Новокузнецкий металлургический комбинат

Поделись знанием:
(перенаправлено с «НКМК»)
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 53°46′ с. ш. 87°05′ в. д. / 53.767° с. ш. 87.083° в. д. / 53.767; 87.083 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=53.767&mlon=87.083&zoom=14 (O)] (Я)

НКМК
Тип

Открытое акционерное общество

Год основания

2003, на базе КМК (1931)

Расположение

Россия Россия: Новокузнецк, пл Побед,1

Ключевые фигуры

Волков, Константин Владимирович — технический директор ЗСМК по железнодорожному прокату

Отрасль

черная металлургия

Продукция

железнодорожные рельсы

Оборот

26 366,9 млн руб (2009)[1]

Чистая прибыль

−2 071,4 млн руб (2009)

Число работников

более 10000 (2011)

Награды

Сайт

[www.nkmk.ru k.ru]

К:Предприятия, основанные в 2003 году

Новокузнецкий металлургический комбинат (до 2003 года — Кузнецкий металлургический комбинат) (c 2011 площадка рельсового проката ЗСМК) — металлургический комбинат в городе Новокузнецке Кемеровской области. Комбинат образован 5 мая 2003 года на базе производственных мощностей легендарного КМК, более 70 лет поставлявшего свою продукцию в разные уголки России и за рубеж.

Считается, что в стене технологического тоннеля КМК покоится тело прораба А. Заева, который завещал похоронить себя на месте своей работы, чтобы не разлучаться с делом всей своей жизни даже после смерти. В тоннеле можно найти памятную [www.kuzrab.ru/publics/index.php?ID=21174 доску].

Контрольный пакет акций предприятия принадлежит российской металлургической компании Евраз Груп.





История

В апреле 1918 года Высший совет народного хозяйства объявил конкурс на «проект создания единой хозяйственной организации, охватывающей область горно-металлургической промышленности Кузнецкого каменно-угольного бассейна».

Строительство КМК (Кузнецкий металлургический комбинат)

Комбинат создавался в период 19291936 гг. недалеко от города Кузнецк.

В конце 1920-х годов принимается решение о создании на Востоке СССР второй мощной угольно-металлургической базы, работающей на железных рудах Урала и коксующихся углях Сибири. Осенью 1927 года начался набор рабочих, которым предстояло строительство крупнейшего металлургического завода.

В 1929 году И. П. Бардина вызывают в Москву. Ему поручается техническое руководство строительством Кузнецкого металлургического комбината — первенца промышленного освоения природных богатств Сибири.

Строительство завода началось в короткие зимние дни конца 1929 года, когда температура воздуха редко поднималась выше 30 градусов мороза. На строительной площадке день и ночь горели костры, отогревая промерзшую землю. Тысячи комсомольцев, прибывших сюда из разных концов страны, рыли траншеи в мерзлом грунте, возводили фундаменты для металлургических печей, создавали гигантские цехи. Бардин был душой этой великой стройки. Его можно было встретить здесь и ранним утром, и глухой ночью, когда работы велись при ярком свете многих сотен прожекторов.

Энтузиазм строителей металлургического комбината очень впечатлил поэта Владимира Маяковского, знакомого с некоторыми из них лично, и посвятившего этой стройке своё знаменитое стихотворение «Через четыре года здесь будет город-сад», входившее в СССР в обязательную школьную программу.

Бардин за время строительства сумел изменить и технические условия проекта. Хорошо зная площадку, он отметил, что расположить цехи можно лучше, чем предлагала американская фирма «Фрейн». Дело в том, что американцы ограничили площадь завода руслом речки Конобенихи. Летом это был ручеек, а весной — свирепая река. Иван Павлович нашёл, что, если построить плотину и отвести воду по каналу, площадь завода можно значительно расширить, а цехи его расположить более целесообразно.

Все это дало возможность значительно увеличить мощность будущего завода. От 400 тысяч тонн чугуна в год она поднялась до 1,5 млн тонн.

Никакие трудности не могли остановить Бардина; наоборот, они вдохновляли его; видимо, практика предыдущих лет вселила в него уверенность, что любые трудности можно и должно преодолевать. Он умел в любой тяжёлый момент сохранить самообладание, ненавидел нытиков, которых тянет на спокойную жизнь.

Стройке, — говорил Бардин, — нужны люди дисциплинированные, самоотверженные, упорные в стремлении к достижению намеченной цели.

Главный инженер смело дал разрешение и чертежи для взрывных работ, которые должны были подготовить сооружение фундаментов под домны и мартены.

Строители досрочно заложили все фундаменты основных цехов, кроме прокатного. Такой размах работ, развернувшихся на площадке, был неожиданным для центрального управления, ведавшего строительством. К Бардину из Москвы полетели телеграммы. На каком основании, по кем утверждённому плану производится строительство основных цехов завода? Начальник строительства обращал внимание главного инженера на то, что утверждённого плана ведения работ ещё нет и он, Бардин, не имеет права возводить основные сооружения.

На все телеграммы и запросы Иван Павлович отвечал, что он имеет уже обсуждённый и окончательно утверждённый план, составленный фирмой «Фрейн», и что считает его достаточным основанием для ведения работ.

