Мясной Бор

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Деревня
Мясной Бор
Страна
Россия
Субъект Федерации
Новгородская область
Муниципальный район
Сельское поселение
Координаты
Население
155[1] человек (2010)
Часовой пояс
Автомобильный код
53
Код ОКАТО
[classif.spb.ru/classificators/view/okt.php?st=A&kr=1&kod=49225858007 49 225 858 007]

Мясно́й Бор деревня в Новгородском муниципальном районе Новгородской области, относится к Трубичинскому сельскому поселению. Расположена на федеральной автомобильной дороге «Россия» М10 (E 105) между Спасской Полистью и Подберезьем. Восточнее деревни берёт начало река Питьба — левый приток Волхова.



История

Первое упоминание о деревне относится к 1499—1500 годам, когда в Петровском на Волхове погосте Водской пятины описана деревня Боръ с несколькими дворами, ранее принадлежавшая Фроловским попам с Легощы улицы. В таком виде деревня просуществовала примерно до 1540-х годов.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1557 дней]

После завоевания и разорения Новгорода и его окрестностей Иваном Грозным в 1569—70 годах деревня перестала существоватьК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1557 дней] и на картах тех лет отмечена как пустое селение или пустошь. Второе рождение деревня обрела спустя столетие, когда новгородские земли были отданы московским переселенцам и началось постепенное освоение пустошей вокруг Новгорода.

Своё теперешнее название деревня получила, скорее всегоК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1557 дней], во время строительства Петром I Санкт-Петербурга. Жителям и строителям быстро разрастающегося города требовалось большое количество продовольствия, в том числе и мяса. Для снабжения Петербурга скот доставляли по Волхову, а в Бору его собирали в стадо и гнали в Петербург. Уже в 1788 году деревня называлась Мясной-Боръ.

Примерно в это время деревня перешла во владение помещиков Обольяниновых. С 1800 по 1818 годы владелицей Антониевского погоста Троицкой выставки села Захарьина с деревнями в число которых входил и Мясной Бор была действительная статская советница Елизавета Ивановна Обольянинова — жена новгородского губернатора Степана Фёдоровича Обольянинова. Согласно ревизской сказке 1811 года мужское население деревни Мясной Бор насчитывало 22 души. Последним частным владельцем обширных земель в более чем 7000 десятин, на которых помимо деревни Мясной Бор располагались село Захарьино с селом Петровским, деревни Мостки, Любино Поле, Германово, Глинка, был генерал-майор Степан Александрович Обольянинов (01.07.1826 — 26.08.1880).

После отмены крепостного права в деревне было создано Мясноборское сельское общество. Деревня насчитывала 25 крестьянских дворов в которых проживало около 150 жителей обоего пола. Имелась часовня, мелочная лавка и питейный дом. Территориально относилась ко II стану Подберезской волости Новгородского уезда. Жители приписаны к Захарьинскому приходу (село Захарьино в 8 верстах) Троицкой Захарьинской церкви (церковь Троицы живоначальной) и Антониевской церкви (церковь преподобного Антония великого). Основными занятиями жителей деревни была возка дров и камня. Некоторые уходили в чернорабочие. Ближайшей школой являлась захарьинская церковно-приходская. До 1909 года в Мясном Бору была открыта своя земская одноклассная школа. Закон Божий с 1909 года преподавал священник захарьинской церкви Михаил Жемчужин. Учительница Мария Юревич в школе с 1915 года. Учеников 30 человек.

1919 год — Январь, сельским комитетом деревенской бедноты собран сход. Присутствовали 23 домохозяина. Избраны председатель сельсовета Яков Яковлев и двое его помощников Василий Алексеев Хабаров и Василий Тимофеев Котов. В течение года сходы собирались регулярно. Присутствовало до 34 домохозяев. Председатели выбирались на срок 2 месяца. В числе избранных: Трофим Михайлов Корнецков, Михаил Бахвалов, Михаил Медведев, Семен и Андрей Хабаровы. Жителей около 200 человек, из них чуть менее половины — дети в возрасте до 15 лет. Работает Мясно-Борская народная школа. В школе — три отделения, 28 учеников и 1 учитель. Учитель — Мария Юревич. 1919/1920 учебный год — учитель Ильинская Елена Васильевна, 19 л., девица, Новгородская женская гимназия, стаж работы 1 год.

