Муравлёв, Николай Васильевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Николай Васильевич Муравлёв
Дата рождения

27 декабря 1924(1924-12-27)

Место рождения

деревня Ивово, Липецкий район, Липецкая область

Дата смерти

6 ноября 1956(1956-11-06) (31 год)

Место смерти

Будапешт

Принадлежность

СССР СССР

Род войск

воздушно-десантные войска

Годы службы

19421956

Звание

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Сражения/войны

Великая Отечественная война,
Подавление Венгерского восстания 1956 года

Награды и премии

Николай Васильевич Муравлёв (19241956) — капитан Советской Армии, участник подавления Венгерского восстания 1956 года, Герой Советского Союза (1956).



Биография

Николай Муравлёв родился 27 декабря 1924 года в деревне Ивово (ныне — Липецкий район Липецкой области). В детстве с семьёй переехал в Липецк, где окончил восемь классов школы. В июле 1942 года Муравлёв был призван на службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. В 1944 году он окончил курсы политсостава. С августа того же года — на фронтах Великой Отечественной войны, был ранен. В 1947 и в 1950 годах оканчивал курсы усовершенствования офицерского состава. К осени 1956 года гвардии капитан Николай Муравлёв был заместителем командира стрелковой роты 381-го гвардейского парашютно-десантного полка 31-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, дислоцировавшийся в городе Новоград-Волынский Житомирской области Украинской ССР[1].

С 4 ноября 1956 года в составе своего полка Муравлёв участвовал в боях с венгерскими повстанцами. 6 ноября в бою на будапештской площади Ленке он принимал участие в разгроме вражеской засады, в том бою заменил собой командира стрелковой роты. Под его руководством рота разгромила второй заслон повстанцев на площади Барток-Бела, нанеся им большие потери. На площади Жигмонта рота Муравлёва разгромила крупный опорный пункт противника, взяв в плен 143 повстанца. Во время зачистки окружающих домов Муравлёв погиб. Похоронен на будапештском кладбище Керепеши[1].

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 декабря 1956 года за «мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга» гвардии капитан Николай Муравлёв посмертно был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Также был награждён орденом Ленина и рядом медалей[1].

Напишите отзыв о статье "Муравлёв, Николай Васильевич"

Примечания

  1. 1 2 3  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=4896 Муравлёв, Николай Васильевич]. Сайт «Герои Страны».

Литература

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь / Пред. ред. коллегии И. Н. Шкадов. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1 /Абаев — Любичев/. — 911 с. — 100 000 экз. — ISBN отс., Рег. № в РКП 87-95382.

Отрывок, характеризующий Муравлёв, Николай Васильевич

– Очень хороша, – сказал князь Андрей.
– Очень, – сказал Пьер.
Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне.
– Образуйте мне этого медведя, – сказал он. – Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин.


Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх.
– Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? – сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о ). – Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику?
Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку.
– Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, – просила она.
– Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, – отвечал князь Василий, – но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее.
Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия.
– Послушайте, князь, – сказала она, – я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, – торопливо прибавила она. – Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, [Будьте добрым малым, как вы были,] – говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы.
– Папа, мы опоздаем, – сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери.
Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она – одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его.