Нападение (шахматы)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Нападе́ние — создание угрозы сбить неприятельскую фигуру. Тактическое понятие атаки.





Разновидности нападений

Существуют немалое количество разнообразных нападений.

Нападение на фигуру Нападение на короля Частный случай
Прямое нападение Шах Гарде (нападение на ферзя)
Вечное нападение Вечный шах Взаимное,
попеременное нападение
Встречное нападение Перекрёстный шах Контрудар
Двойное нападение Двойной шах Вилка
Комбинированное нападение Мат
Нападение развязыванием возможен открытый шах
Открытое нападение Открытый шах Двойной шах
Связка Связывание и привязывание
Сквозное нападение (линейный удар) Сквозной шах

Прямое нападение

abcdefgh
8
8
77
66
55
44
33
22
11
abcdefgh
Белые напали на ладью с8: 1. Лf1-c1. Лучшая защита — контрудар: 1... Л:а3! И если 2. Л:с8 Ла1+ с матом.

В виду того, что нападений в шахматах множество, прямым нападением называют собственно само нападение без добавления условий к определению.

Особыми случаями прямое нападения является:

  • шах — нападение на короля.
  • гарде́ (фр. gardez «берегите(сь)») — устаревшее название нападения на ферзя. Раньше считалось обязательным произносить «гарде», если оно было совершено, но в современных шахматах такое правило уже не используется.

Способы защиты

Способы защиты от прямого нападению на фигуру (в скобках пример на диаграмме):

  1. уничтожение атакующей фигуры (1... Л:с1+)
    1. атакованной фигурой
    2. другой фигурой
  2. уход атакованной фигуры из-под удара неприятельской (1... Л~8)
  3. перекрытие линии действия атакующей фигуры (1... Лас7)
  4. защита атакованной фигуры другой своей фигурой (1... Л7а8)
  5. контратака какой-нибудь своей фигурой на равноценную или более ценную неприятельскую фигуру или на другой важный объект. В особенности эффективен контрудар. (1... Л:а3)

Если атакован король, то у него возможно только первые три способа защиты. (см. Выход из шаха)

Вечное нападение

Вечное нападение ладьей на ферзя Лf8-f7.

Вечное нападение — слабейшая сторона спасается путём непрерывного преследования одной или нескольких фигур соперника, лишая его тем самым необходимого темпа, чтобы использовать свой материальный и/или позиционный перевес.

Различают несколько разновидностей «вечного нападения» : «вечный шах», взаимное нападение и попеременное нападение.

Встречное нападение

1. Лh4+ встречное нападение без взятия. 1. Л:f8+контрудар.

Встречное нападение — выше рассмотренный пятый способ защиты от прямого нападения на фигуру. Встречается:

  • без взятия.
  • со взятием. Такое встречное нападение будет называться контрудар, который, как правило, эффективнее встречного нападения без взятия.

В шахматной практике возможен также встречный или перекрёстный шах.

Двойное нападение

Двойное нападение — частный случай двойного удара. Одно из действенных средств атаки в шахматах. Проявляется в таких формах:

  1. вилка — фигура или пешка одновременно атакует две фигуры соперника,
  2. две фигуры одновременно атакуют две фигуры соперника.
  3. две фигуры одновременно атакуют фигуру соперника.

В двух первых случаях эффективность двойного нападения определяется шахматными правилами: за один ход можно увести из-под атаки лишь одну фигуру.

В третьем случае — защищающаяся сторона имеет единственный способ защиты — отход фигуры.

Однако двойное нападение может оказаться и неэффективным, если выходящая из-под атаки фигура совершает в свою очередь нападение.

Двойное нападение на короля называется двойной шах, которое также всегда является и открытым нападением.

Примеры трёх случаев двойного нападения

1-ый случай. Вилка.
2-й случай.
3-й случай


Комбинированное нападение

Комбинированное нападение на коня.

Комбинированное нападение — сложная форма тактического взаимодействия фигур в атаке, сочетающая нападение и ограничение, при которых атакованную фигуру нельзя:

  • ни защитить,
  • ни увести из-под удара.

Если комбинированное нападение совершенно на короля, ему объявляется мат.

Также под комбинированным нападением иногда понимают одновременное нападение нескольких фигур.

Нападение развязыванием

1. f5. Белая ладья развязывается и нападает на слона.

Нападение развязыванием — нападение фигурой, освобожденной из под связки. Развязывание может происходить двумя способами:

  • связанная фигура сама уходит из под связки.
  • перекрывается линия связки другой фигурой или пешкой.


Открытое нападение

1. e6. Открытое нападение слоном.

