Руис (вулкан)

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Невадо-дель-Руис»)
Перейти к: навигация, поиск
Руис (вулкан)Руис (вулкан)

</tt> </tt>

</tt> </tt>

Руис
исп. Nevado del Ruiz
Вулкан Руис летом (2007 г.).
4°53′33″ с. ш. 75°19′25″ з. д. / 4.89250° с. ш. 75.32361° з. д. / 4.89250; -75.32361 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=4.89250&mlon=-75.32361&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 4°53′33″ с. ш. 75°19′25″ з. д. / 4.89250° с. ш. 75.32361° з. д. / 4.89250; -75.32361 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=4.89250&mlon=-75.32361&zoom=9 (O)] (Я)
СтранаКолумбия Колумбия
РегионыКальдас, Толима
Горная системаАнды
Хребет или массивЦентральная Кордильера
Форма вулканаСтратовулкан
Период образованияПлейстоцен
Последнее извержение1991 год
Тип изверженияПлинианский
СоставАндезиты, базальты
Высота вершины5311[1] м
Относительная высота2046 м
Первое восхождение1936 (Аугусто Гансер-Бьяджи)
Руис

Руи́с[2][3] (исп. Nevado del Ruiz [neβaðo ðel ˈrwis], El Mesa de Herveo[4]) — самый высокий действующий вулкан Андского вулканического пояса, расположенный в пределах Северной вулканической зоны в колумбийских департаментах Кальдас и Толима, в 40 км севернее города Манисалес. Руис находится на территории национального парка Лос-Невадос, где расположено ещё несколько вулканов. Вершина вулкана покрыта большими ледниками, но они быстро отступают благодаря глобальному потеплению.

Руис — большой стратовулкан, состоящий из многочисленных слоев андезитовых и дацитового лавовых потоков и пирокластических пород. Он сохраняет активность уже около 2 млн лет, с раннего плейстоцена или позднего плиоцена и имел три главных периода вулканической активности. Современный конус образовался в течение последнего (современного) периода, начавшегося около 150 тыс. лет назад .

Как и большинство стратовулканов Анд, Руис относится к плинианскому типу. Для него характерны газово-каменные пирокластические потоки, что, в свою очередь, часто вызывает грязевые потоки — лахары. Его относительно небольшое извержение 1985 года после 150-летнего периода неактивности вызвало огромный лахар, почти полностью разрушил и отрезал от внешнего мира городок Армеро и привел к гибели 23 тысяч его жителей. Это событие стало известно как Трагедия Армеро, а лахар считается самым смертельным лахаром в истории. Подобные, но не настолько разрушительные, лахары сошли в 1595 и 1845 годах. Сейчас считается, что до 500 тысяч жителей окрестных районов живут под угрозой возникновения лахаров, которые могут сойти со склонов этого вулкана.





География и геология

Вулкан Руис расположен в Андах, приблизительно в 129 км к западу от Боготы. Вулкан является частью массива Руис-Толима (Центральная Кордильера) и включает в себя группу из пяти заснеженных вулканов: Толима, Санта-Исабель, Киндия и Мачин[5][6]. В 20 км к северу находится вулкан Серро-Браво. Кордильера расположена на перекрестке четырёх глубинных разломов, которые ещё сохраняют частичную активность[7]. Руис входит в Тихоокеанское вулканическое кольцо, огромную цепь вулканов, окружающий Тихий океан и включающую в себя все самые активные вулканы мира. Это самый северный вулкан, расположенный в пределах Северной вулканической зоны Андского вулканического пояса, где находятся 75 из 204 вулканов времен Голоцена в Южной Америке[8]. Андский вулканический пояс образовался в результате субдукции плиты Наска, которая продвигается под южноамериканскую плиту[9]. Как и многие другие вулканы, образовавшиеся в зонах субдукции, Руис характеризуется извержениями плинианского типа, для которых характерны пирокластические потоки, которые могут растопить лед у вершины и образовать разрушительные лахары — потоки грязи, глины и обломков горных пород[10].

Как и большинство андийских вулканов, Руис является стратовулканом: это объемный, конической формы вулкан, состоящий из многочисленных слоев затвердевших лавовых потоков и тефры, включая вулканический пепел[11]. Эти слои имеют андезитовый и дациттовий состав[12]. Современный вулканический конус объединяет пять лавовых куполов, расположенных в пределах кальдеры, образовавшейся в течение предыдущих периодов активности этого вулкана: Невадо-эль-Сисне (Nevado el Cisne), Альто-де-ла-Лагуна (Alto de la Laguna), Ла-Ольета (La Olleta), Альто-ла-Пирана (Alto la Pirana) и Альто-де-Сантана (Alto de Santano)[13]. Вместе они покрывают площадь свыше 200 км2, распространяются на 65 км с востока на запад[14]. На большой вершине горы находится кратер Аренас диаметром около 1 км и глубиной 240 м[12]. Склоны у вершины довольно крутые, с углом наклона от 20 до 30 градусов. На меньших высотах они становятся пологими, угол наклона снижается до 10 градусов. С этого места предгорья простираются до рек Магдалена на севере и Каука на западе[15]. На двух крутых склонах горы видны следы предыдущих оползней. Во время извержений, когда лед у вершины тает, могут образоваться огромные лахары, как после извержения 1985[10][12][16]. Расположенный на юго-западном склоне вулкана пирокластический конус Ла-Ольета сейчас неактивен, но был активным в исторические времена[12].

Ледники

Вершина Руиса покрыта ледниками (nevado означает по-испански «покрытый снегом» или «покрытая снегом вершина»), сформировавшимися в течение многих тысяч лет, но существенно отступившими со времен последнего ледникового максимума. В период 28 000 — 21 000 лет назад ледники в Центральной Кордильере занимали площадь около 1500 км2. 12 000 лет назад, после отступления ледников, льдом все ещё было покрыто около 800 км2 массива. В течение Малого ледникового периода, примерно между 1600 и 1900 годами, ледовая шапка покрывала около 100 км2[17]. Позже отступление ледников продолжилось с потеплением атмосферы[7]. По состоянию на 1959 год, площадь ледников массива уменьшилась до 34 км2[18]. После извержения 1985 года, которое растопило около 10 % ледового покрова, покрытая ледниками площадь Руиса уменьшилась с 17 км2 сразу после извержения до 10 км2 в 2003 году. Снеговая линия при этом поднялась с 4500 м в 1985 году до 4900 м в 2003[7].

Средняя толщина ледникового покрова сейчас составляет около 50 м, достигая максимальных значений на плато у вершины и в районе ледника Нерейдес на южных склонах, — около 190 м. Ледники на северных склонах и, в меньшей степени, на восточных, больше всего потеряли после извержения 1985[19], сейчас достигая лишь 30 м в толщину[20]. Толщина ледников у вершины известна неточно, потому что под ними может находиться кальдера. Пять куполов, окружающие плато, уже поднялись над поверхностью ледника[20].

Талая вода с ледников преимущественно стекает в реки Каука и Магдалена с западных и восточных склонов вулкана соответственно[15]. Вода с ледников этого и соседних вулканов являются главным источником пресной воды для десятков окрестных поселений, отчего колумбийское правительство обеспокоено проблемами с поставками воды тогда, когда ледники окончательно растают[21].

Живая природа

Руис, вместе с несколькими другими стратовулканами, находится на территории Национального парка Лос-Невадос, занимающего часть Центральной Кордильеры западнее города Богота. Главной целью создания парка является защита источников пресной воды на его территории, обеспечивающих значительный процент сельскохозяйственных районов страны[22]. Кроме того, парк охраняет уникальный участок живой природы колумбийских высокогорий, тогда как почти все пригодные для роста растений окружающие территории претерпели существенные изменения в результате сельскохозяйственной деятельности человека. Но и на его территории распространение видов заметно изменилось за исторические времена[23].

Характер растительных сообществ района прежде всего зависит от высоты над уровнем моря. Наивысшей зоной является суперпарамо (4700-4100 м) — зона мелкой растительности непосредственно ниже зоны вечных снегов. Растительность преимущественно группируется на влажных плоских и защищенных от ветров участках. Следующей зоной является зона альпийских лугов — Парамо (4100-3750 м), где доминируют такие растения, как эсплеция и различные травы[24].

Ниже Парамо находится линия лесов, но она определена достаточно нечетко, плотность лесов здесь постепенно уменьшается с высотой. Ниже линии леса на склонах вулкана начинается андийская зона (3700-2500 м на восточных склонах, 3700-2900 на западных). Многие участки в верхней андийской зоне остаются покрытыми луговой растительностью, тогда как другие покрыты карликовыми лесами (3 — 8 м высотой). На высоте до 3100-3200 м на склонах хорошо развиты умеренно влажные горные леса (20 — 35 м высотой).

Растения близлежащих районов относятся к разным семействам деревьев и кустов, в частности мареновых, бобовых, меластомовых, лавровых и тутовых. Травянистые растения, в частности ароидные, злаки, астровые, перечные и орхидные, также присутствуют в этом районе, так же как и многоножки папоротника[24].

Среди редких животных на склонах вулкана обитают горный тапир и очковый медведь, оба вида находятся под угрозой[24]. Окружающие районы населяют и другие животные, в том числе эндемики района краснолобый толстозубый попугай, шлемовидный колибри и эрвейский ярлекин. Всего на склонах вулкана обитает 27 эндемичных для Колумбии видов птиц, распространение 14-ти из которых ограничено исключительно районом вокруг вулкана. 15 видов птиц находятся под угрозой[24].

