На страже Родины (газета)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
««На страже Родины»
»
Тип

приложение к газете «Красная звезда»

Формат

A2


Владелец

Министерство обороны Российской Федерации

Издатель

Командующий войсками Западного военного округа

Главный редактор

С. А. Мартынкевич

Основана

1 мая 1918

Язык

русский

Главный офис

191055, Санкт-Петербург, Дворцовая площадь, 10


Сайт: [redstar.ru redstar.ru]


Награды:
Свидетельство СМИ:

№01973 выдано Министерством печати и информации РФ 30.12.1992 г.
К:Печатные издания, возникшие в 1918 году

«На страже Родины» — газета Западного военного округа. Газета выходит еженедельно по субботам как региональная вкладка к газете «Красная звезда».

Газета Западного военного округа «На страже Родины» является старейшей в Вооружённых Силах РФ. Её первый номер с названием «Красная Армия» вышел 1 мая 1918 года. Издание переименовывалось в «Вооружённый народ», «Боевую правду», а с 10 ноября 1921 года печатный орган Петроградского военного округа стал «Красной звездой». 4 февраля 1938 года газета Ленинградского военного округа получила своё название «На страже Родины»[1].

С первых дней советско-финской войны (1939—1940 гг.) газета освещала ход боевых действий, показывая массовый героизм бойцов и командиров, воспитывая в их сердцах наступательный дух. С конца 1939 года на её страницах стали регулярно публиковаться произведения, подписанные псевдонимом Вася Тёркин. Герой таких публикаций, храбрый, находчивый, ловкий разведчик, снискал большую популярность среди красноармейцев. Его именем стали называть товарищей, проявивших в схватках с врагом смелость и отвагу. Создали этот персонаж, работавшие в газете художники В. Брискин и В. Фомичёв, и группа писателей и поэтов редакции под руководством Н. Тихонова, в числе которых были Н. Щербаков, А. Твардовский, Ц. Солодарь, С. Маршак и другие.

7 апреля 1940 года «На страже Родины» первой из окружных газет была удостоена высокой награды – ордена Красного Знамени.

С началом Великой Отечественной войны окружная газета стала фронтовой. В условиях жестокой фашистской блокады журналисты-настражевцы с честью выполняли свой долг. Они постоянно находились на передовой, им нередко приходилось участвовать непосредственно в боях. Осенью 1941 года под Ленинградом зародилось снайперское движение, распространившееся потом по всем фронтам. Газета «На страже Родины» стояла у колыбели этого патриотического движения, и ей принадлежит большая заслуга в его развёртывании. К концу войны в коллективе редакции, издательства и типографии не было человека, который не имел бы государственных наград.

После войны газета уделяла особое внимание боевой учёбе личного состава и воспитательной работе со всеми категориями военнослужащих. Освещала крупномасштабные учения, в частности «Двина» в 1970 году. Настражевцы 1980-х выполняли интернациональный долг в Афганистане. Вместе с частями ЛВО журналисты выезжали в командировки для освещения контртеррористической операции на территории Чечни.

Современное поколение военных журналистов следует славным традициям газеты. Так, были успешно отработаны задачи, поставленные редакции, на крупных учениях «Регион-2007», «Ладога-2009». Газета в эти годы удостоена почётного знака «За активное военно-патриотическое воспитание граждан Российской Федерации», становится лауреатом Всероссийского конкурса «Патриот России», занимает ведущие места по итогам конкурса Минобороны РФ «Слово, ведущее в бой!» Приказом министра культуры № 239 от 11.04.2011 года «За успехи в патриотическом воспитании» «На страже Родины» награждена почётной грамотой. Газета достойно продолжает свою историю, став с ноября 2010 года печатным органом Западного военного округа. С 2011 года газета доступна в 30 субъектах Российской Федерации.

- Сегодня газета связывает в едином информационном пространстве военнослужащих, гражданский персонал ЗВО на территории тридцати субъектов Российской Федерации. Как и в минувшие десятилетия, издание обобщает накопленный в войсках передовой опыт, рассказывает о лучших специалистах, побуждает нынешнее поколение защитников Отечества неустанно совершенствовать боевую выручку.

