Мэр Таллина

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Мэр Таллина
эст. Tallinna linnapea

герб Таллина

Должность занимает
Таави Аас (и. о.)
с 30 сентября 2015 года
Возглавляет

Городская управа Таллина

Назначается

Городское собрание Таллина

Срок полномочий

до 4 лет (при наличии доверия Городского собрания Таллина)

Сайт

linnapea.tallinn.ee/

Мэр Таллина (эст. Tallinna linnapea) является высшим должностными лицом города Таллина. Мэр возглавляет городскую управу и осуществляет общее руководство ею, отвечает за стратегическое планирование развития города, бюджет, отношения с государственными органами и правительством, сотрудничество с университетами Эстонии.

Некоторые полномочия мэра города:

  • осуществляет представительские функции
  • имеет право издавать приказы для руководства управой города и подведомственными учреждениями
  • подписывает постановления и распоряжения городской управы
  • представляет Городскому собранию на утверждение структуру управы и кандидатов на должности членов управы (вице-мэров)

Мэр Таллина подотчётен в своей деятельности Городскому собранию Таллина — представительному органу муниципалитета. Члены и фракции Городского собрания имеют право направлять мэру и вице-мэрам запросы по вопросам их ведения, на которые они обязаны отвечать в установленном уставом города[1] порядке.

Мэр города обязан предоставлять декларацию об экономических интересах в соответствии с антикоррупционным законом.





Подведомственные учреждения

В непосредственном подчинении мэра находятся следующие городские учреждения:

  • городская канцелярия
  • городской архив
  • ЗАГС
  • управы частей города

Мэры

1. 1786—1796 Wilhelm Hetling
1796—1877
2. 1877—1878 Oscar Arthur von Riesemann
3. 1878—1883 барон Alexander Rudolf Karl von Uexküll
4. 1883—1885 Томас Вильгельм Грайффенхаген (эст.)
5. 1885—1894 барон Victor Maydell; 1885 и. о.
6. 1894—1895 Eduard Ernst Bätke, и. о.
7. 1895—1905 Karl Johan von Hueck
8. 1905 февраль-декабрь Эраст Георгиевич Гиацинтов
9. 1905—1906 Eugen Edmund Eduard Erbe, и. о.
10. 1906—1913 Voldemar Lender, первый мэр-эстонец
11. 1913—1917 Яан Поска
12. 1917 апрель-сентябрь Gavriil Beljagin, и. о.
13. 1917—1918 Voldemar Vöölmann, Председатель городской администрации
14. 1918 март-ноябрь Erhard Arnold Julius Dehio, обербургомистр

   1918 märts-november Alexander Riesenkampff, вице-мэр

15. 13 ноября-25 ноября 1918 Aleksander Pallas, и. о.
16. 1918—1919 Aleksander Hellat
17. 1919 май-июнь Anton Uesson, и. о.
18. 1919 июнь-июль Gottlieb Ast
19. 1919—1934 Anton Uesson
20. 1934—1939 Соотс, Яан, с 1938 обербургомистр

   1938–1940 Anton Uesson (мэр)

21. 1939—1940 Тыниссон, Александер, обербургомистр
22. 1940—1941 Александер Кииделмаа (эст. Aleksander Kiidelmaa)
23. 1941 январь-август Кристиан Сеавер, Председатель Исполнительного комитета
24. 1941—1944 Артур Террас (обербургомистр)
25. 1944—1945 Александер Кииделмаа, Председатель Исполнительного комитета
26. 1945 февраль-сентябрь Адо Курвитс (эст. Ado Kurvits), Председатель Исполнительного комитета
27. 1945—1961 Александр Хендриксон (эст.), Председатель Исполнительного комитета
28. 1961—1971 Йоханнес Ундуск (эст. Johannes Undusk), Председатель Исполнительного комитета
29. 1971—1979 Ивар Каллион (эст.), Председатель Исполнительного комитета
30. 1979—1984 Альберт Норак (эст.), Председатель Исполнительного комитета
31. 1984—1990 Харри Луми (эст.), Председатель Исполнительного комитета
32. 1990—1992 Аасмяэ, Хардо
33. 1992—1996 Яак Тамм (эст.)
34. 31 октября −14 ноября 1996 Priit Vilba
35. 1996—1997 Robert Lepikson
36. 1997—1999 Ivi Eenmaa
37. март-ноябрь 1999 Peeter Lepp
38. 1999—2001 Jüri Mõis
39. 2001 июнь-декабрь Тынис Пальтс
40. 2001—2004 Эдгар Сависаар
41. 2004—2005 Тынис Пальтс
42. 2005—2007 Юри Ратас
43. 9 апреля 2007 — Эдгар Сависаар (в настоящий момент отстранен от должности мэра по решению суда)

См. также

Напишите отзыв о статье "Мэр Таллина"

Примечания

  1. [oigusaktid.tallinn.ee/?id=3007&aktid=36125&fd=1#algus Tallinna põhimäärus]