Антропогенная деятельность

Все окрестные районы преимущественно используются для нужд сельского хозяйства, за исключением лишь зоны суперпарамо. Парамо (2500-4200 м) сейчас преимущественно используется для скотоводства, ниже, в зоне Анд (2500—2500 м), часть земли занято под выращивание картофеля, ниже (1800—2500) — область скотоводства и выращивания кукурузы, а ещё ниже, в субандийской зоне (1100—1800 м) выращиваются кофейные деревья. Далее (500—100 м) находится область выращивания сахарного тростника[25].

Территория Национального парка Лос-Невадос используется преимущественно для экологического туризма и очень популярна как среди колумбийцев, так и среди иностранных туристов. Здесь находится несколько укрытий для посетителей. На склонах вулканов популярны зимние виды спорта, а озеро Отун используется для спортивной рыбалки на интродуцированную форель[24]. Возле парка работает много частных отелей и спа-курортов[26].

Альпинизм также весьма популярен. Немецкие геологи Вильгельм Райсс и Альфонс Штюбель первыми попытались подняться на вулкан в 18681869 годах, но не смогли этого сделать. В 1936 году В. Канэто и Альберт Грассер совершили первое успешное восхождение, частично на лыжах, которое они повторили в 1939 году[27]. Сейчас, однако, из-за отступления ледника, подъем стал намного легче, и его можно сделать без альпинистского снаряжения[28].

История извержений

Ранний период

Первое извержение Руиса произошло около 1,8 млн лет назад, в начале эпохи Плиоцена[7]. С тех пор было начинаются три главных периода активности: начальный, старый и современный. В течение начального периода, длившегося между 1,8 и 1,0 млн лет назад, сформировался комплекс крупных стратовулканов[6]. Между 1,0 и 0,8 млн лет назад частично обвалился, сформировав большую (5-10 км в ширину) кальдеру. В течение старого периода, длившегося между 0,8 и 0,2 млн лет назад, сформировался новый комплекс стратовулканов, включая обособленные древние вулканы Руис, Толима, Киндия и Санта-Исабель. В период 0,2-0,15 млн лет назад на их вершинах образовались эксплозийные кальдеры[6].

Современный период начался около 150 тыс. лет назад, в течение него сформировался современный вулканический комплекс Руиса за счет образования андезитного и дацитних лавовых куполов внутри старых кальдер[7]. В течение последних 11 тыс. лет вулкан прошел менее 12 вулканических стадий, включавшие оползни, пирокластические потоки и лахары, которые приводили к частичному разрушению куполов на вершине[6][7]. Последние несколько тысяч лет извержение этого и окрестных вулканов были преимущественно небольшими, а пирокластические потоки гораздо слабее тех, что происходили во времена плейстоцена[6]. Поскольку письменные источники существуют только за последние несколько веков, для датировки преимущественно использовалась тефрохронология[29].

После испанской колонизации извержение преимущественно состояли из вертикального извержения через центральное отверстие, за которым следовала эксплозия и лахары. Первое извержение времен Голоцена произошло около 6660 до н. э., за ним следовали извержения в 1245 году до н. э. ± 150 лет (данные радиоуглеродного датирования) около 850 года до н. э., в 200 году до н. э. ± 100 лет, 350 году н. э. ± 300 лет, 675 году ± 50 лет, в 1350, 1541 (вероятно) [а ], 1570, 1595, 1623, 1805, 1826, 1828 (вероятно) [а ], 1829, 1831, 1833 (вероятно), 1845, 1916, декабре 1984 — марте 1985, сентябре 1985 — июле 1991 и вероятно в апреле 1994 года. Многие из них включали извержения через центральное отверстие, извержения через боковые отверстия и фреатические (паровые) взрывы[29]. Сейчас Руис является вторым по активности вулканом Колумбии после Галерас[16].

Лахар 1595 года

Извержение Руиса началось утром 12 марта 1595. Оно состояло из трех плинианских извержений, звук которых можно было услышать на расстоянии 100 км от вершины вулкана. Во время происшествия было извергнуто большое количество вулканического пепла, полностью покрывшего окружающие районы. Вулкан также изрыгнул множество лапили и вулканических бомб. Всего было выброшено около 0,16км3 тефры[29]. Извержению также предшествовало значительное землетрясение, произошедшее за три дня до него[30]. Это землетрясение вызвало лахары, спустившиеся вниз долинами рек Гуала и Лагунильяс, прекратив водоток и уничтожив растительный и животный мир их долин. В результате этого лахара погибло около 600 человек[31]. Извержение 1595 было самым большим извержением Руиса до 1985 года. В целом же извержения 1595 и 1985 были похожи по многим параметрам, включая химический состав извергнутого материала[32].

Сель 1845 года

Крупное землетрясение, состоявшееся 19 февраля 1845, привело к образованию значительного селя (грязевого потока)[33]. Этот сель сошел вниз долиной реки Лагунильяс на расстояние около 70 км[10], переполняя русло реки и разрушая приречные поселения[33]. В месте достижения рекой конуса, сель разделилась на два рукава. Большая часть продолжила движение рекой Лагунильяс и достигла реки Магдалена, тогда как меньшая часть была отклонена холмами у каньона реки Лагунильяс, повернула на 90 градусов на север и достигла реки Сабандиха, после чего вместе с рекой Сабандиха встретила остальные селя в месте впадения этой реки в Магдалены. По приблизительным оценкам в результате этого селя погибли около 1000 человек[33].

Трагедия Армеро 1985 года

В ноябре 1984 году геологи отметили увеличение уровня сейсмической активности вулкана Руис[32]. Другими признаками будущего извержения были увеличение фумарольной активности, выделение серы на вершине вулкана и небольшие фреатические извержения. Наиболее заметным из этих событий стал выброс пепла 11 сентября 1985[32]. Активность вулкана несколько снизилась в октябре 1985 года[32], объясняющие попаданием магмы к вулканической структуры в сентябре[32].

В октябре на вулкане работала итальянская вулканологическая миссия, которая проанализировала газы, выделяемые из фумарол на дне кратера Аренас. Было установлено, что они представляли собой смесь углекислого газа и диоксида серы — индикатора попадания магмы к приповерхностной среде. Доклад миссии, опубликованный 22 октября 1985, оценивал риск лахаров как очень высокий. В этом докладе исследователи рекомендовали местному правительству принять основные меры предостережения[34].

В октябре 1985 года вулканическая активность снова увеличилась[32] по мере достижения магмой поверхности. Вулкан начал выделять большие количества газов, богатых диоксидом серы и элементарной серой. Содержание воды в фумаролах уменьшилось, а вода источников вокруг вулкана обогатилась магнием, кальцием и натрием, что вымывались из магмы[32]. К тому времени происходила значительная дегазация магмы, вызвавшая увеличение давления внутри вулкана, которое позже и привело к экплозии[35].

Руис окончательно извергнулся в 9:08 вечера 13 ноября 1985, выбросив дацитную тефру в атмосферу на высоту более 30 км[32]. Общая масса извергнутого материала (включая магму) составляла около 35 млн тонн[32], лишь 3 % от количества, извергнутого при извержении вулкана Сент-Хеленс в 1980 году[36]. Извержение достигло уровня 3 по индексу вулканических извержений[37]. Масса извергнутого диоксида серы составила около 700 тыс. тонн, или 2 % от массы извергнутого материала[32], что делает извержение необычайно богатым на серу[38].

Пирокластические потоки, вызванные вулканом, растопили ледники на вершине, образовав четыре крупных лахары, что направились вниз по склонам вулкана[39]. Вулкан также осушил небольшое озеро, существовавшее в кратере Аренас перед извержением[32]. Вода в подобных вулканических озёрах обычно очень соленая и содержит много растворенных вулканических газов. Горячая кислая вода озера значительно ускорила растопку льда, этот эффект был подтвержден большим количеством сульфатов и хлоридов в потоках лахаров[32].

Лахары, состоявшие из воды, льда, пемзы и обломков скал[39], смешались с глиной на склонах вулкана[40]. Они направились вниз по склонам вулкана со средней скоростью 60 км/ч, размывая почву, разрушая скалы и уничтожая растительность. После спуска на несколько тысяч метров, лахары попали в шесть речных долин, которые вели из вулкана. В речных долинах лахары увеличились в объёме приблизительно в четыре раза. Лахар в долине реки Гуала достиг максимальной ширины 50 м[39].

Один из этих лахаров фактически смыл город Армеро в департаменте Толима, что лежал в долине реки Лагунилья. Из 28 700 жителей города более 23 тыс. погибли в результате лахара, а свыше 5 тыс. были ранены. В городе было уничтожено более 5 тыс. домов[39]. Другой Лахар, спускавшийся долиной реки Чинчина, привел к гибели около 1800 человек и разрушил около 400 домов в городе Чинчина[41]. Событие получило название Трагедии Армеро и стало вторым по числу жертв извержением вулкана в 20 веке после извержения Монтань-Пеле в 1902 году[42], четвёртым по числу жертв вулканическим извержением в истории[43] и самой разрушительной природной катастрофой в истории Колумбии[44]. Лахар, разрушившего Армеро, является первым по числу жертв лахаром в истории[7].

Большие жертвы во время извержения 1985 частично стали результатом неуверенности исследователей относительно точного времени извержения, и того, что правительство не стало принимать меры предосторожности без предупреждения о неминуемой катастрофе[45]. Так как последнее значительное извержение вулкана произошло за 140 лет до того времени, для многих было трудно воспринять огромную угрозу от вулкана, а местные жители даже называли его «спящим львом»[31]. Карты угроз, опубликованные за месяц до трагедии, указывали на возможность подобных событий, но колумбийский Конгресс официально обвинил ученых и службы гражданской обороны в нагнетании страха. Представители местных властей не предупредили население о серьёзности ситуации, а мэр и священник Армеро вместе уверяли жителей города в безопасности, уже после выпадения пепла вечером 13 ноября[46]. Другим фактором стал шторм, повредивший линии электропередач и связи. За час до трагедии рабочие гражданской обороны из городов выше по долине пытались предупредить Армеро о лахаре, приближающимся к городу, но не смогли дозвониться или наладить радиоконтакт[47].