В конце февраля 1930 года на стройку неожиданно прибыла комиссия, по решению которой руководство стройкой было передано строительной организации «Стальстрой». Стройка замедлила темпы. После упорной борьбы Бардина со строителями решением ВСНХ за подписью В. В. Куйбышева структура «Стальстроя» была ликвидирована. Строителей снова подчинили руководству Кузнецкстроя. Все бразды технического руководства — и проектирование, и технический надзор, и непосредственное руководство организацией и ходом работ — снова перешли к Ивану Павловичу.

Со второй половины 1930 года начало прибывать оборудование, заказанное за границей, — экскаваторы, краны, тракторы, автомашины, передвижные электростанции, станки.

1 мая 1930 года в праздничной обстановке был заложен фундамент доменной печи, а 1 апреля 1932 года в 3 часа 55 минут первая кузнецкая домна была задута. 3 апреля 1932 году был получен первый чугун.

Металл, выданный первой домной, разлили разливочной машиной и отправили в Москву. Участники торжества получили по плитке первого сибирского чугуна.

Газета Кузнецкой стройки тогда писала:

Слушай, великая пролетарская страна: есть кузнецкий чугун!

Вслед за первой печью через месяц пошла вторая. А вскоре выдал сталь мартен, затем запущен прокатный цех — вошли в строй действующие блюминг и рельсопрокатный стан.

В 1932 году комбинат вступил в строй. Он был построен за 1000 дней. В этом огромная заслуга Ивана Павловича, который сумел мобилизовать людей на преодоление трудностей, связанных со строительством. Восемь лет проработал И. П. Бардин на посту технического директора КМК. За это время было полностью закончено строительство комбината и он стал передовым металлургическим предприятием страны.

В апреле 1932 года И. П. Бардин стал академиком Академии наук СССР.

Деятельность КМК в советские годы

В первое время завод работал плохо. В зиму 1932/33 года замерзали водопроводы, смерзалась в камень руда в бункерах, льдом покрывались пути. Американцы даже предложили остановить на зимние месяцы завод. Но самоотверженность, энтузиазм советских людей сделали то, что зарубежным специалистам казалось неисполнимым. Завод начал набирать темпы, давать стране все больше и больше металла.

К 1936 году Кузнецкий металлургический комбинат был уже на полном ходу. Были освоены и местные угли и местные руды. Домны — главная забота Бардина — работали спокойно. Расширялись рудники, продолжал строиться и завод.

Детищем И. П. Бардина стала центральная заводская лаборатория, в которой он имел свой второй кабинет и проводил в нём еженедельно целый рабочий день.

Также по инициативе И. П. Бардина на КМК был создан технический музей комбината.[2] При научно-техническом музее комбината создан мемориальный музей академика — его домашний кабинет и библиотека, переданные комбинату в дар его женой Л. В. Бардиной.

Особое значение И. П. Бардин придавал технической библиотеке, созданной уже в 1933 году.

Во время с 1941 по 1945 год КМК выпускал оборонную продукцию. Директором комбината был Роман Васильевич Белан .

в 1944 Кузнецкий металлургический завод был переименован в Кузнецкий металлургический комбинат.

9 мая 1985 года в память о героическом вкладе Кузнецкого металлургического комбината в разгром немецко-фашистских войск был торжественно открыт Мемориальный музей боевой и трудовой славы кузнецких металлургов.[3]

В октябре 1993 года создано ОАО КМК. В 1997 году в состав ОАО КМК вошли горнорудные предприятия Горной Шории.

С 1996 по 1997 год на КМК очень часто сменялись управляющие компании.

При участии специалистов СибГИУ и КемГУ была представлена программа выхода КМК из кризиса.[4]

В 2001 году ОАО КМК было ликвидировано, на его месте созданы ОАО Рельсы КМК, ОАО Конструкции КМК, ОАО Сталь-НК,ОАО Сибирские товары, ОАО Кузнецкий ГОК ,Завод по ремонту металлургического оборудования (после НКВЗ). [5]

В 2003 году Создан Новокузнецкий металлургический комбинат, в который вошли частично данные предприятия.

Состав в 2004 году

  • ТЭЦ , Цех сетей и подстанций — 2500 работающих (в том числе ТЭЦ — 1125)
  • Управление подготовки производством и цех социального и хозяйственного обслуживания — 860 работающих
  • Абагуровская аглофабрика — 2063 работающих
  • Автотранспортное предприятие, цех благоустройства и лаборатория оргтехники — 1500 работающих
  • Управление железнодорожного транспорта — 1600 работающих
  • Коксовый цехе, цех улавливания, углеподгото­вительный цех, цех ремонта коксового оборудования и отдел главного энергетика- 1100 работающих
  • Доменный цех, цех ремонта металлургических печей, газовый цех, цех технологической диспетчеризации, отдел технического контроля −1600 человек
  • Литейный цех, теплосило­вой цех, цех водоснабжения, управление метрологии и автоматизации, центральная лаборатория автоматизации и механизации −1216 работающих
  • цеха «Мартен-1», «Мартен-2», электросталеплавильный цех № 1 и с цех подготовки составов −990 человек
  • ЭСПЦ-2 — 840 работающих
  • копровый цех — 360 работающих,
  • цех ремонта металлургического оборудования — 128 работающих
  • цех шлакопереработки — 223 работающих
  • Прокатные цеха — 3200 работающих
  • Рельсобалочный цех — 1645 работающих
  • ремонтно-механический цех, цех металлоконструкций третий механический цех — 1800 работающих
  • ООО «Сибирские товары» — 3000 работающих
  • ПЛ10 — 780 учащихся
  • ПУ11 — 711 учащихся
  • Совхоз Металлург — 420 работающих

Данные поликлиники КМК по обслуживаемым участкам.

