Мысль (московское издательство)

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Мысль (издательство, Москва)»)
Перейти к: навигация, поиск
Мысль
Страна

СССР СССР, Россия Россия

Основано

1930

Адрес

119071, г. Москва, Ленинский проспект, д. 15

Главный редактор

Евгений Алексеевич Тимофеев

Код Госкомиздата СССР

004


Веб-сайт: [www.mysl.su/ l.su]
К:Издательства, основанные в 1930 году

Изда́тельство «Мысль» (Москва) — советское/российское государственное издательство, существующее с 1930 года (современное название — с 1963 года).[1]





История

Создано в 1930 году в Москве в составе Государственного комитета Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли как «Издательство социально-экономической литературы» (Соцэкгиз) на основе социально-экономического отдела Госиздата, основанного в 1919 году[1][2].

В 1941 году было объединено с Госполитиздатом[2].

В 1957 году снова выделено в самостоятельное издательство с тем же названием[2].

В 1963 году получило современное название после присоединения Издательства Высшей партийной школы и Академии общественных наук при ЦК КПСС. В этом же году Государственное издательство географической литературы (Географгиз) вошло в состав издательства в качестве специализированной редакции географической литературы[1][2].

Издательская деятельность в СССР

В советское время выпускало исследования, монографии, научно-популярные книги по марксистско-ленинской философии, а также истории философии, научному атеизму, экономике социализма и коммунизма, мировой экономике, истории СССР и всеобщей истории, учебные и методические пособия по общественным наукам для высших партийных учебных заведений и системы политического просвещения и по экономической и физической географии СССР и зарубежных стран.[2]

В 1972 году объём издательской продукции составил 292 названия (175,8 млн. печатных листов-оттисков) тиражом свыше 14 млн. экземпляров.[2]

В 1973 году в составе издательства «Мысль» было 3 отраслевых обособленных главных редакций:[2]

  • социально-экономической литературы;
  • учебно-методической литературы для партийных учебных заведений;
  • географической литературы.

В системе Госкомиздата СССР в 1980-х гг. издательство входило в главную редакцию общественно-политической литературы. В 1980—1990 гг. показатели издательской деятельности издательства были следующие:

1980[3] 1985[4] 1990[5]
Кол-во книг и брошюр, печатных единиц 223 220 99
Тираж, млн экз. 9,0485 9,3379 7,3374
Печатных листов-оттисков, млн 138,2309 145,1493 171,0266

Издательская деятельность в России

Выпускает научную, научно-популярную социально-экономическую, географическую литературу.[1]

В 2005 году архив и бренд издательства были выкуплены группой предпринимателей во главе с Валентином Завадниковым и Андреем Якимчуком[6][7]. Для возобновления книгоиздательства, бренд был слит с образовательным проектом «ИРИСЭН» в единую марку «ИРИСЭН/Мысль». Финансирование нового проекта шло через отдельный благотворительный фонд[7]. К 2011 году было выпущено 20 книг[8], включая ранее не переведённые на русский труды нобелевских лауреатов по экономике, таких как Фридрих Август фон ХайекТомас ШеллингЭлинор ОстромГуннар Мюрдаль.

Главные редакторы

Тематика

Серии

Авторы

В издательстве вышли книги историков С. М. Со­ловьёва и В. О. Ключевского, византиниста Ф. И. Успен­ского и биофизика А. Л. Чижевского, философов П. А. Флорен­ского и А. Ф. Лосева,  советского историко-географа и москвоведа И. К. Мячина.

Напишите отзыв о статье "Мысль (московское издательство)"

Примечания

  1. 1 2 3 4 НИЭ, 2003, «Мысль», государственное издательство, Москва. Основано в 1930 (до 1963 Соцэкгиз). Научная и научно-популярная социально-экономическая, географическая литература, с. 113.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Порываев, 1974.
  3. Печать СССР в 1980 году: Статистический сборник / Всесоюзная книжная палата. — М.: Финансы и статистика, 1981. — С. 130. — 255 с.
  4. Печать СССР в 1985 году: Статистический сборник / Всесоюзная ордена «Знак Почета» книжная палата. — М.: Финансы и статистика, 1986. — С. 130. — 311 с.
  5. Печать СССР в 1990 году: Статистический сборник / НПО «Всесоюзная книжная палата». — М.: Финансы и статистика, 1991. — С. 135. — 288 с. — ISBN 5-279-00634-3.
  6. 1 2 [webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:TG5_8nZ3w6QJ:dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/445780+&cd=2&hl=ru&ct=clnk&gl=ru ИРИСЭН]. Академик (2010).
  7. 1 2 Александр Павлов. [www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Teoretiki-General-nogo-shtaba-stoyali-na-ushah Теоретики Генерального штаба стояли на ушах...]. Русский Журнал (14.05.08).
  8. Михаил Калинин. [www.rosaro.ru/focus/persons/p197/ Андрей Якимчук: «Чтобы города стали чище»]. Ассоциация рециклинга отходов (июль 2010).

