Мюнстер

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Мюнстер
Münster
Герб
Страна
Германия
Земля
Северный Рейн-Вестфалия
Административный округ
Координаты
Бургомистр
Маркус Леве
(ХДС)
Город с
Площадь
302,91 км²
Высота НУМ
60 м
Население
279 803 человек (2010)
Часовой пояс
Телефонный код
+49 251
Почтовые индексы
48143—48167
Автомобильный код
MS
Официальный сайт

[www.muenster.de/ nster.de]
 (нем.) (англ.)</div>

Мю́нстер (нем. Münster [ˈmʏnstɐ], н.-нем. Mönster, лат. Monasterium Westphalorum) — город земельного подчинения в Германии, в земле Северный Рейн-Вестфалия.

В Мюнстере расположены важные судебные и административные учреждения земли Северный Рейн — Вестфалия, в том числе Конституционный суд и Высший административный суд. Мюнстерское католическое епископство, основанное более 1200 лет назад, является одним из старейших на севере Германии и играет большую роль за пределами Вестфалии.

Огромное количество велосипедистов и исторический центр города придают ему неповторимый облик.





География

Мюнстер расположен на севере федеральной земли Северный Рейн — Вестфалия. Ближайшими большими городами к Мюнстеру являются Оснабрюк (44 км на север), Дортмунд (61 км на юг), Билефельд (62 км на восток) и Энсхеде (Нидерланды) (65 км на северо-запад).

Город является одной из 42 городских агломераций в Германии. По своей площади он стоит на 16-м месте среди городов ФРГ с самой большой площадью, однако почти половина территории города используется для нужд сельского хозяйства.

Климат

Несмотря на то, что среднегодовое количество осадков в Мюнстере (700 мм/год) примерно равно среднегодовому количеству осадков в Германии, за городом прочно закрепилась слава дождливого города. Причина этого лежит не в абсолютном количестве осадков, а в большом количестве дождливых дней. Среднегодовая температура составляет 9 °C при ок. 1500 солнечных часах в году. В сравнении с другими немецкими городами, по этому показателю Мюнстер находится в числе 20 % городов с самой пасмурной погодой. Зима в Мюнстере достаточно мягкая, снег идет относительно редко. Летняя температура соответствует средней по стране.

Административное деление города

В соответствии со ст. 1 Устава города, Мюнстер разделен на 6 административных районов: Центр, Север, Восток, Запад, Юго-Восток и Хильтруп. В каждом таком районе есть местное самоуправление из 19 членов, которые выбираются на коммунальных выборах. Указанные районы в свою очередь состоят из более мелких образований.

История

История города охватывает более 1200 лет. Первоначальное поселение было основано в 793 году Карлом Великим, который приказал построить недалеко от своей резиденции монастырь (от латинского слова «monasterium» и происходит название города). В первой половине XVI века архивы города были полностью уничтожены. Таким образом, исторические сведения, относящиеся к периоду до указанного времени, частично неточны и основаны на документах, которые хранились за пределами города.

805 — Мюнстеру дарован статус города.

В 1170 году Мюнстер получает статус города. Примерно в это же время начинается строительство городских укреплений. Длина городской стены составляла около 4 км. В середине XIV века она была усилена за счет сооружения других строений. В это время Мюнстер был самым большим по площади городом Вестфалии.

1358 — первое упоминание Мюнстера как члена Ганзы. Однако, возможно, что к тому времени город уже долго состоял в этом союзе.

С 1534 по 1536 — Мюнстерская коммуна.

<center>Исторический вид на город. Георг Браун и Франц Хогенберг (м. 1572 и 1618).</center>

В 1648 году в городе произошло событие европейского уровня — подписание Вестфальского мира, который положил конец Тридцатилетней войне и Восьмидесятилетней войне. С 1815 по 1945 — столица прусской провинции Вестфалия.

1915 — население города превысило отметку в 100 000 человек.

18 июня 1990 — в рамках подготовки «Договора 2+4» в исторической ратуше прошла встреча Ханса-Дитриха Геншера и Эдуарда Шеварднадзе. Жители города оказали политикам бурный прием.

