дамы и мужчины в ополченских мундирах оплакивали Россию и столицу и говорили о самопожертвовании и т. п.; но в армии, которая отступала за Москву, почти не говорили и не думали о Москве, и, глядя на ее пожарище, никто не клялся отомстить французам, а думали о следующей трети жалованья, о следующей стоянке, о Матрешке маркитантше и тому подобное…
Николай Ростов без всякой цели самопожертвования, а случайно, так как война застала его на службе, принимал близкое и продолжительное участие в защите отечества и потому без отчаяния и мрачных умозаключений смотрел на то, что совершалось тогда в России. Ежели бы у него спросили, что он думает о теперешнем положении России, он бы сказал, что ему думать нечего, что на то есть Кутузов и другие, а что он слышал, что комплектуются полки, и что, должно быть, драться еще долго будут, и что при теперешних обстоятельствах ему не мудрено года через два получить полк.
По тому, что он так смотрел на дело, он не только без сокрушения о том, что лишается участия в последней борьбе, принял известие о назначении его в командировку за ремонтом для дивизии в Воронеж, но и с величайшим удовольствием, которое он не скрывал и которое весьма хорошо понимали его товарищи.
За несколько дней до Бородинского сражения Николай получил деньги, бумаги и, послав вперед гусар, на почтовых поехал в Воронеж.
Только тот, кто испытал это, то есть пробыл несколько месяцев не переставая в атмосфере военной, боевой жизни, может понять то наслаждение, которое испытывал Николай, когда он выбрался из того района, до которого достигали войска своими фуражировками, подвозами провианта, гошпиталями; когда он, без солдат, фур, грязных следов присутствия лагеря, увидал деревни с мужиками и бабами, помещичьи дома, поля с пасущимся скотом, станционные дома с заснувшими смотрителями. Он почувствовал такую радость, как будто в первый раз все это видел. В особенности то, что долго удивляло и радовало его, – это были женщины, молодые, здоровые, за каждой из которых не было десятка ухаживающих офицеров, и женщины, которые рады и польщены были тем, что проезжий офицер шутит с ними.