Негроидная раса

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Негро́идная ра́са — одна из основных рас людей.

В XIX—XX вв. во многих классификациях негроиды объединялись с австралоидами в гипотетическую «экваториальную расу». Современные исследования показали, что генетические различия между этими двумя расами — выше, чем между любой из них и любой другой расой, а некоторое внешнее сходство (тёмный цвет кожи и тёмные курчавые волосы) объясняется адаптацией к сходным условиям жизни[1].

В зарубежной литературе термин негроидная может использоваться для обозначения негрской расы, не включающей пигмеев, койсанов, представителей восточноафриканской, центральноафриканской и южноафриканской рас[2].

Антирасист Элизабет Мартинес предложила перенести термин конгоид на всех представителей негроидной расы, следуя примеру именования других рас по географическому расположению[3][4].





Характерные признаки

Характерны: различный рост, удлинённые конечности (особенно руки и голень), тёмная кожа (особенно богатая меланином), курчавые волосы, хорошо растёт борода и усы (на теле же волосяной покров слабый), широкий плоский нос, толстые губы, большие тёмные глаза, прогнатизм (предполагает выступающие вперёд челюсти, кроме того, нижняя челюсть лишена подбородочного выступа. Эти черты создают острый лицевой угол).

Происхождение

Наиболее древний череп с некоторыми «негроидными» признаками (в частности прогнатизмом) Назлет Хатер имеет возраст в 35—40 тыс. лет и был найден в южном Египте[5].

Негроидная малая раса

Основной, самый распространённый вариант большой негроидной расы. Негрская малая раса распространена на большей части территории Африки южнее Сахары. Характерные признаки: очень тёмная кожа, волосы сильно курчавые, нос очень широкий, с уплощенным переносьем, очень большое межглазничное пространство, губы очень толстые, долихокефалия, лицо низкое, сильно прогнатное.

Выделяют локальные варианты[6]:

  • суданский тип — наиболее типичный;
  • центральноафриканский тип — обладающий в сравнении с суданским более низким ростом, бóльшим ростом бороды и усов, чуть более светлой кожей;
  • южноафриканский тип — обладающий чуть более светлой кожей в сравнении с суданским, и, возможно, в среднем более низким ростом;
  • восточноафриканский (нилотский) тип — обладающий самым высоким в мире ростом, крайне вытянутыми пропорциями тела, очень тёмной, почти чёрной кожей, меньшей шириной носа и толщиной губ, более узким лицом;

Древнейшие находки, которые можно относительно достоверно отнести к негроидам обнаруживаются в Северной Африке (18 тыс. — 12 тыс. лет назад). Хотя ряд останков этого периода с определяемыми признаками негрской расы известны и в Экваториальной Африке, но их классификация затруднена из-за фрагментарности находок.

Современный вариант негрской расы вероятно сложился не ранее голоцена (около 11 тысяч лет назад)[7].

Центральноафриканская (негрилльская, пигмейская) малая раса

Негрилльская (или пигмейская, или центральноафриканская) раса — вариант большой негроидной расы. Распространена в экваториальных дождевых лесах Центральной Африки. Характерные признаки: очень низкий рост, сильный рост бороды, усов и волос на теле, крайне широкий и короткий нос с плоским переносьем и часто выпуклой спинкой, сравнительно тонкие губы.

Внутри центральноафриканской расы выделяют два типа: западный (бакола, бабинга, бака в Конго и ака в Центрально-Африканской Республике) и восточный (мбути на востоке Заира, тва в Заире, Руанде, Бурунди и Уганде). Об их родстве и времени выделения имеются разные гипотезы (от происхождения в последние несколько тысяч лет от племён банту- и адамауа-убангийскоговорящих земледельцев до разделения с другим негроидами от 60 до 30 тысяч лет назад и дальнейшей изоляцией между западным и восточным типом около 18 тысяч лет назад). Некоторые исследователи считают, что краниологические различия западных и восточных пигмеев сильнее, чем их отличия от соседних негрских групп.

В Центральной Африке существует много групп, имеющих промежуточные черты между центральноафриканской и негрской расами[8].

Капоидная (койсанская (койсаноидная), бушменская) малая раса

Капоиды (бушмены, койсанская раса), также южноафриканская или бушменская раса — вариант большой негроидной расы, распространенный в засушливых областях Южной Африки. Характерные признаки: низкий рост, довольно плоское лицо, маленькая нижняя челюсть, благодаря чему лицо приобретает подтреугольную форму, нос довольно узкий, переносье очень плоское, развит эпикантус, сравнительно светлая желтовато-бурая кожа, короткие спирально-завитые волосы, которые могут быть длиннее, чем у соседних негрских групп, стеатопигия у женщин, очень слабый рост бороды и усов. Многие признаки напоминают монголоидные.

Достоверные находки выявляющие родство с южноафриканской расой также вероятней всего датируется голоценом. Возможно на сложение этого типа повлияли условия изоляция во время ледникового максимума между 25 и 16 тыс. лет назад, когда большая территория на юге Африки оказалась засушливой и непригодной для жизни и отрезала северные популяции от южной[9].