Деятельность НКМК с 2004 по 2011 год

В 2004 году введена в эксплуатацию новая вальцетокарная мастерская, оборудованная современным калибровочным станком немецкой фирмы Herkules.

В 2005 году введена в строй система газоочистки в электросталеплавильном цехе. Данный проект реализован совместно с компаниями Tecoaer (Италия) и Badische Stahl Engineering (Германия).

В феврале 2006 года в головной части рельсобалочного цеха введена в строй нагревательная печь с шагающими балками фирмы Techint.

В 2006 году введена в строй установка по разделению воздуха. Она позволила полностью удовлетворить потребность технологических комплексов комбината в кислороде. Прежде всего — электросталеплавильного цеха.

В январе 2007 году введен в эксплуатацию цех разделения воздуха, который позволил полностью обеспечить комбинат кислородом и азотом собственного производства.

В марте 2008 года начал работу ковшевой вакууматор в ЭСПЦ, ввод в строй которого позволит значительно повысить качество рельсовой стали НКМК.

ООО «Сталь НК» было образовано в ходе конкурсного производства на ОАО «Кузнецкий металлургический комбинат» (КМК). В его состав были включены мартеновский и электросталеплавильный цех № 1, обжимной цех, шлакопереработка, литейный цех и цех ремонта металлургических печей, подразделение подготовки составов. В 2005 году «Сталь НК» произвела 1,2 млн т жидкой стали, в том числе мартеновской — 1 млн т, электростали — 190 тыс. т, выпустила проката, преимущественно стальной заготовки, 1,4 млн т. На предприятии было занято около 2,5 тыс. человек. В 2007 году прекратило выпускать сталь.[6]

С 2011 года

В 2010 ликвидировано доменное производство. Остались ЭСПЦ и Прокатное производство. 1 июля 2011 вошел в состав ЗСМК. Объединенное предприятие получило название: Открытое акционерное общество «ЕВРАЗ Объединенный Западно-Сибирский металлургический комбинат».

Ныне — промышленная площадка рельсового проката ОАО «ЕВРАЗ ЗСМК». В 2014 г. первые российские стометровые рельсы, сделанные в РБЦ уложены на Октябрьской железной дороге

Территория КМК

На территории площадки рельсового проката, кроме Евраза, действуют производства других компаний: вагоноремонтные, переработка отходов, железнодорожные, энергетические. Значительная часть сотрудников подразделений состоит в первичной профсоюзной организации Кемеровская территориальная профсоюзная организация Горно-металлургического профсоюза России: Евраз-Сервис, Сибирская ГМК, ТЭЦ Кузнецкого металлургического комбината, Новокузнецкий вагоностроительный завод.

На промплощадке расположены (7 ноября 2014) также Вторресурс-переработка,ЗСЭМЗ, СГМК-Ферросплавы, Новокузнецкий филиал сталь-эмаль , ОАО Евразэнерготранс , ООО Ротекс, ОАО Кедр -НК, ООО МК Клининг[7]

Планируется на части территории промплощадки построить торговые центры, создать различные мелкие и средние предприятия, в настоящее время проводятся мероприятия по улучшению экологической ситуации в бывших цехах КМК.

Строится ретейл-парк[8]

Награды

Производство

  1. коксохимическое производство (ликвидировано);
  2. доменное (22 апреля 2009 года производство переведено в режим консервации последняя печь № 5 остановлена, 27 августа 2009 года начата полная ликвидация доменного производства, последняя печь демонтирована);
  3. электросталеплавильное производство: ЭСПЦ-1 (ликвидировано), ЭСПЦ-2;
  4. прокатное: стан 500 (ликвидирован), стан 1100 (блюминг) (ликвидирован));стан 450 (ликвидирован)
  5. мартеновское производство (ликвидировано);
  6. в 1990 планировалось построить кислородно-конвертерный цех;
  7. ТЭЦ;
  8. железная дорога;
  9. производство прочих товаров кроватный цех и механический 3 (оборонный) (ликвидировано);
  10. литейное производство (ликвидировано);

В состав НКМК ранее входили аглопредприятия Абагуровская аглофабрика, Мундыбашская аглофабрика, рудники Темирский, Каз, Шерегеш, строительные компании.

Доля НКМК в отечественном рельсовом производстве составляет около 70 %, а в мировом — порядка 9 %. Согласно исследованиям Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института (Москва), ОАО «НКМК» по объёмам выпуска рельсовой продукции входит в первую пятерку крупнейших производителей наряду с предприятиями Китая (в городах Аншань, Далянь, Баотоу) и России (Нижний Тагил).[9]

Являясь единственным в стране производителем всей номенклатуры рельсового сортамента и монополистом на рынке трамвайных рельсов, НКМК выступает в качестве генерального поставщика рельсовой продукции для ОАО «Российские железные дороги»

Кроме того, на КМК выпускается сортовой прокат (круги, лемешная заготовка), заготовка для переката, швеллер, уголок, шары стальные мелющие, лист горячекатаный, коксохимическая продукция, трубная заготовка, а также судосталь для нужд речного судостроения.