Литература

  • «Мысль» // Новая иллюстрированная энциклопедия. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2003. — Т. 12. Мо — Но. — С. 113. — 256 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-85270-204-8.
  • Моршин — Никиш. — М. : Советская энциклопедия, 1974. — 616 с. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 17).</span>
  • Тимофеев Е. А. [www.politstudies.ru/N2004fulltext/1999/6/19.htm Политическая культура — приоритет издательства «Мысль»] // Полис. — Институт социологии РАН, 1999. — № 6. — С. 179-181. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0321-2017&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0321-2017].

Отрывок, характеризующий Мысль (московское издательство)

– Но если по каким либо причинам вам неприятен разговор со мною, – сказал старик, – то вы так и скажите, государь мой. – И он вдруг улыбнулся неожиданно, отечески нежной улыбкой.
– Ах нет, совсем нет, напротив, я очень рад познакомиться с вами, – сказал Пьер, и, взглянув еще раз на руки нового знакомца, ближе рассмотрел перстень. Он увидал на нем Адамову голову, знак масонства.
– Позвольте мне спросить, – сказал он. – Вы масон?
– Да, я принадлежу к братству свободных каменьщиков, сказал проезжий, все глубже и глубже вглядываясь в глаза Пьеру. – И от себя и от их имени протягиваю вам братскую руку.
– Я боюсь, – сказал Пьер, улыбаясь и колеблясь между доверием, внушаемым ему личностью масона, и привычкой насмешки над верованиями масонов, – я боюсь, что я очень далек от пониманья, как это сказать, я боюсь, что мой образ мыслей насчет всего мироздания так противоположен вашему, что мы не поймем друг друга.
– Мне известен ваш образ мыслей, – сказал масон, – и тот ваш образ мыслей, о котором вы говорите, и который вам кажется произведением вашего мысленного труда, есть образ мыслей большинства людей, есть однообразный плод гордости, лени и невежества. Извините меня, государь мой, ежели бы я не знал его, я бы не заговорил с вами. Ваш образ мыслей есть печальное заблуждение.
– Точно так же, как я могу предполагать, что и вы находитесь в заблуждении, – сказал Пьер, слабо улыбаясь.
– Я никогда не посмею сказать, что я знаю истину, – сказал масон, всё более и более поражая Пьера своею определенностью и твердостью речи. – Никто один не может достигнуть до истины; только камень за камнем, с участием всех, миллионами поколений, от праотца Адама и до нашего времени, воздвигается тот храм, который должен быть достойным жилищем Великого Бога, – сказал масон и закрыл глаза.
– Я должен вам сказать, я не верю, не… верю в Бога, – с сожалением и усилием сказал Пьер, чувствуя необходимость высказать всю правду.
Масон внимательно посмотрел на Пьера и улыбнулся, как улыбнулся бы богач, державший в руках миллионы, бедняку, который бы сказал ему, что нет у него, у бедняка, пяти рублей, могущих сделать его счастие.
– Да, вы не знаете Его, государь мой, – сказал масон. – Вы не можете знать Его. Вы не знаете Его, оттого вы и несчастны.
– Да, да, я несчастен, подтвердил Пьер; – но что ж мне делать?
– Вы не знаете Его, государь мой, и оттого вы очень несчастны. Вы не знаете Его, а Он здесь, Он во мне. Он в моих словах, Он в тебе, и даже в тех кощунствующих речах, которые ты произнес сейчас! – строгим дрожащим голосом сказал масон.
Он помолчал и вздохнул, видимо стараясь успокоиться.
– Ежели бы Его не было, – сказал он тихо, – мы бы с вами не говорили о Нем, государь мой. О чем, о ком мы говорили? Кого ты отрицал? – вдруг сказал он с восторженной строгостью и властью в голосе. – Кто Его выдумал, ежели Его нет? Почему явилось в тебе предположение, что есть такое непонятное существо? Почему ты и весь мир предположили существование такого непостижимого существа, существа всемогущего, вечного и бесконечного во всех своих свойствах?… – Он остановился и долго молчал.
Пьер не мог и не хотел прерывать этого молчания.
