Национальная лига за демократию

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Национальная лига за демократию
бирм. အမျိုးသားဒီမိုကရေစီအဖွဲ့ချုပ်

Флаг партии
Лидер:

Аун Сан Су Чжи

Дата основания:

27 сентября 1988

Штаб-квартира:

Янгон, Мьянма

Идеология:

Социал-демократия
Либеральная демократия

Интернационал:

Социалистический интернационал
Прогрессивный альянс

Мест в Палата представителей:
255 / 440
Мест в Палата национальностей:
135 / 224
Сайт:

[www.nldofficial.org official.org]

К:Политические партии, основанные в 1988 году

Национальная лига за демократию (бирм. အမျိုးသားဒီမိုကရေစီအဖွဲ့ချုပ်) — политическая партия Мьянмы, основанная 27 сентября 1988 года. Партию возглавляет генеральный секретарь Аун Сан Су Чжи. 6 мая 2010 года партия была признана нелегальной и распущена военной хунтой после неудачной попытки зарегистрироваться на выборы, которые состоялись 7 ноября 2010 года. Вновь зарегистрирована 13 декабря 2011 года[1].





Национальная лига за демократию (Освобожденные земли)

Национальная лига за демократию сформировала фракцию, действующую на территориях границы Мьянмы и Таиланда, неподконтрольных военному правительству, а также в диаспоре.

Напишите отзыв о статье "Национальная лига за демократию"

Примечания

  1. Hla Hla Htay. [sg.news.yahoo.com/suu-kyis-myanmar-opposition-wins-legal-recognition-034032823.html Myanmar recognises Suu Kyi's political party] (англ.). Agence France-Presse (13 December 2011). Проверено 17 ноября 2015.

Литература

  • Houtman, Gustaaf. Daigaku, Tōkyō Gaikokugo. Kenkyūjo, Ajia Afurika Gengo Bunka. Mental culture in Burmese crisis politics: Aung San Suu Kyi and the National League for Democracy. ILCAA, 1999. ISBN 978-4-87297-748-6.

Ссылки

  • [www.nldla.net/ Национальная лига за демократию (освобожденные земли)]

Отрывок, характеризующий Национальная лига за демократию

В Петербурге в это время в высших кругах, с большим жаром чем когда нибудь, шла сложная борьба партий Румянцева, французов, Марии Феодоровны, цесаревича и других, заглушаемая, как всегда, трубением придворных трутней. Но спокойная, роскошная, озабоченная только призраками, отражениями жизни, петербургская жизнь шла по старому; и из за хода этой жизни надо было делать большие усилия, чтобы сознавать опасность и то трудное положение, в котором находился русский народ. Те же были выходы, балы, тот же французский театр, те же интересы дворов, те же интересы службы и интриги. Только в самых высших кругах делались усилия для того, чтобы напоминать трудность настоящего положения. Рассказывалось шепотом о том, как противоположно одна другой поступили, в столь трудных обстоятельствах, обе императрицы. Императрица Мария Феодоровна, озабоченная благосостоянием подведомственных ей богоугодных и воспитательных учреждений, сделала распоряжение об отправке всех институтов в Казань, и вещи этих заведений уже были уложены. Императрица же Елизавета Алексеевна на вопрос о том, какие ей угодно сделать распоряжения, с свойственным ей русским патриотизмом изволила ответить, что о государственных учреждениях она не может делать распоряжений, так как это касается государя; о том же, что лично зависит от нее, она изволила сказать, что она последняя выедет из Петербурга.
У Анны Павловны 26 го августа, в самый день Бородинского сражения, был вечер, цветком которого должно было быть чтение письма преосвященного, написанного при посылке государю образа преподобного угодника Сергия. Письмо это почиталось образцом патриотического духовного красноречия. Прочесть его должен был сам князь Василий, славившийся своим искусством чтения. (Он же читывал и у императрицы.) Искусство чтения считалось в том, чтобы громко, певуче, между отчаянным завыванием и нежным ропотом переливать слова, совершенно независимо от их значения, так что совершенно случайно на одно слово попадало завывание, на другие – ропот. Чтение это, как и все вечера Анны Павловны, имело политическое значение. На этом вечере должно было быть несколько важных лиц, которых надо было устыдить за их поездки во французский театр и воодушевить к патриотическому настроению. Уже довольно много собралось народа, но Анна Павловна еще не видела в гостиной всех тех, кого нужно было, и потому, не приступая еще к чтению, заводила общие разговоры.