НАМИ

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 55°50′54″ с. ш. 37°32′31″ в. д. / 55.84833° с. ш. 37.54194° в. д. / 55.84833; 37.54194 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=55.84833&mlon=37.54194&zoom=17 (O)] (Я)

Государственный научный центр Российской Федерации Федеральное государственное унитарное предприятие "Центральный ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт "НАМИ"
(ГНЦ РФ ФГУП «НАМИ»)
Прежнее название

Научный автотракторный институт (НАТИ) (1931—1946)

Основан

1918

Директор

Сергей Владимирович Гайсин

Аспирантура

есть

Докторантура

есть

Расположение

Москва

Юридический адрес

Автомоторная улица, д.2

Сайт

[www.nami.ru www.nami.ru]

К:Научные институты, основанные в 1918 году

Государственный научный центр Российской Федерации Федеральное государственное унитарное предприятие «Центра́льный нау́чно-иссле́довательский автомоби́льный и автомото́рный институ́т «НАМИ» (ГНЦ РФ ФГУП «НАМИ») — ведущая научная организация Российской Федерации в области развития автомобилестроения.

Институт награждён орденом Трудового Красного Знамени.





История

Научный автомоторный институт был образован 14 марта 1920 года на базе Научной автомобильной лаборатории (НАЛ) при научно-техническом отделе ВСНХ, которая была создана 16 октября 1918 года. С 1924 года институт санкционировал закупки импортной автомобильной техники. К 1927 году был разработан первый самостоятельный автомобиль НАМИ-1 (первый легковой автомобиль в СССР).

В 1930-е годы институт стал ведущим конструкторским подразделением советской автомобильной промышленности. В это время были разработаны и запущены в производство первые отечественные троллейбусы, созданы несколько моделей тракторов и грузовых автомобилей. Для нужд РККА активно разрабатывались полугусеничные модели, бронеавтомобили[1].

С 1931 по 1946 год носил название Научный автотракторный институт (НАТИ)[2].

В начале 1946 года в связи с передачей тракторной промышленности в ведение Министерства сельскохозяйственного машиностроения НАТИ был разделён на две части. Автомобильная часть осталась в ведении Минавтопрома и была преобразована в Научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт (НАМИ). Тракторная часть передана Минсельхозмашу и на её базе организован союзный Научно-исследовательский тракторный институт (НАТИ).

В институте было сконструировано несколько двигателей, послуживших основой для серийных моделей. Однако многие перспективные конструкторские решения не могли быть быстро освоены отечественной промышленностью. Например, разработки переднего привода в НАМИ начались в 1966—1967 годах, а первый переднеприводный автомобиль серийно начал выпускаться в СССР только в 1980-е годы. В тот же период начались и разработки автоматической коробки переключения передач для легковых автомобилей[2].

Учёные и конструкторы института активно участвовали в создании, испытаниях и запуске в производство практически всех отечественных автомобилей, ряда двигателей и тракторов.

В 1994 году институт НАМИ получил статус Государственного научного центра Российской Федерации.

В 2003 году Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии России аккредитовало НАМИ в качестве Испытательного центра продукции автомобилестроения (ИЦАИ), который стал являться технической службой с правом проведения испытаний по Правилам ЕЭК ООН.

В 2014 году НАМИ приобрел за 1 евро у группы ОНЭКСИМ технологии, конструкторскую документацию и исключительные права на ноу-хау по разработке кузова и шасси гибридного автомобиля «Ё-мобиль»[3].

НАМИ является представителем Российской Федерации в Техническом комитете 22 «Дорожный транспорт» Международной организации по стандартизации.

Полигон

В 1960-х годах при институте был организован испытательный полигон (Научный испытательный центр автомобильной и мотоциклетной техники, НИЦИАМТ), расположенный неподалёку от Дмитрова. Сейчас это подразделение носит название Научно-исследовательский центр по испытаниям и доводке автомототехники ФГУП «НАМИ» (НИЦИАМТ ФГУП «НАМИ»).

Издания

С 1923 года институт начал выпускать «Бюллетень Научно-автомоторного института». В настоящее время сборник «Труды НАМИ» включен в перечень изданий, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией (ВАК), для публикаций материалов диссертаций.

