Муравьиные круги

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Муравьиные круги (муравьеворот, спираль смерти, карусель смерти, англ. Death mill) — природное явление, состоящее в том, что один или небольшая группа муравьёв, на первый взгляд совершенно беспричинно, начинает бегать по замкнутому кругу, постепенно вовлекая в свой бесконечный цикл всё больше и больше других муравьёв. Муравьи продолжают свой бег до тех пор, пока не падают замертво, и муравьиный круг продолжает своё вращение до полного истощения, оставляя за собой полчища погибших.

Крупнейший американский мирмеколог Уильям Мортон Уилер в 1910 году описал наблюдавшийся им в лабораторных условиях случай спонтанно возникшего муравьиного круга, действовавшего на протяжении 46 часов[1]. В 1921 году американский путешественник Уильям Биб (англ.) в своей книге «Край джунглей» (англ. Edge of the Jungle) описал виденный им в Гайане круг муравьёв-эцитонов окружностью около 365 метров, в котором каждый из муравьёв совершал полный цикл за 2,5 часа. Этот муравьеворот существовал 2 дня, усеивая почву под собой мёртвыми телами, пока небольшая группа рабочих муравьёв, опять же — без видимой причины, не отделилась от общего движения и не увела за собой оставшихся в живых.

Первое подробное исследование муравьиных кругов провёл американский зоопсихолог Теодор Шнейрла в 1944 году[2]. Он же отметил, что аналогичное явление было описано ещё в 1896 г. Фабром, наблюдавшим подобное круговое движение у гусениц походного шелкопряда.



Причина явления

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Предположительное объяснение феномена — феромонный след, которым муравьи некоторых видов, добывающие пищу в группе, помечают поверхность почвы во время походов за едой, с целью быстрого и эффективного путешествия к месту нахождения пищи и переноса её обратно в муравейник. С помощью парных усиков, расположенных близко к земле, муравьи воспринимают направление и интенсивность запаха, и двигаются строго по феромонному следу. В один из моментов по тем или иным причинам в муравьином алгоритме происходит сбой, и муравей начинает ходить по замкнутому кругу, вовлекая в смертное шествие своих собратьев, наткнувшихся на бедолагу. Возможной причиной сбоя является то, что рейд за едой в отдельных случаях осуществляется чересчур долго, и к возвращению муравья домой запах феромонного следа успевает рассеяться, в результате чего на половине пути муравей сбивается с курса, несколько раз поворачивает в сторону и тут же вновь натыкается на свой след. Только что выделенные феромоны пахнут сильнее всего, и муравей повторяет цикл по только что произведённой траектории.

Стоит также отметить, что небольшие «завихрения» встречаются на местности практически любого типа и чаще всего там, где две муравьиные тропы проходят близко друг от друга или пересекаются, а подобная описанной в начале статьи глобальная беда получается только на большой открытой площадке без особенно больших неровностей.

Напишите отзыв о статье "Муравьиные круги"

Примечания

  1. Wheeler, W. M. Ants: their structure, development and behavior. — New York, Columbia University Press, 1910. — P. 265.  (англ.)
  2. [digitallibrary.amnh.org/dspace/handle/2246/3733 Schneirla, T. C. A unique case of circular milling in ants, considered in relation to trail following and the general problem of orientation] // American Museum Novitates, No. 1253 (1944), pp. 1-26.  (англ.)

Ссылки

  • [www.youtube.com/watch?v=prjhQcqiGQc Муравьиные круги]: Видеозапись и комментарий специалиста // DiscoveryNetworks  (англ.)

Отрывок, характеризующий Муравьиные круги

– Однако, брат, ты сердит, – сказал граф. – Данила ничего не сказал и только застенчиво улыбнулся детски кроткой и приятной улыбкой.


Старый граф поехал домой; Наташа с Петей обещались сейчас же приехать. Охота пошла дальше, так как было еще рано. В середине дня гончих пустили в поросший молодым частым лесом овраг. Николай, стоя на жнивье, видел всех своих охотников.
Насупротив от Николая были зеленя и там стоял его охотник, один в яме за выдавшимся кустом орешника. Только что завели гончих, Николай услыхал редкий гон известной ему собаки – Волторна; другие собаки присоединились к нему, то замолкая, то опять принимаясь гнать. Через минуту подали из острова голос по лисе, и вся стая, свалившись, погнала по отвершку, по направлению к зеленям, прочь от Николая.
Он видел скачущих выжлятников в красных шапках по краям поросшего оврага, видел даже собак, и всякую секунду ждал того, что на той стороне, на зеленях, покажется лисица.
Охотник, стоявший в яме, тронулся и выпустил собак, и Николай увидал красную, низкую, странную лисицу, которая, распушив трубу, торопливо неслась по зеленям. Собаки стали спеть к ней. Вот приблизились, вот кругами стала вилять лисица между ними, всё чаще и чаще делая эти круги и обводя вокруг себя пушистой трубой (хвостом); и вот налетела чья то белая собака, и вслед за ней черная, и всё смешалось, и звездой, врозь расставив зады, чуть колеблясь, стали собаки. К собакам подскакали два охотника: один в красной шапке, другой, чужой, в зеленом кафтане.
«Что это такое? подумал Николай. Откуда взялся этот охотник? Это не дядюшкин».
Охотники отбили лисицу и долго, не тороча, стояли пешие. Около них на чумбурах стояли лошади с своими выступами седел и лежали собаки. Охотники махали руками и что то делали с лисицей. Оттуда же раздался звук рога – условленный сигнал драки.
– Это Илагинский охотник что то с нашим Иваном бунтует, – сказал стремянный Николая.
Николай послал стремяного подозвать к себе сестру и Петю и шагом поехал к тому месту, где доезжачие собирали гончих. Несколько охотников поскакало к месту драки.
Николай слез с лошади, остановился подле гончих с подъехавшими Наташей и Петей, ожидая сведений о том, чем кончится дело. Из за опушки выехал дравшийся охотник с лисицей в тороках и подъехал к молодому барину. Он издалека снял шапку и старался говорить почтительно; но он был бледен, задыхался, и лицо его было злобно. Один глаз был у него подбит, но он вероятно и не знал этого.
– Что у вас там было? – спросил Николай.
– Как же, из под наших гончих он травить будет! Да и сука то моя мышастая поймала. Поди, судись! За лисицу хватает! Я его лисицей ну катать. Вот она, в тороках. А этого хочешь?… – говорил охотник, указывая на кинжал и вероятно воображая, что он всё еще говорит с своим врагом.
Николай, не разговаривая с охотником, попросил сестру и Петю подождать его и поехал на то место, где была эта враждебная, Илагинская охота.
Охотник победитель въехал в толпу охотников и там, окруженный сочувствующими любопытными, рассказывал свой подвиг.
Дело было в том, что Илагин, с которым Ростовы были в ссоре и процессе, охотился в местах, по обычаю принадлежавших Ростовым, и теперь как будто нарочно велел подъехать к острову, где охотились Ростовы, и позволил травить своему охотнику из под чужих гончих.