Население

Население Мюнстера составляет более 270 тыс. человек и ещё около 10 тыс. человек указывают Мюнстер как своё второе место жительства. Около 9 % населения города составляют иностранцы. 6,3 % трудоспособного населения не имеют работы (декабрь 2007). 80 % всех работающих жителей заняты в сфере услуг, 17 % в производственной промышленности и 1 % в сельском хозяйстве.

Средний житель Мюнстера моложе 36 лет и, таким образом, на 4 года моложе, чем средний гражданин Германии. Ожидаемая продолжительность жизни составляет 76,3 года для мужчин и 83,1 год для женщин. Это самая высокая ожидаемая продолжительность жизни в городах Германии.

Экономика и промышленность

Основными организациями-работодателями в Мюнстере никогда не были промышленные предприятия, скорее образовательные и управленческие учреждения, в том числе университет и управление округом. Поэтому Мюнстер часто называют «письменный стол Вестфалии». Также Мюнстер играет намного большую роль в сфере торговли в своем регионе, чем другие города такого же размера. Наряду с указанными отраслями сельское хозяйство, особенно в отдаленных от центральной части города районах, продолжает играть большую роль в экономике города.

В Мюнстере нет больших предприятий и только небольшое количество средних. Упомянуть можно BASF Coatings AG, отделение по производству лаков фирмы BASF, лакокрасочный завод Brillux, а также Westfalen AG, общегерманскую сеть заправочных станций.

Наука и образование

Мюнстер считается университетским городом. В общей сложности в нём обучаются около 50 000 студентов.

Вестфальский университет им. Вильгельма (нем. Westfälische Wilhelms-Universität), в котором на 15 факультетах учатся 42 000 студентов (данные на зимний семестр 2005/2006), является одним из крупнейших университетов Германии и самым крупным работодателем города (13 000 работников, включая университетскую клинику). Университет был основан в 1780 году. С 1 апреля 2004 года к университету также относится Высшая музыкальная школа Мюнстера. Университету принадлежит более 280 зданий в городе.

В июле-сентябре 1999 года в клинике Университета проходила лечение от лейкемии, а затем скончалась Р. М. Горбачёва.

Также к крупнейшим вузам своего типа принадлежит Высшая профессиональная школа Мюнстера (нем. Fachhochschule Münster). В ней на 12 факультетах учатся почти 9000 студентов (включая отделение в Штайнфурте). Она была основана в 1971 году и является крупнейшей профессиональной школой Германии.

Ведущим исследовательским центром Мюнстера является Институт молекулярной биомедицины им. Макса Планка (осн. 1 августа 2001 г.)

Другие высшие учебные заведения города

Спорт

Самым успешным футбольным клубом города является «Пройссен Мюнстер» — вице-чемпион страны 1951 года. С сезона 2011/2012 он выступает в третьей лиге страны. Волейбольный клуб USC Münster выступает в первой волейбольной лиге.

В городе регулярно проводятся различные спортивные мероприятия: марафон, регата на озере Аа,

Культура и туризм

Мюнстер богат шедеврами как исторической, так и современной архитектуры. Исторический облик города формировался в первую очередь церквями, которых в городе более 20. Особое место среди них занимают Собор Святого Павла (нем. St.-Paulus-Dom) и Ламбертикирхе (нем. Lambertikirche). Во время Второй мировой войны центральная часть города была практически полностью разрушена, однако многие здание были впоследствии восстановлены. Среди произведений современной архитектуры стоит отметить здание городского театра (нем. Städtische Bühnen) и городскую библиотеку.

Раз в 10 лет в городе проводится международный конкурс скульптурных проектов, после которого город обогащается различными скульптурами, число которых в настоящее время достигло 60.

В год город посещают около 5 миллионов туристов. Около 478 тысяч человек, из них около 47000 иностранцев, остаются в городе на несколько дней и проводят в городе в среднем три дня. Мюнстер любим гостями за его региональные праздники, такие как EuroCityFest, рождественский рынок и ярмарка Send. Эти события привлекают множество гостей из Рурской области и Нидерландов.

В городе находятся 8 театров, 30 музеев (в том числе археологический, палеонтологический, музей Библии и др.), планетарий, зоопарк, 80 гостиниц с ок. 7000 мест, около 800 кафе и ресторанов.

