Морской кадетский корпус

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Морской кадетский корпус — военно-морское учебное заведение в Санкт-Петербурге. Несмотря на формальный перерыв в преемственности после 1917 года, претендует на то, чтобы считаться старейшим в России.

До революции воспитанники старшего класса назывались гардемаринами, а двух младших — кадетами.





История

XVIII век

В середине XVIII века в России имелось три учебных заведения, которые готовили специалистов для флота: московская Навигацкая школа, Морская академия и Гардемаринская рота. Вице-адмирал В. Я. Римский-Корсаков предложил оставить одно учебное заведение с расширенной программой по примеру Сухопутного шляхетского корпуса, но с сохранением элементов высшего образования. После обсуждения его записки по указу императрицы Елизаветы Петровны 15 (26) декабря 1752 года на базе Морской академии был создан Морской кадетский шляхетский корпус на 360 учащихся; Навигацкая школа и Гардемаринская рота были упразднены. Название указывало на то, что учебное заведение было предназначено для лиц дворянского происхождения.

На содержание корпуса было назначено ежегодно 46 561 рубль. Для помещения отведён дом, бывший Миниха, на Васильевском острове, на углу набережной Большой Невы и 12 линии.

В строевом отношении учащиеся делились на три роты, в учебном — на три класса. Воспитанники первого выпускного класса именовались гардемаринами, второго и третьего — кадетами.

В 1762 году Морской кадетский шляхетский корпус переименован в Морской кадетский корпус . В 1771 все постройки корпуса сгорели, и он был переведён в Кронштадт. Морской кадетский корпус разместился в здании Итальянского дворца, где оставался до декабря 1796 года, после чего был возвращён в Петербург.

XIX век

Павел I, сохранивший и по вступлении на престол звание генерал-адмирала, в ноябре 1796 года выразил желание, «чтобы колыбель флота, Морской кадетский корпус, был близко к генерал-адмиралу», и приказал перевести корпус в Санкт-Петербург, на то место, где он находится в настоящее время.

В 1826 число воспитанников увеличено до 505 человек, содержание — до 341 565 рублей. В 1827 году при корпусе учреждены офицерские классы, которые в 1862 были преобразованы в Академический курс морских наук, с 1877 — в Николаевскую морскую академию (ныне Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова).

При общей реформе военно-учебных заведений в 1860-х годах «Морской корпус» был переименован в «Морское училище» и получил в 1867 году новый устав. В 1891 году восстановлено прежнее наименование — «Морской кадетский корпус». В начале XX века название ещё несколько раз менялось:

  • Морской кадетский корпус (11.02.1891 - 20.12.1906)
  • Его Императорского высочества наследника Цесаревича Морской корпус (20.12.1906 - 03.03.1916)
  • Морское училище (14.09.1916 - 09.03.1918)

Положение о корпусе высочайше утверждено 22 февраля 1894 года. Управление было вверено директору (он же начальник академии) при участии учебно-воспитательного совета и хозяйственного комитета. Общее число воспитанников составляло 320 человек, на содержание корпуса отпускалось по 208 437 рублей в год. В корпусе было 6 классов; три младших назывались общими, три старших — специальными. Для поступления в младший общий класс требовались знания в объёме курса первых трёх классов реального училища.

Приём производился по состязательному экзамену, причём преимущество предоставлялось детям военных чинов Морского ведомства. Окончившие полный теоретический и практический курс гардемарины (так назывались воспитанники старшего класса) осенью производились в мичманы.

XX век

С 1906 года окончившие Морской кадетский корпус гардемарины направлялись на флот для прохождения практики. Им присваивалось звание корабельного гардемарина. После годичной практики корабельные гардемарины сдавали практические экзамены и производились в мичманы. Не сдавшие практические экзамены и показавшие низкие морские качества и неподготовленность к военно-морской службе увольнялись с присвоением чина подпоручика по адмиралтейству или же получали гражданский чин 10 класса.

В 1918 году Морское училище было закрыто. В том же году в здании бывшего Морского училища были открыты Курсы командного состава РККФ, реорганизованные в 1919 году в Училище командного состава РККФ. Длительное время училище было единственным в СССР, став родоначальником всех других военно-морских учебных заведений. С 1926 по 1998 годы училище носило имя М. В. Фрунзе.

1 ноября 1998 года в результате объединения Высшего военно-морского училища имени М. В. Фрунзе и Высшего военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола был создан Санкт-Петербургский военно-морской институт.

XXI век

25 января 2001 года в связи с 300-летием военного образования в России институту было присвоено название «Морской корпус Петра Великого — Санкт-Петербургский военно-морской институт»[1].

