Музашвили, Николай Георгиевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Николай Георгиевич Музашвили
Личная информация
Гражданство

СССР СССР

Клуб

«Динамо» (Тбилиси)

Дата рождения

15 апреля 1924(1924-04-15)

Место рождения

п. Чардахи, Каспский район, Грузинская ССР

Дата смерти

1992(1992)

Тренеры
Вес

до 62 кг

Никола́й Гео́ргиевич Музашви́ли (осет. Музаты Георгийы фырт Николай; род. 15 апреля 1924, селение Чардахи, Мцхетский район, Грузинская ССР — 1992) — советский спортсмен, участвовавший в соревнованиях по классической и вольной борьбе, а также самбо и дзюдо, двукратный чемпион СССР и бронзовый призёр чемпионата мира по вольной борьбе. Мастер спорта СССР международного класса по вольной борьбе. Участник Великой Отечественной войны.





Биография

Родился 15 апреля 1924 года в селении Чардахи Мцхетского района Грузинской ССР в осетинской семье. Принимал участие в Великой Отечественной войне. Служил на крейсере «Ворошилов», где и начал заниматься борьбой под руководством Ивана Бочарова. Был чемпионом Черноморского флота. В 1949 году стал чемпионом РСФСР по греко-римской борьбе. Выступал за «Динамо» Тбилиси, где тренировался у Вахтанга Кухианидзе. Трёхкратный серебряный призёр чемпионатов СССР (1950, 1951, 1952). В 1953 году становится чемпионом СССР в Тбилиси. В 1954 году становится бронзовый призёром чемпионата мира в Токио и чемпионом СССР в Ленинграде.

После завершения спортивной карьеры начал работать тренером в своей школе борьбы в районе Мухиани (Грузия).

Умер в 1992 году.

Спортивные достижения

  • Чемпион РСФСР по греко-римской борьбе (1949);

Выступления на чемпионатах СССР

Напишите отзыв о статье "Музашвили, Николай Георгиевич"

Ссылки

  • [ossetians.com/rus/news.php?newsid=495 Музашвили Николай]
  • [www.drive2.ru/users/niko15/blog/288230376151824434/ Николай Музашвили и Содзо Сасахара]
  • [sport-strana.ru/muzashvili-nikolaj-georgievich/ Музашвили Николай Георгиевич]. sport-strana.ru. Проверено 28 августа 2016.

Отрывок, характеризующий Музашвили, Николай Георгиевич

– Пехоту низом пошлем – болотами, – продолжал Денисов, – они подлезут к саду; вы заедете с казаками оттуда, – Денисов указал на лес за деревней, – а я отсюда, с своими гусаг'ами. И по выстг'елу…
– Лощиной нельзя будет – трясина, – сказал эсаул. – Коней увязишь, надо объезжать полевее…
В то время как они вполголоса говорили таким образом, внизу, в лощине от пруда, щелкнул один выстрел, забелелся дымок, другой и послышался дружный, как будто веселый крик сотен голосов французов, бывших на полугоре. В первую минуту и Денисов и эсаул подались назад. Они были так близко, что им показалось, что они были причиной этих выстрелов и криков. Но выстрелы и крики не относились к ним. Низом, по болотам, бежал человек в чем то красном. Очевидно, по нем стреляли и на него кричали французы.
– Ведь это Тихон наш, – сказал эсаул.
– Он! он и есть!
– Эка шельма, – сказал Денисов.
– Уйдет! – щуря глаза, сказал эсаул.
Человек, которого они называли Тихоном, подбежав к речке, бултыхнулся в нее так, что брызги полетели, и, скрывшись на мгновенье, весь черный от воды, выбрался на четвереньках и побежал дальше. Французы, бежавшие за ним, остановились.
– Ну ловок, – сказал эсаул.
– Экая бестия! – с тем же выражением досады проговорил Денисов. – И что он делал до сих пор?
– Это кто? – спросил Петя.
– Это наш пластун. Я его посылал языка взять.
– Ах, да, – сказал Петя с первого слова Денисова, кивая головой, как будто он все понял, хотя он решительно не понял ни одного слова.
Тихон Щербатый был один из самых нужных людей в партии. Он был мужик из Покровского под Гжатью. Когда, при начале своих действий, Денисов пришел в Покровское и, как всегда, призвав старосту, спросил о том, что им известно про французов, староста отвечал, как отвечали и все старосты, как бы защищаясь, что они ничего знать не знают, ведать не ведают. Но когда Денисов объяснил им, что его цель бить французов, и когда он спросил, не забредали ли к ним французы, то староста сказал, что мародеры бывали точно, но что у них в деревне только один Тишка Щербатый занимался этими делами. Денисов велел позвать к себе Тихона и, похвалив его за его деятельность, сказал при старосте несколько слов о той верности царю и отечеству и ненависти к французам, которую должны блюсти сыны отечества.
– Мы французам худого не делаем, – сказал Тихон, видимо оробев при этих словах Денисова. – Мы только так, значит, по охоте баловались с ребятами. Миродеров точно десятка два побили, а то мы худого не делали… – На другой день, когда Денисов, совершенно забыв про этого мужика, вышел из Покровского, ему доложили, что Тихон пристал к партии и просился, чтобы его при ней оставили. Денисов велел оставить его.
Тихон, сначала исправлявший черную работу раскладки костров, доставления воды, обдирания лошадей и т. п., скоро оказал большую охоту и способность к партизанской войне. Он по ночам уходил на добычу и всякий раз приносил с собой платье и оружие французское, а когда ему приказывали, то приводил и пленных. Денисов отставил Тихона от работ, стал брать его с собою в разъезды и зачислил в казаки.