1920 год — жителей 138 человек. Учащихся в школе 40 человек. Учитель — Н. Н. Громова. Председатель сельского общества Алексей Баринов. На документах печать комитета бедноты.

1923 год — председатель сельсовета Хабаров.

1926 год — Мясной Бор вошел в состав Любецкого сельсовета Подберезской волости. Василий Баринов член Любецкого сельсовета.

1927 год — 43 хозяйства, из них: бедняцких — 29, середняцких — 8, зажиточных — 6.

1931 год апрель — создан колхоз Красный Бор, председатель колхоза и член с/с Бахвалов И..

1933 год — в колхозе 51 хозяйство. Правление колхоза: Морозов(председатель, середняк), Корнецкий Андрей(середняк), Корнецкий Семен(бедняк), Петров Василий(середняк), Кабанов Николай(бедняк). Выписка из протокола заседания правления 20/IX-1933 (присутствовали: председатель — Морозов, секретарь — Котов, чл.правления — Баринов А., Корнецкий С., рев.комиссия — Кабанов И., Назаров Ф., зав.фермой — Хабаров И., бригадиры — Хабаров А. Е., Баринов В., актив — Хабаров М., Назаров Павел, Медведев А., уполномоченный — Рыжиков Б., чл.правления — Корнецкий А., Михайлов Н.). Кулаки Кабанов, Назаров, Яковлев осуждены за развал и исключены из колхоза. Никитина — зав. МясноБорской школы.

1934 год — деревня насчитывала около 70 дворов.

1937 год — в колхозе 51 хозяйство.

1938 год — председатель колхоза Кононов. К 1941 году дворов оставалось около 40. В таком виде она и встретила нашествие оккупантов. 8 августа 1941 немцы вошли в деревню. В течение 2-х лет она неоднократно переходила из рук в руки и была практически стерта с лица земли. Уцелела лишь водонапорная башня из красного кирпича да один домишко. Жители не успевшие эвакуироваться жили в лесу в землянках, на месте разрушенного соляного склада зимой 1941-42 собирали снег и употребляли для приготовления пищи. В 1943 оставшиеся жители эвакуированы немцами в Прибалтику. Освобождена в январе 1944 года.

С января 1942 по апрель 1942 года велись многочисленные боевые действия в ходе Любанской наступательной операции.[2]

В декабре 1941 года в болотах Мясного Бора тяжёлые потери понесла воевавшая на стороне гитлеровцев испанская Голубая дивизия.

В апреле 1942 года в районе Мясного Бора в окружение попала 2-я ударная армия Волховского фронта, при попытке прорвать окружение в сторону деревни погибло много советских солдат (в том числе пропал без вести заместитель командующего второй ударной армией Алферьев, Пётр Фёдорович). 26 июня 1942 года в одной из контратак был тяжело ранен и взят в плен Герой Советского Союза Муса Джалиль.[3] Всего в болотах возле деревни погибли тысячи советских, немецких и испанских солдат. В результате поисковых мероприятий ежегодно проводятся массовые перезахоронения останков сотен военнослужащих[4].

В деревне построены мемориал и часовня в память о погибших в войне советских солдатах.

До апреля 2014 года деревня входила в состав ныне упразднённого Подберезского сельского поселения[5].

См. также

Напишите отзыв о статье "Мясной Бор"

Примечания

  1. [novgorodstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/novgorodstat/resources/b00dff804edfeae3a933a93467c8ff84/Таблица+12.pdf Всероссийская перепись населения 2010 года. 12. Численность населения муниципальных районов, поселений, городских и сельских населённых пунктов Новгородской области]. Проверено 2 февраля 2014. [www.webcitation.org/6N5OGNTw6 Архивировано из первоисточника 2 февраля 2014].
  2. Иванова Изольда Анатольевна. Трагедия Мясного Бора: Сборник воспоминаний участников и очевидцев Любанской операции. — СПб.: Политехника, 2001. — 359 с. — ISBN 5-7325-0553-9.
  3. [www.naexamen.ru/liter/li_34992.shtml Жизнь и творчество Мусы Джалиля].
  4. [www.novayagazeta.ru/news/263738.html Новгородская область. Проходят массовые перезахоронения останков погибших в годы Великой Отечественной войны]
  5. [www.regionz.ru/index.php?ds=122169 Реестр административно-территориального устройства области 2008 г]