– Он есть, но понять Его трудно, – заговорил опять масон, глядя не на лицо Пьера, а перед собою, своими старческими руками, которые от внутреннего волнения не могли оставаться спокойными, перебирая листы книги. – Ежели бы это был человек, в существовании которого ты бы сомневался, я бы привел к тебе этого человека, взял бы его за руку и показал тебе. Но как я, ничтожный смертный, покажу всё всемогущество, всю вечность, всю благость Его тому, кто слеп, или тому, кто закрывает глаза, чтобы не видать, не понимать Его, и не увидать, и не понять всю свою мерзость и порочность? – Он помолчал. – Кто ты? Что ты? Ты мечтаешь о себе, что ты мудрец, потому что ты мог произнести эти кощунственные слова, – сказал он с мрачной и презрительной усмешкой, – а ты глупее и безумнее малого ребенка, который бы, играя частями искусно сделанных часов, осмелился бы говорить, что, потому что он не понимает назначения этих часов, он и не верит в мастера, который их сделал. Познать Его трудно… Мы веками, от праотца Адама и до наших дней, работаем для этого познания и на бесконечность далеки от достижения нашей цели; но в непонимании Его мы видим только нашу слабость и Его величие… – Пьер, с замиранием сердца, блестящими глазами глядя в лицо масона, слушал его, не перебивал, не спрашивал его, а всей душой верил тому, что говорил ему этот чужой человек. Верил ли он тем разумным доводам, которые были в речи масона, или верил, как верят дети интонациям, убежденности и сердечности, которые были в речи масона, дрожанию голоса, которое иногда почти прерывало масона, или этим блестящим, старческим глазам, состарившимся на том же убеждении, или тому спокойствию, твердости и знанию своего назначения, которые светились из всего существа масона, и которые особенно сильно поражали его в сравнении с своей опущенностью и безнадежностью; – но он всей душой желал верить, и верил, и испытывал радостное чувство успокоения, обновления и возвращения к жизни.
– Он не постигается умом, а постигается жизнью, – сказал масон.
– Я не понимаю, – сказал Пьер, со страхом чувствуя поднимающееся в себе сомнение. Он боялся неясности и слабости доводов своего собеседника, он боялся не верить ему. – Я не понимаю, – сказал он, – каким образом ум человеческий не может постигнуть того знания, о котором вы говорите.
Масон улыбнулся своей кроткой, отеческой улыбкой.
– Высшая мудрость и истина есть как бы чистейшая влага, которую мы хотим воспринять в себя, – сказал он. – Могу ли я в нечистый сосуд воспринять эту чистую влагу и судить о чистоте ее? Только внутренним очищением самого себя я могу до известной чистоты довести воспринимаемую влагу.
– Да, да, это так! – радостно сказал Пьер.
– Высшая мудрость основана не на одном разуме, не на тех светских науках физики, истории, химии и т. д., на которые распадается знание умственное. Высшая мудрость одна. Высшая мудрость имеет одну науку – науку всего, науку объясняющую всё мироздание и занимаемое в нем место человека. Для того чтобы вместить в себя эту науку, необходимо очистить и обновить своего внутреннего человека, и потому прежде, чем знать, нужно верить и совершенствоваться. И для достижения этих целей в душе нашей вложен свет Божий, называемый совестью.
– Да, да, – подтверждал Пьер.
– Погляди духовными глазами на своего внутреннего человека и спроси у самого себя, доволен ли ты собой. Чего ты достиг, руководясь одним умом? Что ты такое? Вы молоды, вы богаты, вы умны, образованы, государь мой. Что вы сделали из всех этих благ, данных вам? Довольны ли вы собой и своей жизнью?
– Нет, я ненавижу свою жизнь, – сморщась проговорил Пьер.
– Ты ненавидишь, так измени ее, очисти себя, и по мере очищения ты будешь познавать мудрость. Посмотрите на свою жизнь, государь мой. Как вы проводили ее? В буйных оргиях и разврате, всё получая от общества и ничего не отдавая ему. Вы получили богатство. Как вы употребили его? Что вы сделали для ближнего своего? Подумали ли вы о десятках тысяч ваших рабов, помогли ли вы им физически и нравственно? Нет. Вы пользовались их трудами, чтоб вести распутную жизнь. Вот что вы сделали. Избрали ли вы место служения, где бы вы приносили пользу своему ближнему? Нет. Вы в праздности проводили свою жизнь. Потом вы женились, государь мой, взяли на себя ответственность в руководстве молодой женщины, и что же вы сделали? Вы не помогли ей, государь мой, найти путь истины, а ввергли ее в пучину лжи и несчастья. Человек оскорбил вас, и вы убили его, и вы говорите, что вы не знаете Бога, и что вы ненавидите свою жизнь. Тут нет ничего мудреного, государь мой! – После этих слов, масон, как бы устав от продолжительного разговора, опять облокотился на спинку дивана и закрыл глаза. Пьер смотрел на это строгое, неподвижное, старческое, почти мертвое лицо, и беззвучно шевелил губами. Он хотел сказать: да, мерзкая, праздная, развратная жизнь, – и не смел прерывать молчание.