Мюллер, Иоганн Гельфрих фон

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Иоганн Гельфрих (фон) Мюллер
Johann Helfrich von Müller
Род деятельности:

архитектор, инженер

Дата рождения:

16 января 1746(1746-01-16)

Место рождения:

Клеве

Дата смерти:

12 июня 1830(1830-06-12) (84 года)

Место смерти:

Дармштадт

Отец:

Lorenz Friedrich Müller

Мать:

Maria Magdalena Josepha

Супруга:

Catherine Fabrice Johanetta von Westerfeld

К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Иоганн Гельфрих фон Мюллер (нем. Johann Helfrich von Müller (1746, Клеве1830, Дармштадт) — немецкий инженер и архитектор. Выдвинул идею «разностной машины» — специализированного механического вычислительного устройства. Считается первым, кто предложил использовать метод разностей при вычислениях и и вывод результатов в печатном виде. Разработал малогабаритный механический калькулятор.



Биография

Родился 16 января 1746 года в Клеве (город в земле Северный Рейн — Вестфалия, Германия). Отец — Лоренц Фридрих Мюллер (Lorenz Friedrich Müller; 1715—1796), архитектор и инженер. Мать — Мария Магдалена Йозефа (Maria Magdalena Josepha; 1726—1800).

После получения начального образования в маленькой частной школе был отправлен учиться в грамматическую школу в Дармштадт. Весной 1762 года стал кадетом Артиллерийского корпуса армии Гессен-Дармштадтского ландграфства, переехав в Гисен вместе с семьёй. Там стал посещать лекции по математике и физике в Гисенском университете[1]. Его отец хотел, чтобы сын продолжил семейную традицию и также стал инженером-архитектором, но Иоганн находил более привлекательными другие карьеры. Ещё во время учёбы в грамматической школе он хотел стать художником, в университете надеялся стать профессором математики и физики. Однако скоро он обнаружил, что профессия инженера наиболее интересна для него, и посвятил много времени чтению книг по статистике, гидравлике и механике.

В 1769 году Артиллерийский корпус сократил свою численность, и Мюллер был вынужден искать работу. Вскоре после этого его нанял в качестве инженера принц Георг Вильгельм, правитель Гессена — человек с широкими интересами как в гражданской, так и в военной архитектуре и инженерии.

В 1769—1770 годах Мюллер предпринял обширное образовательное путешествие по Италии (Рим, Неаполь, Венеция) и Австрии (Вена). В апреле 1772 года принц Вильгельм взял Мюллера с собой в пятимесячную поездку в Париж, где они посетили и изучили множество удивительных зданий и машин в городе, а также в Сен-Клу Версале и Марли. После возвращения из этой поездки Мюллер посвятил большинство своего времени архитектурным и механическим проектам и разнообразным финансовым расчётам для правителя.

В феврале 1774 года Мюллер стал строительным инспектором в Дармштадте, а три года спустя — строителем-подрядчиком, ответственным за проектирование и техническое обслуживание зданий. В 1778 году он вернулся на военную службу в чине капитана Артиллерийского корпуса, впоследствии продвинулся до подполковника в 1797 году и полковника — в 1800 году.

В 1770 году Мюллер принял участие в проектировании нескольких общественных зданий Дармштадта. Фонтан на Рыночной площади перед старой ратушей Дармштадта, построенный по проекту Иоганна Мюллера в 1780 году, сохранился до сих пор. Иоганн Мюллер обладал весьма творческим мышлением, и начал делать изобретения с начала 1770-х годов. Первым изобретением был заказанный принцем для своих детей театр с оптическими и механическими эффектами. Дальнейшими разработками были: большое зажигательное (фокусирующее) зеркало, солнечные часы, воздушный насос, пневматическое ружьё, барометр, дальномер и тому подобное. Наиболее значимыми из всех его разработок являются выполненные им в 1780-х годах проекты вычислительных устройств — механического калькулятора и разностной машины.

В период с 1776 по 1790 годы Мюллер был государственным архитектором. С 1792 года до ухода на пенсию (1820) он служил гофмейстером в Дапрмштадте. За свои заслуги 23 июня 1810 года великий герцог Гессенский Людвиг I пожаловал ему дворянство (с этого момента его фамилия изменилась: фон Мюллер).

19 августа 1781 года Иоганн Мюллер женился на Катерине Фабриции Иоганетте фон Вестерфельд (1761—1830). В этом браке родились пятеро детей — две дочери и три сына, но почти все они умерли в младенчестве. Осталась только дочь Фредерика (1784—1841), вышедшая замуж за дармштадтского военного — барона фон Галля; их дочь, внучка Мюллера, — писательница Луиза Шюкинг.

Умер Иоганн Мюллер 12 июня 1830 года в Дармштадте.

Напишите отзыв о статье "Мюллер, Иоганн Гельфрих фон"

Примечания

  1. [history-computer.com/People/MullerBio.html Биография Иоганна Гельфриха фон Мюллера] на сайте [history-computer.com/ -computer.com] (англ.)

Ссылки

  • [history-computer.com/People/MullerBio.html Biography of Johann Helfrich Müller] (англ.)
  • [history-computer.com/MechanicalCalculators/18thCentury/Muller.html The calculating machines of Johann Helfrich Müller] (англ.)
  • [schools.keldysh.ru/sch444/museum/pres/pl-7-99.htm История зарождения и создания разностных вычислительных машин]

Отрывок, характеризующий Мюллер, Иоганн Гельфрих фон

Наташа долго еще высовывалась из окна, сияя на него ласковой и немного насмешливой, радостной улыбкой.