Благодаря труду коллектива редакции окружной газеты "На страже Родины" доступ к информации о важнейших событиях в жизни ЗВО имеют не только военнослужащие, но и ветераны военной службы, все, кому небезразлична судьба армии и флота.

Анатолий Сидоров, командующий войсками ЗВО[2]

Напишите отзыв о статье "На страже Родины (газета)"



Примечания

  1. [www.redstar.ru/index.php/newspaper/item/7373-letopis-dvukh-stoletij Красная Звезда: «Летопись двух столетий»]
  2. [www.rg.ru/2013/05/12/reg-szfo/gazeta.html Российская Газета: «Газете "На страже Родины" исполнилось 95 лет»]

Ссылки

  • [www.redstar.ru/ Сайт газеты «Красная звезда»]
  • [gazzzeta.com/%ED%E0_%F1%F2%F0%E0%E6%E5_%F0%EE%E4%E8%ED%FB/arhiv Архив газеты за 2012-2015 гг. на сайте Gazzzeta]
  • [www.prlib.ru/Lib/pages/new_search.aspx?schquery=%D0%9D%D0%B0+%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B5+%D0%A0%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D1%8B Архив газеты в Президентской библиотеке им . Б.Н. Ельцина]
  • [sc.mil.ru/social/media/periodic/more.htm?id=11201@morfOrgInfo «На страже Родины» на сайте МО России]
  • [rosvoencentr-rf.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=73:2008-12-14-12-12-44&catid=39:2008-12-14-11-58-54&Itemid=63 Почетный знак "За активную работу по патриотическому воспитанию граждан Российской Федерации"]

Отрывок, характеризующий На страже Родины (газета)

– Оттого, что я знаю, что это ничем не кончится.
– Почему вы знаете? Нет, мама, вы не говорите ему. Что за глупости! – говорила Наташа тоном человека, у которого хотят отнять его собственность.
– Ну не выйду замуж, так пускай ездит, коли ему весело и мне весело. – Наташа улыбаясь поглядела на мать.
– Не замуж, а так , – повторила она.
– Как же это, мой друг?
– Да так . Ну, очень нужно, что замуж не выйду, а… так .
– Так, так, – повторила графиня и, трясясь всем своим телом, засмеялась добрым, неожиданным старушечьим смехом.
– Полноте смеяться, перестаньте, – закричала Наташа, – всю кровать трясете. Ужасно вы на меня похожи, такая же хохотунья… Постойте… – Она схватила обе руки графини, поцеловала на одной кость мизинца – июнь, и продолжала целовать июль, август на другой руке. – Мама, а он очень влюблен? Как на ваши глаза? В вас были так влюблены? И очень мил, очень, очень мил! Только не совсем в моем вкусе – он узкий такой, как часы столовые… Вы не понимаете?…Узкий, знаете, серый, светлый…
– Что ты врешь! – сказала графиня.
Наташа продолжала:
– Неужели вы не понимаете? Николенька бы понял… Безухий – тот синий, темно синий с красным, и он четвероугольный.
– Ты и с ним кокетничаешь, – смеясь сказала графиня.
– Нет, он франмасон, я узнала. Он славный, темно синий с красным, как вам растолковать…
– Графинюшка, – послышался голос графа из за двери. – Ты не спишь? – Наташа вскочила босиком, захватила в руки туфли и убежала в свою комнату.
Она долго не могла заснуть. Она всё думала о том, что никто никак не может понять всего, что она понимает, и что в ней есть.
«Соня?» подумала она, глядя на спящую, свернувшуюся кошечку с ее огромной косой. «Нет, куда ей! Она добродетельная. Она влюбилась в Николеньку и больше ничего знать не хочет. Мама, и та не понимает. Это удивительно, как я умна и как… она мила», – продолжала она, говоря про себя в третьем лице и воображая, что это говорит про нее какой то очень умный, самый умный и самый хороший мужчина… «Всё, всё в ней есть, – продолжал этот мужчина, – умна необыкновенно, мила и потом хороша, необыкновенно хороша, ловка, – плавает, верхом ездит отлично, а голос! Можно сказать, удивительный голос!» Она пропела свою любимую музыкальную фразу из Херубиниевской оперы, бросилась на постель, засмеялась от радостной мысли, что она сейчас заснет, крикнула Дуняшу потушить свечку, и еще Дуняша не успела выйти из комнаты, как она уже перешла в другой, еще более счастливый мир сновидений, где всё было так же легко и прекрасно, как и в действительности, но только было еще лучше, потому что было по другому.