Уже после извержения исследователи проанализировали записи сейсмографов и заметили несколько землетрясений в последние часы перед извержением, начинавшиеся достаточно сильными, а затем постепенно затихавшие. Вулканолог Бернар Чуе позже заметил: «вулкан кричал: „Я собираюсь взорваться!“», Но ученые, наблюдавшие за вулканом в то время, не смогли прочитать сигнал[48].

Риск новых извержений и подготовка к ним

Вулкан продолжает угрожать окружающим поселениям и городам. Наиболее вероятной угрозой при этом являются малые извержения, которые, однако, могут дестабилизировать ледник и вызвать лахары[6]. Несмотря на значительное сокращение объёма ледников, общий объём льда на вершине Руиса и других вулканов массива остается достаточно большим. Если растает лишь 10 % льда, как это произошло в 1985 году, это может вызвать лахары или селе объёмом 200 млн м3[7]. Такие лахары могут достичь расстоянии до 100 км от вершины вдоль русел рек всего за несколько часов[7]. По оценкам, в зоне риска проживают 500 тыс. человек, преимущественно в долинах Комбейма, Чинчина, Кеальйо-точе и Гуала, из них 100 тыс. живут в зоне «высокого риска»[6][б]. В частности, лахары угрожают окружающей городам Онда, Марикита, Амбалема, Чинчина, Эрве, Вильяэрмоса, Салгар и Ла-Дорада[49]. Хотя небольшие извержения более вероятны, двухмиллионная история извержений вулканического массива содержит много значительных извержений, угроза от которых также учитывается[6]. Крупное извержение может произвести эффект на большую территорию, включая Международный аэропорт Эльдорадо города Богота, прежде всего из-за выпадения пепла[50].

Поскольку трагедия Армеро продемонстрировала недостаточность ранних предупреждений[45], опасность обработки земли[51] и неподготовленность окрестных жителей[45], в 1987 году колумбийское правительство основало «Национальное бюро внимания к катастрофам» (Oficina Nacional para la Atencion de Desastres) с целью предотвращения подобных катастроф в будущем. Все колумбийские города получили распоряжение учитывать при планировании возможные природные катастрофы с целью предотвращения их последствий[51] и обеспечить возможность эвакуации в случае угрозы вулканических извержений. Около 2300 жителей районов вокруг Руиса были эвакуированы, когда вулкан вновь извергнулся в 1989 году[52]. Когда же в апреле 2008 года извергнулся другой колумбийский вулкан Невадо-дель-Уила, были эвакуированы тысячи человек, из-за предупреждения вулканологов, что извержение может стать «вторым Невадо-дель-Руис»[53]. В 2006 году сильные дожди на Руисе вызвали сель, сошедший вдоль долины реки Чинчина и привел к гибели девяти молодых людей в возрасте 12-19 лет, участвовавших в скаутской экспедиции к вулкану[54].

Напишите отзыв о статье "Руис (вулкан)"

Примечания

  • [а]   Несколько записей в истории извержений Смитсоновского института помеченные как «неуверенные»[29]. Извержения могло произойти в эти даты, но подтверждения не хватает. Извержение в этой истории определяется как отложения вулканических продуктов на поверхности Земли[55].
  • [б]   Имеющиеся ресурсы указывают, что лахары с Руиса не представляют угрозы для города Богота[6][50].

Напишите отзыв о статье "Руис (вулкан)"