За рубеж продукция идет в страны Юго-Восточной Азии, Китай, Монголия, КНДР, страны СНГ и Прибалтики.

Основная рудная база — рудники Темиртау (до 1999 года), Каз, Шерегеш, Таштагол .

Территория КМК в 1990-х годах составляла несколько квадратных километров. Проход на территорию был с площади Побед, с Нижней Колонии, с поселка ДОЗ.

Финансовые показатели

2008 2009
Выручка, млрд руб. 42,276[10] 26,367[11]
Чистая прибыль, млрд руб. 1,594 −2,071

Железнодорожный прокат в 2016 году

Рельсы -Р43, Р50, Р60, Р65, ОР 65, УР 43, ОР50, ОР 65, РК 50, РК 65. Рельсы для метрополитена - Р50, Р65. Рельсы трамвайные -Т62. Рельсы крановые Р80, Р100, Р120. Рельсовый профиль; полоса для скобы упорной; клемма ПК;Полоса для клемм раздельного рельсового скрепления железнодорожного пути; Накладка Р50 и Р65; Заготовка сердечника для изолирующего стыка рельсов

Персоналии

Руководство КМК

Известные сотрудники

Герои соц труда

См. также

Напишите отзыв о статье "Новокузнецкий металлургический комбинат"

Примечания

  1. Рейтинг крупнейших компаний Сибири по объёму реализации в 2009 году//Эксперт-Сибирь. 22 ноября — 5 декабря 2010. № 45-46. 2010
  2. [www.nkmk.ru/portal/page?_pageid=1113,3151844&_dad=portal&_schema=PORTAL НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ ИМЕНИ И. П.БАРДИНА]
  3. [www.nkmk.ru/portal/page?_pageid=1113,3151849&_dad=portal&_schema=PORTAL Мемориальный музей боевой и трудовой славы кузнецких металлургов]
  4. www.keup.sibsiu.ru/science/1999.pdf Организационно-экономические проблемы повышения эффективности металлургического производства. Материалы 1 международной научно-практической конференции.
  5. web.archive.org/web/20040902083106/www.nkmk.ru/press1.pl 5 компаний комбината. Интервью внешнего управляющего НКМК Зверева. Интернет-архив официального сайта комбината. Перепечатка из журнала -Металлы Евразии
  6. www.nk-info.ru/nvkz/2833.html Сталь-НК перестало выпускать сталь
  7. [ktpogmpr.ru/primary-organizations/kuznetsk-metallurgists/contact.php Первичные организации]
  8. nk-tv.net/2015/03/26/v-novokuznetskom-ritejl-parke-raboty-idut-polnym-hodom.html Новокузнецкое интернет-телевидение
  9. [www.nkmk.ru/portal/page?_pageid=1113,3145842&_dad=portal&_schema=PORTAL Рыночные позиции]
  10. 400 крупнейших компаний Сибири//Эксперт-Сибирь. — № 40-41. — 26 октября — 8 ноября 2009 года
  11. Рейтинг крупнейших компаний Сибири по объёму реализации в 2009 году//Эксперт-Сибирь. — № 45-46. — 22 ноября — 5 декабря 2010.

Ссылки

  • [www.nkmk.ru/ Сайт КМК]
  • [tometaxy.net/ История Кузнецкого металлургического комбината]
  • [ktpogmpr.ru/primary-organizations/?SECTION_ID=160 Первичная профсоюзная организация Кузнецкие металлурги]
  • [elibrary.ru/org_about.asp?orgsid=4437 НКМК в научной электронной библиотеке]
  • [45f.ru/sse/kuzneckij-metallurgicheskij-zavod-telbesskij/ Кузнецкий металлургический завод (Тельбесский) в Сибирской советской энциклопедии]
  • [91.190.232.206:8081/iap/pl/period/kollekcii/prom_kuz/Metallurg/ Газета Металлург в интернент-архиве Кемеровской областной научной библиотеки]

Отрывок, характеризующий Новокузнецкий металлургический комбинат

В отношении поднятия духа войска и народа, беспрестанно делались смотры, раздавались награды. Император разъезжал верхом по улицам и утешал жителей; и, несмотря на всю озабоченность государственными делами, сам посетил учрежденные по его приказанию театры.
В отношении благотворительности, лучшей доблести венценосцев, Наполеон делал тоже все, что от него зависело. На богоугодных заведениях он велел надписать Maison de ma mere [Дом моей матери], соединяя этим актом нежное сыновнее чувство с величием добродетели монарха. Он посетил Воспитательный дом и, дав облобызать свои белые руки спасенным им сиротам, милостиво беседовал с Тутолминым. Потом, по красноречивому изложению Тьера, он велел раздать жалованье своим войскам русскими, сделанными им, фальшивыми деньгами. Relevant l'emploi de ces moyens par un acte digue de lui et de l'armee Francaise, il fit distribuer des secours aux incendies. Mais les vivres etant trop precieux pour etre donnes a des etrangers la plupart ennemis, Napoleon aima mieux leur fournir de l'argent afin qu'ils se fournissent au dehors, et il leur fit distribuer des roubles papiers. [Возвышая употребление этих мер действием, достойным его и французской армии, он приказал раздать пособия погоревшим. Но, так как съестные припасы были слишком дороги для того, чтобы давать их людям чужой земли и по большей части враждебно расположенным, Наполеон счел лучшим дать им денег, чтобы они добывали себе продовольствие на стороне; и он приказал оделять их бумажными рублями.]
В отношении дисциплины армии, беспрестанно выдавались приказы о строгих взысканиях за неисполнение долга службы и о прекращении грабежа.