На другой день графиня, пригласив к себе Бориса, переговорила с ним, и с того дня он перестал бывать у Ростовых.


31 го декабря, накануне нового 1810 года, le reveillon [ночной ужин], был бал у Екатерининского вельможи. На бале должен был быть дипломатический корпус и государь.
На Английской набережной светился бесчисленными огнями иллюминации известный дом вельможи. У освещенного подъезда с красным сукном стояла полиция, и не одни жандармы, но полицеймейстер на подъезде и десятки офицеров полиции. Экипажи отъезжали, и всё подъезжали новые с красными лакеями и с лакеями в перьях на шляпах. Из карет выходили мужчины в мундирах, звездах и лентах; дамы в атласе и горностаях осторожно сходили по шумно откладываемым подножкам, и торопливо и беззвучно проходили по сукну подъезда.
Почти всякий раз, как подъезжал новый экипаж, в толпе пробегал шопот и снимались шапки.
– Государь?… Нет, министр… принц… посланник… Разве не видишь перья?… – говорилось из толпы. Один из толпы, одетый лучше других, казалось, знал всех, и называл по имени знатнейших вельмож того времени.
Уже одна треть гостей приехала на этот бал, а у Ростовых, долженствующих быть на этом бале, еще шли торопливые приготовления одевания.
Много было толков и приготовлений для этого бала в семействе Ростовых, много страхов, что приглашение не будет получено, платье не будет готово, и не устроится всё так, как было нужно.
Вместе с Ростовыми ехала на бал Марья Игнатьевна Перонская, приятельница и родственница графини, худая и желтая фрейлина старого двора, руководящая провинциальных Ростовых в высшем петербургском свете.
В 10 часов вечера Ростовы должны были заехать за фрейлиной к Таврическому саду; а между тем было уже без пяти минут десять, а еще барышни не были одеты.
Наташа ехала на первый большой бал в своей жизни. Она в этот день встала в 8 часов утра и целый день находилась в лихорадочной тревоге и деятельности. Все силы ее, с самого утра, были устремлены на то, чтобы они все: она, мама, Соня были одеты как нельзя лучше. Соня и графиня поручились вполне ей. На графине должно было быть масака бархатное платье, на них двух белые дымковые платья на розовых, шелковых чехлах с розанами в корсаже. Волоса должны были быть причесаны a la grecque [по гречески].
Все существенное уже было сделано: ноги, руки, шея, уши были уже особенно тщательно, по бальному, вымыты, надушены и напудрены; обуты уже были шелковые, ажурные чулки и белые атласные башмаки с бантиками; прически были почти окончены. Соня кончала одеваться, графиня тоже; но Наташа, хлопотавшая за всех, отстала. Она еще сидела перед зеркалом в накинутом на худенькие плечи пеньюаре. Соня, уже одетая, стояла посреди комнаты и, нажимая до боли маленьким пальцем, прикалывала последнюю визжавшую под булавкой ленту.
– Не так, не так, Соня, – сказала Наташа, поворачивая голову от прически и хватаясь руками за волоса, которые не поспела отпустить державшая их горничная. – Не так бант, поди сюда. – Соня присела. Наташа переколола ленту иначе.
– Позвольте, барышня, нельзя так, – говорила горничная, державшая волоса Наташи.
– Ах, Боже мой, ну после! Вот так, Соня.
– Скоро ли вы? – послышался голос графини, – уж десять сейчас.
– Сейчас, сейчас. – А вы готовы, мама?
– Только току приколоть.
– Не делайте без меня, – крикнула Наташа: – вы не сумеете!