Примечания

  1. [peakbagger.com/peak.aspx?pid=8364 Peakbagger.com]
  2. Колумбия, запад // Атлас мира / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» в 1999 г. ; отв. ред.: Т. Г. Новикова, Т. М. Воробьёва. — 3-е изд., стер., отпеч. в 2002 г. с диапоз. 1999 г. — М. : Роскартография, 2002. — С. 256. — ISBN 5-85120-055-3.</span>
  3. Словарь географических названий зарубежных стран / отв. ред. А. М. Комков. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Недра, 1986. — С. 308.</span>
  4. [www.parquesnacionales.gov.co/PNN/portel/libreria/php/decide.php?patron=02.02020802 General Data – Los Nevados]. Parques Nacionales Naturales de Colombia. Проверено 29 марта 2009. [www.webcitation.org/66V8R16AN Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  5. S. Williams, Richard Jr [pubs.usgs.gov/pp/p1386i/colombia/ruiz.html Ruiz-Tolima Volcanic Massif (Cordillera Central)]. United States Geological Survey. Проверено 20 июля 2008. [www.webcitation.org/66V8Rk4HD Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Thouret, Jean-Claude; Murcia, A; Salinas, R; et al. (1990). "[horizon.documentation.ird.fr/exl-doc/pleins_textes/pleins_textes_4/colloques/31077.pdf Stratigraphy and quaternary eruptive history of the Ruiz-Tolima volcanic massif, Colombia. Implications for assessement of volcanic hazards]" (PDF) in Symposium international géodynamique andine: résumés des communications.: 391–393. 
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Huggel, Cristian; Ceballos, Jorge Luis; Pulgarín, Bernardo; Ramírez, Jair; Thouret, Jean-Claude (2007). «[www.igsoc.org/annals/45/a45A019.pdf Review and reassessment of hazards owing to volcano–glacier interactions in Colombia]» (pdf). Annals of Glaciology 45: 128–136. DOI:10.3189/172756407782282408.(недоступная ссылка — история)
  8. T. Simkin and L. Siebert. Volcanoes of the World, 2nd edition. — Tucson AZ, 1994. — P. 349.
  9. Sullivan, Walter. [query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9D0CE7DD1638F930A25755C0A967958260&scp=11&sq=nevado%20del%20ruiz&st=cse Plate Under a 'Ring of Fire'], New York Times (June 13, 1991). Проверено 24 июля 2008.
  10. 1 2 3 Camp, Vic [www.geology.sdsu.edu/how_volcanoes_work/Nevado.html Nevado del Ruiz (1985)]. San Diego State University. Проверено 3 сентября 2008. [www.webcitation.org/66VD5XZFS Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  11. [pubs.usgs.gov/gip/volc/types.html Principal Types of Volcanoes]. United States Geological Survey. Проверено 19 января 2009. [www.webcitation.org/66V8SIeOb Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  12. 1 2 3 4 [www.volcano.si.edu/world/volcano.cfm?vnum=1501-02= Nevado del Ruiz (1501-02)]. Global Volcanism Program (13 декабря 2008). [www.webcitation.org/66V8SqR7S Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  13. [www.volcano.si.edu/world/volcano.cfm?vnum=1501-02=&volpage=synsub Nevado del Ruiz (1501-02): Synonyms & Subfeatures]. Проверено 26 ноября 2008. [www.webcitation.org/66V8TJmWG Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  14. Mileti Dennis S. [books.nap.edu/openbook.php?record_id=1784&page=92 The Eruption of Nevado Del Ruiz Volcano Colombia, South America, 13 ноября 1985]. — Washington, D.C.: Commission on Engineering and Technical Systems (National Academy Press), 1991. — P. 92. — ISBN 0309044774.
  15. 1 2 Mileti Dennis S. [books.nap.edu/openbook.php?record_id=1784&page=5 The Eruption of Nevado Del Ruiz Volcano Colombia, South America, 13 ноября 1985]. — Washington, D.C.: Commission on Engineering and Technical Systems (National Academy Press), 1991. — P. 5. — ISBN 0309044774.
  16. 1 2 [vulcan.wr.usgs.gov/Volcanoes/Colombia/description_colombia_volcanoes.html Colombia Volcanoes and Volcanics]. United States Geological Survey (2001). Проверено 3 вересня 2008. [www.webcitation.org/66VD43ngM Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  17. Thouret, Jean-Claude; Van der Hammen, Thomas; Salomons, Barry; and Juvigne, Etienne (1996). «Paleoenvironmental Changes and Glacial Stades of the Last 50,000 Years in the Cordillera Central, Colombia». Quaternary Research 46 (1): 1–18. DOI:10.1006/qres.1996.0039.
  18. Morris, Jennifer N.; Pool, Alan J.; Klein, Andrew G. (2006). "[www.easternsnow.org/proceedings/2006/morris_et_al.pdf Retreat of Tropical Glaciers in Colombia and Venezuela from 1984 to 2004 as Measured from ASTER and Landsat Images]" (pdf) in 63rd Eastern Snow Conference. Newark, Delaware USA.. 
  19. [pubs.usgs.gov/pp/p1386i/colombia/ruiz.html#FIG12 Ruiz-Tolima Volcanic Massif (Cordillera Central)]. United States Geological Survey (1999). Проверено 29 марта 2009. [www.webcitation.org/66V8Rk4HD Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  20. 1 2 Ramirez, J.; Thouret, J.-C.; Naranjo, J.L.; Vargas, C.A. and Valla, F. (2005). «[www.cosis.net/abstracts/EGU05/09540/EGU05-J-09540.pdf Nevado del Ruiz, Colombia, 20 years after: Evolution of the ice cap, re-assessment of volcano-snow interactionprocesses that feed lahars]» (PDF). Geophysical Research Abstracts 7: 1–2.
  21. María Isabel García. [www.tierramerica.net/2001/0408/iacentos.shtml The Thawing of the Peaks], Tierramerica. Проверено 12 декабря 2008.
  22. [www.risaralda.com.co/ecoturismo/losnevados/index.php Parque Nacional Natural Los Nevados]. Portal turistico de Risaralda(недоступная ссылка — история). [web.archive.org/20071026135446/www.risaralda.com.co/ecoturismo/losnevados/index.php Архивировано из первоисточника 26 октября 2007].(недоступная ссылка — история)
  23. Thomas van der Hammen; Santos, G. dos Alice. La Cordillera Central Colombiana Transecto Parque Los Nevados. — 2003. — ISBN 978-3-443-65004-9. [www.schweizerbart.de/pubs/isbn/bo/studiesont-344365004X-desc.html#TAG2 Synopsis]
  24. 1 2 3 4 5 J. Orlando Rangel, Aída Garzón, S.D. Davis, V.H. Heywood, O. Herrera-MacBryde, J. Villa-Lobos, A. Hamilton. [botany.si.edu/projects/cpd/sa/sa28.htm Region of Los Nevados Natural National Park]. в книге [botany.si.edu/projects/cpd/ Centres of Plant Diversity: A Guide and Strategy for Their Conservation]. — World Wide Fund for Nature, International Union for Conservation of Nature and Natural Resources, 1997. — Vol. 3: The Americas. — ISBN 2831701996.
  25. Cleef, A.M., Rangel-Ch., J.O. and Salamanca-V., S. Reconocimiento de la vegetación de la parte alta del transecto Parque Los Nevados. — 1983. в книге van der Hammen, T., Pérez-P., A. and Pinto-E., P. (eds). La Cordillera Central Colombiana: transecto Parque Los Nevados (introducción y datos iniciales). Studies on Tropical Andean Ecosystems/Estudios de Ecosistemas Tropandinos. — J. Cramer, Vaduz. — Vol. 1. — P. 150-173.
  26. Rangel-Ch., J. Orlando & Garzón-C., Aída (1997), [botany.si.edu/projects/cpd/sa/sa28.htm "Region of Los Nevados Natural National Park"], in Davis, S.D.; Heywood, V.H. & Herrera-MacBryde, O. et al., [botany.si.edu/projects/cpd/ Centres of Plant Diversity: A Guide and Strategy for Their Conservation. Volume 3: The Americas.], Cambridge, England: World Wide Fund for Nature, International Union for Conservation of Nature and Natural Resources, ISBN 2831701996, <botany.si.edu/projects/cpd/sa/sa28.htm>. Проверено 16 декабря 2008. .
  27. Neate Jill. [www.rgs.org/NR/rdonlyres/D39032F5-BFC0-4FC5-842F-F8558767983B/0/MAColombia.pdf Mountaineering in the Andes]. — 2. — Expedition Advisory Centre, 1994. — P. 12. — ISBN 0907649645.
  28. [www.summitpost.org/area/range/179838/parque-nacional-natural-los-nevados.html Parque Nacional Natural Los Nevados]. SummitPost. [www.webcitation.org/66VD4cAnK Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  29. 1 2 3 4 5 [www.volcano.si.edu/world/volcano.cfm?vnum=1501-02=&volpage=erupt Nevado del Ruiz: Eruptive History | Global Volcanism Program]. Проверено 13 декабря 2008. [www.webcitation.org/66VD55PAa Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  30. Mixed contributors (Committee on Natural Disasters, Division of Natural Hazard Mitigation, National Research Council). 1 // [books.nap.edu/openbook.php?isbn=0309044774 The Eruption of Nevado Del Ruiz Volcano Colombia, South America, November 13, 1985]. — Committee on Natural Disaster, 1991. — P. 9. — ISBN 0309044774.
  31. 1 2 [news.bbc.co.uk/onthisday/hi/dates/stories/november/13/newsid_2539000/2539731.stm BBC:On this day: November 13: 1985: Volcano kills thousands in Colombia], British Broadcasting Corporation, BBC contributors (November 13, 1985). Проверено 3 вересня 2009.
  32. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Naranjo, J.L.; Siggurdsson, H., Carey, S.N., Fritz, W. (August 1986). «[www.sciencemag.org/cgi/content/abstract/233/4767/961 Eruption of the Nevado del Ruiz Volcano, Colombia, On 13 November 1985: Tephra Fall and Lahars]». Science 233: 991–993. DOI:10.1126/science.233.4767.961. PMID 17732038.
  33. 1 2 3 Mixed contributors (Committee on Natural Disasters, Division of Natural Hazard Mitigation, National Research Council). 1 // [books.nap.edu/openbook.php?record_id=1784&page=9 The Eruption of Nevado Del Ruiz Volcano Colombia, South America, November 13, 1985]. — Committee on Natural Disaster, 1991. — P. 9–10. — ISBN 0309044774.
  34. Barberi, F., Martini, M., and Rosi, M. (July 1990). «[www.sciencedirect.com/science?_ob=ArticleURL&_udi=B6VCS-48B5B5D-9J&_user=10&_rdoc=1&_fmt=&_orig=search&_sort=d&view=c&_version=1&_urlVersion=0&_userid=10&md5=2501a91a2ad56e7bd5d09dabe454f712 Nevado del Ruiz volcano (Colombia): pre-eruption observations and the 13 November 1985 catastrophic event]». Journal of Volcanology and Geothermal Research 42 (1–2): 1–12. DOI:10.1016/0377-0273(90)90066-O.
  35. Giggenbach, Garcia, Rodriguez, Londoño, Rojas, Calvache, W.F., N., L., A., N., M.L. (July 1990). «[www.sciencedirect.com/science?_ob=ArticleURL&_udi=B6VCS-48B5B5D-9K&_user=10&_rdoc=1&_fmt=&_orig=search&_sort=d&view=c&_acct=C000050221&_version=1&_urlVersion=0&_userid=10&md5=8c7dc9cee15938823eddd77be34731f0 The chemistry of fumarolic vapor and thermal-spring discharges from the Nevado del Ruiz volcanic-magmatic-hydrothermal system, Colombia]». Journal of Volcanology and Geothermal Research 42 (1–2): 13–39. DOI:10.1016/0377-0273(90)90067-P.
  36. Wright T.L. [vulcan.wr.usgs.gov/Vhp/C1073/ Living with Volcanoes: The U. S. Geological Survey's Volcano Hazards Program: USGS Circular 1073]. — United States Geological Survey, 1992.
  37. Watson, John [pubs.usgs.gov/gip/msh//comparisons.html Mount St. Helens – Comparisons With Other Eruptions]. United States Geological Survey. Проверено 20 вересня 2008. [www.webcitation.org/66VD6AoDN Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  38. Krueger, Arlin J., Walter, Louis S., Schnetzler, Charles C., and Doiron, Scott D. (July 1990). «[www.sciencedirect.com/science?_ob=ArticleURL&_udi=B6VCS-48B0RNS-5B&_user=10&_rdoc=1&_fmt=&_orig=search&_sort=d&view=c&_version=1&_urlVersion=0&_userid=10&md5=7152e1c54dbace97e346453ef8918999 TOMS measurement of the sulfur dioxide emitted during the 1985 Nevado del Ruiz eruptions]». Journal of Volcanology and Geothermal Research (Journal of Volcanology and Geothermal Research) 41 (1–4): 7–15. DOI:10.1016/0377-0273(90)90081-P.
  39. 1 2 3 4 [volcanoes.usgs.gov/hazards/lahar/RuizLahars.html Deadly Lahars from Nevado del Ruiz, Colombia: November 13, 1985]. United States Geological Survey (30 вересня 1999). Проверено 25 ноября 2008. [www.webcitation.org/66VD6eBww Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  40. Lowe, Donald R.; Williams, Stanley N., Leigh, Henry, Connort, Charles B., Gemmell, J. Bruce, Stoiber, Richard E. (November 1986). «[www.nature.com/nature/journal/v324/n6092/abs/324051a0.html Lahars initiated by the 13 November 1985 eruption of Nevado del Ruiz, Colombia]». Nature 324: 51–53. DOI:10.1038/324051a0. Проверено 10 сентября 2008.
  41. Mileti Dennis S. [books.nap.edu/openbook.php?record_id=1784&page=1 The Eruption of Nevado Del Ruiz Volcano Colombia, South America, November 13, 1985]. — Washington, D.C.: Commission on Engineering and Technical Systems (National Academy Press), 1991. — P. 1.
  42. Staff. [www.ngdc.noaa.gov/hazard/stratoguide/nevadofact.html Nevado del Ruiz – Facts and Figures]. National Oceanic and Atmospheric Administration. Проверено 3 вересня 2008. [www.webcitation.org/66VD7JVrz Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  43. Topinka, Lyn [vulcan.wr.usgs.gov/LivingWith/VolcanicFacts/deadly_eruptions.html Deadliest Volcanic Eruptions Since 1500 A.D.]. United States Geological Survey. Проверено 20 сентября 2008. [www.webcitation.org/66VD87Vxx Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  44. Staff. [www.cnn.com/WORLD/Newsbriefs/9511/11-14/index.html?iref=newssearch World News Briefs], CNN (November 14, 1995). Проверено 20 сентября 2008.
  45. 1 2 3 Fielding, Emma [www.bbc.co.uk/science/horizon/2001/volcanohelltrans.shtml Volcano Hell Transcript]. BBC. Проверено 3 сентября 2008. [www.webcitation.org/66VD8lcUu Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  46. Mileti Dennis S. [books.nap.edu/openbook.php?record_id=1784&page=51 The Eruption of Nevado Del Ruiz Volcano Colombia, South America, November 13, 1985]. — Washington, D.C.: Commission on Engineering and Technical Systems (National Academy Press), 1991. — P. 51–53.
  47. Mileti Dennis S. [books.nap.edu/openbook.php?record_id=1784&page=61 The Eruption of Nevado Del Ruiz Volcano Colombia, South America, November 13, 1985]. — Washington, D.C.: Commission on Engineering and Technical Systems (National Academy Press), 1991. — P. 61.
  48. [news.bbc.co.uk/2/hi/science/nature/3183047.stm Signs of an eruption — A scientist has found a way to use earthquakes to predict when volcanoes will erupt], BBC, BBC contributors (27 серпня 2003). Проверено 13 сентября 2008.
  49. Mileti Dennis S. [books.nap.edu/openbook.php?record_id=1784&page=80 The Eruption of Nevado Del Ruiz Volcano Colombia, South America, November 13, 1985]. — Washington, D.C.: Commission on Engineering and Technical Systems (National Academy Press), 1991. — P. 80. — ISBN 0309044774.
  50. 1 2 McDowell, Bart (May 1986). «[encarta.msn.com/sidebar_762503944/eruption_in_colombia.html Eruption in Colombia]». National Geographic: 640–653.
  51. 1 2 Touret, Jean-Claude; Laforge, Christophe (1994). «[www.springerlink.com/content/j7h51t87x7201375 Hazard Appraisal and Hazard-Zone Mapping of Flooding and Debris Flowage in the Rio Combeima Valley and Ibague City, Tolima Department, Colombia]». GeoJournal 34 (4): 407–413. DOI:10.1007/BF00813136.
  52. [query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=950DE4DF143DF931A3575AC0A96F948260 Colombian Volcano Erupting], New York Times, Associated Press (2 вересня 1989). Проверено 20 вересня 2008.
  53. [www.foxnews.com/story/0,2933,351333,00.html Colombian Volcano Erupts, Thousands Evacuated], Fox News, Associated Press (15 квітня 2008). Проверено 20 сентября 2008.
  54. [www.cbsnews.com/stories/2006/03/20/ap/world/mainD8GF17N80.shtml Colombia Mudslide Kills Nine Young Hikers], CBS, Staff (20 березня 2006). Проверено 11 жовтня 2008.(недоступная ссылка — история)
  55. [www.volcano.si.edu/faq/index.cfm?faq=02 Frequently Asked Questions: What is an eruption?]. Global Volcanism Program. Smithsonian Institution. Проверено 23 лютого 2009. [www.webcitation.org/66VD9OjOh Архивировано из первоисточника 28 марта 2012].
  56. </ol>