Х
Но странное дело, все эти распоряжения, заботы и планы, бывшие вовсе не хуже других, издаваемых в подобных же случаях, не затрогивали сущности дела, а, как стрелки циферблата в часах, отделенного от механизма, вертелись произвольно и бесцельно, не захватывая колес.
В военном отношении, гениальный план кампании, про который Тьер говорит; que son genie n'avait jamais rien imagine de plus profond, de plus habile et de plus admirable [гений его никогда не изобретал ничего более глубокого, более искусного и более удивительного] и относительно которого Тьер, вступая в полемику с г м Феном, доказывает, что составление этого гениального плана должно быть отнесено не к 4 му, а к 15 му октября, план этот никогда не был и не мог быть исполнен, потому что ничего не имел близкого к действительности. Укрепление Кремля, для которого надо было срыть la Mosquee [мечеть] (так Наполеон назвал церковь Василия Блаженного), оказалось совершенно бесполезным. Подведение мин под Кремлем только содействовало исполнению желания императора при выходе из Москвы, чтобы Кремль был взорван, то есть чтобы был побит тот пол, о который убился ребенок. Преследование русской армии, которое так озабочивало Наполеона, представило неслыханное явление. Французские военачальники потеряли шестидесятитысячную русскую армию, и только, по словам Тьера, искусству и, кажется, тоже гениальности Мюрата удалось найти, как булавку, эту шестидесятитысячную русскую армию.
В дипломатическом отношении, все доводы Наполеона о своем великодушии и справедливости, и перед Тутолминым, и перед Яковлевым, озабоченным преимущественно приобретением шинели и повозки, оказались бесполезны: Александр не принял этих послов и не отвечал на их посольство.
В отношении юридическом, после казни мнимых поджигателей сгорела другая половина Москвы.
В отношении административном, учреждение муниципалитета не остановило грабежа и принесло только пользу некоторым лицам, участвовавшим в этом муниципалитете и, под предлогом соблюдения порядка, грабившим Москву или сохранявшим свое от грабежа.
В отношении религиозном, так легко устроенное в Египте дело посредством посещения мечети, здесь не принесло никаких результатов. Два или три священника, найденные в Москве, попробовали исполнить волю Наполеона, но одного из них по щекам прибил французский солдат во время службы, а про другого доносил следующее французский чиновник: «Le pretre, que j'avais decouvert et invite a recommencer a dire la messe, a nettoye et ferme l'eglise. Cette nuit on est venu de nouveau enfoncer les portes, casser les cadenas, dechirer les livres et commettre d'autres desordres». [«Священник, которого я нашел и пригласил начать служить обедню, вычистил и запер церковь. В ту же ночь пришли опять ломать двери и замки, рвать книги и производить другие беспорядки».]
В торговом отношении, на провозглашение трудолюбивым ремесленникам и всем крестьянам не последовало никакого ответа. Трудолюбивых ремесленников не было, а крестьяне ловили тех комиссаров, которые слишком далеко заезжали с этим провозглашением, и убивали их.
В отношении увеселений народа и войска театрами, дело точно так же не удалось. Учрежденные в Кремле и в доме Познякова театры тотчас же закрылись, потому что ограбили актрис и актеров.
Благотворительность и та не принесла желаемых результатов. Фальшивые ассигнации и нефальшивые наполняли Москву и не имели цены. Для французов, собиравших добычу, нужно было только золото. Не только фальшивые ассигнации, которые Наполеон так милостиво раздавал несчастным, не имели цены, но серебро отдавалось ниже своей стоимости за золото.
Но самое поразительное явление недействительности высших распоряжений в то время было старание Наполеона остановить грабежи и восстановить дисциплину.
Вот что доносили чины армии.
«Грабежи продолжаются в городе, несмотря на повеление прекратить их. Порядок еще не восстановлен, и нет ни одного купца, отправляющего торговлю законным образом. Только маркитанты позволяют себе продавать, да и то награбленные вещи».
«La partie de mon arrondissement continue a etre en proie au pillage des soldats du 3 corps, qui, non contents d'arracher aux malheureux refugies dans des souterrains le peu qui leur reste, ont meme la ferocite de les blesser a coups de sabre, comme j'en ai vu plusieurs exemples».
«Rien de nouveau outre que les soldats se permettent de voler et de piller. Le 9 octobre».
«Le vol et le pillage continuent. Il y a une bande de voleurs dans notre district qu'il faudra faire arreter par de fortes gardes. Le 11 octobre».
[«Часть моего округа продолжает подвергаться грабежу солдат 3 го корпуса, которые не довольствуются тем, что отнимают скудное достояние несчастных жителей, попрятавшихся в подвалы, но еще и с жестокостию наносят им раны саблями, как я сам много раз видел».
«Ничего нового, только что солдаты позволяют себе грабить и воровать. 9 октября».
«Воровство и грабеж продолжаются. Существует шайка воров в нашем участке, которую надо будет остановить сильными мерами. 11 октября».]
«Император чрезвычайно недоволен, что, несмотря на строгие повеления остановить грабеж, только и видны отряды гвардейских мародеров, возвращающиеся в Кремль. В старой гвардии беспорядки и грабеж сильнее, нежели когда либо, возобновились вчера, в последнюю ночь и сегодня. С соболезнованием видит император, что отборные солдаты, назначенные охранять его особу, долженствующие подавать пример подчиненности, до такой степени простирают ослушание, что разбивают погреба и магазины, заготовленные для армии. Другие унизились до того, что не слушали часовых и караульных офицеров, ругали их и били».
«Le grand marechal du palais se plaint vivement, – писал губернатор, – que malgre les defenses reiterees, les soldats continuent a faire leurs besoins dans toutes les cours et meme jusque sous les fenetres de l'Empereur».
[«Обер церемониймейстер дворца сильно жалуется на то, что, несмотря на все запрещения, солдаты продолжают ходить на час во всех дворах и даже под окнами императора».]
Войско это, как распущенное стадо, топча под ногами тот корм, который мог бы спасти его от голодной смерти, распадалось и гибло с каждым днем лишнего пребывания в Москве.
Но оно не двигалось.
Оно побежало только тогда, когда его вдруг охватил панический страх, произведенный перехватами обозов по Смоленской дороге и Тарутинским сражением. Это же самое известие о Тарутинском сражении, неожиданно на смотру полученное Наполеоном, вызвало в нем желание наказать русских, как говорит Тьер, и он отдал приказание о выступлении, которого требовало все войско.
Убегая из Москвы, люди этого войска захватили с собой все, что было награблено. Наполеон тоже увозил с собой свой собственный tresor [сокровище]. Увидав обоз, загромождавший армию. Наполеон ужаснулся (как говорит Тьер). Но он, с своей опытностью войны, не велел сжечь всо лишние повозки, как он это сделал с повозками маршала, подходя к Москве, но он посмотрел на эти коляски и кареты, в которых ехали солдаты, и сказал, что это очень хорошо, что экипажи эти употребятся для провианта, больных и раненых.
Положение всего войска было подобно положению раненого животного, чувствующего свою погибель и не знающего, что оно делает. Изучать искусные маневры Наполеона и его войска и его цели со времени вступления в Москву и до уничтожения этого войска – все равно, что изучать значение предсмертных прыжков и судорог смертельно раненного животного. Очень часто раненое животное, заслышав шорох, бросается на выстрел на охотника, бежит вперед, назад и само ускоряет свой конец. То же самое делал Наполеон под давлением всего его войска. Шорох Тарутинского сражения спугнул зверя, и он бросился вперед на выстрел, добежал до охотника, вернулся назад, опять вперед, опять назад и, наконец, как всякий зверь, побежал назад, по самому невыгодному, опасному пути, но по знакомому, старому следу.
Наполеон, представляющийся нам руководителем всего этого движения (как диким представлялась фигура, вырезанная на носу корабля, силою, руководящею корабль), Наполеон во все это время своей деятельности был подобен ребенку, который, держась за тесемочки, привязанные внутри кареты, воображает, что он правит.