Пьер, со времени исчезновения своего из дома, ужа второй день жил на пустой квартире покойного Баздеева. Вот как это случилось.
Проснувшись на другой день после своего возвращения в Москву и свидания с графом Растопчиным, Пьер долго не мог понять того, где он находился и чего от него хотели. Когда ему, между именами прочих лиц, дожидавшихся его в приемной, доложили, что его дожидается еще француз, привезший письмо от графини Елены Васильевны, на него нашло вдруг то чувство спутанности и безнадежности, которому он способен был поддаваться. Ему вдруг представилось, что все теперь кончено, все смешалось, все разрушилось, что нет ни правого, ни виноватого, что впереди ничего не будет и что выхода из этого положения нет никакого. Он, неестественно улыбаясь и что то бормоча, то садился на диван в беспомощной позе, то вставал, подходил к двери и заглядывал в щелку в приемную, то, махая руками, возвращался назад я брался за книгу. Дворецкий в другой раз пришел доложить Пьеру, что француз, привезший от графини письмо, очень желает видеть его хоть на минутку и что приходили от вдовы И. А. Баздеева просить принять книги, так как сама г жа Баздеева уехала в деревню.
– Ах, да, сейчас, подожди… Или нет… да нет, поди скажи, что сейчас приду, – сказал Пьер дворецкому.
Но как только вышел дворецкий, Пьер взял шляпу, лежавшую на столе, и вышел в заднюю дверь из кабинета. В коридоре никого не было. Пьер прошел во всю длину коридора до лестницы и, морщась и растирая лоб обеими руками, спустился до первой площадки. Швейцар стоял у парадной двери. С площадки, на которую спустился Пьер, другая лестница вела к заднему ходу. Пьер пошел по ней и вышел во двор. Никто не видал его. Но на улице, как только он вышел в ворота, кучера, стоявшие с экипажами, и дворник увидали барина и сняли перед ним шапки. Почувствовав на себя устремленные взгляды, Пьер поступил как страус, который прячет голову в куст, с тем чтобы его не видали; он опустил голову и, прибавив шагу, пошел по улице.
Из всех дел, предстоявших Пьеру в это утро, дело разборки книг и бумаг Иосифа Алексеевича показалось ему самым нужным.
Он взял первого попавшегося ему извозчика и велел ему ехать на Патриаршие пруды, где был дом вдовы Баздеева.
Беспрестанно оглядываясь на со всех сторон двигавшиеся обозы выезжавших из Москвы и оправляясь своим тучным телом, чтобы не соскользнуть с дребезжащих старых дрожек, Пьер, испытывая радостное чувство, подобное тому, которое испытывает мальчик, убежавший из школы, разговорился с извозчиком.
Извозчик рассказал ему, что нынешний день разбирают в Кремле оружие, и что на завтрашний народ выгоняют весь за Трехгорную заставу, и что там будет большое сражение.
Приехав на Патриаршие пруды, Пьер отыскал дом Баздеева, в котором он давно не бывал. Он подошел к калитке. Герасим, тот самый желтый безбородый старичок, которого Пьер видел пять лет тому назад в Торжке с Иосифом Алексеевичем, вышел на его стук.
– Дома? – спросил Пьер.
– По обстоятельствам нынешним, Софья Даниловна с детьми уехали в торжковскую деревню, ваше сиятельство.
– Я все таки войду, мне надо книги разобрать, – сказал Пьер.
– Пожалуйте, милости просим, братец покойника, – царство небесное! – Макар Алексеевич остались, да, как изволите знать, они в слабости, – сказал старый слуга.
Макар Алексеевич был, как знал Пьер, полусумасшедший, пивший запоем брат Иосифа Алексеевича.
– Да, да, знаю. Пойдем, пойдем… – сказал Пьер и вошел в дом. Высокий плешивый старый человек в халате, с красным носом, в калошах на босу ногу, стоял в передней; увидав Пьера, он сердито пробормотал что то и ушел в коридор.
– Большого ума были, а теперь, как изволите видеть, ослабели, – сказал Герасим. – В кабинет угодно? – Пьер кивнул головой. – Кабинет как был запечатан, так и остался. Софья Даниловна приказывали, ежели от вас придут, то отпустить книги.
Пьер вошел в тот самый мрачный кабинет, в который он еще при жизни благодетеля входил с таким трепетом. Кабинет этот, теперь запыленный и нетронутый со времени кончины Иосифа Алексеевича, был еще мрачнее.
Герасим открыл один ставень и на цыпочках вышел из комнаты. Пьер обошел кабинет, подошел к шкафу, в котором лежали рукописи, и достал одну из важнейших когда то святынь ордена. Это были подлинные шотландские акты с примечаниями и объяснениями благодетеля. Он сел за письменный запыленный стол и положил перед собой рукописи, раскрывал, закрывал их и, наконец, отодвинув их от себя, облокотившись головой на руки, задумался.
Несколько раз Герасим осторожно заглядывал в кабинет и видел, что Пьер сидел в том же положении. Прошло более двух часов. Герасим позволил себе пошуметь в дверях, чтоб обратить на себя внимание Пьера. Пьер не слышал его.