Ссылки

  • [www.vokrugsveta.ru Вокруг света] (недоступная ссылка — история)
  • [www.novchrono.ru Хронограф] (недоступная ссылка — история)
  • [www.volcanolive.com/ruiz.html Volcano Live]
  • [the-day-x.ru/v-kolumbii-napominaet-o-sebe-vulkan-pohoronivshij-30-let-nazad-tselyj-gorod.html В Колумбии напоминает о себе вулкан, похоронивший 30 лет назад целый город]

Отрывок, характеризующий Руис (вулкан)

Так же зажила рана Наташи. Она думала, что жизнь ее кончена. Но вдруг любовь к матери показала ей, что сущность ее жизни – любовь – еще жива в ней. Проснулась любовь, и проснулась жизнь.
Последние дни князя Андрея связали Наташу с княжной Марьей. Новое несчастье еще более сблизило их. Княжна Марья отложила свой отъезд и последние три недели, как за больным ребенком, ухаживала за Наташей. Последние недели, проведенные Наташей в комнате матери, надорвали ее физические силы.
Однажды княжна Марья, в середине дня, заметив, что Наташа дрожит в лихорадочном ознобе, увела ее к себе и уложила на своей постели. Наташа легла, но когда княжна Марья, опустив сторы, хотела выйти, Наташа подозвала ее к себе.
– Мне не хочется спать. Мари, посиди со мной.
– Ты устала – постарайся заснуть.
– Нет, нет. Зачем ты увела меня? Она спросит.
– Ей гораздо лучше. Она нынче так хорошо говорила, – сказала княжна Марья.
Наташа лежала в постели и в полутьме комнаты рассматривала лицо княжны Марьи.
«Похожа она на него? – думала Наташа. – Да, похожа и не похожа. Но она особенная, чужая, совсем новая, неизвестная. И она любит меня. Что у ней на душе? Все доброе. Но как? Как она думает? Как она на меня смотрит? Да, она прекрасная».
– Маша, – сказала она, робко притянув к себе ее руку. – Маша, ты не думай, что я дурная. Нет? Маша, голубушка. Как я тебя люблю. Будем совсем, совсем друзьями.
И Наташа, обнимая, стала целовать руки и лицо княжны Марьи. Княжна Марья стыдилась и радовалась этому выражению чувств Наташи.
С этого дня между княжной Марьей и Наташей установилась та страстная и нежная дружба, которая бывает только между женщинами. Они беспрестанно целовались, говорили друг другу нежные слова и большую часть времени проводили вместе. Если одна выходила, то другаябыла беспокойна и спешила присоединиться к ней. Они вдвоем чувствовали большее согласие между собой, чем порознь, каждая сама с собою. Между ними установилось чувство сильнейшее, чем дружба: это было исключительное чувство возможности жизни только в присутствии друг друга.
Иногда они молчали целые часы; иногда, уже лежа в постелях, они начинали говорить и говорили до утра. Они говорили большей частию о дальнем прошедшем. Княжна Марья рассказывала про свое детство, про свою мать, про своего отца, про свои мечтания; и Наташа, прежде с спокойным непониманием отворачивавшаяся от этой жизни, преданности, покорности, от поэзии христианского самоотвержения, теперь, чувствуя себя связанной любовью с княжной Марьей, полюбила и прошедшее княжны Марьи и поняла непонятную ей прежде сторону жизни. Она не думала прилагать к своей жизни покорность и самоотвержение, потому что она привыкла искать других радостей, но она поняла и полюбила в другой эту прежде непонятную ей добродетель. Для княжны Марьи, слушавшей рассказы о детстве и первой молодости Наташи, тоже открывалась прежде непонятная сторона жизни, вера в жизнь, в наслаждения жизни.
Они всё точно так же никогда не говорили про него с тем, чтобы не нарушать словами, как им казалось, той высоты чувства, которая была в них, а это умолчание о нем делало то, что понемногу, не веря этому, они забывали его.
Наташа похудела, побледнела и физически так стала слаба, что все постоянно говорили о ее здоровье, и ей это приятно было. Но иногда на нее неожиданно находил не только страх смерти, но страх болезни, слабости, потери красоты, и невольно она иногда внимательно разглядывала свою голую руку, удивляясь на ее худобу, или заглядывалась по утрам в зеркало на свое вытянувшееся, жалкое, как ей казалось, лицо. Ей казалось, что это так должно быть, и вместе с тем становилось страшно и грустно.
Один раз она скоро взошла наверх и тяжело запыхалась. Тотчас же невольно она придумала себе дело внизу и оттуда вбежала опять наверх, пробуя силы и наблюдая за собой.
Другой раз она позвала Дуняшу, и голос ее задребезжал. Она еще раз кликнула ее, несмотря на то, что она слышала ее шаги, – кликнула тем грудным голосом, которым она певала, и прислушалась к нему.
Она не знала этого, не поверила бы, но под казавшимся ей непроницаемым слоем ила, застлавшим ее душу, уже пробивались тонкие, нежные молодые иглы травы, которые должны были укорениться и так застлать своими жизненными побегами задавившее ее горе, что его скоро будет не видно и не заметно. Рана заживала изнутри. В конце января княжна Марья уехала в Москву, и граф настоял на том, чтобы Наташа ехала с нею, с тем чтобы посоветоваться с докторами.