6 го октября, рано утром, Пьер вышел из балагана и, вернувшись назад, остановился у двери, играя с длинной, на коротких кривых ножках, лиловой собачонкой, вертевшейся около него. Собачонка эта жила у них в балагане, ночуя с Каратаевым, но иногда ходила куда то в город и опять возвращалась. Она, вероятно, никогда никому не принадлежала, и теперь она была ничья и не имела никакого названия. Французы звали ее Азор, солдат сказочник звал ее Фемгалкой, Каратаев и другие звали ее Серый, иногда Вислый. Непринадлежание ее никому и отсутствие имени и даже породы, даже определенного цвета, казалось, нисколько не затрудняло лиловую собачонку. Пушной хвост панашем твердо и кругло стоял кверху, кривые ноги служили ей так хорошо, что часто она, как бы пренебрегая употреблением всех четырех ног, поднимала грациозно одну заднюю и очень ловко и скоро бежала на трех лапах. Все для нее было предметом удовольствия. То, взвизгивая от радости, она валялась на спине, то грелась на солнце с задумчивым и значительным видом, то резвилась, играя с щепкой или соломинкой.
Одеяние Пьера теперь состояло из грязной продранной рубашки, единственном остатке его прежнего платья, солдатских порток, завязанных для тепла веревочками на щиколках по совету Каратаева, из кафтана и мужицкой шапки. Пьер очень изменился физически в это время. Он не казался уже толст, хотя и имел все тот же вид крупности и силы, наследственной в их породе. Борода и усы обросли нижнюю часть лица; отросшие, спутанные волосы на голове, наполненные вшами, курчавились теперь шапкою. Выражение глаз было твердое, спокойное и оживленно готовое, такое, какого никогда не имел прежде взгляд Пьера. Прежняя его распущенность, выражавшаяся и во взгляде, заменилась теперь энергической, готовой на деятельность и отпор – подобранностью. Ноги его были босые.
Пьер смотрел то вниз по полю, по которому в нынешнее утро разъездились повозки и верховые, то вдаль за реку, то на собачонку, притворявшуюся, что она не на шутку хочет укусить его, то на свои босые ноги, которые он с удовольствием переставлял в различные положения, пошевеливая грязными, толстыми, большими пальцами. И всякий раз, как он взглядывал на свои босые ноги, на лице его пробегала улыбка оживления и самодовольства. Вид этих босых ног напоминал ему все то, что он пережил и понял за это время, и воспоминание это было ему приятно.
Погода уже несколько дней стояла тихая, ясная, с легкими заморозками по утрам – так называемое бабье лето.
В воздухе, на солнце, было тепло, и тепло это с крепительной свежестью утреннего заморозка, еще чувствовавшегося в воздухе, было особенно приятно.
На всем, и на дальних и на ближних предметах, лежал тот волшебно хрустальный блеск, который бывает только в эту пору осени. Вдалеке виднелись Воробьевы горы, с деревнею, церковью и большим белым домом. И оголенные деревья, и песок, и камни, и крыши домов, и зеленый шпиль церкви, и углы дальнего белого дома – все это неестественно отчетливо, тончайшими линиями вырезалось в прозрачном воздухе. Вблизи виднелись знакомые развалины полуобгорелого барского дома, занимаемого французами, с темно зелеными еще кустами сирени, росшими по ограде. И даже этот разваленный и загаженный дом, отталкивающий своим безобразием в пасмурную погоду, теперь, в ярком, неподвижном блеске, казался чем то успокоительно прекрасным.
Французский капрал, по домашнему расстегнутый, в колпаке, с коротенькой трубкой в зубах, вышел из за угла балагана и, дружески подмигнув, подошел к Пьеру.
– Quel soleil, hein, monsieur Kiril? (так звали Пьера все французы). On dirait le printemps. [Каково солнце, а, господин Кирил? Точно весна.] – И капрал прислонился к двери и предложил Пьеру трубку, несмотря на то, что всегда он ее предлагал и всегда Пьер отказывался.
– Si l'on marchait par un temps comme celui la… [В такую бы погоду в поход идти…] – начал он.
Пьер расспросил его, что слышно о выступлении, и капрал рассказал, что почти все войска выступают и что нынче должен быть приказ и о пленных. В балагане, в котором был Пьер, один из солдат, Соколов, был при смерти болен, и Пьер сказал капралу, что надо распорядиться этим солдатом. Капрал сказал, что Пьер может быть спокоен, что на это есть подвижной и постоянный госпитали, и что о больных будет распоряжение, и что вообще все, что только может случиться, все предвидено начальством.
– Et puis, monsieur Kiril, vous n'avez qu'a dire un mot au capitaine, vous savez. Oh, c'est un… qui n'oublie jamais rien. Dites au capitaine quand il fera sa tournee, il fera tout pour vous… [И потом, господин Кирил, вам стоит сказать слово капитану, вы знаете… Это такой… ничего не забывает. Скажите капитану, когда он будет делать обход; он все для вас сделает…]