<center>Панорама: слева — жилой квартал, в центре за деревьями видны башни церквей исторического центра города.</center>

Разное

Награды

1991, 2004, 2005 — «Самый дружелюбный город для велосипедистов» (Союз защиты окружающей среды и природы).

2004 — «лучший город для проживания» (LivCom-Award).

2001 — победитель в национальном конкурсе «Доступность центральных частей города», проводимом ADAC.

2004 — за инициативу «Сердце для детей» город назван «самым дружелюбным городом для детей».

2005 — золотая медаль European Energy Award.

2006 — золотая медаль национального конкурса «Наш город расцветает» (нем. Unsere Stadt blüht auf).

2007 — золотая медаль международного конкурса «Entente Florale».

Цитаты

  • «Или идёт дождь, или в Мюнстере звонят колокола. Если и то, и другое, значит сегодня воскресенье» — местная поговорка.
  • «Один из прекраснейших городов Германии» — Ханс Гюнтер Винклер, многократный олимпийский чемпион и чемпион мира в конном спорте.
  • «Красивый, прямо-таки благородный город. Здесь великое прошлое соответствует динамичному настоящему. Впечатляюще» — Папа Бенедикт XVI, в свою бытность доцентом университета в Мюнстере.
  • «Всё это было разрушено? Это совершенно незаметно» — Эдуард Шеварднадзе, министр иностранных дел СССР, о центральной части города.
  • «В Мюнстере у меня была необыкновенная возможность встретиться с замечательным кусочком истории и поучаствовать в ней» — Генри Киссинджер, госсекретарь США.

Русская православная церковь

В Мюнстере с 1996 года есть Русская православная церковь в честь Казанской иконы Божьей Мaтери. Богослужения проводятся еженедельно на Hammerstraße 371.[1][2]

Знаменитые земляки

Города-побратимы

Галерея

Напишите отзыв о статье "Мюнстер"

Примечания

  1. [www.muenster.de/religioes_kirchlich.html muenster.de - Münster in Westfalen: religiös und kirchlich]. www.muenster.de. Проверено 10 февраля 2016.
  2. [rocor-muenster.de/ Startseite - Русская Православная Церковь в Мюнстере] (de-DE). Русская Православная Церковь в Мюнстере. Проверено 10 февраля 2016.

Ссылки

  • [www.muenster.de/ Официальный сайт города]
    • [www.muenster.de/stadt/museum/modelle/ Модели города] на сайте Городского музея Мюнстера
  • [www.skulptur-projekte.de/ Сайт конкурса скульптурных проектов в 2007 году]  (нем.) (англ.)

