Над всей Испанией безоблачное небо

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

«Над всей Испанией безоблачное небо» — по мнению некоторых источников, пароль (позывной) к началу военного мятежа против Второй республики в Испании, употреблённый 18 июля 1936 года в передаче радиостанции, расположенной в испанской Северной Африке (называют Сеуту, Мелилью, Тетуан), и послуживший сигналом для одновременного совместного выступления военных по всей стране, которое стало началом гражданской войны 1936—1939 годов.

В СССР сообщение о таком позывном (в редакции «По всей Испании безоблачное небо») встречается уже в книге «Героическая Испания», изданной осенью 1936 года[1], и затем постоянно воспроизводится[2][3][4].

В испанских источниках почти не встречаются упоминания о каком-либо конкретном пароле к началу восстания. По мнению журналиста Давида Солара, главного редактора популярного журнала об истории «La Aventura de la Historia», не было и одновременного совместного выступления: «Было много разных сигналов, в каждой провинции имелся свой, так как не все могли восстать одновременно»[5]. Немногочисленные источники на испанском языке приводят фразу-позывной в различных версиях: En toda España el cielo está despejado (кубинский журналист П. Гусман Кастро)[6], En toda España cielo despejado (аргентинская романистка Мабель Пагано)[7], Todo el cielo de España está despejado (Эухенио Посада, мемуарист, в книге кубинского журналиста Р. Эрнандеса Ортеги)[8].

Зато достоверно известно, что 18 июля в 15.15 республиканское правительство в Мадриде передало по радио официальное сообщение, начинавшееся словами: «Правительство снова подтверждает, что на всём полуострове полное спокойствие» (исп. De nuevo habla el Gobierno para confirmar la absoluta tranquilidad en toda la Península)[9][10].



См. также

Напишите отзыв о статье "Над всей Испанией безоблачное небо"

Примечания

  1. [militera.lib.ru/propaganda/russian/ispan/index.html Героическая Испания] / Под ред. Монина Д. и Теумин Э. — Л.: Партиздат ЦК ВКП(б), 1936. — [militera.lib.ru/propaganda/russian/ispan/04.html С. 33].
  2. С. Благоева. Народный трибун Испании: Долорес Ибаррури (Пасионария). — Л.: Партиздат ЦК ВКП(б), 1937. — С. 5.
  3. Х. Гарсиа. Испания XX века. — М.: Мысль, 1967. — С. 400.
  4. Н. Н. Шпанов. Поджигатели: Роман. — М.: Советский писатель, 1952. — С. 326.
  5. А. Жингель, А. Пеунов. [web.archive.org/web/20090726010351/spain.kp.ru/2005/03/22/doc57330/ История далёкая и близкая: Интервью с Давидом Соларом] // «Комсомольская правда в Испании», 22 марта 2005.
  6. [web.archive.org/web/20090726012901/www.escambray.cu/Esp/opinion/Oguerraesp080213903.htm Pastor Guzmán Castro. Bajo el cielo de España] // Escambray: Periódico de la provincia de. Sancti Spíritus, en el centro de Cuba. — 2.09.2008.
  7. Mabel Pagano. Primera Quincena de Mayo. — Fundación para la Democracia en Argentina, 1983. — P. 63.
  8. [www.centropablo.cult.cu/libros_descargar/La_casa_en_un_morral.pdf Raúl Hernández Ortega. La casa en un morral: voces de niños de la Guerra Civil española] — Ediciones La Memoria, Centro Cultural Pablo de la Torriente Brau, 2011. — P. 40.
  9. [hemeroteca.lavanguardia.com/preview/1936/07/19/pagina-3/33133877/pdf.html El gobierno se reunió en Consejo extraordinario] // «La Vanguardia», Edición del domingo, 19 julio 1936, página 3.
  10. [es.wikisource.org/wiki/Nota_radiada_desde_ministerio_de_la_Gobernaci%C3%B3n_de_18_de_julio_de_1936,_Madrid Nota radiada desde ministerio de la Gobernación de 18 de julio de 1936, Madrid] в Викитеке