История Морского кадетского корпуса ныне продолжается в трех учебных заведениях: Морской корпус Петра Великого — Санкт-Петербургский военно-морской институт, Кронштадтский морской кадетский корпус и Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова.

Директора Морского кадетского корпуса

Известные воспитанники

См. Категория:Выпускники Морского кадетского корпуса

Напишите отзыв о статье "Морской кадетский корпус"

Примечания

  1. РГА ВМФ, ф. 432, оп. 1 (1756—1918)
  2. [www.litmir.net/br/?b=189286&p=23 Читать "Историческая хроника Морского корпуса. 1701-1925 гг." - Зуев Георгий Иванович - Страница 23 - ЛитМир.net]

Литература

  • Веселаго Ф. Ф. [books.google.com/books?id=ITEIAAAAQAAJ&printsec=frontcover#v=onepage&q&f=true Очерк истории Морского кадетского корпуса]. — СПб., 1852.
  • Белявский К. В. К столетию церкви Морского кадетского корпуса. — СПб, 1897.
  • Голенищев-Кутузов Л. И. О морском кадетском корпусе. Дополнения к помещенной в Отечественных записках статье о военно-учебных заведениях в царствование Павла I. — СПб., 1840.
  • Коргуев Н. А. Обзор преобразований Морского кадетского корпуса 1852 г., с приложением списка выпускных воспитанников 1753—1896 г. — СПб., 1897.
  • Кротков А. С. [elib.shpl.ru/ru/nodes/24791-krotkov-a-s-morskoy-kadetskiy-korpus-kratkiy-istoricheskiy-ocherk-spb-1901#page/1/mode/grid/zoom/1 Морской кадетский корпус. Краткий исторический очерк.] — СПб., 1901. — 229 с.: ил., портр.
  • Лебедев А. А. К походу и бою готовы? Боевые возможности корабельных эскадр русского парусного флота XVIII — середины XIX вв. с точки зрения состояния их личного состава. — СПб., 2015. — ISBN 978-5-904180-94-2
  • Кузьмин-Караваев В. Д.,. Морской кадетский корпус // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Максимов Г. С. Морской кадетский корпус и Николаевская морская академия в Санкт-Петербурге. — СПб., 1908.
  • Морской кадетский корпус: 1701—1901. — СПб., 1901. (Морской кадетский корпус: 1701—1901: Альбом. — Репринтное издание 1901 г. — СПб.: Альфарет, 2006. — 6 с.; 35 л. ил.)
  • Павлинов Я. И. Описание празднования двухсотлетнего юбилея со дня основания 14-го января 1701 года императором Петром I Великим Навигацкой школы, переименованной впоследствии в Морской кадетский корпус. — СПб., 1901.
  • Павлинов Я. И. Список окончивших курс в Морском кадетском корпусе с 1897 по 1905 год. — СПб., 1905.
  • Список воспитанников Морского кадетского корпуса с 1762 по 1843 год. — СПб., 1843.

Ссылки

  • [www.kotlin.ru/PageCard.php?id=51 История создания морского кадетского корпуса]
  • [www.ruscadet.ru/history/rkk_1701_1918/1883_1918/mkk/comm.htm Морской корпус на сайте ruscadet.ru]
  • [walkspb.ru/zd/leit_shmidt17.html О здании морского корпуса им. Петра Великого в Петербурге]
  • [www.kron-kadet.spb.ru/ О Кронштадтском кадетском морском корпусе]
  • [www.memoirs.ru/rarhtml/Mitur_IV88_33_9.htm Митурич П. В. Морской кадетский корпус в 1823—1828 годах. (Из воспоминаний генерал-майора Петра Васильевича Митурича) // Исторический вестник, 1888. — Т. 33. — № 9. — С. 507—543.]
  • [li-k.narod.ru/M/MK1916.mht Общая справка о выпуске 1916 года, включающая Список корабельных гардемаринов основного выпуска 1916 года из Морского Корпуса )](недоступная ссылка с 29-03-2014 (2490 дней))

Отрывок, характеризующий Морской кадетский корпус

– С которого года в службе? – спросил он с той привычной аффектацией грубой и ласковой воинственности, с которой он всегда обращался с солдатами. Солдат отвечал ему.
– Ah! un des vieux! [А! из стариков!] Получили рис в полк?
– Получили, ваше величество.
Наполеон кивнул головой и отошел от него.

