Науйойи-Акмяне

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Науйойи-Акмяне
лит. Naujoji Akmenė</div>
Флаг Герб
Уезд
Шяуляйский уезд
Район
Координаты
Глава
Vitalijus Mitrofanovas
Первое упоминание
Город с
Население
9300 человек (2011)
Часовой пояс
Официальный сайт

[www.vic.akmene.lt .akmene.lt]  (лит.)</div>

Показать/скрыть карты

Науйо́йи-Акмя́не (лит. Naujoji Akmenė, рус. Новые Окмяны) — город на севере Литвы в Шяуляйском уезде, административный центр и крупнейший город Акмянского района.





География

Город расположен на севере Литвы в 273 км от Вильнюса, в 61 км от Шяуляя и в 41 км до Мажейкяя, до границы с Латвией 4 км. До балтийского моря 101 км.

История

Район был заселен земгалами, На месте города находилась деревня Karpėnai, первые упоминания о которой датируются 1652 годом.

Еще до Второй мировой войны геологами Литвы в этой местности были обнаружены месторождения известняка, достаточные для производства цемента.

27 июля 1945 года правительство Литовской ССР приняло решение построить цементный завод в Karpėnai. Завод строили с нуля практически в поле. Строители были размещены во временных бараках или просто в палатках. Также использовался труд заключенных. В полутора километрах от завода начали разработку карьера. В 1952 году началось производство. 31 января того же года решением Президиума Верховного Совета Литовской ССР деревня Karpėnai переименована в "городское поселение" Науйойи-Акмяне. В 1962 году, административный центр Акмянского района был перенесен из Акмяне в Науйойи Акмяне.

Население

Динамика населения с 1959 по 2011
1959пер. 1967[1] 1970пер. 1976[2][3] 1979пер. 1989пер. 2001пер.
5400 7149 10 127 14 400 14 195 13 590 12 345
2010 2011пер. - - - - -
10 950 9300 - - - - -
</div>

Национальный состав по данным 2011 года:

Образование

В городе есть 3 школы, 2 детских сада, ясли, музыкальная школа, публичная библиотека, образовательный центр.

Экономика

В городе располагается AB "Akmenės cementas", один из крупнейших производитель цемента в странах Балтии и единственный в Литве. Ежегодно производит более 1 млн тонн продукции. Производство постоянно модернизируется, уменьшается негативное влияние завода на окружающую среду [4]. Так же в Науйойи Акмяне действуют мебельная и швейная фабрики.

Культура и спорт

В городе действует дом культуры, в котором проходят выступления различных творческих коллективов, выставки и собрания клубов по интересам.

Также в городе находится дворец спорта, общедоступный теннисный корт, футбольный стадион, который является домашней ареной футбольного клуба SC "Akmenės Cementas". Регулярно проходят спортивные соревнования.

Достопримечательности

Напишите отзыв о статье "Науйойи-Акмяне"

Примечания

  1. Naujoji Akmenė. Mažoji lietuviškoji tarybinė enciklopedija, T. 2 (K — P). Vilnius, Vyriausioji enciklopedijų redakcija, 1968, 670 psl.  (лит.)
  2. Naujoji Akmenė. Lietuviškoji tarybinė enciklopedija, VIII t. Vilnius: Mokslo ir enciklopedijų leidybos institutas, 1981. T.VIII: Moreasas-Pinturikjas, 108 psl.  (лит.)
  3. Naujoji Akmenė. Tarybų Lietuvos enciklopedija, T. 3 (Masaitis-Simno). Vilnius, Vyriausioji enciklopedijų redakcija, 1987, 186 psl.  (лит.)
  4. [cementas.lt/index.php?id=210 AB "Akmenės Cementas" - cementas, portlandcementis, statybines medžiagos, padangu deginimas, atlieku deginimas » Modernizacija]