После столкновения при Вязьме, где Кутузов не мог удержать свои войска от желания опрокинуть, отрезать и т. д., дальнейшее движение бежавших французов и за ними бежавших русских, до Красного, происходило без сражений. Бегство было так быстро, что бежавшая за французами русская армия не могла поспевать за ними, что лошади в кавалерии и артиллерии становились и что сведения о движении французов были всегда неверны.
Люди русского войска были так измучены этим непрерывным движением по сорок верст в сутки, что не могли двигаться быстрее.
Чтобы понять степень истощения русской армии, надо только ясно понять значение того факта, что, потеряв ранеными и убитыми во все время движения от Тарутина не более пяти тысяч человек, не потеряв сотни людей пленными, армия русская, вышедшая из Тарутина в числе ста тысяч, пришла к Красному в числе пятидесяти тысяч.
Быстрое движение русских за французами действовало на русскую армию точно так же разрушительно, как и бегство французов. Разница была только в том, что русская армия двигалась произвольно, без угрозы погибели, которая висела над французской армией, и в том, что отсталые больные у французов оставались в руках врага, отсталые русские оставались у себя дома. Главная причина уменьшения армии Наполеона была быстрота движения, и несомненным доказательством тому служит соответственное уменьшение русских войск.
Вся деятельность Кутузова, как это было под Тарутиным и под Вязьмой, была направлена только к тому, чтобы, – насколько то было в его власти, – не останавливать этого гибельного для французов движения (как хотели в Петербурге и в армии русские генералы), а содействовать ему и облегчить движение своих войск.
Но, кроме того, со времени выказавшихся в войсках утомления и огромной убыли, происходивших от быстроты движения, еще другая причина представлялась Кутузову для замедления движения войск и для выжидания. Цель русских войск была – следование за французами. Путь французов был неизвестен, и потому, чем ближе следовали наши войска по пятам французов, тем больше они проходили расстояния. Только следуя в некотором расстоянии, можно было по кратчайшему пути перерезывать зигзаги, которые делали французы. Все искусные маневры, которые предлагали генералы, выражались в передвижениях войск, в увеличении переходов, а единственно разумная цель состояла в том, чтобы уменьшить эти переходы. И к этой цели во всю кампанию, от Москвы до Вильны, была направлена деятельность Кутузова – не случайно, не временно, но так последовательно, что он ни разу не изменил ей.
Кутузов знал не умом или наукой, а всем русским существом своим знал и чувствовал то, что чувствовал каждый русский солдат, что французы побеждены, что враги бегут и надо выпроводить их; но вместе с тем он чувствовал, заодно с солдатами, всю тяжесть этого, неслыханного по быстроте и времени года, похода.
Но генералам, в особенности не русским, желавшим отличиться, удивить кого то, забрать в плен для чего то какого нибудь герцога или короля, – генералам этим казалось теперь, когда всякое сражение было и гадко и бессмысленно, им казалось, что теперь то самое время давать сражения и побеждать кого то. Кутузов только пожимал плечами, когда ему один за другим представляли проекты маневров с теми дурно обутыми, без полушубков, полуголодными солдатами, которые в один месяц, без сражений, растаяли до половины и с которыми, при наилучших условиях продолжающегося бегства, надо было пройти до границы пространство больше того, которое было пройдено.
В особенности это стремление отличиться и маневрировать, опрокидывать и отрезывать проявлялось тогда, когда русские войска наталкивались на войска французов.
Так это случилось под Красным, где думали найти одну из трех колонн французов и наткнулись на самого Наполеона с шестнадцатью тысячами. Несмотря на все средства, употребленные Кутузовым, для того чтобы избавиться от этого пагубного столкновения и чтобы сберечь свои войска, три дня у Красного продолжалось добивание разбитых сборищ французов измученными людьми русской армии.
Толь написал диспозицию: die erste Colonne marschiert [первая колонна направится туда то] и т. д. И, как всегда, сделалось все не по диспозиции. Принц Евгений Виртембергский расстреливал с горы мимо бегущие толпы французов и требовал подкрепления, которое не приходило. Французы, по ночам обегая русских, рассыпались, прятались в леса и пробирались, кто как мог, дальше.
Милорадович, который говорил, что он знать ничего не хочет о хозяйственных делах отряда, которого никогда нельзя было найти, когда его было нужно, «chevalier sans peur et sans reproche» [«рыцарь без страха и упрека»], как он сам называл себя, и охотник до разговоров с французами, посылал парламентеров, требуя сдачи, и терял время и делал не то, что ему приказывали.
– Дарю вам, ребята, эту колонну, – говорил он, подъезжая к войскам и указывая кавалеристам на французов. И кавалеристы на худых, ободранных, еле двигающихся лошадях, подгоняя их шпорами и саблями, рысцой, после сильных напряжений, подъезжали к подаренной колонне, то есть к толпе обмороженных, закоченевших и голодных французов; и подаренная колонна кидала оружие и сдавалась, чего ей уже давно хотелось.
Под Красным взяли двадцать шесть тысяч пленных, сотни пушек, какую то палку, которую называли маршальским жезлом, и спорили о том, кто там отличился, и были этим довольны, но очень сожалели о том, что не взяли Наполеона или хоть какого нибудь героя, маршала, и упрекали в этом друг друга и в особенности Кутузова.
Люди эти, увлекаемые своими страстями, были слепыми исполнителями только самого печального закона необходимости; но они считали себя героями и воображали, что то, что они делали, было самое достойное и благородное дело. Они обвиняли Кутузова и говорили, что он с самого начала кампании мешал им победить Наполеона, что он думает только об удовлетворении своих страстей и не хотел выходить из Полотняных Заводов, потому что ему там было покойно; что он под Красным остановил движенье только потому, что, узнав о присутствии Наполеона, он совершенно потерялся; что можно предполагать, что он находится в заговоре с Наполеоном, что он подкуплен им, [Записки Вильсона. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ] и т. д., и т. д.
Мало того, что современники, увлекаемые страстями, говорили так, – потомство и история признали Наполеона grand, a Кутузова: иностранцы – хитрым, развратным, слабым придворным стариком; русские – чем то неопределенным – какой то куклой, полезной только по своему русскому имени…


В 12 м и 13 м годах Кутузова прямо обвиняли за ошибки. Государь был недоволен им. И в истории, написанной недавно по высочайшему повелению, сказано, что Кутузов был хитрый придворный лжец, боявшийся имени Наполеона и своими ошибками под Красным и под Березиной лишивший русские войска славы – полной победы над французами. [История 1812 года Богдановича: характеристика Кутузова и рассуждение о неудовлетворительности результатов Красненских сражений. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ]
Такова судьба не великих людей, не grand homme, которых не признает русский ум, а судьба тех редких, всегда одиноких людей, которые, постигая волю провидения, подчиняют ей свою личную волю. Ненависть и презрение толпы наказывают этих людей за прозрение высших законов.
Для русских историков – странно и страшно сказать – Наполеон – это ничтожнейшее орудие истории – никогда и нигде, даже в изгнании, не выказавший человеческого достоинства, – Наполеон есть предмет восхищения и восторга; он grand. Кутузов же, тот человек, который от начала и до конца своей деятельности в 1812 году, от Бородина и до Вильны, ни разу ни одним действием, ни словом не изменяя себе, являет необычайный s истории пример самоотвержения и сознания в настоящем будущего значения события, – Кутузов представляется им чем то неопределенным и жалким, и, говоря о Кутузове и 12 м годе, им всегда как будто немножко стыдно.
А между тем трудно себе представить историческое лицо, деятельность которого так неизменно постоянно была бы направлена к одной и той же цели. Трудно вообразить себе цель, более достойную и более совпадающую с волею всего народа. Еще труднее найти другой пример в истории, где бы цель, которую поставило себе историческое лицо, была бы так совершенно достигнута, как та цель, к достижению которой была направлена вся деятельность Кутузова в 1812 году.
Кутузов никогда не говорил о сорока веках, которые смотрят с пирамид, о жертвах, которые он приносит отечеству, о том, что он намерен совершить или совершил: он вообще ничего не говорил о себе, не играл никакой роли, казался всегда самым простым и обыкновенным человеком и говорил самые простые и обыкновенные вещи. Он писал письма своим дочерям и m me Stael, читал романы, любил общество красивых женщин, шутил с генералами, офицерами и солдатами и никогда не противоречил тем людям, которые хотели ему что нибудь доказывать. Когда граф Растопчин на Яузском мосту подскакал к Кутузову с личными упреками о том, кто виноват в погибели Москвы, и сказал: «Как же вы обещали не оставлять Москвы, не дав сраженья?» – Кутузов отвечал: «Я и не оставлю Москвы без сражения», несмотря на то, что Москва была уже оставлена. Когда приехавший к нему от государя Аракчеев сказал, что надо бы Ермолова назначить начальником артиллерии, Кутузов отвечал: «Да, я и сам только что говорил это», – хотя он за минуту говорил совсем другое. Какое дело было ему, одному понимавшему тогда весь громадный смысл события, среди бестолковой толпы, окружавшей его, какое ему дело было до того, к себе или к нему отнесет граф Растопчин бедствие столицы? Еще менее могло занимать его то, кого назначат начальником артиллерии.
Не только в этих случаях, но беспрестанно этот старый человек дошедший опытом жизни до убеждения в том, что мысли и слова, служащие им выражением, не суть двигатели людей, говорил слова совершенно бессмысленные – первые, которые ему приходили в голову.
Но этот самый человек, так пренебрегавший своими словами, ни разу во всю свою деятельность не сказал ни одного слова, которое было бы не согласно с той единственной целью, к достижению которой он шел во время всей войны. Очевидно, невольно, с тяжелой уверенностью, что не поймут его, он неоднократно в самых разнообразных обстоятельствах высказывал свою мысль. Начиная от Бородинского сражения, с которого начался его разлад с окружающими, он один говорил, что Бородинское сражение есть победа, и повторял это и изустно, и в рапортах, и донесениях до самой своей смерти. Он один сказал, что потеря Москвы не есть потеря России. Он в ответ Лористону на предложение о мире отвечал, что мира не может быть, потому что такова воля народа; он один во время отступления французов говорил, что все наши маневры не нужны, что все сделается само собой лучше, чем мы того желаем, что неприятелю надо дать золотой мост, что ни Тарутинское, ни Вяземское, ни Красненское сражения не нужны, что с чем нибудь надо прийти на границу, что за десять французов он не отдаст одного русского.
И он один, этот придворный человек, как нам изображают его, человек, который лжет Аракчееву с целью угодить государю, – он один, этот придворный человек, в Вильне, тем заслуживая немилость государя, говорит, что дальнейшая война за границей вредна и бесполезна.
Но одни слова не доказали бы, что он тогда понимал значение события. Действия его – все без малейшего отступления, все были направлены к одной и той же цели, выражающейся в трех действиях: 1) напрячь все свои силы для столкновения с французами, 2) победить их и 3) изгнать из России, облегчая, насколько возможно, бедствия народа и войска.
Он, тот медлитель Кутузов, которого девиз есть терпение и время, враг решительных действий, он дает Бородинское сражение, облекая приготовления к нему в беспримерную торжественность. Он, тот Кутузов, который в Аустерлицком сражении, прежде начала его, говорит, что оно будет проиграно, в Бородине, несмотря на уверения генералов о том, что сражение проиграно, несмотря на неслыханный в истории пример того, что после выигранного сражения войско должно отступать, он один, в противность всем, до самой смерти утверждает, что Бородинское сражение – победа. Он один во все время отступления настаивает на том, чтобы не давать сражений, которые теперь бесполезны, не начинать новой войны и не переходить границ России.
Теперь понять значение события, если только не прилагать к деятельности масс целей, которые были в голове десятка людей, легко, так как все событие с его последствиями лежит перед нами.
Но каким образом тогда этот старый человек, один, в противность мнения всех, мог угадать, так верно угадал тогда значение народного смысла события, что ни разу во всю свою деятельность не изменил ему?
Источник этой необычайной силы прозрения в смысл совершающихся явлений лежал в том народном чувстве, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его.
Только признание в нем этого чувства заставило народ такими странными путями из в немилости находящегося старика выбрать его против воли царя в представители народной войны. И только это чувство поставило его на ту высшую человеческую высоту, с которой он, главнокомандующий, направлял все свои силы не на то, чтоб убивать и истреблять людей, а на то, чтобы спасать и жалеть их.
Простая, скромная и потому истинно величественная фигура эта не могла улечься в ту лживую форму европейского героя, мнимо управляющего людьми, которую придумала история.
Для лакея не может быть великого человека, потому что у лакея свое понятие о величии.


