Национальное собрание Габона

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Национальное собрание
Assemblée nationale


Национальное собрание Габона

Президент Ги Нзуба Ндама
(фр. Guy Nzouba-Ndama)
--- из партии Габонская демократическая партия
--- избран 29 июня 2015
Депутатов 120
Политические группы (фракции) Габонская демократическая партия
Национальное движение дровосеков
Круг либеральных реформаторов
Независимая центристская партия Габона
Социал-демократическая партия
Союз за Новую Республику
Последние выборы 17 декабря 2011
Адрес зала заседаний Либревиль
Веб-сайт [www.assemblee-nationale.ga/ emblee-nationale.ga]

Национальное собрание, или Национальная ассамблея, (фр. Assemblée nationale) Габона — нижняя палата парламента Габона, в то время как верхняя палата — Сенат.

Собрание состоит из 120 депутатов, избираемых на 5 лет. 111 депутатов избираются в ходе прямых всеобщих выборов, проходящих по одномандатным округам, а 9 оставшихся депутатов назначаются президентом.



История

Габон получил независимость от Франции в 17 августа 1960 года. 23 августа того же года страна стала членом ООН. Конституция Габона была принята 4 ноября 1960 года. В соответствие с Конституцией президент и Национальное собрание избирались на 7 лет путём прямого голосования на основе всеобщего избирательного права. Национальное собрание имеет право в определённых условиях заменить Президента республики в случае нарушения демократических принципов.

Первое Национальное собрание было избрано в ходе всеобщих выборов 1961 года. Оно включало 49 депутатов. Две основные фракции были Габонский демократический блок (BDG) и Демократический и социалистический союз Габона (UDSG).

См. также

Напишите отзыв о статье "Национальное собрание Габона"

Ссылки

  • [www.assemblee-nationale.ga Официальный сайт Национального собрания]

Отрывок, характеризующий Национальное собрание Габона

Никто не отвечал.
Княжне Марье становилось тяжело от этого молчанья; она старалась уловить чей нибудь взгляд.
– Отчего вы не говорите? – обратилась княжна к старому старику, который, облокотившись на палку, стоял перед ней. – Скажи, ежели ты думаешь, что еще что нибудь нужно. Я все сделаю, – сказала она, уловив его взгляд. Но он, как бы рассердившись за это, опустил совсем голову и проговорил:
– Чего соглашаться то, не нужно нам хлеба.
– Что ж, нам все бросить то? Не согласны. Не согласны… Нет нашего согласия. Мы тебя жалеем, а нашего согласия нет. Поезжай сама, одна… – раздалось в толпе с разных сторон. И опять на всех лицах этой толпы показалось одно и то же выражение, и теперь это было уже наверное не выражение любопытства и благодарности, а выражение озлобленной решительности.
– Да вы не поняли, верно, – с грустной улыбкой сказала княжна Марья. – Отчего вы не хотите ехать? Я обещаю поселить вас, кормить. А здесь неприятель разорит вас…
Но голос ее заглушали голоса толпы.
– Нет нашего согласия, пускай разоряет! Не берем твоего хлеба, нет согласия нашего!
Княжна Марья старалась уловить опять чей нибудь взгляд из толпы, но ни один взгляд не был устремлен на нее; глаза, очевидно, избегали ее. Ей стало странно и неловко.
– Вишь, научила ловко, за ней в крепость иди! Дома разори да в кабалу и ступай. Как же! Я хлеб, мол, отдам! – слышались голоса в толпе.
Княжна Марья, опустив голову, вышла из круга и пошла в дом. Повторив Дрону приказание о том, чтобы завтра были лошади для отъезда, она ушла в свою комнату и осталась одна с своими мыслями.


Долго эту ночь княжна Марья сидела у открытого окна в своей комнате, прислушиваясь к звукам говора мужиков, доносившегося с деревни, но она не думала о них. Она чувствовала, что, сколько бы она ни думала о них, она не могла бы понять их. Она думала все об одном – о своем горе, которое теперь, после перерыва, произведенного заботами о настоящем, уже сделалось для нее прошедшим. Она теперь уже могла вспоминать, могла плакать и могла молиться. С заходом солнца ветер затих. Ночь была тихая и свежая. В двенадцатом часу голоса стали затихать, пропел петух, из за лип стала выходить полная луна, поднялся свежий, белый туман роса, и над деревней и над домом воцарилась тишина.