Модельный ряд

За исключением 1920-х1930-х годов НАМИ выпускало только концепт-кары. Модельный ряд 1950-х1980-х годов:

Известные сотрудники института

См. также

Напишите отзыв о статье "НАМИ"

Примечания

  1. Евгений Дмитриевич Кочнев. [slovari.yandex.ru/dict/milauto/article/349.htm?text=%D0%9D%D0%90%D0%9C%D0%98&stpar3=1.6 НАМИ/НАТИ](недоступная ссылка с 14-06-2016 (2929 дней)) // Энциклопедия военных автомобилей 1769—2006 гг.. — 2-е изд., доп. и перераб.. — М.: ООО «Книжное издательство „За рулем“», 2008. — 640 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-9698-0152-3.
  2. 1 2 [slovari.yandex.ru/dict/rusauto/article/kan-0262.htm?text=%D0%9D%D0%90%D0%9C%D0%98&stpar3=1.1 НАМИ на Яндекс-словари](недоступная ссылка с 14-06-2016 (2929 дней))
  3. [www.znak.com/urfo/news/2014-04-07/1020621.html Прохоров продал права на «Ё-мобиль» за 1 евро]

Ссылки

  • [nami.ru/ob-institute/directions/technical/technology-centre/ Официальный сайт НАМИ]
  • [www.rp.nami.ru/ Центр Быстрого Прототипирования НАМИ]
  • [lab-nami.narod.ru/ Лаборатория микроклимата НАМИ]
  • [expertise.nami.ru/ Экспертиза НАМИ]
  • [www.autorc.ru/index.php/ Автополигон НАМИ]
  • [mytavria.org.ua/tyuning-tavrii-proekt-apelsin-nami-290/ Проект Апельсин, НАМИ]

Отрывок, характеризующий НАМИ

– Да, влюблен, но, пожалуйста, не будем делать того, что сейчас… Еще четыре года… Тогда я буду просить вашей руки.
Наташа подумала.
– Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать… – сказала она, считая по тоненьким пальчикам. – Хорошо! Так кончено?
И улыбка радости и успокоения осветила ее оживленное лицо.
– Кончено! – сказал Борис.
– Навсегда? – сказала девочка. – До самой смерти?
И, взяв его под руку, она с счастливым лицом тихо пошла с ним рядом в диванную.