Отрывок, характеризующий Мясной Бор

Только что Наташа кончила петь, она подошла к нему и спросила его, как ему нравится ее голос? Она спросила это и смутилась уже после того, как она это сказала, поняв, что этого не надо было спрашивать. Он улыбнулся, глядя на нее, и сказал, что ему нравится ее пение так же, как и всё, что она делает.
Князь Андрей поздно вечером уехал от Ростовых. Он лег спать по привычке ложиться, но увидал скоро, что он не может спать. Он то, зажжа свечку, сидел в постели, то вставал, то опять ложился, нисколько не тяготясь бессонницей: так радостно и ново ему было на душе, как будто он из душной комнаты вышел на вольный свет Божий. Ему и в голову не приходило, чтобы он был влюблен в Ростову; он не думал о ней; он только воображал ее себе, и вследствие этого вся жизнь его представлялась ему в новом свете. «Из чего я бьюсь, из чего я хлопочу в этой узкой, замкнутой рамке, когда жизнь, вся жизнь со всеми ее радостями открыта мне?» говорил он себе. И он в первый раз после долгого времени стал делать счастливые планы на будущее. Он решил сам собою, что ему надо заняться воспитанием своего сына, найдя ему воспитателя и поручив ему; потом надо выйти в отставку и ехать за границу, видеть Англию, Швейцарию, Италию. «Мне надо пользоваться своей свободой, пока так много в себе чувствую силы и молодости, говорил он сам себе. Пьер был прав, говоря, что надо верить в возможность счастия, чтобы быть счастливым, и я теперь верю в него. Оставим мертвым хоронить мертвых, а пока жив, надо жить и быть счастливым», думал он.


