Народная партия Эстонии

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Народная партия Эстонии
Eesti Rahvaerakond
Лидер:

Яан Тыниссон

Дата основания:

1919

Дата роспуска:

1932 (объединение)

Идеология:

правоцентризм, консерватизм, национализм

Партийная печать:

Postimees

К:Политические партии, основанные в 1919 году

К:Исчезли в 1932 году Народная партия Эстонии (эст. Eesti Rahvaerakond) — политическая правоцентристская партия Эстонии, созданная в 1919 году.



История

Партия была создана в марте 1919 года в результате объединения Демократической и Радикально-демократической партий.[1] Некоторые члены демократической партии были против слияния и основали свою собственную Христианскую Демократическую партию.[1] В апреле 1919 года партия под руководством Яана Тыниссона участвовала в выборах Эстонского Учредительного собрания и получила 25 мест из 120, став третьей по размеру партией в собрании.

На выборах 1920 года в Рийгикогу, партия получила 10 мест из 100. На выборах 1923 и 1926 годов — 8 мест. В 1929 — 9 мест.

В октябре 1931 года партия объединилась с Христианской Народной партией для создания Объединённой Националистической партии Эстонии, которая в 1932 году, в свою очередь, объединилась с Рабочей партией, создав Национальную Центристскую партию Эстонии.[1]

Напишите отзыв о статье "Народная партия Эстонии"

Примечания

  1. 1 2 3 Vincent E McHale. Political parties of Europe. — Greenwood Press. — С. 384-286. — ISBN 0-313-23804-9.

Отрывок, характеризующий Народная партия Эстонии

– А ты удивляешься, Семен, как она ездит… а? – сказал граф, хоть бы мужчине в пору!
– Как не дивиться? Смело, ловко.
– А Николаша где? Над Лядовским верхом что ль? – всё шопотом спрашивал граф.
– Так точно с. Уж они знают, где стать. Так тонко езду знают, что мы с Данилой другой раз диву даемся, – говорил Семен, зная, чем угодить барину.
– Хорошо ездит, а? А на коне то каков, а?
– Картину писать! Как намеднись из Заварзинских бурьянов помкнули лису. Они перескакивать стали, от уймища, страсть – лошадь тысяча рублей, а седоку цены нет. Да уж такого молодца поискать!
– Поискать… – повторил граф, видимо сожалея, что кончилась так скоро речь Семена. – Поискать? – сказал он, отворачивая полы шубки и доставая табакерку.
– Намедни как от обедни во всей регалии вышли, так Михаил то Сидорыч… – Семен не договорил, услыхав ясно раздававшийся в тихом воздухе гон с подвыванием не более двух или трех гончих. Он, наклонив голову, прислушался и молча погрозился барину. – На выводок натекли… – прошептал он, прямо на Лядовской повели.
Граф, забыв стереть улыбку с лица, смотрел перед собой вдаль по перемычке и, не нюхая, держал в руке табакерку. Вслед за лаем собак послышался голос по волку, поданный в басистый рог Данилы; стая присоединилась к первым трем собакам и слышно было, как заревели с заливом голоса гончих, с тем особенным подвыванием, которое служило признаком гона по волку. Доезжачие уже не порскали, а улюлюкали, и из за всех голосов выступал голос Данилы, то басистый, то пронзительно тонкий. Голос Данилы, казалось, наполнял весь лес, выходил из за леса и звучал далеко в поле.
Прислушавшись несколько секунд молча, граф и его стремянной убедились, что гончие разбились на две стаи: одна большая, ревевшая особенно горячо, стала удаляться, другая часть стаи понеслась вдоль по лесу мимо графа, и при этой стае было слышно улюлюканье Данилы. Оба эти гона сливались, переливались, но оба удалялись. Семен вздохнул и нагнулся, чтоб оправить сворку, в которой запутался молодой кобель; граф тоже вздохнул и, заметив в своей руке табакерку, открыл ее и достал щепоть. «Назад!» крикнул Семен на кобеля, который выступил за опушку. Граф вздрогнул и уронил табакерку. Настасья Ивановна слез и стал поднимать ее.