Графиня так устала от визитов, что не велела принимать больше никого, и швейцару приказано было только звать непременно кушать всех, кто будет еще приезжать с поздравлениями. Графине хотелось с глазу на глаз поговорить с другом своего детства, княгиней Анной Михайловной, которую она не видала хорошенько с ее приезда из Петербурга. Анна Михайловна, с своим исплаканным и приятным лицом, подвинулась ближе к креслу графини.
– С тобой я буду совершенно откровенна, – сказала Анна Михайловна. – Уж мало нас осталось, старых друзей! От этого я так и дорожу твоею дружбой.
Анна Михайловна посмотрела на Веру и остановилась. Графиня пожала руку своему другу.
– Вера, – сказала графиня, обращаясь к старшей дочери, очевидно, нелюбимой. – Как у вас ни на что понятия нет? Разве ты не чувствуешь, что ты здесь лишняя? Поди к сестрам, или…
Красивая Вера презрительно улыбнулась, видимо не чувствуя ни малейшего оскорбления.
– Ежели бы вы мне сказали давно, маменька, я бы тотчас ушла, – сказала она, и пошла в свою комнату.
Но, проходя мимо диванной, она заметила, что в ней у двух окошек симметрично сидели две пары. Она остановилась и презрительно улыбнулась. Соня сидела близко подле Николая, который переписывал ей стихи, в первый раз сочиненные им. Борис с Наташей сидели у другого окна и замолчали, когда вошла Вера. Соня и Наташа с виноватыми и счастливыми лицами взглянули на Веру.
Весело и трогательно было смотреть на этих влюбленных девочек, но вид их, очевидно, не возбуждал в Вере приятного чувства.
– Сколько раз я вас просила, – сказала она, – не брать моих вещей, у вас есть своя комната.
Она взяла от Николая чернильницу.
– Сейчас, сейчас, – сказал он, мокая перо.
– Вы всё умеете делать не во время, – сказала Вера. – То прибежали в гостиную, так что всем совестно сделалось за вас.
Несмотря на то, или именно потому, что сказанное ею было совершенно справедливо, никто ей не отвечал, и все четверо только переглядывались между собой. Она медлила в комнате с чернильницей в руке.
– И какие могут быть в ваши года секреты между Наташей и Борисом и между вами, – всё одни глупости!
– Ну, что тебе за дело, Вера? – тихеньким голоском, заступнически проговорила Наташа.
Она, видимо, была ко всем еще более, чем всегда, в этот день добра и ласкова.
– Очень глупо, – сказала Вера, – мне совестно за вас. Что за секреты?…
– У каждого свои секреты. Мы тебя с Бергом не трогаем, – сказала Наташа разгорячаясь.
– Я думаю, не трогаете, – сказала Вера, – потому что в моих поступках никогда ничего не может быть дурного. А вот я маменьке скажу, как ты с Борисом обходишься.
– Наталья Ильинишна очень хорошо со мной обходится, – сказал Борис. – Я не могу жаловаться, – сказал он.
– Оставьте, Борис, вы такой дипломат (слово дипломат было в большом ходу у детей в том особом значении, какое они придавали этому слову); даже скучно, – сказала Наташа оскорбленным, дрожащим голосом. – За что она ко мне пристает? Ты этого никогда не поймешь, – сказала она, обращаясь к Вере, – потому что ты никогда никого не любила; у тебя сердца нет, ты только madame de Genlis [мадам Жанлис] (это прозвище, считавшееся очень обидным, было дано Вере Николаем), и твое первое удовольствие – делать неприятности другим. Ты кокетничай с Бергом, сколько хочешь, – проговорила она скоро.
– Да уж я верно не стану перед гостями бегать за молодым человеком…
– Ну, добилась своего, – вмешался Николай, – наговорила всем неприятностей, расстроила всех. Пойдемте в детскую.
Все четверо, как спугнутая стая птиц, поднялись и пошли из комнаты.
– Мне наговорили неприятностей, а я никому ничего, – сказала Вера.
– Madame de Genlis! Madame de Genlis! – проговорили смеющиеся голоса из за двери.
Красивая Вера, производившая на всех такое раздражающее, неприятное действие, улыбнулась и видимо не затронутая тем, что ей было сказано, подошла к зеркалу и оправила шарф и прическу. Глядя на свое красивое лицо, она стала, повидимому, еще холоднее и спокойнее.

В гостиной продолжался разговор.
– Ah! chere, – говорила графиня, – и в моей жизни tout n'est pas rose. Разве я не вижу, что du train, que nous allons, [не всё розы. – при нашем образе жизни,] нашего состояния нам не надолго! И всё это клуб, и его доброта. В деревне мы живем, разве мы отдыхаем? Театры, охоты и Бог знает что. Да что обо мне говорить! Ну, как же ты это всё устроила? Я часто на тебя удивляюсь, Annette, как это ты, в свои годы, скачешь в повозке одна, в Москву, в Петербург, ко всем министрам, ко всей знати, со всеми умеешь обойтись, удивляюсь! Ну, как же это устроилось? Вот я ничего этого не умею.
– Ах, душа моя! – отвечала княгиня Анна Михайловна. – Не дай Бог тебе узнать, как тяжело остаться вдовой без подпоры и с сыном, которого любишь до обожания. Всему научишься, – продолжала она с некоторою гордостью. – Процесс мой меня научил. Ежели мне нужно видеть кого нибудь из этих тузов, я пишу записку: «princesse une telle [княгиня такая то] желает видеть такого то» и еду сама на извозчике хоть два, хоть три раза, хоть четыре, до тех пор, пока не добьюсь того, что мне надо. Мне всё равно, что бы обо мне ни думали.
– Ну, как же, кого ты просила о Бореньке? – спросила графиня. – Ведь вот твой уже офицер гвардии, а Николушка идет юнкером. Некому похлопотать. Ты кого просила?
– Князя Василия. Он был очень мил. Сейчас на всё согласился, доложил государю, – говорила княгиня Анна Михайловна с восторгом, совершенно забыв всё унижение, через которое она прошла для достижения своей цели.
– Что он постарел, князь Василий? – спросила графиня. – Я его не видала с наших театров у Румянцевых. И думаю, забыл про меня. Il me faisait la cour, [Он за мной волочился,] – вспомнила графиня с улыбкой.