В половине шестого Наполеон верхом ехал к деревне Шевардину.
Начинало светать, небо расчистило, только одна туча лежала на востоке. Покинутые костры догорали в слабом свете утра.
Вправо раздался густой одинокий пушечный выстрел, пронесся и замер среди общей тишины. Прошло несколько минут. Раздался второй, третий выстрел, заколебался воздух; четвертый, пятый раздались близко и торжественно где то справа.
Еще не отзвучали первые выстрелы, как раздались еще другие, еще и еще, сливаясь и перебивая один другой.
Наполеон подъехал со свитой к Шевардинскому редуту и слез с лошади. Игра началась.


Вернувшись от князя Андрея в Горки, Пьер, приказав берейтору приготовить лошадей и рано утром разбудить его, тотчас же заснул за перегородкой, в уголке, который Борис уступил ему.
Когда Пьер совсем очнулся на другое утро, в избе уже никого не было. Стекла дребезжали в маленьких окнах. Берейтор стоял, расталкивая его.
– Ваше сиятельство, ваше сиятельство, ваше сиятельство… – упорно, не глядя на Пьера и, видимо, потеряв надежду разбудить его, раскачивая его за плечо, приговаривал берейтор.
– Что? Началось? Пора? – заговорил Пьер, проснувшись.
– Изволите слышать пальбу, – сказал берейтор, отставной солдат, – уже все господа повышли, сами светлейшие давно проехали.
Пьер поспешно оделся и выбежал на крыльцо. На дворе было ясно, свежо, росисто и весело. Солнце, только что вырвавшись из за тучи, заслонявшей его, брызнуло до половины переломленными тучей лучами через крыши противоположной улицы, на покрытую росой пыль дороги, на стены домов, на окна забора и на лошадей Пьера, стоявших у избы. Гул пушек яснее слышался на дворе. По улице прорысил адъютант с казаком.
– Пора, граф, пора! – прокричал адъютант.
Приказав вести за собой лошадь, Пьер пошел по улице к кургану, с которого он вчера смотрел на поле сражения. На кургане этом была толпа военных, и слышался французский говор штабных, и виднелась седая голова Кутузова с его белой с красным околышем фуражкой и седым затылком, утонувшим в плечи. Кутузов смотрел в трубу вперед по большой дороге.
Войдя по ступенькам входа на курган, Пьер взглянул впереди себя и замер от восхищенья перед красотою зрелища. Это была та же панорама, которою он любовался вчера с этого кургана; но теперь вся эта местность была покрыта войсками и дымами выстрелов, и косые лучи яркого солнца, поднимавшегося сзади, левее Пьера, кидали на нее в чистом утреннем воздухе пронизывающий с золотым и розовым оттенком свет и темные, длинные тени. Дальние леса, заканчивающие панораму, точно высеченные из какого то драгоценного желто зеленого камня, виднелись своей изогнутой чертой вершин на горизонте, и между ними за Валуевым прорезывалась большая Смоленская дорога, вся покрытая войсками. Ближе блестели золотые поля и перелески. Везде – спереди, справа и слева – виднелись войска. Все это было оживленно, величественно и неожиданно; но то, что более всего поразило Пьера, – это был вид самого поля сражения, Бородина и лощины над Колочею по обеим сторонам ее.
Над Колочею, в Бородине и по обеим сторонам его, особенно влево, там, где в болотистых берегах Во йна впадает в Колочу, стоял тот туман, который тает, расплывается и просвечивает при выходе яркого солнца и волшебно окрашивает и очерчивает все виднеющееся сквозь него. К этому туману присоединялся дым выстрелов, и по этому туману и дыму везде блестели молнии утреннего света – то по воде, то по росе, то по штыкам войск, толпившихся по берегам и в Бородине. Сквозь туман этот виднелась белая церковь, кое где крыши изб Бородина, кое где сплошные массы солдат, кое где зеленые ящики, пушки. И все это двигалось или казалось движущимся, потому что туман и дым тянулись по всему этому пространству. Как в этой местности низов около Бородина, покрытых туманом, так и вне его, выше и особенно левее по всей линии, по лесам, по полям, в низах, на вершинах возвышений, зарождались беспрестанно сами собой, из ничего, пушечные, то одинокие, то гуртовые, то редкие, то частые клубы дымов, которые, распухая, разрастаясь, клубясь, сливаясь, виднелись по всему этому пространству.
Эти дымы выстрелов и, странно сказать, звуки их производили главную красоту зрелища.
Пуфф! – вдруг виднелся круглый, плотный, играющий лиловым, серым и молочно белым цветами дым, и бумм! – раздавался через секунду звук этого дыма.
«Пуф пуф» – поднимались два дыма, толкаясь и сливаясь; и «бум бум» – подтверждали звуки то, что видел глаз.
Пьер оглядывался на первый дым, который он оставил округлым плотным мячиком, и уже на месте его были шары дыма, тянущегося в сторону, и пуф… (с остановкой) пуф пуф – зарождались еще три, еще четыре, и на каждый, с теми же расстановками, бум… бум бум бум – отвечали красивые, твердые, верные звуки. Казалось то, что дымы эти бежали, то, что они стояли, и мимо них бежали леса, поля и блестящие штыки. С левой стороны, по полям и кустам, беспрестанно зарождались эти большие дымы с своими торжественными отголосками, и ближе еще, по низам и лесам, вспыхивали маленькие, не успевавшие округляться дымки ружей и точно так же давали свои маленькие отголоски. Трах та та тах – трещали ружья хотя и часто, но неправильно и бедно в сравнении с орудийными выстрелами.
Пьеру захотелось быть там, где были эти дымы, эти блестящие штыки и пушки, это движение, эти звуки. Он оглянулся на Кутузова и на его свиту, чтобы сверить свое впечатление с другими. Все точно так же, как и он, и, как ему казалось, с тем же чувством смотрели вперед, на поле сражения. На всех лицах светилась теперь та скрытая теплота (chaleur latente) чувства, которое Пьер замечал вчера и которое он понял совершенно после своего разговора с князем Андреем.
– Поезжай, голубчик, поезжай, Христос с тобой, – говорил Кутузов, не спуская глаз с поля сражения, генералу, стоявшему подле него.
Выслушав приказание, генерал этот прошел мимо Пьера, к сходу с кургана.
– К переправе! – холодно и строго сказал генерал в ответ на вопрос одного из штабных, куда он едет. «И я, и я», – подумал Пьер и пошел по направлению за генералом.
Генерал садился на лошадь, которую подал ему казак. Пьер подошел к своему берейтору, державшему лошадей. Спросив, которая посмирнее, Пьер взлез на лошадь, схватился за гриву, прижал каблуки вывернутых ног к животу лошади и, чувствуя, что очки его спадают и что он не в силах отвести рук от гривы и поводьев, поскакал за генералом, возбуждая улыбки штабных, с кургана смотревших на него.


