Наезд (обычай)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Нае́зд (польск. zajazd) — первоначально, в старом польском законодательстве, способ выполнения решения суда силами истца. Позже — вооружённое нападение с целью отъёма собственности.





Общие сведения

Наезд, как путь выполнения решения суда силами истца, в старом польском законодательстве являлся обычным способом исполнительного производства. Традиция обуславливалась существовавшей слабостью власти и де-факто являлась действенным путём защиты дворянством своих прав[1].

В соответствии с законодательством Речи Посполитой, наезд являлся четвёртым, самым крайним способом выполнения решения суда. Он проводился при неэффективности первых трёх этапов исполнительного производства, по указанию старосты повята, как правило, силами истца[2].

К концу XVII века наезды стали проводится и без участия властей повята, фактически превратившись в незаконные набеги с целью отъёма чужой собственности[3].

Объекты наезда

В качестве своего объекта, вооружённые наезды, обычно ориентировались на захват земель и угодий. Подобные приобретения могли использоваться как для ведения сельского хозяйства, так и для создания нового села или поместья. Кроме того наезды нередко были направлены и на промыслы. Например, на производство поташа, пивоварни, бортничество. Тактика наездов включала и нападения на транспорт с продукцией промыслов на дорогах, речных сплавах, на переезде через таможенные границы. Нередко от наездов страдали церковные и монастырские хозяйства. Случалось, что из-за этого священники были вынуждены искать себе другой приход[4].

Осуществление наезда

Во время вооружённого наезда самым простым способом присвоения поместья или села было похищение документов, удостоверяющих право владения. Например, привилегии, дарственной, купчаи, закладных соглашений и т. п. Иногда уничтожались или менялись межевые знаки. Не имея документальных юридических доказательств, потерпевшему было очень сложно доказать своё право на владение отобранным у него. А если противник имел высокий социальный статус, влиятельного патрона, тесно контактировал с местной администрацией или отличался инициативностью и финансовыми возможностями, то шансы обиженного становились весьма призрачными[4].

Интересно, что и монастыри не гнушались обогащаться с помощью наездов на соседние выгодные владения. Священники и монахи не уступали дворянам и становились инициаторами нападений, а то даже и возглавляли вооруженные шайки своих подданных или наёмников[4][5].

Ответственность за неправомерные наезды

Иногда наезды и ограбления не оставались безнаказанными. Виновного можно было привлечь к ответственности в судебном порядке. Подобные, связанные с наездом дела, рассматривал за́мковый, а с 1566 года — гро́дский, суд. При наезде, в зависимости от причинённого вреда, были предусмотрены такие наказания, как, смертная казнь, выплата пострадавшему денежной компенсации, штраф. Однако в существующих источниках нет ни одного случая наказания виновного смертной казнью если он знатен или влиятелен в данном регионе. Более того, известны частые случаи не только неуплаты денежного штрафа, но и манипулирования нормами права[4].

Описание в литературе

К наиболее известным литературным описаниям наезда относится произведение Адама Мицкевича «Пан Тадеуш» (польск. Pan Tadeusz), созданное в Париже в 1832—1834 годах. Полные название этой эпической поэмы — «Пан Тадеуш, или последний наезд в Литве. Шляхетская история 1811—1812 годов в двенадцати книгах, писанная стихами» (польск. Pan Tadeusz czyli Ostatni zajazd na Litwie. Historia szlachecka z roku 1811 i 1812 we dwunastu księgach wierszem pisana).

В Викисловаре есть статья «наезд»

Напишите отзыв о статье "Наезд (обычай)"

Примечания

  1. Bardach J., Leśnodorski B., Pietrzak M. Historia ustroju i prawa polskiego, wyd. LexisNexis, Warszawa 2003, s. 13.
  2. Мальченко О. Шля­хетсь­кі на­їзди у світлі ма­єтко­вих ак­тів кінця XVI — першої по­ло­ви­ни XVII ст. (військо­вий ас­пект). «Київська старо­ви­на», 1997, № 3—4.
  3. [pl.wikisource.org/wiki/Encyklopedia_staropolska/Zajazdy Zygmunt Gloger Zajazdy // Encyklopedia staropolska, tom IV., Warszawa, Druk P. Laskauera i W. Babickiego, 1900.]
  4. 1 2 3 4 [tyzhden.ua/Publication/3504 Андрій Блануца Традиції наїзду // Тиждень, 16 січня, 2010]
  5. Lo­ziсski W. Prawem i lewem: Oby­czaje na Czerwon­ej Ru­si w pi­erwszej po­lowie XVII wi­e­ku. Lwуw, 1931.

Литература

  • А. В. Бла­ну­ца [www.history.org.ua/index.php?termin=Naizd НАЇЗД] // Енциклопедія історії України : у 10 т. / редкол.: В. А. Смолій (голова) та ін. ; Інститут історії України НАН України. — К. : Наук. думка, 2003. — Т. 1 : А — В. — 688 с.: іл. — ISBN 966-00-0734-5.
  • Gąsio­rowski A. Dobr­zy i pod­lej­si: Pry­czyn­ek do dzi­ej­уw ka­ry pуz­nos­red­niowi­ec­znej w Pol­sce. «Cza­so­pis­mo prawnohis­to­ryc­zne», 1985, t. 37, zesz. 2.
  • Гуле­вич В. «Наїзди» у русь­ко-ли­то­вському праві XV — кінця XVI ст. (Розвиток та еволю­ція права на прикладі на­їздів). В кн.: Про­се­мі­на­рій: Меді­є­ві­стика: Істо­рія Цер­кви, науки і куль­ту­ри, вип. 5. К., 2003.