Распространение

Основной регион расселения, это Африка к югу от Сахары. Также к негроидному населению на начало XXI века относится часть населения Латинской Америки, Вест-Индии, США.

В Эфиопии, Эритрее, Джибути, Сомали, Судане, в Мавритании, на севере Мали, Нигера, Чада, на юге Египта, Ливии, Алжира и Марокко проживают народы промежуточной европеоидно-негроидной эфиопской расы, а также смешавшиеся с негроидами мавры, берберы, арабы и туареги.

На территории современной России до XX века представителей негроидной расы почти не было. Известна негроидная группа абхазов. По оценкам фонда «Метис», с 60-х годов в Советский Союз приехали 70 000 негров [10].

См. также

Напишите отзыв о статье "Негроидная раса"

Примечания

  1. Дробышевский С. В. [antropogenez.ru/zveno-single/601/ Родственны ли австралийцы негроидам?] // Достающее звено. Монография. — Портал «Антропогенез.РУ», 2010. — 120 с.
  2. [antropogenez.ru/zveno-single/294/ С. Дробышевский. Происхождение негрской расы]
  3. Карлтон С. Кун (англ. Carleton S. Coon) The Origin of Races (1962)
  4. [www.urbandictionary.com/define.php?term=congoid Urban Dictionary: congoid]
  5. Дробышевский С. В. [antropogenez.ru/zveno-single/262/ «Протонегроиды»] // Достающее звено. Монография. — Портал «Антропогенез.РУ», 2010. — 120 с.
  6. [antropogenez.ru/zveno-single/295/ Первые настоящие негроиды: голоцен]
  7. [antropogenez.ru/zveno-single/294/ Происхождение негрской расы]
  8. [antropogenez.ru/zveno-single/297/ Происхождение центральноафриканской (пигмейской) расы]
  9. [antropogenez.ru/zveno-single/333/ Древнейшие бушмены – спорные и бесспорные]
  10. Семёнова, Ольга. [www.trud.ru/article/16-03-2006/101832_neravnyj_brak/print/ Неравный брак], Газета «Труд» № 045 (16 марта 2006). Проверено 22 февраля 2014.

Ссылки

  • Негроидная раса — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание).
  • Бэзил Дэвидсон. [africana.ru/science/davidson_basil/new_discovery02.htm Глава 1. Древняя Африка заселяется] // Новое открытие древней Африки. — М.: Издательство восточной литературы, 1962.
  • Дробышевский С. В. [antropogenez.ru/zveno-single/294/ О происхождении негрской расы] // Достающее звено. Монография. — Портал «Антропогенез.РУ», 2010. — 120 с.

Фотогалереи

  • [www.fotoafrica.ru/categories.php?cat_id=14/ Африка: фотогалерея.] Этот раздел фотогалереи посвящён коренному населению африканского континента.