Ссылки


Отрывок, характеризующий Науйойи-Акмяне

Он поцеловался с сестрой рука в руку, по их привычке.
– Здравствуй, Мари, как это ты добралась? – сказал он голосом таким же ровным и чуждым, каким был его взгляд. Ежели бы он завизжал отчаянным криком, то этот крик менее бы ужаснул княжну Марью, чем звук этого голоса.
– И Николушку привезла? – сказал он также ровно и медленно и с очевидным усилием воспоминанья.
– Как твое здоровье теперь? – говорила княжна Марья, сама удивляясь тому, что она говорила.
– Это, мой друг, у доктора спрашивать надо, – сказал он, и, видимо сделав еще усилие, чтобы быть ласковым, он сказал одним ртом (видно было, что он вовсе не думал того, что говорил): – Merci, chere amie, d'etre venue. [Спасибо, милый друг, что приехала.]
Княжна Марья пожала его руку. Он чуть заметно поморщился от пожатия ее руки. Он молчал, и она не знала, что говорить. Она поняла то, что случилось с ним за два дня. В словах, в тоне его, в особенности во взгляде этом – холодном, почти враждебном взгляде – чувствовалась страшная для живого человека отчужденность от всего мирского. Он, видимо, с трудом понимал теперь все живое; но вместе с тем чувствовалось, что он не понимал живого не потому, чтобы он был лишен силы понимания, но потому, что он понимал что то другое, такое, чего не понимали и не могли понять живые и что поглощало его всего.
– Да, вот как странно судьба свела нас! – сказал он, прерывая молчание и указывая на Наташу. – Она все ходит за мной.
Княжна Марья слушала и не понимала того, что он говорил. Он, чуткий, нежный князь Андрей, как мог он говорить это при той, которую он любил и которая его любила! Ежели бы он думал жить, то не таким холодно оскорбительным тоном он сказал бы это. Ежели бы он не знал, что умрет, то как же ему не жалко было ее, как он мог при ней говорить это! Одно объяснение только могло быть этому, это то, что ему было все равно, и все равно оттого, что что то другое, важнейшее, было открыто ему.
Разговор был холодный, несвязный и прерывался беспрестанно.
– Мари проехала через Рязань, – сказала Наташа. Князь Андрей не заметил, что она называла его сестру Мари. А Наташа, при нем назвав ее так, в первый раз сама это заметила.
– Ну что же? – сказал он.
– Ей рассказывали, что Москва вся сгорела, совершенно, что будто бы…
Наташа остановилась: нельзя было говорить. Он, очевидно, делал усилия, чтобы слушать, и все таки не мог.
– Да, сгорела, говорят, – сказал он. – Это очень жалко, – и он стал смотреть вперед, пальцами рассеянно расправляя усы.
– А ты встретилась с графом Николаем, Мари? – сказал вдруг князь Андрей, видимо желая сделать им приятное. – Он писал сюда, что ты ему очень полюбилась, – продолжал он просто, спокойно, видимо не в силах понимать всего того сложного значения, которое имели его слова для живых людей. – Ежели бы ты его полюбила тоже, то было бы очень хорошо… чтобы вы женились, – прибавил он несколько скорее, как бы обрадованный словами, которые он долго искал и нашел наконец. Княжна Марья слышала его слова, но они не имели для нее никакого другого значения, кроме того, что они доказывали то, как страшно далек он был теперь от всего живого.
– Что обо мне говорить! – сказала она спокойно и взглянула на Наташу. Наташа, чувствуя на себе ее взгляд, не смотрела на нее. Опять все молчали.
– Andre, ты хоч… – вдруг сказала княжна Марья содрогнувшимся голосом, – ты хочешь видеть Николушку? Он все время вспоминал о тебе.
Князь Андрей чуть заметно улыбнулся в первый раз, но княжна Марья, так знавшая его лицо, с ужасом поняла, что это была улыбка не радости, не нежности к сыну, но тихой, кроткой насмешки над тем, что княжна Марья употребляла, по ее мнению, последнее средство для приведения его в чувства.
– Да, я очень рад Николушке. Он здоров?

Когда привели к князю Андрею Николушку, испуганно смотревшего на отца, но не плакавшего, потому что никто не плакал, князь Андрей поцеловал его и, очевидно, не знал, что говорить с ним.