Мятеж на «Баунти» (фильм, 1935)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Мятеж на «Баунти»
Mutiny on the Bounty
Жанр

приключения
исторический фильм

Режиссёр

Фрэнк Ллойд

Продюсер

Ирвинг Тальберг

Автор
сценария

Чарльз Нордхофф
Джеймс Норман Холл

В главных
ролях

Чарльз Лоутон
Кларк Гейбл
Франшо Тоун
Мовита

Оператор

Артур Эдисон

Композитор

Герберт Стотхарт

Кинокомпания

Metro-Goldwyn-Mayer

Длительность

132 мин

Бюджет

1 950 000 долл.

Страна

США США

Язык

английский

Год

1935

К:Фильмы 1935 года

«Мятеж на „Баунти“» (англ. Mutiny on the Bounty) — крупномасштабный американский фильм 1935 года о событиях на корабле «Баунти» в конце XVIII века. Основан на одноимённом романе Чарльза Нордхоффа и Джеймса Нормана Холла (1932).

Доступен в оригинальной чёрно-белой и обновлённой колоризованной версиях. В 1962 году вышел 3-часовой цветной ремейк с Марлоном Брандо.





Сюжет

Английский флот XVIII века отличался жёсткой (даже жестокой) дисциплиной. Малейшие провинности наказывались плетьми, более тяжёлые проступки карались смертной казнью. Доведённые до отчаяния матросы поднимали бунты и пытались освободиться от гнёта.

1789 год. Экипаж британского корабля «Баунти» под руководством жестокого капитана Блая наполнив трюмы, отчаливает от берегов Таити. До этого дня в течение шести месяцев команда корабля подвергалась физическим и моральным издевательствам со стороны капитана и его приспешников.

Изнурительная работа и отсутствие пищи вынуждают моряков поднять бунт. Зачинщиком мятежа становится матрос дворянского происхождения Кристиан Флетчер. Ссадив с корабля капитана и преданных ему людей, «Баунти» взял курс обратно на Таити, именно там Флетчер и другие мятежники решили провести всю оставшуюся жизнь.

1790 год. Мечты мятежников сбылись, они нашли для себя новый остров Питкерн. В этом же году британский суд оправдал спасшегося с частью команды капитана Блая.

В ролях

Успех

Фильм стал одним из самых грандиозных проектов американской киноиндустрии на исходе Великой депрессии. Продюсер Ирвинг Тальберг потратил на съёмки в Океании неслыханную сумму в $2 млн. Несмотря на неординарный бюджет и скептическое отношение киномагната Л. Б. Майера, очередной масштабный проект Тальберга стал для студии MGM одним из самых успешных. Это последняя кинолента, удостоенная «Оскара» только в самой престижной номинации «Лучший фильм» и больше ни в какой иной.

Студия Warner Bros. откликнулась на порождённую «Баунти» киномоду на морские приключения картиной «Капитан Блад» с Эрролом Флинном в главной роли.

Напишите отзыв о статье "Мятеж на «Баунти» (фильм, 1935)"

Ссылки

Отрывок, характеризующий Мятеж на «Баунти» (фильм, 1935)

Пьер расспросил его, что слышно о выступлении, и капрал рассказал, что почти все войска выступают и что нынче должен быть приказ и о пленных. В балагане, в котором был Пьер, один из солдат, Соколов, был при смерти болен, и Пьер сказал капралу, что надо распорядиться этим солдатом. Капрал сказал, что Пьер может быть спокоен, что на это есть подвижной и постоянный госпитали, и что о больных будет распоряжение, и что вообще все, что только может случиться, все предвидено начальством.
– Et puis, monsieur Kiril, vous n'avez qu'a dire un mot au capitaine, vous savez. Oh, c'est un… qui n'oublie jamais rien. Dites au capitaine quand il fera sa tournee, il fera tout pour vous… [И потом, господин Кирил, вам стоит сказать слово капитану, вы знаете… Это такой… ничего не забывает. Скажите капитану, когда он будет делать обход; он все для вас сделает…]
Капитан, про которого говорил капрал, почасту и подолгу беседовал с Пьером и оказывал ему всякого рода снисхождения.
– Vois tu, St. Thomas, qu'il me disait l'autre jour: Kiril c'est un homme qui a de l'instruction, qui parle francais; c'est un seigneur russe, qui a eu des malheurs, mais c'est un homme. Et il s'y entend le… S'il demande quelque chose, qu'il me dise, il n'y a pas de refus. Quand on a fait ses etudes, voyez vous, on aime l'instruction et les gens comme il faut. C'est pour vous, que je dis cela, monsieur Kiril. Dans l'affaire de l'autre jour si ce n'etait grace a vous, ca aurait fini mal. [Вот, клянусь святым Фомою, он мне говорил однажды: Кирил – это человек образованный, говорит по французски; это русский барин, с которым случилось несчастие, но он человек. Он знает толк… Если ему что нужно, отказа нет. Когда учился кой чему, то любишь просвещение и людей благовоспитанных. Это я про вас говорю, господин Кирил. Намедни, если бы не вы, то худо бы кончилось.]
И, поболтав еще несколько времени, капрал ушел. (Дело, случившееся намедни, о котором упоминал капрал, была драка между пленными и французами, в которой Пьеру удалось усмирить своих товарищей.) Несколько человек пленных слушали разговор Пьера с капралом и тотчас же стали спрашивать, что он сказал. В то время как Пьер рассказывал своим товарищам то, что капрал сказал о выступлении, к двери балагана подошел худощавый, желтый и оборванный французский солдат. Быстрым и робким движением приподняв пальцы ко лбу в знак поклона, он обратился к Пьеру и спросил его, в этом ли балагане солдат Platoche, которому он отдал шить рубаху.
С неделю тому назад французы получили сапожный товар и полотно и роздали шить сапоги и рубахи пленным солдатам.
– Готово, готово, соколик! – сказал Каратаев, выходя с аккуратно сложенной рубахой.
Каратаев, по случаю тепла и для удобства работы, был в одних портках и в черной, как земля, продранной рубашке. Волоса его, как это делают мастеровые, были обвязаны мочалочкой, и круглое лицо его казалось еще круглее и миловиднее.
– Уговорец – делу родной братец. Как сказал к пятнице, так и сделал, – говорил Платон, улыбаясь и развертывая сшитую им рубашку.
Француз беспокойно оглянулся и, как будто преодолев сомнение, быстро скинул мундир и надел рубаху. Под мундиром на французе не было рубахи, а на голое, желтое, худое тело был надет длинный, засаленный, шелковый с цветочками жилет. Француз, видимо, боялся, чтобы пленные, смотревшие на него, не засмеялись, и поспешно сунул голову в рубашку. Никто из пленных не сказал ни слова.
– Вишь, в самый раз, – приговаривал Платон, обдергивая рубаху. Француз, просунув голову и руки, не поднимая глаз, оглядывал на себе рубашку и рассматривал шов.
– Что ж, соколик, ведь это не швальня, и струмента настоящего нет; а сказано: без снасти и вша не убьешь, – говорил Платон, кругло улыбаясь и, видимо, сам радуясь на свою работу.
– C'est bien, c'est bien, merci, mais vous devez avoir de la toile de reste? [Хорошо, хорошо, спасибо, а полотно где, что осталось?] – сказал француз.
– Она еще ладнее будет, как ты на тело то наденешь, – говорил Каратаев, продолжая радоваться на свое произведение. – Вот и хорошо и приятно будет.