Открытое (вскрытое) нападение — тактический приём: в результате ухода фигуры или пешки открывается линия действия другой обязательно дальнобойной фигуры этого же цвета, создающей угрозу неприятельскому объекту. Условие открытого нападения — наличие засады.

Открытый (вскрытый) шах — открытое нападение на короля. Особым тактическим приёмом открытого шаха является «мельница».

Связка

Ладья связанна и не может ходить.

Связка — нападение дальнобойной фигуры на неприятельскую фигуру (или пешку), за которой на линии нападения (линии связки) расположена другая неприятельская фигура (равнозначная либо более ценная) или какой-либо важный пункт.

Сквозное нападение

Сквозное нападение слона.

Сквозное нападение или линейный удар — нападение дальнобойной фигурой на неприятельскую, за которой на линии действия расположена другая равная или менее ценная неприятельская фигура.

Сквозной шах — сквозное нападение на короля.

Напишите отзыв о статье "Нападение (шахматы)"

Литература

Ссылки

  • [chessgames.ru/napadenie-vilka/ Нападение: вилка.]
  • [chessgames.ru/napadenie-skvoznoe-napadenie/ Нападение: сквозное нападение.] С примером сквозного нападение развязыванием.
  • [chessgames.ru/sozdanie-udara/ Нападение: создание удара, направленного на фигуру]
  • [chessgames.ru/ustranenie-zashishayushego-udara/ Нападение: устранение защищающего удара, направленного на фигуру]

Отрывок, характеризующий Нападение (шахматы)