Отрывок, характеризующий Мюнстер


Ночь была темная, теплая, осенняя. Шел дождик уже четвертый день. Два раза переменив лошадей и в полтора часа проскакав тридцать верст по грязной вязкой дороге, Болховитинов во втором часу ночи был в Леташевке. Слезши у избы, на плетневом заборе которой была вывеска: «Главный штаб», и бросив лошадь, он вошел в темные сени.
– Дежурного генерала скорее! Очень важное! – проговорил он кому то, поднимавшемуся и сопевшему в темноте сеней.
– С вечера нездоровы очень были, третью ночь не спят, – заступнически прошептал денщицкий голос. – Уж вы капитана разбудите сначала.
– Очень важное, от генерала Дохтурова, – сказал Болховитинов, входя в ощупанную им растворенную дверь. Денщик прошел вперед его и стал будить кого то:
– Ваше благородие, ваше благородие – кульер.
– Что, что? от кого? – проговорил чей то сонный голос.
– От Дохтурова и от Алексея Петровича. Наполеон в Фоминском, – сказал Болховитинов, не видя в темноте того, кто спрашивал его, но по звуку голоса предполагая, что это был не Коновницын.
Разбуженный человек зевал и тянулся.
– Будить то мне его не хочется, – сказал он, ощупывая что то. – Больнёшенек! Может, так, слухи.
– Вот донесение, – сказал Болховитинов, – велено сейчас же передать дежурному генералу.
– Постойте, огня зажгу. Куда ты, проклятый, всегда засунешь? – обращаясь к денщику, сказал тянувшийся человек. Это был Щербинин, адъютант Коновницына. – Нашел, нашел, – прибавил он.
Денщик рубил огонь, Щербинин ощупывал подсвечник.
– Ах, мерзкие, – с отвращением сказал он.
При свете искр Болховитинов увидел молодое лицо Щербинина со свечой и в переднем углу еще спящего человека. Это был Коновницын.
Когда сначала синим и потом красным пламенем загорелись серники о трут, Щербинин зажег сальную свечку, с подсвечника которой побежали обгладывавшие ее прусаки, и осмотрел вестника. Болховитинов был весь в грязи и, рукавом обтираясь, размазывал себе лицо.
– Да кто доносит? – сказал Щербинин, взяв конверт.
– Известие верное, – сказал Болховитинов. – И пленные, и казаки, и лазутчики – все единогласно показывают одно и то же.
– Нечего делать, надо будить, – сказал Щербинин, вставая и подходя к человеку в ночном колпаке, укрытому шинелью. – Петр Петрович! – проговорил он. Коновницын не шевелился. – В главный штаб! – проговорил он, улыбнувшись, зная, что эти слова наверное разбудят его. И действительно, голова в ночном колпаке поднялась тотчас же. На красивом, твердом лице Коновницына, с лихорадочно воспаленными щеками, на мгновение оставалось еще выражение далеких от настоящего положения мечтаний сна, но потом вдруг он вздрогнул: лицо его приняло обычно спокойное и твердое выражение.
– Ну, что такое? От кого? – неторопливо, но тотчас же спросил он, мигая от света. Слушая донесение офицера, Коновницын распечатал и прочел. Едва прочтя, он опустил ноги в шерстяных чулках на земляной пол и стал обуваться. Потом снял колпак и, причесав виски, надел фуражку.
– Ты скоро доехал? Пойдем к светлейшему.
Коновницын тотчас понял, что привезенное известие имело большую важность и что нельзя медлить. Хорошо ли, дурно ли это было, он не думал и не спрашивал себя. Его это не интересовало. На все дело войны он смотрел не умом, не рассуждением, а чем то другим. В душе его было глубокое, невысказанное убеждение, что все будет хорошо; но что этому верить не надо, и тем более не надо говорить этого, а надо делать только свое дело. И это свое дело он делал, отдавая ему все свои силы.
Петр Петрович Коновницын, так же как и Дохтуров, только как бы из приличия внесенный в список так называемых героев 12 го года – Барклаев, Раевских, Ермоловых, Платовых, Милорадовичей, так же как и Дохтуров, пользовался репутацией человека весьма ограниченных способностей и сведений, и, так же как и Дохтуров, Коновницын никогда не делал проектов сражений, но всегда находился там, где было труднее всего; спал всегда с раскрытой дверью с тех пор, как был назначен дежурным генералом, приказывая каждому посланному будить себя, всегда во время сраженья был под огнем, так что Кутузов упрекал его за то и боялся посылать, и был так же, как и Дохтуров, одной из тех незаметных шестерен, которые, не треща и не шумя, составляют самую существенную часть машины.
Выходя из избы в сырую, темную ночь, Коновницын нахмурился частью от головной усилившейся боли, частью от неприятной мысли, пришедшей ему в голову о том, как теперь взволнуется все это гнездо штабных, влиятельных людей при этом известии, в особенности Бенигсен, после Тарутина бывший на ножах с Кутузовым; как будут предлагать, спорить, приказывать, отменять. И это предчувствие неприятно ему было, хотя он и знал, что без этого нельзя.
Действительно, Толь, к которому он зашел сообщить новое известие, тотчас же стал излагать свои соображения генералу, жившему с ним, и Коновницын, молча и устало слушавший, напомнил ему, что надо идти к светлейшему.