Капитан, про которого говорил капрал, почасту и подолгу беседовал с Пьером и оказывал ему всякого рода снисхождения.
– Vois tu, St. Thomas, qu'il me disait l'autre jour: Kiril c'est un homme qui a de l'instruction, qui parle francais; c'est un seigneur russe, qui a eu des malheurs, mais c'est un homme. Et il s'y entend le… S'il demande quelque chose, qu'il me dise, il n'y a pas de refus. Quand on a fait ses etudes, voyez vous, on aime l'instruction et les gens comme il faut. C'est pour vous, que je dis cela, monsieur Kiril. Dans l'affaire de l'autre jour si ce n'etait grace a vous, ca aurait fini mal. [Вот, клянусь святым Фомою, он мне говорил однажды: Кирил – это человек образованный, говорит по французски; это русский барин, с которым случилось несчастие, но он человек. Он знает толк… Если ему что нужно, отказа нет. Когда учился кой чему, то любишь просвещение и людей благовоспитанных. Это я про вас говорю, господин Кирил. Намедни, если бы не вы, то худо бы кончилось.]
И, поболтав еще несколько времени, капрал ушел. (Дело, случившееся намедни, о котором упоминал капрал, была драка между пленными и французами, в которой Пьеру удалось усмирить своих товарищей.) Несколько человек пленных слушали разговор Пьера с капралом и тотчас же стали спрашивать, что он сказал. В то время как Пьер рассказывал своим товарищам то, что капрал сказал о выступлении, к двери балагана подошел худощавый, желтый и оборванный французский солдат. Быстрым и робким движением приподняв пальцы ко лбу в знак поклона, он обратился к Пьеру и спросил его, в этом ли балагане солдат Platoche, которому он отдал шить рубаху.
С неделю тому назад французы получили сапожный товар и полотно и роздали шить сапоги и рубахи пленным солдатам.
– Готово, готово, соколик! – сказал Каратаев, выходя с аккуратно сложенной рубахой.
Каратаев, по случаю тепла и для удобства работы, был в одних портках и в черной, как земля, продранной рубашке. Волоса его, как это делают мастеровые, были обвязаны мочалочкой, и круглое лицо его казалось еще круглее и миловиднее.
– Уговорец – делу родной братец. Как сказал к пятнице, так и сделал, – говорил Платон, улыбаясь и развертывая сшитую им рубашку.
Француз беспокойно оглянулся и, как будто преодолев сомнение, быстро скинул мундир и надел рубаху. Под мундиром на французе не было рубахи, а на голое, желтое, худое тело был надет длинный, засаленный, шелковый с цветочками жилет. Француз, видимо, боялся, чтобы пленные, смотревшие на него, не засмеялись, и поспешно сунул голову в рубашку. Никто из пленных не сказал ни слова.
– Вишь, в самый раз, – приговаривал Платон, обдергивая рубаху. Француз, просунув голову и руки, не поднимая глаз, оглядывал на себе рубашку и рассматривал шов.
– Что ж, соколик, ведь это не швальня, и струмента настоящего нет; а сказано: без снасти и вша не убьешь, – говорил Платон, кругло улыбаясь и, видимо, сам радуясь на свою работу.
– C'est bien, c'est bien, merci, mais vous devez avoir de la toile de reste? [Хорошо, хорошо, спасибо, а полотно где, что осталось?] – сказал француз.
– Она еще ладнее будет, как ты на тело то наденешь, – говорил Каратаев, продолжая радоваться на свое произведение. – Вот и хорошо и приятно будет.
– Merci, merci, mon vieux, le reste?.. – повторил француз, улыбаясь, и, достав ассигнацию, дал Каратаеву, – mais le reste… [Спасибо, спасибо, любезный, а остаток то где?.. Остаток то давай.]
Пьер видел, что Платон не хотел понимать того, что говорил француз, и, не вмешиваясь, смотрел на них. Каратаев поблагодарил за деньги и продолжал любоваться своею работой. Француз настаивал на остатках и попросил Пьера перевести то, что он говорил.
– На что же ему остатки то? – сказал Каратаев. – Нам подверточки то важные бы вышли. Ну, да бог с ним. – И Каратаев с вдруг изменившимся, грустным лицом достал из за пазухи сверточек обрезков и, не глядя на него, подал французу. – Эхма! – проговорил Каратаев и пошел назад. Француз поглядел на полотно, задумался, взглянул вопросительно на Пьера, и как будто взгляд Пьера что то сказал ему.
– Platoche, dites donc, Platoche, – вдруг покраснев, крикнул француз пискливым голосом. – Gardez pour vous, [Платош, а Платош. Возьми себе.] – сказал он, подавая обрезки, повернулся и ушел.
– Вот поди ты, – сказал Каратаев, покачивая головой. – Говорят, нехристи, а тоже душа есть. То то старички говаривали: потная рука торовата, сухая неподатлива. Сам голый, а вот отдал же. – Каратаев, задумчиво улыбаясь и глядя на обрезки, помолчал несколько времени. – А подверточки, дружок, важнеющие выдут, – сказал он и вернулся в балаган.