Отрывок, характеризующий Мэр Таллина

Рапп отвечал, что он передал приказанья государя о рисе, но Наполеон недовольно покачал головой, как будто он не верил, чтобы приказание его было исполнено. Слуга вошел с пуншем. Наполеон велел подать другой стакан Раппу и молча отпивал глотки из своего.
– У меня нет ни вкуса, ни обоняния, – сказал он, принюхиваясь к стакану. – Этот насморк надоел мне. Они толкуют про медицину. Какая медицина, когда они не могут вылечить насморка? Корвизар дал мне эти пастильки, но они ничего не помогают. Что они могут лечить? Лечить нельзя. Notre corps est une machine a vivre. Il est organise pour cela, c'est sa nature; laissez y la vie a son aise, qu'elle s'y defende elle meme: elle fera plus que si vous la paralysiez en l'encombrant de remedes. Notre corps est comme une montre parfaite qui doit aller un certain temps; l'horloger n'a pas la faculte de l'ouvrir, il ne peut la manier qu'a tatons et les yeux bandes. Notre corps est une machine a vivre, voila tout. [Наше тело есть машина для жизни. Оно для этого устроено. Оставьте в нем жизнь в покое, пускай она сама защищается, она больше сделает одна, чем когда вы ей будете мешать лекарствами. Наше тело подобно часам, которые должны идти известное время; часовщик не может открыть их и только ощупью и с завязанными глазами может управлять ими. Наше тело есть машина для жизни. Вот и все.] – И как будто вступив на путь определений, definitions, которые любил Наполеон, он неожиданно сделал новое определение. – Вы знаете ли, Рапп, что такое военное искусство? – спросил он. – Искусство быть сильнее неприятеля в известный момент. Voila tout. [Вот и все.]
Рапп ничего не ответил.
– Demainnous allons avoir affaire a Koutouzoff! [Завтра мы будем иметь дело с Кутузовым!] – сказал Наполеон. – Посмотрим! Помните, в Браунау он командовал армией и ни разу в три недели не сел на лошадь, чтобы осмотреть укрепления. Посмотрим!
Он поглядел на часы. Было еще только четыре часа. Спать не хотелось, пунш был допит, и делать все таки было нечего. Он встал, прошелся взад и вперед, надел теплый сюртук и шляпу и вышел из палатки. Ночь была темная и сырая; чуть слышная сырость падала сверху. Костры не ярко горели вблизи, во французской гвардии, и далеко сквозь дым блестели по русской линии. Везде было тихо, и ясно слышались шорох и топот начавшегося уже движения французских войск для занятия позиции.
Наполеон прошелся перед палаткой, посмотрел на огни, прислушался к топоту и, проходя мимо высокого гвардейца в мохнатой шапке, стоявшего часовым у его палатки и, как черный столб, вытянувшегося при появлении императора, остановился против него.
– С которого года в службе? – спросил он с той привычной аффектацией грубой и ласковой воинственности, с которой он всегда обращался с солдатами. Солдат отвечал ему.
– Ah! un des vieux! [А! из стариков!] Получили рис в полк?
– Получили, ваше величество.
Наполеон кивнул головой и отошел от него.

В половине шестого Наполеон верхом ехал к деревне Шевардину.
Начинало светать, небо расчистило, только одна туча лежала на востоке. Покинутые костры догорали в слабом свете утра.
Вправо раздался густой одинокий пушечный выстрел, пронесся и замер среди общей тишины. Прошло несколько минут. Раздался второй, третий выстрел, заколебался воздух; четвертый, пятый раздались близко и торжественно где то справа.
Еще не отзвучали первые выстрелы, как раздались еще другие, еще и еще, сливаясь и перебивая один другой.
Наполеон подъехал со свитой к Шевардинскому редуту и слез с лошади. Игра началась.


Вернувшись от князя Андрея в Горки, Пьер, приказав берейтору приготовить лошадей и рано утром разбудить его, тотчас же заснул за перегородкой, в уголке, который Борис уступил ему.
Когда Пьер совсем очнулся на другое утро, в избе уже никого не было. Стекла дребезжали в маленьких окнах. Берейтор стоял, расталкивая его.
– Ваше сиятельство, ваше сиятельство, ваше сиятельство… – упорно, не глядя на Пьера и, видимо, потеряв надежду разбудить его, раскачивая его за плечо, приговаривал берейтор.
– Что? Началось? Пора? – заговорил Пьер, проснувшись.
– Изволите слышать пальбу, – сказал берейтор, отставной солдат, – уже все господа повышли, сами светлейшие давно проехали.
Пьер поспешно оделся и выбежал на крыльцо. На дворе было ясно, свежо, росисто и весело. Солнце, только что вырвавшись из за тучи, заслонявшей его, брызнуло до половины переломленными тучей лучами через крыши противоположной улицы, на покрытую росой пыль дороги, на стены домов, на окна забора и на лошадей Пьера, стоявших у избы. Гул пушек яснее слышался на дворе. По улице прорысил адъютант с казаком.