Когда все поехали назад от Пелагеи Даниловны, Наташа, всегда всё видевшая и замечавшая, устроила так размещение, что Луиза Ивановна и она сели в сани с Диммлером, а Соня села с Николаем и девушками.
Николай, уже не перегоняясь, ровно ехал в обратный путь, и всё вглядываясь в этом странном, лунном свете в Соню, отыскивал при этом всё переменяющем свете, из под бровей и усов свою ту прежнюю и теперешнюю Соню, с которой он решил уже никогда не разлучаться. Он вглядывался, и когда узнавал всё ту же и другую и вспоминал, слышав этот запах пробки, смешанный с чувством поцелуя, он полной грудью вдыхал в себя морозный воздух и, глядя на уходящую землю и блестящее небо, он чувствовал себя опять в волшебном царстве.
– Соня, тебе хорошо? – изредка спрашивал он.
– Да, – отвечала Соня. – А тебе ?
На середине дороги Николай дал подержать лошадей кучеру, на минутку подбежал к саням Наташи и стал на отвод.
– Наташа, – сказал он ей шопотом по французски, – знаешь, я решился насчет Сони.
– Ты ей сказал? – спросила Наташа, вся вдруг просияв от радости.
– Ах, какая ты странная с этими усами и бровями, Наташа! Ты рада?
– Я так рада, так рада! Я уж сердилась на тебя. Я тебе не говорила, но ты дурно с ней поступал. Это такое сердце, Nicolas. Как я рада! Я бываю гадкая, но мне совестно было быть одной счастливой без Сони, – продолжала Наташа. – Теперь я так рада, ну, беги к ней.
– Нет, постой, ах какая ты смешная! – сказал Николай, всё всматриваясь в нее, и в сестре тоже находя что то новое, необыкновенное и обворожительно нежное, чего он прежде не видал в ней. – Наташа, что то волшебное. А?
– Да, – отвечала она, – ты прекрасно сделал.
«Если б я прежде видел ее такою, какою она теперь, – думал Николай, – я бы давно спросил, что сделать и сделал бы всё, что бы она ни велела, и всё бы было хорошо».
– Так ты рада, и я хорошо сделал?
– Ах, так хорошо! Я недавно с мамашей поссорилась за это. Мама сказала, что она тебя ловит. Как это можно говорить? Я с мама чуть не побранилась. И никому никогда не позволю ничего дурного про нее сказать и подумать, потому что в ней одно хорошее.
– Так хорошо? – сказал Николай, еще раз высматривая выражение лица сестры, чтобы узнать, правда ли это, и, скрыпя сапогами, он соскочил с отвода и побежал к своим саням. Всё тот же счастливый, улыбающийся черкес, с усиками и блестящими глазами, смотревший из под собольего капора, сидел там, и этот черкес был Соня, и эта Соня была наверное его будущая, счастливая и любящая жена.
Приехав домой и рассказав матери о том, как они провели время у Мелюковых, барышни ушли к себе. Раздевшись, но не стирая пробочных усов, они долго сидели, разговаривая о своем счастьи. Они говорили о том, как они будут жить замужем, как их мужья будут дружны и как они будут счастливы.
На Наташином столе стояли еще с вечера приготовленные Дуняшей зеркала. – Только когда всё это будет? Я боюсь, что никогда… Это было бы слишком хорошо! – сказала Наташа вставая и подходя к зеркалам.
– Садись, Наташа, может быть ты увидишь его, – сказала Соня. Наташа зажгла свечи и села. – Какого то с усами вижу, – сказала Наташа, видевшая свое лицо.
– Не надо смеяться, барышня, – сказала Дуняша.
Наташа нашла с помощью Сони и горничной положение зеркалу; лицо ее приняло серьезное выражение, и она замолкла. Долго она сидела, глядя на ряд уходящих свечей в зеркалах, предполагая (соображаясь с слышанными рассказами) то, что она увидит гроб, то, что увидит его, князя Андрея, в этом последнем, сливающемся, смутном квадрате. Но как ни готова она была принять малейшее пятно за образ человека или гроба, она ничего не видала. Она часто стала мигать и отошла от зеркала.
– Отчего другие видят, а я ничего не вижу? – сказала она. – Ну садись ты, Соня; нынче непременно тебе надо, – сказала она. – Только за меня… Мне так страшно нынче!
Соня села за зеркало, устроила положение, и стала смотреть.
– Вот Софья Александровна непременно увидят, – шопотом сказала Дуняша; – а вы всё смеетесь.
Соня слышала эти слова, и слышала, как Наташа шопотом сказала:
– И я знаю, что она увидит; она и прошлого года видела.
Минуты три все молчали. «Непременно!» прошептала Наташа и не докончила… Вдруг Соня отсторонила то зеркало, которое она держала, и закрыла глаза рукой.
– Ах, Наташа! – сказала она.
– Видела? Видела? Что видела? – вскрикнула Наташа, поддерживая зеркало.
Соня ничего не видала, она только что хотела замигать глазами и встать, когда услыхала голос Наташи, сказавшей «непременно»… Ей не хотелось обмануть ни Дуняшу, ни Наташу, и тяжело было сидеть. Она сама не знала, как и вследствие чего у нее вырвался крик, когда она закрыла глаза рукою.
– Его видела? – спросила Наташа, хватая ее за руку.
– Да. Постой… я… видела его, – невольно сказала Соня, еще не зная, кого разумела Наташа под словом его: его – Николая или его – Андрея.
«Но отчего же мне не сказать, что я видела? Ведь видят же другие! И кто же может уличить меня в том, что я видела или не видала?» мелькнуло в голове Сони.
– Да, я его видела, – сказала она.
– Как же? Как же? Стоит или лежит?
– Нет, я видела… То ничего не было, вдруг вижу, что он лежит.
– Андрей лежит? Он болен? – испуганно остановившимися глазами глядя на подругу, спрашивала Наташа.
– Нет, напротив, – напротив, веселое лицо, и он обернулся ко мне, – и в ту минуту как она говорила, ей самой казалось, что она видела то, что говорила.
– Ну а потом, Соня?…
– Тут я не рассмотрела, что то синее и красное…
– Соня! когда он вернется? Когда я увижу его! Боже мой, как я боюсь за него и за себя, и за всё мне страшно… – заговорила Наташа, и не отвечая ни слова на утешения Сони, легла в постель и долго после того, как потушили свечу, с открытыми глазами, неподвижно лежала на постели и смотрела на морозный, лунный свет сквозь замерзшие окна.


Вскоре после святок Николай объявил матери о своей любви к Соне и о твердом решении жениться на ней. Графиня, давно замечавшая то, что происходило между Соней и Николаем, и ожидавшая этого объяснения, молча выслушала его слова и сказала сыну, что он может жениться на ком хочет; но что ни она, ни отец не дадут ему благословения на такой брак. В первый раз Николай почувствовал, что мать недовольна им, что несмотря на всю свою любовь к нему, она не уступит ему. Она, холодно и не глядя на сына, послала за мужем; и, когда он пришел, графиня хотела коротко и холодно в присутствии Николая сообщить ему в чем дело, но не выдержала: заплакала слезами досады и вышла из комнаты. Старый граф стал нерешительно усовещивать Николая и просить его отказаться от своего намерения. Николай отвечал, что он не может изменить своему слову, и отец, вздохнув и очевидно смущенный, весьма скоро перервал свою речь и пошел к графине. При всех столкновениях с сыном, графа не оставляло сознание своей виноватости перед ним за расстройство дел, и потому он не мог сердиться на сына за отказ жениться на богатой невесте и за выбор бесприданной Сони, – он только при этом случае живее вспоминал то, что, ежели бы дела не были расстроены, нельзя было для Николая желать лучшей жены, чем Соня; и что виновен в расстройстве дел только один он с своим Митенькой и с своими непреодолимыми привычками.