Ссылки

  • [spalex.narod.ru/guerra/nebo.html Не трогайте небо…]: Журналистское расследование на сайте Председателя Координационного совета соотечественников, проживающих в Испании А. В. Пеунова

К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Над всей Испанией безоблачное небо

То самое, чем он прежде мучился, чего он искал постоянно, цели жизни, теперь для него не существовало. Эта искомая цель жизни теперь не случайно не существовала для него только в настоящую минуту, но он чувствовал, что ее нет и не может быть. И это то отсутствие цели давало ему то полное, радостное сознание свободы, которое в это время составляло его счастие.
Он не мог иметь цели, потому что он теперь имел веру, – не веру в какие нибудь правила, или слова, или мысли, но веру в живого, всегда ощущаемого бога. Прежде он искал его в целях, которые он ставил себе. Это искание цели было только искание бога; и вдруг он узнал в своем плену не словами, не рассуждениями, но непосредственным чувством то, что ему давно уж говорила нянюшка: что бог вот он, тут, везде. Он в плену узнал, что бог в Каратаеве более велик, бесконечен и непостижим, чем в признаваемом масонами Архитектоне вселенной. Он испытывал чувство человека, нашедшего искомое у себя под ногами, тогда как он напрягал зрение, глядя далеко от себя. Он всю жизнь свою смотрел туда куда то, поверх голов окружающих людей, а надо было не напрягать глаз, а только смотреть перед собой.
Он не умел видеть прежде великого, непостижимого и бесконечного ни в чем. Он только чувствовал, что оно должно быть где то, и искал его. Во всем близком, понятном он видел одно ограниченное, мелкое, житейское, бессмысленное. Он вооружался умственной зрительной трубой и смотрел в даль, туда, где это мелкое, житейское, скрываясь в тумане дали, казалось ему великим и бесконечным оттого только, что оно было неясно видимо. Таким ему представлялась европейская жизнь, политика, масонство, философия, филантропия. Но и тогда, в те минуты, которые он считал своей слабостью, ум его проникал и в эту даль, и там он видел то же мелкое, житейское, бессмысленное. Теперь же он выучился видеть великое, вечное и бесконечное во всем, и потому естественно, чтобы видеть его, чтобы наслаждаться его созерцанием, он бросил трубу, в которую смотрел до сих пор через головы людей, и радостно созерцал вокруг себя вечно изменяющуюся, вечно великую, непостижимую и бесконечную жизнь. И чем ближе он смотрел, тем больше он был спокоен и счастлив. Прежде разрушавший все его умственные постройки страшный вопрос: зачем? теперь для него не существовал. Теперь на этот вопрос – зачем? в душе его всегда готов был простой ответ: затем, что есть бог, тот бог, без воли которого не спадет волос с головы человека.


Пьер почти не изменился в своих внешних приемах. На вид он был точно таким же, каким он был прежде. Так же, как и прежде, он был рассеян и казался занятым не тем, что было перед глазами, а чем то своим, особенным. Разница между прежним и теперешним его состоянием состояла в том, что прежде, когда он забывал то, что было перед ним, то, что ему говорили, он, страдальчески сморщивши лоб, как будто пытался и не мог разглядеть чего то, далеко отстоящего от него. Теперь он так же забывал то, что ему говорили, и то, что было перед ним; но теперь с чуть заметной, как будто насмешливой, улыбкой он всматривался в то самое, что было перед ним, вслушивался в то, что ему говорили, хотя очевидно видел и слышал что то совсем другое. Прежде он казался хотя и добрым человеком, но несчастным; и потому невольно люди отдалялись от него. Теперь улыбка радости жизни постоянно играла около его рта, и в глазах его светилось участие к людям – вопрос: довольны ли они так же, как и он? И людям приятно было в его присутствии.