При написании этой статьи использовался материал статьи «[www.history.org.ua/index.php?termin=Naizd НАЇЗД]» (автор А. В. Бла­ну­ца) из издания «Энциклопедия истории Украины», доступного по лицензии Creative Commons [creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0/deed.ru BY-SA 3.0 Unported].

Отрывок, характеризующий Наезд (обычай)

– Je crois que non, – отвечал офицер, ощупывая себя, – mais je l'ai manque belle cette fois ci, – прибавил он, указывая на отбившуюся штукатурку в стене. – Quel est cet homme? [Кажется, нет… но на этот раз близко было. Кто этот человек?] – строго взглянув на Пьера, сказал офицер.
– Ah, je suis vraiment au desespoir de ce qui vient d'arriver, [Ах, я, право, в отчаянии от того, что случилось,] – быстро говорил Пьер, совершенно забыв свою роль. – C'est un fou, un malheureux qui ne savait pas ce qu'il faisait. [Это несчастный сумасшедший, который не знал, что делал.]
Офицер подошел к Макару Алексеичу и схватил его за ворот.
Макар Алексеич, распустив губы, как бы засыпая, качался, прислонившись к стене.
– Brigand, tu me la payeras, – сказал француз, отнимая руку.
– Nous autres nous sommes clements apres la victoire: mais nous ne pardonnons pas aux traitres, [Разбойник, ты мне поплатишься за это. Наш брат милосерд после победы, но мы не прощаем изменникам,] – прибавил он с мрачной торжественностью в лице и с красивым энергическим жестом.
Пьер продолжал по французски уговаривать офицера не взыскивать с этого пьяного, безумного человека. Француз молча слушал, не изменяя мрачного вида, и вдруг с улыбкой обратился к Пьеру. Он несколько секунд молча посмотрел на него. Красивое лицо его приняло трагически нежное выражение, и он протянул руку.
– Vous m'avez sauve la vie! Vous etes Francais, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз,] – сказал он. Для француза вывод этот был несомненен. Совершить великое дело мог только француз, а спасение жизни его, m r Ramball'я capitaine du 13 me leger [мосье Рамбаля, капитана 13 го легкого полка] – было, без сомнения, самым великим делом.
Но как ни несомненен был этот вывод и основанное на нем убеждение офицера, Пьер счел нужным разочаровать его.
– Je suis Russe, [Я русский,] – быстро сказал Пьер.
– Ти ти ти, a d'autres, [рассказывайте это другим,] – сказал француз, махая пальцем себе перед носом и улыбаясь. – Tout a l'heure vous allez me conter tout ca, – сказал он. – Charme de rencontrer un compatriote. Eh bien! qu'allons nous faire de cet homme? [Сейчас вы мне все это расскажете. Очень приятно встретить соотечественника. Ну! что же нам делать с этим человеком?] – прибавил он, обращаясь к Пьеру, уже как к своему брату. Ежели бы даже Пьер не был француз, получив раз это высшее в свете наименование, не мог же он отречься от него, говорило выражение лица и тон французского офицера. На последний вопрос Пьер еще раз объяснил, кто был Макар Алексеич, объяснил, что пред самым их приходом этот пьяный, безумный человек утащил заряженный пистолет, который не успели отнять у него, и просил оставить его поступок без наказания.
Француз выставил грудь и сделал царский жест рукой.
– Vous m'avez sauve la vie. Vous etes Francais. Vous me demandez sa grace? Je vous l'accorde. Qu'on emmene cet homme, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз. Вы хотите, чтоб я простил его? Я прощаю его. Увести этого человека,] – быстро и энергично проговорил французский офицер, взяв под руку произведенного им за спасение его жизни во французы Пьера, и пошел с ним в дом.
Солдаты, бывшие на дворе, услыхав выстрел, вошли в сени, спрашивая, что случилось, и изъявляя готовность наказать виновных; но офицер строго остановил их.
– On vous demandera quand on aura besoin de vous, [Когда будет нужно, вас позовут,] – сказал он. Солдаты вышли. Денщик, успевший между тем побывать в кухне, подошел к офицеру.
– Capitaine, ils ont de la soupe et du gigot de mouton dans la cuisine, – сказал он. – Faut il vous l'apporter? [Капитан у них в кухне есть суп и жареная баранина. Прикажете принести?]
– Oui, et le vin, [Да, и вино,] – сказал капитан.


Французский офицер вместе с Пьером вошли в дом. Пьер счел своим долгом опять уверить капитана, что он был не француз, и хотел уйти, но французский офицер и слышать не хотел об этом. Он был до такой степени учтив, любезен, добродушен и истинно благодарен за спасение своей жизни, что Пьер не имел духа отказать ему и присел вместе с ним в зале, в первой комнате, в которую они вошли. На утверждение Пьера, что он не француз, капитан, очевидно не понимая, как можно было отказываться от такого лестного звания, пожал плечами и сказал, что ежели он непременно хочет слыть за русского, то пускай это так будет, но что он, несмотря на то, все так же навеки связан с ним чувством благодарности за спасение жизни.
Ежели бы этот человек был одарен хоть сколько нибудь способностью понимать чувства других и догадывался бы об ощущениях Пьера, Пьер, вероятно, ушел бы от него; но оживленная непроницаемость этого человека ко всему тому, что не было он сам, победила Пьера.