Прошло четыре недели с тех пор, как Пьер был в плену. Несмотря на то, что французы предлагали перевести его из солдатского балагана в офицерский, он остался в том балагане, в который поступил с первого дня.
В разоренной и сожженной Москве Пьер испытал почти крайние пределы лишений, которые может переносить человек; но, благодаря своему сильному сложению и здоровью, которого он не сознавал до сих пор, и в особенности благодаря тому, что эти лишения подходили так незаметно, что нельзя было сказать, когда они начались, он переносил не только легко, но и радостно свое положение. И именно в это то самое время он получил то спокойствие и довольство собой, к которым он тщетно стремился прежде. Он долго в своей жизни искал с разных сторон этого успокоения, согласия с самим собою, того, что так поразило его в солдатах в Бородинском сражении, – он искал этого в филантропии, в масонстве, в рассеянии светской жизни, в вине, в геройском подвиге самопожертвования, в романтической любви к Наташе; он искал этого путем мысли, и все эти искания и попытки все обманули его. И он, сам не думая о том, получил это успокоение и это согласие с самим собою только через ужас смерти, через лишения и через то, что он понял в Каратаеве. Те страшные минуты, которые он пережил во время казни, как будто смыли навсегда из его воображения и воспоминания тревожные мысли и чувства, прежде казавшиеся ему важными. Ему не приходило и мысли ни о России, ни о войне, ни о политике, ни о Наполеоне. Ему очевидно было, что все это не касалось его, что он не призван был и потому не мог судить обо всем этом. «России да лету – союзу нету», – повторял он слова Каратаева, и эти слова странно успокоивали его. Ему казалось теперь непонятным и даже смешным его намерение убить Наполеона и его вычисления о кабалистическом числе и звере Апокалипсиса. Озлобление его против жены и тревога о том, чтобы не было посрамлено его имя, теперь казались ему не только ничтожны, но забавны. Что ему было за дело до того, что эта женщина вела там где то ту жизнь, которая ей нравилась? Кому, в особенности ему, какое дело было до того, что узнают или не узнают, что имя их пленного было граф Безухов?