5 ноября был первый день так называемого Красненского сражения. Перед вечером, когда уже после многих споров и ошибок генералов, зашедших не туда, куда надо; после рассылок адъютантов с противуприказаниями, когда уже стало ясно, что неприятель везде бежит и сражения не может быть и не будет, Кутузов выехал из Красного и поехал в Доброе, куда была переведена в нынешний день главная квартира.
День был ясный, морозный. Кутузов с огромной свитой недовольных им, шушукающихся за ним генералов, верхом на своей жирной белой лошадке ехал к Доброму. По всей дороге толпились, отогреваясь у костров, партии взятых нынешний день французских пленных (их взято было в этот день семь тысяч). Недалеко от Доброго огромная толпа оборванных, обвязанных и укутанных чем попало пленных гудела говором, стоя на дороге подле длинного ряда отпряженных французских орудий. При приближении главнокомандующего говор замолк, и все глаза уставились на Кутузова, который в своей белой с красным околышем шапке и ватной шинели, горбом сидевшей на его сутуловатых плечах, медленно подвигался по дороге. Один из генералов докладывал Кутузову, где взяты орудия и пленные.
Кутузов, казалось, чем то озабочен и не слышал слов генерала. Он недовольно щурился и внимательно и пристально вглядывался в те фигуры пленных, которые представляли особенно жалкий вид. Большая часть лиц французских солдат были изуродованы отмороженными носами и щеками, и почти у всех были красные, распухшие и гноившиеся глаза.
Одна кучка французов стояла близко у дороги, и два солдата – лицо одного из них было покрыто болячками – разрывали руками кусок сырого мяса. Что то было страшное и животное в том беглом взгляде, который они бросили на проезжавших, и в том злобном выражении, с которым солдат с болячками, взглянув на Кутузова, тотчас же отвернулся и продолжал свое дело.
Кутузов долго внимательно поглядел на этих двух солдат; еще более сморщившись, он прищурил глаза и раздумчиво покачал головой. В другом месте он заметил русского солдата, который, смеясь и трепля по плечу француза, что то ласково говорил ему. Кутузов опять с тем же выражением покачал головой.
– Что ты говоришь? Что? – спросил он у генерала, продолжавшего докладывать и обращавшего внимание главнокомандующего на французские взятые знамена, стоявшие перед фронтом Преображенского полка.
– А, знамена! – сказал Кутузов, видимо с трудом отрываясь от предмета, занимавшего его мысли. Он рассеянно оглянулся. Тысячи глаз со всех сторон, ожидая его сло ва, смотрели на него.
Перед Преображенским полком он остановился, тяжело вздохнул и закрыл глаза. Кто то из свиты махнул, чтобы державшие знамена солдаты подошли и поставили их древками знамен вокруг главнокомандующего. Кутузов помолчал несколько секунд и, видимо неохотно, подчиняясь необходимости своего положения, поднял голову и начал говорить. Толпы офицеров окружили его. Он внимательным взглядом обвел кружок офицеров, узнав некоторых из них.
– Благодарю всех! – сказал он, обращаясь к солдатам и опять к офицерам. В тишине, воцарившейся вокруг него, отчетливо слышны были его медленно выговариваемые слова. – Благодарю всех за трудную и верную службу. Победа совершенная, и Россия не забудет вас. Вам слава вовеки! – Он помолчал, оглядываясь.
– Нагни, нагни ему голову то, – сказал он солдату, державшему французского орла и нечаянно опустившему его перед знаменем преображенцев. – Пониже, пониже, так то вот. Ура! ребята, – быстрым движением подбородка обратись к солдатам, проговорил он.
– Ура ра ра! – заревели тысячи голосов. Пока кричали солдаты, Кутузов, согнувшись на седле, склонил голову, и глаз его засветился кротким, как будто насмешливым, блеском.
– Вот что, братцы, – сказал он, когда замолкли голоса…
И вдруг голос и выражение лица его изменились: перестал говорить главнокомандующий, а заговорил простой, старый человек, очевидно что то самое нужное желавший сообщить теперь своим товарищам.
В толпе офицеров и в рядах солдат произошло движение, чтобы яснее слышать то, что он скажет теперь.
– А вот что, братцы. Я знаю, трудно вам, да что же делать! Потерпите; недолго осталось. Выпроводим гостей, отдохнем тогда. За службу вашу вас царь не забудет. Вам трудно, да все же вы дома; а они – видите, до чего они дошли, – сказал он, указывая на пленных. – Хуже нищих последних. Пока они были сильны, мы себя не жалели, а теперь их и пожалеть можно. Тоже и они люди. Так, ребята?
Он смотрел вокруг себя, и в упорных, почтительно недоумевающих, устремленных на него взглядах он читал сочувствие своим словам: лицо его становилось все светлее и светлее от старческой кроткой улыбки, звездами морщившейся в углах губ и глаз. Он помолчал и как бы в недоумении опустил голову.
– А и то сказать, кто же их к нам звал? Поделом им, м… и… в г…. – вдруг сказал он, подняв голову. И, взмахнув нагайкой, он галопом, в первый раз во всю кампанию, поехал прочь от радостно хохотавших и ревевших ура, расстроивавших ряды солдат.
Слова, сказанные Кутузовым, едва ли были поняты войсками. Никто не сумел бы передать содержания сначала торжественной и под конец простодушно стариковской речи фельдмаршала; но сердечный смысл этой речи не только был понят, но то самое, то самое чувство величественного торжества в соединении с жалостью к врагам и сознанием своей правоты, выраженное этим, именно этим стариковским, добродушным ругательством, – это самое (чувство лежало в душе каждого солдата и выразилось радостным, долго не умолкавшим криком. Когда после этого один из генералов с вопросом о том, не прикажет ли главнокомандующий приехать коляске, обратился к нему, Кутузов, отвечая, неожиданно всхлипнул, видимо находясь в сильном волнении.


8 го ноября последний день Красненских сражений; уже смерклось, когда войска пришли на место ночлега. Весь день был тихий, морозный, с падающим легким, редким снегом; к вечеру стало выясняться. Сквозь снежинки виднелось черно лиловое звездное небо, и мороз стал усиливаться.
Мушкатерский полк, вышедший из Тарутина в числе трех тысяч, теперь, в числе девятисот человек, пришел одним из первых на назначенное место ночлега, в деревне на большой дороге. Квартиргеры, встретившие полк, объявили, что все избы заняты больными и мертвыми французами, кавалеристами и штабами. Была только одна изба для полкового командира.
Полковой командир подъехал к своей избе. Полк прошел деревню и у крайних изб на дороге поставил ружья в козлы.
Как огромное, многочленное животное, полк принялся за работу устройства своего логовища и пищи. Одна часть солдат разбрелась, по колено в снегу, в березовый лес, бывший вправо от деревни, и тотчас же послышались в лесу стук топоров, тесаков, треск ломающихся сучьев и веселые голоса; другая часть возилась около центра полковых повозок и лошадей, поставленных в кучку, доставая котлы, сухари и задавая корм лошадям; третья часть рассыпалась в деревне, устраивая помещения штабным, выбирая мертвые тела французов, лежавшие по избам, и растаскивая доски, сухие дрова и солому с крыш для костров и плетни для защиты.
Человек пятнадцать солдат за избами, с края деревни, с веселым криком раскачивали высокий плетень сарая, с которого снята уже была крыша.
– Ну, ну, разом, налегни! – кричали голоса, и в темноте ночи раскачивалось с морозным треском огромное, запорошенное снегом полотно плетня. Чаще и чаще трещали нижние колья, и, наконец, плетень завалился вместе с солдатами, напиравшими на него. Послышался громкий грубо радостный крик и хохот.
– Берись по двое! рочаг подавай сюда! вот так то. Куда лезешь то?
– Ну, разом… Да стой, ребята!.. С накрика!
Все замолкли, и негромкий, бархатно приятный голос запел песню. В конце третьей строфы, враз с окончанием последнего звука, двадцать голосов дружно вскрикнули: «Уууу! Идет! Разом! Навались, детки!..» Но, несмотря на дружные усилия, плетень мало тронулся, и в установившемся молчании слышалось тяжелое пыхтенье.
– Эй вы, шестой роты! Черти, дьяволы! Подсоби… тоже мы пригодимся.
Шестой роты человек двадцать, шедшие в деревню, присоединились к тащившим; и плетень, саженей в пять длины и в сажень ширины, изогнувшись, надавя и режа плечи пыхтевших солдат, двинулся вперед по улице деревни.
– Иди, что ли… Падай, эка… Чего стал? То то… Веселые, безобразные ругательства не замолкали.
– Вы чего? – вдруг послышался начальственный голос солдата, набежавшего на несущих.
– Господа тут; в избе сам анарал, а вы, черти, дьяволы, матершинники. Я вас! – крикнул фельдфебель и с размаху ударил в спину первого подвернувшегося солдата. – Разве тихо нельзя?
Солдаты замолкли. Солдат, которого ударил фельдфебель, стал, покряхтывая, обтирать лицо, которое он в кровь разодрал, наткнувшись на плетень.
– Вишь, черт, дерется как! Аж всю морду раскровянил, – сказал он робким шепотом, когда отошел фельдфебель.
– Али не любишь? – сказал смеющийся голос; и, умеряя звуки голосов, солдаты пошли дальше. Выбравшись за деревню, они опять заговорили так же громко, пересыпая разговор теми же бесцельными ругательствами.
В избе, мимо которой проходили солдаты, собралось высшее начальство, и за чаем шел оживленный разговор о прошедшем дне и предполагаемых маневрах будущего. Предполагалось сделать фланговый марш влево, отрезать вице короля и захватить его.
Когда солдаты притащили плетень, уже с разных сторон разгорались костры кухонь. Трещали дрова, таял снег, и черные тени солдат туда и сюда сновали по всему занятому, притоптанному в снегу, пространству.
Топоры, тесаки работали со всех сторон. Все делалось без всякого приказания. Тащились дрова про запас ночи, пригораживались шалашики начальству, варились котелки, справлялись ружья и амуниция.
Притащенный плетень осьмою ротой поставлен полукругом со стороны севера, подперт сошками, и перед ним разложен костер. Пробили зарю, сделали расчет, поужинали и разместились на ночь у костров – кто чиня обувь, кто куря трубку, кто, донага раздетый, выпаривая вшей.


