Мэн (провинция)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Провинция Мэн (англ. Province of Maine) — название нескольких английских колониальных владений, существовавших в Северной Америке в первой половине XVII века на территории современных штатов США Мэн, Нью-Гэмпшир, Вермонт и канадских провинций Квебек и Нью-Брансуик.



Патент 1622 года

Первый патент на провинцию Мэн был выдан в 1622 году королём Яковом I Фердинандо Горджесу и Джону Мэйсону из Плимутского совета по делам Новой Англии (при этом сам Совет имел патент на полосу «от моря до моря» между 40-й и 48-й параллелями). Патент давал право на заселение побережья между устьями рек Мерримак и Кеннебек и неопределённой территории между истоками этих рек. В 1629 году Горджес и Мэйсон разделили причитающуюся им по патенту территорию по реке Пискатака, при этом Мэйсон получил территорию к югу от реки, ставшую провинцией Нью-Гэмпшир, а Горджес — территорию к северу, ставшую провинцией Нью-Соммерсетшир. Недостаток средств и отсутствие королевской хартии затормозило колонизацию Нью-Соммерсетшира, там возникло лишь несколько небольших поселений.

Патент 1639 года

В 1639 году Горджес получил обновлённый патент — королевскую хартию от Карла I на территорию между реками Пискатака и Кеннебек, то есть на территорию, оставшуюся от патента 1622 года после её раздела с Мэйсоном. Опять препятствием для колонизации стала нехватка средств, но дело продолжало жить и после смерти Горджеса в 1647 году.

Вхождение в состав Массачусетса

Начиная с 1640-х годов Колония Массачусетского залива стала претендовать на земли к северу от реки Мерримак, основываясь на том факте, что самая северная точка реки расположена гораздо севернее её устья; таким образом она смогла поставить под контроль своей администрации Нью-Гэмпшир. После экспедиции начала 1650-х Массачусетс распространил свои претензии на север вплоть до залива Каско. К 1658 году Массачусетс закончил поглощение территории, попадавшей под юрисдикцию патента Горджеса.

В 1664 году король Карл II даровал Якову, герцогу Йоркскому, территории к северу и востоку от реки Кеннебек вплоть до реки Сент-Круа, которые стали управляться как часть графства Корнуолл провинции Нью-Йорк. Карл хотел включить в патент всю бывшую территорию патента Горджеса, но наследники Горджеса предпочли продать свои права Массачусетсу.

В 1691 году Вильгельм III и Мария II издали хартию о создании провинции Массачусетс-Бэй, в которую вошли земли бывшей Колонии Массачусетского залива и земли герцога Йоркского. Регион оставался частью Массачусетса вплоть до образования штата Мэн в 1820 году.

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Напишите отзыв о статье "Мэн (провинция)"

Отрывок, характеризующий Мэн (провинция)

– Слушаю с.
Ростов дал шпоры лошади, окликнул унтер офицера Федченку и еще двух гусар, приказал им ехать за собою и рысью поехал под гору по направлению к продолжавшимся крикам. Ростову и жутко и весело было ехать одному с тремя гусарами туда, в эту таинственную и опасную туманную даль, где никто не был прежде его. Багратион закричал ему с горы, чтобы он не ездил дальше ручья, но Ростов сделал вид, как будто не слыхал его слов, и, не останавливаясь, ехал дальше и дальше, беспрестанно обманываясь, принимая кусты за деревья и рытвины за людей и беспрестанно объясняя свои обманы. Спустившись рысью под гору, он уже не видал ни наших, ни неприятельских огней, но громче, яснее слышал крики французов. В лощине он увидал перед собой что то вроде реки, но когда он доехал до нее, он узнал проезженную дорогу. Выехав на дорогу, он придержал лошадь в нерешительности: ехать по ней, или пересечь ее и ехать по черному полю в гору. Ехать по светлевшей в тумане дороге было безопаснее, потому что скорее можно было рассмотреть людей. «Пошел за мной», проговорил он, пересек дорогу и стал подниматься галопом на гору, к тому месту, где с вечера стоял французский пикет.
– Ваше благородие, вот он! – проговорил сзади один из гусар.
И не успел еще Ростов разглядеть что то, вдруг зачерневшееся в тумане, как блеснул огонек, щелкнул выстрел, и пуля, как будто жалуясь на что то, зажужжала высоко в тумане и вылетела из слуха. Другое ружье не выстрелило, но блеснул огонек на полке. Ростов повернул лошадь и галопом поехал назад. Еще раздались в разных промежутках четыре выстрела, и на разные тоны запели пули где то в тумане. Ростов придержал лошадь, повеселевшую так же, как он, от выстрелов, и поехал шагом. «Ну ка еще, ну ка еще!» говорил в его душе какой то веселый голос. Но выстрелов больше не было.
Только подъезжая к Багратиону, Ростов опять пустил свою лошадь в галоп и, держа руку у козырька, подъехал к нему.
Долгоруков всё настаивал на своем мнении, что французы отступили и только для того, чтобы обмануть нас, разложили огни.
– Что же это доказывает? – говорил он в то время, как Ростов подъехал к ним. – Они могли отступить и оставить пикеты.
– Видно, еще не все ушли, князь, – сказал Багратион. – До завтрашнего утра, завтра всё узнаем.
– На горе пикет, ваше сиятельство, всё там же, где был с вечера, – доложил Ростов, нагибаясь вперед, держа руку у козырька и не в силах удержать улыбку веселья, вызванного в нем его поездкой и, главное, звуками пуль.
– Хорошо, хорошо, – сказал Багратион, – благодарю вас, г. офицер.
– Ваше сиятельство, – сказал Ростов, – позвольте вас просить.
– Что такое?
– Завтра эскадрон наш назначен в резервы; позвольте вас просить прикомандировать меня к 1 му эскадрону.
– Как фамилия?
– Граф Ростов.
– А, хорошо. Оставайся при мне ординарцем.
– Ильи Андреича сын? – сказал Долгоруков.
Но Ростов не отвечал ему.
– Так я буду надеяться, ваше сиятельство.