Генерал, за которым скакал Пьер, спустившись под гору, круто повернул влево, и Пьер, потеряв его из вида, вскакал в ряды пехотных солдат, шедших впереди его. Он пытался выехать из них то вправо, то влево; но везде были солдаты, с одинаково озабоченными лицами, занятыми каким то невидным, но, очевидно, важным делом. Все с одинаково недовольно вопросительным взглядом смотрели на этого толстого человека в белой шляпе, неизвестно для чего топчущего их своею лошадью.
– Чего ездит посерёд батальона! – крикнул на него один. Другой толконул прикладом его лошадь, и Пьер, прижавшись к луке и едва удерживая шарахнувшуюся лошадь, выскакал вперед солдат, где было просторнее.
Впереди его был мост, а у моста, стреляя, стояли другие солдаты. Пьер подъехал к ним. Сам того не зная, Пьер заехал к мосту через Колочу, который был между Горками и Бородиным и который в первом действии сражения (заняв Бородино) атаковали французы. Пьер видел, что впереди его был мост и что с обеих сторон моста и на лугу, в тех рядах лежащего сена, которые он заметил вчера, в дыму что то делали солдаты; но, несмотря на неумолкающую стрельбу, происходившую в этом месте, он никак не думал, что тут то и было поле сражения. Он не слыхал звуков пуль, визжавших со всех сторон, и снарядов, перелетавших через него, не видал неприятеля, бывшего на той стороне реки, и долго не видал убитых и раненых, хотя многие падали недалеко от него. С улыбкой, не сходившей с его лица, он оглядывался вокруг себя.
– Что ездит этот перед линией? – опять крикнул на него кто то.
– Влево, вправо возьми, – кричали ему. Пьер взял вправо и неожиданно съехался с знакомым ему адъютантом генерала Раевского. Адъютант этот сердито взглянул на Пьера, очевидно, сбираясь тоже крикнуть на него, но, узнав его, кивнул ему головой.
– Вы как тут? – проговорил он и поскакал дальше.
Пьер, чувствуя себя не на своем месте и без дела, боясь опять помешать кому нибудь, поскакал за адъютантом.
– Это здесь, что же? Можно мне с вами? – спрашивал он.
– Сейчас, сейчас, – отвечал адъютант и, подскакав к толстому полковнику, стоявшему на лугу, что то передал ему и тогда уже обратился к Пьеру.