Кутузов, как и все старые люди, мало спал по ночам. Он днем часто неожиданно задремывал; но ночью он, не раздеваясь, лежа на своей постели, большею частию не спал и думал.
Так он лежал и теперь на своей кровати, облокотив тяжелую, большую изуродованную голову на пухлую руку, и думал, открытым одним глазом присматриваясь к темноте.
С тех пор как Бенигсен, переписывавшийся с государем и имевший более всех силы в штабе, избегал его, Кутузов был спокойнее в том отношении, что его с войсками не заставят опять участвовать в бесполезных наступательных действиях. Урок Тарутинского сражения и кануна его, болезненно памятный Кутузову, тоже должен был подействовать, думал он.
«Они должны понять, что мы только можем проиграть, действуя наступательно. Терпение и время, вот мои воины богатыри!» – думал Кутузов. Он знал, что не надо срывать яблоко, пока оно зелено. Оно само упадет, когда будет зрело, а сорвешь зелено, испортишь яблоко и дерево, и сам оскомину набьешь. Он, как опытный охотник, знал, что зверь ранен, ранен так, как только могла ранить вся русская сила, но смертельно или нет, это был еще не разъясненный вопрос. Теперь, по присылкам Лористона и Бертелеми и по донесениям партизанов, Кутузов почти знал, что он ранен смертельно. Но нужны были еще доказательства, надо было ждать.
«Им хочется бежать посмотреть, как они его убили. Подождите, увидите. Все маневры, все наступления! – думал он. – К чему? Все отличиться. Точно что то веселое есть в том, чтобы драться. Они точно дети, от которых не добьешься толку, как было дело, оттого что все хотят доказать, как они умеют драться. Да не в том теперь дело.
И какие искусные маневры предлагают мне все эти! Им кажется, что, когда они выдумали две три случайности (он вспомнил об общем плане из Петербурга), они выдумали их все. А им всем нет числа!»
Неразрешенный вопрос о том, смертельна или не смертельна ли была рана, нанесенная в Бородине, уже целый месяц висел над головой Кутузова. С одной стороны, французы заняли Москву. С другой стороны, несомненно всем существом своим Кутузов чувствовал, что тот страшный удар, в котором он вместе со всеми русскими людьми напряг все свои силы, должен был быть смертелен. Но во всяком случае нужны были доказательства, и он ждал их уже месяц, и чем дальше проходило время, тем нетерпеливее он становился. Лежа на своей постели в свои бессонные ночи, он делал то самое, что делала эта молодежь генералов, то самое, за что он упрекал их. Он придумывал все возможные случайности, в которых выразится эта верная, уже свершившаяся погибель Наполеона. Он придумывал эти случайности так же, как и молодежь, но только с той разницей, что он ничего не основывал на этих предположениях и что он видел их не две и три, а тысячи. Чем дальше он думал, тем больше их представлялось. Он придумывал всякого рода движения наполеоновской армии, всей или частей ее – к Петербургу, на него, в обход его, придумывал (чего он больше всего боялся) и ту случайность, что Наполеон станет бороться против него его же оружием, что он останется в Москве, выжидая его. Кутузов придумывал даже движение наполеоновской армии назад на Медынь и Юхнов, но одного, чего он не мог предвидеть, это того, что совершилось, того безумного, судорожного метания войска Наполеона в продолжение первых одиннадцати дней его выступления из Москвы, – метания, которое сделало возможным то, о чем все таки не смел еще тогда думать Кутузов: совершенное истребление французов. Донесения Дорохова о дивизии Брусье, известия от партизанов о бедствиях армии Наполеона, слухи о сборах к выступлению из Москвы – все подтверждало предположение, что французская армия разбита и сбирается бежать; но это были только предположения, казавшиеся важными для молодежи, но не для Кутузова. Он с своей шестидесятилетней опытностью знал, какой вес надо приписывать слухам, знал, как способны люди, желающие чего нибудь, группировать все известия так, что они как будто подтверждают желаемое, и знал, как в этом случае охотно упускают все противоречащее. И чем больше желал этого Кутузов, тем меньше он позволял себе этому верить. Вопрос этот занимал все его душевные силы. Все остальное было для него только привычным исполнением жизни. Таким привычным исполнением и подчинением жизни были его разговоры с штабными, письма к m me Stael, которые он писал из Тарутина, чтение романов, раздачи наград, переписка с Петербургом и т. п. Но погибель французов, предвиденная им одним, было его душевное, единственное желание.
В ночь 11 го октября он лежал, облокотившись на руку, и думал об этом.
В соседней комнате зашевелилось, и послышались шаги Толя, Коновницына и Болховитинова.
– Эй, кто там? Войдите, войди! Что новенького? – окликнул их фельдмаршал.
Пока лакей зажигал свечу, Толь рассказывал содержание известий.
– Кто привез? – спросил Кутузов с лицом, поразившим Толя, когда загорелась свеча, своей холодной строгостью.
– Не может быть сомнения, ваша светлость.
– Позови, позови его сюда!
Кутузов сидел, спустив одну ногу с кровати и навалившись большим животом на другую, согнутую ногу. Он щурил свой зрячий глаз, чтобы лучше рассмотреть посланного, как будто в его чертах он хотел прочесть то, что занимало его.
– Скажи, скажи, дружок, – сказал он Болховитинову своим тихим, старческим голосом, закрывая распахнувшуюся на груди рубашку. – Подойди, подойди поближе. Какие ты привез мне весточки? А? Наполеон из Москвы ушел? Воистину так? А?
Болховитинов подробно доносил сначала все то, что ему было приказано.
– Говори, говори скорее, не томи душу, – перебил его Кутузов.
Болховитинов рассказал все и замолчал, ожидая приказания. Толь начал было говорить что то, но Кутузов перебил его. Он хотел сказать что то, но вдруг лицо его сщурилось, сморщилось; он, махнув рукой на Толя, повернулся в противную сторону, к красному углу избы, черневшему от образов.
– Господи, создатель мой! Внял ты молитве нашей… – дрожащим голосом сказал он, сложив руки. – Спасена Россия. Благодарю тебя, господи! – И он заплакал.


