Мукоёси

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Мукоёси (яп. 婿養子) — взрослый мужчина, взявший фамилию жены и усыновлённый её родителями[1].



История

Согласно легенде, эта японская традиция берёт начало в 717 году, когда бог горы Хакусан явился во сне монаху Таитё Даиси и рассказал ему о горячем источнике в соседней деревне. Тот, в свою очередь, посоветовал своему ученику Гарё Хоси открыть на указанном месте постоялый двор. Гарё Хоси так и поступил, а позднее усыновил мальчика, который продолжил его дело. По данным книги рекордов Гиннесса, это старейшее семейное дело в мире[2][3].

Практика усыновления взрослых мужчин ставила целью наличие гарантированного наследника, а также предполагала, что будет кому позаботиться о семейных могилах[4]. Таким образом, вне зависимости от детской смертности или бесплодия в семье, традиционно обеспечивалась преемственность поколений и продолжение дела семьи[1].

При этом роль кровного родства в Японии была не очень высокой: так, если в семье усыновителей рождался свой сын, мукоёси мог по-прежнему оставаться наследником состояния. Более того, если биологический ребёнок не подходил для того, чтобы возглавить семейное предприятие, его могли лишить наследства и усыновить подходящего наследника. В семьях купцов и самураев количество случаев передачи по наследству семейного имущества приёмным детям достигало 25—34 %. При этом подобная практика не находила никаких негативных откликов в обществе ни в сторону мукоёси, ни в сторону семьи усыновителей[5].

Для сохранения бизнеса в семье наследников в разные периоды истории усыновляли владельцы таких крупных японских корпораций, как Canon, Kikkoman, Suzuki и Toyota[6]. Среди усыновлённых были объединитель Японии XVI века Тоётоми Хидэёси, премьер-министр страны в 1964—1972 годы Эйсаку Сато[5] и другие известные люди.

Несмотря на то, что практика приёма мукоёси в семью выглядит как пережиток древности, современные исследования показывают, что в конце XX века в сельских семьях Японии отмечалось увеличение числа подобных усыновлений[1].

Напишите отзыв о статье "Мукоёси"

Примечания

  1. 1 2 3 John W. Traphagan, John Knight. [books.google.ru/books?id=KnUh8lS1gPYC Demographic Change and the Family in Japan's Aging Society]. — SUNY Press, 2003. — P. 9. — 256 p. — ISBN 9780791456491.
  2. Mariko Oi. [www.bbc.com/news/magazine-19505088 Adult adoptions: Keeping Japan's family firms alive] (англ.). BBC (19 September 2012). Проверено 18 мая 2016.
  3. Вячеслав Белаш. [www.kommersant.ru/doc/1293741 Самые старые бренды мира]. Коммерсантъ (21 декабря 2009). Проверено 18 мая 2016.
  4. Satsuki Kawano [www.degruyter.com/view/j/cj_cj.2014.26.issue-1_20140226101600/cj-2014-0003/cj-2014-0003.xml “Who will care for me when I am dead?” Ancestors, homeless spirits, and new afterlives in low-fertility Japan] (англ.) // Journal of the German Institute for Japanese Studies : journal. — Tokyo, 2014. — March (vol. 1, no. 26). — P. 55. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1869-2729&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1869-2729]. — DOI:10.1515/cj-2014-0003.
  5. 1 2 Фрэнсис Фукуяма. [udik.com.ua/books/book-1324/chapter-45849/ Сыновья родные и приемные]. Доверие. Социальные добродетели и путь к процветанию. Український діловий інформаційний каталог (2010). Проверено 18 мая 2016.
  6. Allan Cohen, Pramodita Sharma. [books.google.ru/books?id=5xVtCwAAQBAJ Entrepreneurs in Every Generation: How Successful Family Businesses Develop Their Next Leaders]. — Berrett-Koehler Publishers, 2016. — P. 68. — 264 p. — ISBN 9781626561670.


Отрывок, характеризующий Мукоёси

– Важно! пошла драть! Ребята, важно!..
– Это сам хозяин, – послышались голоса.
– Так, так, – сказал князь Андрей, обращаясь к Алпатычу, – все передай, как я тебе говорил. – И, ни слова не отвечая Бергу, замолкшему подле него, тронул лошадь и поехал в переулок.


От Смоленска войска продолжали отступать. Неприятель шел вслед за ними. 10 го августа полк, которым командовал князь Андрей, проходил по большой дороге, мимо проспекта, ведущего в Лысые Горы. Жара и засуха стояли более трех недель. Каждый день по небу ходили курчавые облака, изредка заслоняя солнце; но к вечеру опять расчищало, и солнце садилось в буровато красную мглу. Только сильная роса ночью освежала землю. Остававшиеся на корню хлеба сгорали и высыпались. Болота пересохли. Скотина ревела от голода, не находя корма по сожженным солнцем лугам. Только по ночам и в лесах пока еще держалась роса, была прохлада. Но по дороге, по большой дороге, по которой шли войска, даже и ночью, даже и по лесам, не было этой прохлады. Роса не заметна была на песочной пыли дороги, встолченной больше чем на четверть аршина. Как только рассветало, начиналось движение. Обозы, артиллерия беззвучно шли по ступицу, а пехота по щиколку в мягкой, душной, не остывшей за ночь, жаркой пыли. Одна часть этой песочной пыли месилась ногами и колесами, другая поднималась и стояла облаком над войском, влипая в глаза, в волоса, в уши, в ноздри и, главное, в легкие людям и животным, двигавшимся по этой дороге. Чем выше поднималось солнце, тем выше поднималось облако пыли, и сквозь эту тонкую, жаркую пыль на солнце, не закрытое облаками, можно было смотреть простым глазом. Солнце представлялось большим багровым шаром. Ветра не было, и люди задыхались в этой неподвижной атмосфере. Люди шли, обвязавши носы и рты платками. Приходя к деревне, все бросалось к колодцам. Дрались за воду и выпивали ее до грязи.
Князь Андрей командовал полком, и устройство полка, благосостояние его людей, необходимость получения и отдачи приказаний занимали его. Пожар Смоленска и оставление его были эпохой для князя Андрея. Новое чувство озлобления против врага заставляло его забывать свое горе. Он весь был предан делам своего полка, он был заботлив о своих людях и офицерах и ласков с ними. В полку его называли наш князь, им гордились и его любили. Но добр и кроток он был только с своими полковыми, с Тимохиным и т. п., с людьми совершенно новыми и в чужой среде, с людьми, которые не могли знать и понимать его прошедшего; но как только он сталкивался с кем нибудь из своих прежних, из штабных, он тотчас опять ощетинивался; делался злобен, насмешлив и презрителен. Все, что связывало его воспоминание с прошедшим, отталкивало его, и потому он старался в отношениях этого прежнего мира только не быть несправедливым и исполнять свой долг.
Правда, все в темном, мрачном свете представлялось князю Андрею – особенно после того, как оставили Смоленск (который, по его понятиям, можно и должно было защищать) 6 го августа, и после того, как отец, больной, должен был бежать в Москву и бросить на расхищение столь любимые, обстроенные и им населенные Лысые Горы; но, несмотря на то, благодаря полку князь Андрей мог думать о другом, совершенно независимом от общих вопросов предмете – о своем полку. 10 го августа колонна, в которой был его полк, поравнялась с Лысыми Горами. Князь Андрей два дня тому назад получил известие, что его отец, сын и сестра уехали в Москву. Хотя князю Андрею и нечего было делать в Лысых Горах, он, с свойственным ему желанием растравить свое горе, решил, что он должен заехать в Лысые Горы.