В одно утро полковник Адольф Берг, которого Пьер знал, как знал всех в Москве и Петербурге, в чистеньком с иголочки мундире, с припомаженными наперед височками, как носил государь Александр Павлович, приехал к нему.
– Я сейчас был у графини, вашей супруги, и был так несчастлив, что моя просьба не могла быть исполнена; надеюсь, что у вас, граф, я буду счастливее, – сказал он, улыбаясь.
– Что вам угодно, полковник? Я к вашим услугам.
– Я теперь, граф, уж совершенно устроился на новой квартире, – сообщил Берг, очевидно зная, что это слышать не могло не быть приятно; – и потому желал сделать так, маленький вечерок для моих и моей супруги знакомых. (Он еще приятнее улыбнулся.) Я хотел просить графиню и вас сделать мне честь пожаловать к нам на чашку чая и… на ужин.
– Только графиня Елена Васильевна, сочтя для себя унизительным общество каких то Бергов, могла иметь жестокость отказаться от такого приглашения. – Берг так ясно объяснил, почему он желает собрать у себя небольшое и хорошее общество, и почему это ему будет приятно, и почему он для карт и для чего нибудь дурного жалеет деньги, но для хорошего общества готов и понести расходы, что Пьер не мог отказаться и обещался быть.
– Только не поздно, граф, ежели смею просить, так без 10 ти минут в восемь, смею просить. Партию составим, генерал наш будет. Он очень добр ко мне. Поужинаем, граф. Так сделайте одолжение.
Противно своей привычке опаздывать, Пьер в этот день вместо восьми без 10 ти минут, приехал к Бергам в восемь часов без четверти.
Берги, припася, что нужно было для вечера, уже готовы были к приему гостей.
В новом, чистом, светлом, убранном бюстиками и картинками и новой мебелью, кабинете сидел Берг с женою. Берг, в новеньком, застегнутом мундире сидел возле жены, объясняя ей, что всегда можно и должно иметь знакомства людей, которые выше себя, потому что тогда только есть приятность от знакомств. – «Переймешь что нибудь, можешь попросить о чем нибудь. Вот посмотри, как я жил с первых чинов (Берг жизнь свою считал не годами, а высочайшими наградами). Мои товарищи теперь еще ничто, а я на ваканции полкового командира, я имею счастье быть вашим мужем (он встал и поцеловал руку Веры, но по пути к ней отогнул угол заворотившегося ковра). И чем я приобрел всё это? Главное умением выбирать свои знакомства. Само собой разумеется, что надо быть добродетельным и аккуратным».
Берг улыбнулся с сознанием своего превосходства над слабой женщиной и замолчал, подумав, что всё таки эта милая жена его есть слабая женщина, которая не может постигнуть всего того, что составляет достоинство мужчины, – ein Mann zu sein [быть мужчиной]. Вера в то же время также улыбнулась с сознанием своего превосходства над добродетельным, хорошим мужем, но который всё таки ошибочно, как и все мужчины, по понятию Веры, понимал жизнь. Берг, судя по своей жене, считал всех женщин слабыми и глупыми. Вера, судя по одному своему мужу и распространяя это замечание, полагала, что все мужчины приписывают только себе разум, а вместе с тем ничего не понимают, горды и эгоисты.
Берг встал и, обняв свою жену осторожно, чтобы не измять кружевную пелеринку, за которую он дорого заплатил, поцеловал ее в середину губ.
– Одно только, чтобы у нас не было так скоро детей, – сказал он по бессознательной для себя филиации идей.
– Да, – отвечала Вера, – я совсем этого не желаю. Надо жить для общества.
– Точно такая была на княгине Юсуповой, – сказал Берг, с счастливой и доброй улыбкой, указывая на пелеринку.
В это время доложили о приезде графа Безухого. Оба супруга переглянулись самодовольной улыбкой, каждый себе приписывая честь этого посещения.
«Вот что значит уметь делать знакомства, подумал Берг, вот что значит уметь держать себя!»
– Только пожалуйста, когда я занимаю гостей, – сказала Вера, – ты не перебивай меня, потому что я знаю чем занять каждого, и в каком обществе что надо говорить.
Берг тоже улыбнулся.
– Нельзя же: иногда с мужчинами мужской разговор должен быть, – сказал он.
Пьер был принят в новенькой гостиной, в которой нигде сесть нельзя было, не нарушив симметрии, чистоты и порядка, и потому весьма понятно было и не странно, что Берг великодушно предлагал разрушить симметрию кресла, или дивана для дорогого гостя, и видимо находясь сам в этом отношении в болезненной нерешительности, предложил решение этого вопроса выбору гостя. Пьер расстроил симметрию, подвинув себе стул, и тотчас же Берг и Вера начали вечер, перебивая один другого и занимая гостя.
Вера, решив в своем уме, что Пьера надо занимать разговором о французском посольстве, тотчас же начала этот разговор. Берг, решив, что надобен и мужской разговор, перебил речь жены, затрогивая вопрос о войне с Австриею и невольно с общего разговора соскочил на личные соображения о тех предложениях, которые ему были деланы для участия в австрийском походе, и о тех причинах, почему он не принял их. Несмотря на то, что разговор был очень нескладный, и что Вера сердилась за вмешательство мужского элемента, оба супруга с удовольствием чувствовали, что, несмотря на то, что был только один гость, вечер был начат очень хорошо, и что вечер был, как две капли воды похож на всякий другой вечер с разговорами, чаем и зажженными свечами.
Вскоре приехал Борис, старый товарищ Берга. Он с некоторым оттенком превосходства и покровительства обращался с Бергом и Верой. За Борисом приехала дама с полковником, потом сам генерал, потом Ростовы, и вечер уже совершенно, несомненно стал похож на все вечера. Берг с Верой не могли удерживать радостной улыбки при виде этого движения по гостиной, при звуке этого бессвязного говора, шуршанья платьев и поклонов. Всё было, как и у всех, особенно похож был генерал, похваливший квартиру, потрепавший по плечу Берга, и с отеческим самоуправством распорядившийся постановкой бостонного стола. Генерал подсел к графу Илье Андреичу, как к самому знатному из гостей после себя. Старички с старичками, молодые с молодыми, хозяйка у чайного стола, на котором были точно такие же печенья в серебряной корзинке, какие были у Паниных на вечере, всё было совершенно так же, как у других.


Пьер, как один из почетнейших гостей, должен был сесть в бостон с Ильей Андреичем, генералом и полковником. Пьеру за бостонным столом пришлось сидеть против Наташи и странная перемена, происшедшая в ней со дня бала, поразила его. Наташа была молчалива, и не только не была так хороша, как она была на бале, но она была бы дурна, ежели бы она не имела такого кроткого и равнодушного ко всему вида.
«Что с ней?» подумал Пьер, взглянув на нее. Она сидела подле сестры у чайного стола и неохотно, не глядя на него, отвечала что то подсевшему к ней Борису. Отходив целую масть и забрав к удовольствию своего партнера пять взяток, Пьер, слышавший говор приветствий и звук чьих то шагов, вошедших в комнату во время сбора взяток, опять взглянул на нее.