Нафиси, Саид

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Саид Нафиси
Место рождения:

Тегеран

Место смерти:

Тегеран

Саид Нафиси (перс. سعید نفیسی‎, 8 июня 1895, Тегеран13 ноября 1966, Тегеран) — иранский историк, писатель, поэт, переводчик. Член Иранской Академии литературы и языка (1935).



Жизнь и творчество

Учился в Париже.

С 1934 годапрофессор персидской литературы Тегеранского университета.

Автор около 2 тысяч работ по вопросам литературы и истории народов Ирана, Средней Азии, Индии, в том числе монографий об Аттаре, Низами, Хафизе, Рудаки (последняя в 3-х томах, 1931—1940), "История Бахрейна" (1955), "Социально-политическая история современного Ирана" (1956), по лексикографии, а также по русской и западноевропейским литературам.

В поэзии отразил явления современной жизни. В прозе заметно влияние западноевропейской литературы. Роман в письмах "Фарангис" (1931) содержит критику персидского общества, но главную причину социального зла автор усматривает в порочности современного человека. Роман-памфлет "На полпути в рай" (1953, русский перевод — 1960) показывает суть деятельности власть имущих.

Занимался переводами с восточных и европейских языков научной и художественной литературы.

Один из основателей и член правления Иранского общества культурных связей с СССР (1943).

Напишите отзыв о статье "Нафиси, Саид"

Литература

  • Гиунашвили Л. С. Саид Нафиси. — В кн.: Труды Тбилисского государственного университета. — Серия востоковедения. — Т. 91, вып. 2. — 1960.
  • Комиссаров Д. С. Очерки современной персидской прозы. — М., 1960.
  • Комиссаров Д. С. С. Нафиси — выдающийся учёный и писатель современного Ирана // Народы Азии и Африки. 1962, № 2.
  • Гиунашвили Л. С. Художественная проза С. Нафиси. — Тбилиси, 1966.

Ссылки

  • [enc-dic.com/enc_sie/Nafisi-17694/ Нафиси // Советская историческая энциклопедия]
  • [feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/ke5/ke5-1452.htm НАФИСИ́ // Краткая литературная энциклопедия]

Отрывок, характеризующий Нафиси, Саид

– Ну, au revoir, [до свиданья,] прощайте. Видите?
– Так завтра вы доложите государю?
– Непременно, а Кутузову не обещаю.
– Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий,] – сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу.
Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано.
– Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] – сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c'est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову.]
Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны.
– «Dieu me la donne, gare a qui la touche», – сказал он (слова Бонапарте, сказанные при возложении короны). – On dit qu'il a ete tres beau en prononcant ces paroles, [Бог мне дал корону. Беда тому, кто ее тронет. – Говорят, он был очень хорош, произнося эти слова,] – прибавил он и еще раз повторил эти слова по итальянски: «Dio mi la dona, guai a chi la tocca».
– J'espere enfin, – продолжала Анна Павловна, – que ca a ete la goutte d'eau qui fera deborder le verre. Les souverains ne peuvent plus supporter cet homme, qui menace tout. [Надеюсь, что это была, наконец, та капля, которая переполнит стакан. Государи не могут более терпеть этого человека, который угрожает всему.]
– Les souverains? Je ne parle pas de la Russie, – сказал виконт учтиво и безнадежно: – Les souverains, madame! Qu'ont ils fait pour Louis XVII, pour la reine, pour madame Elisabeth? Rien, – продолжал он одушевляясь. – Et croyez moi, ils subissent la punition pour leur trahison de la cause des Bourbons. Les souverains? Ils envoient des ambassadeurs complimenter l'usurpateur. [Государи! Я не говорю о России. Государи! Но что они сделали для Людовика XVII, для королевы, для Елизаветы? Ничего. И, поверьте мне, они несут наказание за свою измену делу Бурбонов. Государи! Они шлют послов приветствовать похитителя престола.]