Казалось бы, что в тех, почти невообразимо тяжелых условиях существования, в которых находились в то время русские солдаты, – без теплых сапог, без полушубков, без крыши над головой, в снегу при 18° мороза, без полного даже количества провианта, не всегда поспевавшего за армией, – казалось, солдаты должны бы были представлять самое печальное и унылое зрелище.
Напротив, никогда, в самых лучших материальных условиях, войско не представляло более веселого, оживленного зрелища. Это происходило оттого, что каждый день выбрасывалось из войска все то, что начинало унывать или слабеть. Все, что было физически и нравственно слабого, давно уже осталось назади: оставался один цвет войска – по силе духа и тела.
К осьмой роте, пригородившей плетень, собралось больше всего народа. Два фельдфебеля присели к ним, и костер их пылал ярче других. Они требовали за право сиденья под плетнем приношения дров.
– Эй, Макеев, что ж ты …. запропал или тебя волки съели? Неси дров то, – кричал один краснорожий рыжий солдат, щурившийся и мигавший от дыма, но не отодвигавшийся от огня. – Поди хоть ты, ворона, неси дров, – обратился этот солдат к другому. Рыжий был не унтер офицер и не ефрейтор, но был здоровый солдат, и потому повелевал теми, которые были слабее его. Худенький, маленький, с вострым носиком солдат, которого назвали вороной, покорно встал и пошел было исполнять приказание, но в это время в свет костра вступила уже тонкая красивая фигура молодого солдата, несшего беремя дров.
– Давай сюда. Во важно то!
Дрова наломали, надавили, поддули ртами и полами шинелей, и пламя зашипело и затрещало. Солдаты, придвинувшись, закурили трубки. Молодой, красивый солдат, который притащил дрова, подперся руками в бока и стал быстро и ловко топотать озябшими ногами на месте.
– Ах, маменька, холодная роса, да хороша, да в мушкатера… – припевал он, как будто икая на каждом слоге песни.
– Эй, подметки отлетят! – крикнул рыжий, заметив, что у плясуна болталась подметка. – Экой яд плясать!
Плясун остановился, оторвал болтавшуюся кожу и бросил в огонь.
– И то, брат, – сказал он; и, сев, достал из ранца обрывок французского синего сукна и стал обвертывать им ногу. – С пару зашлись, – прибавил он, вытягивая ноги к огню.
– Скоро новые отпустят. Говорят, перебьем до копца, тогда всем по двойному товару.
– А вишь, сукин сын Петров, отстал таки, – сказал фельдфебель.
– Я его давно замечал, – сказал другой.
– Да что, солдатенок…
– А в третьей роте, сказывали, за вчерашний день девять человек недосчитали.
– Да, вот суди, как ноги зазнобишь, куда пойдешь?
– Э, пустое болтать! – сказал фельдфебель.
– Али и тебе хочется того же? – сказал старый солдат, с упреком обращаясь к тому, который сказал, что ноги зазнобил.
– А ты что же думаешь? – вдруг приподнявшись из за костра, пискливым и дрожащим голосом заговорил востроносенький солдат, которого называли ворона. – Кто гладок, так похудает, а худому смерть. Вот хоть бы я. Мочи моей нет, – сказал он вдруг решительно, обращаясь к фельдфебелю, – вели в госпиталь отослать, ломота одолела; а то все одно отстанешь…
– Ну буде, буде, – спокойно сказал фельдфебель. Солдатик замолчал, и разговор продолжался.
– Нынче мало ли французов этих побрали; а сапог, прямо сказать, ни на одном настоящих нет, так, одна названье, – начал один из солдат новый разговор.
– Всё казаки поразули. Чистили для полковника избу, выносили их. Жалости смотреть, ребята, – сказал плясун. – Разворочали их: так живой один, веришь ли, лопочет что то по своему.
– А чистый народ, ребята, – сказал первый. – Белый, вот как береза белый, и бравые есть, скажи, благородные.
– А ты думаешь как? У него от всех званий набраны.
– А ничего не знают по нашему, – с улыбкой недоумения сказал плясун. – Я ему говорю: «Чьей короны?», а он свое лопочет. Чудесный народ!
– Ведь то мудрено, братцы мои, – продолжал тот, который удивлялся их белизне, – сказывали мужики под Можайским, как стали убирать битых, где страженья то была, так ведь что, говорит, почитай месяц лежали мертвые ихние то. Что ж, говорит, лежит, говорит, ихний то, как бумага белый, чистый, ни синь пороха не пахнет.
– Что ж, от холода, что ль? – спросил один.
– Эка ты умный! От холода! Жарко ведь было. Кабы от стужи, так и наши бы тоже не протухли. А то, говорит, подойдешь к нашему, весь, говорит, прогнил в червях. Так, говорит, платками обвяжемся, да, отворотя морду, и тащим; мочи нет. А ихний, говорит, как бумага белый; ни синь пороха не пахнет.
Все помолчали.
– Должно, от пищи, – сказал фельдфебель, – господскую пищу жрали.
Никто не возражал.
– Сказывал мужик то этот, под Можайским, где страженья то была, их с десяти деревень согнали, двадцать дён возили, не свозили всех, мертвых то. Волков этих что, говорит…
– Та страженья была настоящая, – сказал старый солдат. – Только и было чем помянуть; а то всё после того… Так, только народу мученье.
– И то, дядюшка. Позавчера набежали мы, так куда те, до себя не допущают. Живо ружья покидали. На коленки. Пардон – говорит. Так, только пример один. Сказывали, самого Полиона то Платов два раза брал. Слова не знает. Возьмет возьмет: вот на те, в руках прикинется птицей, улетит, да и улетит. И убить тоже нет положенья.
– Эка врать здоров ты, Киселев, посмотрю я на тебя.
– Какое врать, правда истинная.
– А кабы на мой обычай, я бы его, изловимши, да в землю бы закопал. Да осиновым колом. А то что народу загубил.
– Все одно конец сделаем, не будет ходить, – зевая, сказал старый солдат.
Разговор замолк, солдаты стали укладываться.
– Вишь, звезды то, страсть, так и горят! Скажи, бабы холсты разложили, – сказал солдат, любуясь на Млечный Путь.
– Это, ребята, к урожайному году.
– Дровец то еще надо будет.
– Спину погреешь, а брюха замерзла. Вот чуда.
– О, господи!
– Что толкаешься то, – про тебя одного огонь, что ли? Вишь… развалился.
Из за устанавливающегося молчания послышался храп некоторых заснувших; остальные поворачивались и грелись, изредка переговариваясь. От дальнего, шагов за сто, костра послышался дружный, веселый хохот.
– Вишь, грохочат в пятой роте, – сказал один солдат. – И народу что – страсть!
Один солдат поднялся и пошел к пятой роте.
– То то смеху, – сказал он, возвращаясь. – Два хранцуза пристали. Один мерзлый вовсе, а другой такой куражный, бяда! Песни играет.
– О о? пойти посмотреть… – Несколько солдат направились к пятой роте.


Пятая рота стояла подле самого леса. Огромный костер ярко горел посреди снега, освещая отягченные инеем ветви деревьев.
В середине ночи солдаты пятой роты услыхали в лесу шаги по снегу и хряск сучьев.
– Ребята, ведмедь, – сказал один солдат. Все подняли головы, прислушались, и из леса, в яркий свет костра, выступили две, держащиеся друг за друга, человеческие, странно одетые фигуры.
Это были два прятавшиеся в лесу француза. Хрипло говоря что то на непонятном солдатам языке, они подошли к костру. Один был повыше ростом, в офицерской шляпе, и казался совсем ослабевшим. Подойдя к костру, он хотел сесть, но упал на землю. Другой, маленький, коренастый, обвязанный платком по щекам солдат, был сильнее. Он поднял своего товарища и, указывая на свой рот, говорил что то. Солдаты окружили французов, подстелили больному шинель и обоим принесли каши и водки.
Ослабевший французский офицер был Рамбаль; повязанный платком был его денщик Морель.