Со времени этого известия и до конца кампании вся деятельность Кутузова заключается только в том, чтобы властью, хитростью, просьбами удерживать свои войска от бесполезных наступлений, маневров и столкновений с гибнущим врагом. Дохтуров идет к Малоярославцу, но Кутузов медлит со всей армией и отдает приказания об очищении Калуги, отступление за которую представляется ему весьма возможным.
Кутузов везде отступает, но неприятель, не дожидаясь его отступления, бежит назад, в противную сторону.
Историки Наполеона описывают нам искусный маневр его на Тарутино и Малоярославец и делают предположения о том, что бы было, если бы Наполеон успел проникнуть в богатые полуденные губернии.
Но не говоря о том, что ничто не мешало Наполеону идти в эти полуденные губернии (так как русская армия давала ему дорогу), историки забывают то, что армия Наполеона не могла быть спасена ничем, потому что она в самой себе несла уже тогда неизбежные условия гибели. Почему эта армия, нашедшая обильное продовольствие в Москве и не могшая удержать его, а стоптавшая его под ногами, эта армия, которая, придя в Смоленск, не разбирала продовольствия, а грабила его, почему эта армия могла бы поправиться в Калужской губернии, населенной теми же русскими, как и в Москве, и с тем же свойством огня сжигать то, что зажигают?
Армия не могла нигде поправиться. Она, с Бородинского сражения и грабежа Москвы, несла в себе уже как бы химические условия разложения.
Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l'Empereur [императорское ура].
На другой день после совета Наполеон, рано утром, притворяясь, что хочет осматривать войска и поле прошедшего и будущего сражения, с свитой маршалов и конвоя ехал по середине линии расположения войск. Казаки, шнырявшие около добычи, наткнулись на самого императора и чуть чуть не поймали его. Ежели казаки не поймали в этот раз Наполеона, то спасло его то же, что губило французов: добыча, на которую и в Тарутине и здесь, оставляя людей, бросались казаки. Они, не обращая внимания на Наполеона, бросились на добычу, и Наполеон успел уйти.
Когда вот вот les enfants du Don [сыны Дона] могли поймать самого императора в середине его армии, ясно было, что нечего больше делать, как только бежать как можно скорее по ближайшей знакомой дороге. Наполеон, с своим сорокалетним брюшком, не чувствуя в себе уже прежней поворотливости и смелости, понял этот намек. И под влиянием страха, которого он набрался от казаков, тотчас же согласился с Мутоном и отдал, как говорят историки, приказание об отступлении назад на Смоленскую дорогу.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Мюнстер&oldid=79157701»