Мур, Томас

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Томас Мур
Thomas Moore
Имя при рождении:

Томас Мур

Дата рождения:

28 мая 1779(1779-05-28)

Место рождения:

Дублин, Ирландия

Дата смерти:

25 февраля 1852(1852-02-25) (72 года)

Место смерти:

Слопертон-коттедж, Уилтшир

Род деятельности:

ирландский поэт

Направление:

романтизм

То́мас Мур[1] (англ. Thomas Moore, 28 мая 1779 — 25 февраля 1852) — поэт[2]-романтик, песенник и автор баллад. Один из основных представителей ирландского романтизма[3]. Наиболее известными его произведениями являются «Последняя роза лета» и сборник «Ирландские мелодии». Был близким другом и одним из первых биографов Байрона.

В России известен прежде всего благодаря стихотворению «Вечерний звон» (Those evening bells, из сборника National Airs, опубликованного в 1818 году), переведённому Иваном Козловым и ставшему известной песней.





Биография

Родился в семье ирландского мелкого торговца, католика. В 19 лет окончил Дублинский университет. С 14 лет сотрудничал в разных дублинских журналах.

В 1800 году Мур издал свои «Оды Анакреона», а через год выпустил сборник Poems by the late Thomas Little («Поэмы покойного Томаса Маленького»). Мур приобрёл широкую известность и получил приглашение на должность придворного поэта, но по настоянию друзей — либеральных буржуа — отказался.

Затем уехал регистратором адмиралтейства на Бермудские острова. На обратном пути посетил Америку — Мекку тогдашних либералов.

В 1806 году издал сборник стихов, в которых отозвался крайне неодобрительно об Американской республике и её учреждениях. Из Соединённых Штатов Мур вернулся реакционером.

В 1807 году вышел из печати первый сборник «Ирландских мелодий». «Мелодии» для романтиков явились вторым «Оссианом». За ними последовали «Национальные мотивы» и «Священные песни», пользовавшиеся меньшим успехом. В 1815 году Мур начал самое крупное своё произведение «Лалла Рук» — ориентальную повесть с четырьмя вставными поэмами. «Местный колорит» здесь чрезвычайно условен, но очень ярок. По богатству экзотики и архиромантической трактовке сюжета она стоит в одном ряду с «Ватеком» Бекфорда и восточными поэмами Байрона, у которого Мур заимствовал композиционные приёмы. «Лалла Рук» переведена на персидский язык и пользуется в Персии популярностью как «великая национальная эпопея»К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3081 день].

Из прозаических произведений Мура наиболее известна его биография Байрона (русский перевод, СПб, 1865).

Ирландия, её судьба, преобладает в тематике Мура. Даже в образах его восточного романа «Лалла Рук» нетрудно узнать ирландских борцов за свободу, а в мотивах его вставных поэм — ирландские мотивы. Общий характер всего творчества Мура в целом сказался и на его художественных средствах. В его поэзии нет напряжённого действия, нет драматизма и пафоса борьбы, нет глубоких противоречий борющихся сил. Все контрасты у Мура сглаживаются и примиряются, зло стушёвывается. Изящное эстетски выдвигается на первый план. Изображение страсти ослабляется бесконечными уподоблениями; нагромождение пышных метафор и эпитетов делает его поэзию искусственной; правда, в лучших своих песнях М. освобождается от этих недостатков.

Библиография на русском языке

  • Поэзия английского романтизма. М., «Художественная литература», 1975. (БВЛ)
  • Мур Т. Избранное. М., «Художественная литература», 1981.
  • Мур Т. Избранное. М., «Радуга», 1986. (На англ. яз. с параллельным русским текстом).
  • Мур Т. Эпикуреецъ. Роман. Часть I,II. СПб,1833. (пер. с английского Савицкого А.).

Критика

  • Утро славы Мура в России (по М. П. Алексееву)
  • М. П. Алексеев о русской тематике текстов Мура
  • М. П. Алексеев: А. И. Тургенев и Т. Мур
  • Русские поэты и Т. Мур (М. П. Алексеев)

Напишите отзыв о статье "Мур, Томас"

Примечания

  1. Распространённая передача фамилии в русских текстах; более точная передача — [inogolo.com/query.php?qstr=moore&key=1 Мор]
  2. [homepage.newschool.edu/het//profiles/mooreco.htm#other Thomas Moore]
  3. [books.google.com/books?id=omFFZNZQQ1sC&pg=PA38&lpg=PA38&dq=thomas+moore+irish+romanticism&source=bl&ots=nys0Mwr7X4&sig=JwlAEAMqw5PuDQbIqe_HRUg_HN8&hl=en&ei=q6L8SvXXDcOd_Aa_2bWABw&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=9&ved=0CCcQ6AEwCA#v=onepage&q=thomas%20moore%20irish%20romanticism&f=false Irish literature since 1800].

Ссылки

  • З. А. Венгерова. Мур, Томас // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • [cepa.newschool.edu/het/profiles/mooreco.htm Тексты стихотворений Т. Мура на экономические темы]
  • www.poezia.ru/article.php?sid=8383 - «Пылающим утром»
  • [www.gutenberg.org/browse/authors/m#a2185 Сочинения Т. Мура на странице проекта Гутенберг (на англ.)]
  • [www.myorr.ru Томас Мур]
  • [www.recmusic.org/lieder/m/moore/ Путеводитель по произведениям Мура, ставшими песнями на различных языках (на англ.)]

Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.

Отрывок, характеризующий Мур, Томас

– Ah, ma bonne, ma bonne, [Ах, милая, милая.] – сказал он, вставая и взяв ее за обе руки. Он вздохнул и прибавил: – Le sort de mon fils est en vos mains. Decidez, ma bonne, ma chere, ma douee Marieie qui j'ai toujours aimee, comme ma fille. [Судьба моего сына в ваших руках. Решите, моя милая, моя дорогая, моя кроткая Мари, которую я всегда любил, как дочь.]
Он отошел. Действительная слеза показалась на его глазах.
– Фр… фр… – фыркал князь Николай Андреич.
– Князь от имени своего воспитанника… сына, тебе делает пропозицию. Хочешь ли ты или нет быть женою князя Анатоля Курагина? Ты говори: да или нет! – закричал он, – а потом я удерживаю за собой право сказать и свое мнение. Да, мое мнение и только свое мнение, – прибавил князь Николай Андреич, обращаясь к князю Василью и отвечая на его умоляющее выражение. – Да или нет?
– Мое желание, mon pere, никогда не покидать вас, никогда не разделять своей жизни с вашей. Я не хочу выходить замуж, – сказала она решительно, взглянув своими прекрасными глазами на князя Василья и на отца.
– Вздор, глупости! Вздор, вздор, вздор! – нахмурившись, закричал князь Николай Андреич, взял дочь за руку, пригнул к себе и не поцеловал, но только пригнув свой лоб к ее лбу, дотронулся до нее и так сжал руку, которую он держал, что она поморщилась и вскрикнула.
Князь Василий встал.
– Ma chere, je vous dirai, que c'est un moment que je n'oublrai jamais, jamais; mais, ma bonne, est ce que vous ne nous donnerez pas un peu d'esperance de toucher ce coeur si bon, si genereux. Dites, que peut etre… L'avenir est si grand. Dites: peut etre. [Моя милая, я вам скажу, что эту минуту я никогда не забуду, но, моя добрейшая, дайте нам хоть малую надежду возможности тронуть это сердце, столь доброе и великодушное. Скажите: может быть… Будущность так велика. Скажите: может быть.]
– Князь, то, что я сказала, есть всё, что есть в моем сердце. Я благодарю за честь, но никогда не буду женой вашего сына.
– Ну, и кончено, мой милый. Очень рад тебя видеть, очень рад тебя видеть. Поди к себе, княжна, поди, – говорил старый князь. – Очень, очень рад тебя видеть, – повторял он, обнимая князя Василья.
«Мое призвание другое, – думала про себя княжна Марья, мое призвание – быть счастливой другим счастием, счастием любви и самопожертвования. И что бы мне это ни стоило, я сделаю счастие бедной Ame. Она так страстно его любит. Она так страстно раскаивается. Я все сделаю, чтобы устроить ее брак с ним. Ежели он не богат, я дам ей средства, я попрошу отца, я попрошу Андрея. Я так буду счастлива, когда она будет его женою. Она так несчастлива, чужая, одинокая, без помощи! И Боже мой, как страстно она любит, ежели она так могла забыть себя. Может быть, и я сделала бы то же!…» думала княжна Марья.


Долго Ростовы не имели известий о Николушке; только в середине зимы графу было передано письмо, на адресе которого он узнал руку сына. Получив письмо, граф испуганно и поспешно, стараясь не быть замеченным, на цыпочках пробежал в свой кабинет, заперся и стал читать. Анна Михайловна, узнав (как она и всё знала, что делалось в доме) о получении письма, тихим шагом вошла к графу и застала его с письмом в руках рыдающим и вместе смеющимся. Анна Михайловна, несмотря на поправившиеся дела, продолжала жить у Ростовых.
– Mon bon ami? – вопросительно грустно и с готовностью всякого участия произнесла Анна Михайловна.
Граф зарыдал еще больше. «Николушка… письмо… ранен… бы… был… ma сhere… ранен… голубчик мой… графинюшка… в офицеры произведен… слава Богу… Графинюшке как сказать?…»
Анна Михайловна подсела к нему, отерла своим платком слезы с его глаз, с письма, закапанного ими, и свои слезы, прочла письмо, успокоила графа и решила, что до обеда и до чаю она приготовит графиню, а после чаю объявит всё, коли Бог ей поможет.
Всё время обеда Анна Михайловна говорила о слухах войны, о Николушке; спросила два раза, когда получено было последнее письмо от него, хотя знала это и прежде, и заметила, что очень легко, может быть, и нынче получится письмо. Всякий раз как при этих намеках графиня начинала беспокоиться и тревожно взглядывать то на графа, то на Анну Михайловну, Анна Михайловна самым незаметным образом сводила разговор на незначительные предметы. Наташа, из всего семейства более всех одаренная способностью чувствовать оттенки интонаций, взглядов и выражений лиц, с начала обеда насторожила уши и знала, что что нибудь есть между ее отцом и Анной Михайловной и что нибудь касающееся брата, и что Анна Михайловна приготавливает. Несмотря на всю свою смелость (Наташа знала, как чувствительна была ее мать ко всему, что касалось известий о Николушке), она не решилась за обедом сделать вопроса и от беспокойства за обедом ничего не ела и вертелась на стуле, не слушая замечаний своей гувернантки. После обеда она стремглав бросилась догонять Анну Михайловну и в диванной с разбега бросилась ей на шею.