Отрывок, характеризующий Негроидная раса

– Нет, мама, я лягу тут, на полу, – сердито сказала Наташа, подошла к окну и отворила его. Стон адъютанта из открытого окна послышался явственнее. Она высунула голову в сырой воздух ночи, и графиня видела, как тонкие плечи ее тряслись от рыданий и бились о раму. Наташа знала, что стонал не князь Андрей. Она знала, что князь Андрей лежал в той же связи, где они были, в другой избе через сени; но этот страшный неумолкавший стон заставил зарыдать ее. Графиня переглянулась с Соней.
– Ложись, голубушка, ложись, мой дружок, – сказала графиня, слегка дотрогиваясь рукой до плеча Наташи. – Ну, ложись же.
– Ах, да… Я сейчас, сейчас лягу, – сказала Наташа, поспешно раздеваясь и обрывая завязки юбок. Скинув платье и надев кофту, она, подвернув ноги, села на приготовленную на полу постель и, перекинув через плечо наперед свою недлинную тонкую косу, стала переплетать ее. Тонкие длинные привычные пальцы быстро, ловко разбирали, плели, завязывали косу. Голова Наташи привычным жестом поворачивалась то в одну, то в другую сторону, но глаза, лихорадочно открытые, неподвижно смотрели прямо. Когда ночной костюм был окончен, Наташа тихо опустилась на простыню, постланную на сено с края от двери.
– Наташа, ты в середину ляг, – сказала Соня.
– Нет, я тут, – проговорила Наташа. – Да ложитесь же, – прибавила она с досадой. И она зарылась лицом в подушку.
Графиня, m me Schoss и Соня поспешно разделись и легли. Одна лампадка осталась в комнате. Но на дворе светлело от пожара Малых Мытищ за две версты, и гудели пьяные крики народа в кабаке, который разбили мамоновские казаки, на перекоске, на улице, и все слышался неумолкаемый стон адъютанта.
Долго прислушивалась Наташа к внутренним и внешним звукам, доносившимся до нее, и не шевелилась. Она слышала сначала молитву и вздохи матери, трещание под ней ее кровати, знакомый с свистом храп m me Schoss, тихое дыханье Сони. Потом графиня окликнула Наташу. Наташа не отвечала ей.
– Кажется, спит, мама, – тихо отвечала Соня. Графиня, помолчав немного, окликнула еще раз, но уже никто ей не откликнулся.
Скоро после этого Наташа услышала ровное дыхание матери. Наташа не шевелилась, несмотря на то, что ее маленькая босая нога, выбившись из под одеяла, зябла на голом полу.
Как бы празднуя победу над всеми, в щели закричал сверчок. Пропел петух далеко, откликнулись близкие. В кабаке затихли крики, только слышался тот же стой адъютанта. Наташа приподнялась.
– Соня? ты спишь? Мама? – прошептала она. Никто не ответил. Наташа медленно и осторожно встала, перекрестилась и ступила осторожно узкой и гибкой босой ступней на грязный холодный пол. Скрипнула половица. Она, быстро перебирая ногами, пробежала, как котенок, несколько шагов и взялась за холодную скобку двери.
Ей казалось, что то тяжелое, равномерно ударяя, стучит во все стены избы: это билось ее замиравшее от страха, от ужаса и любви разрывающееся сердце.
Она отворила дверь, перешагнула порог и ступила на сырую, холодную землю сеней. Обхвативший холод освежил ее. Она ощупала босой ногой спящего человека, перешагнула через него и отворила дверь в избу, где лежал князь Андрей. В избе этой было темно. В заднем углу у кровати, на которой лежало что то, на лавке стояла нагоревшая большим грибом сальная свечка.
Наташа с утра еще, когда ей сказали про рану и присутствие князя Андрея, решила, что она должна видеть его. Она не знала, для чего это должно было, но она знала, что свидание будет мучительно, и тем более она была убеждена, что оно было необходимо.
Весь день она жила только надеждой того, что ночью она уввдит его. Но теперь, когда наступила эта минута, на нее нашел ужас того, что она увидит. Как он был изуродован? Что оставалось от него? Такой ли он был, какой был этот неумолкавший стон адъютанта? Да, он был такой. Он был в ее воображении олицетворение этого ужасного стона. Когда она увидала неясную массу в углу и приняла его поднятые под одеялом колени за его плечи, она представила себе какое то ужасное тело и в ужасе остановилась. Но непреодолимая сила влекла ее вперед. Она осторожно ступила один шаг, другой и очутилась на середине небольшой загроможденной избы. В избе под образами лежал на лавках другой человек (это был Тимохин), и на полу лежали еще два какие то человека (это были доктор и камердинер).
Камердинер приподнялся и прошептал что то. Тимохин, страдая от боли в раненой ноге, не спал и во все глаза смотрел на странное явление девушки в бедой рубашке, кофте и вечном чепчике. Сонные и испуганные слова камердинера; «Чего вам, зачем?» – только заставили скорее Наташу подойти и тому, что лежало в углу. Как ни страшно, ни непохоже на человеческое было это тело, она должна была его видеть. Она миновала камердинера: нагоревший гриб свечки свалился, и она ясно увидала лежащего с выпростанными руками на одеяле князя Андрея, такого, каким она его всегда видела.
Он был таков же, как всегда; но воспаленный цвет его лица, блестящие глаза, устремленные восторженно на нее, а в особенности нежная детская шея, выступавшая из отложенного воротника рубашки, давали ему особый, невинный, ребяческий вид, которого, однако, она никогда не видала в князе Андрее. Она подошла к нему и быстрым, гибким, молодым движением стала на колени.
Он улыбнулся и протянул ей руку.


Для князя Андрея прошло семь дней с того времени, как он очнулся на перевязочном пункте Бородинского поля. Все это время он находился почти в постояниом беспамятстве. Горячечное состояние и воспаление кишок, которые были повреждены, по мнению доктора, ехавшего с раненым, должны были унести его. Но на седьмой день он с удовольствием съел ломоть хлеба с чаем, и доктор заметил, что общий жар уменьшился. Князь Андрей поутру пришел в сознание. Первую ночь после выезда из Москвы было довольно тепло, и князь Андрей был оставлен для ночлега в коляске; но в Мытищах раненый сам потребовал, чтобы его вынесли и чтобы ему дали чаю. Боль, причиненная ему переноской в избу, заставила князя Андрея громко стонать и потерять опять сознание. Когда его уложили на походной кровати, он долго лежал с закрытыми глазами без движения. Потом он открыл их и тихо прошептал: «Что же чаю?» Памятливость эта к мелким подробностям жизни поразила доктора. Он пощупал пульс и, к удивлению и неудовольствию своему, заметил, что пульс был лучше. К неудовольствию своему это заметил доктор потому, что он по опыту своему был убежден, что жить князь Андрей не может и что ежели он не умрет теперь, то он только с большими страданиями умрет несколько времени после. С князем Андреем везли присоединившегося к ним в Москве майора его полка Тимохина с красным носиком, раненного в ногу в том же Бородинском сражении. При них ехал доктор, камердинер князя, его кучер и два денщика.
Князю Андрею дали чаю. Он жадно пил, лихорадочными глазами глядя вперед себя на дверь, как бы стараясь что то понять и припомнить.
– Не хочу больше. Тимохин тут? – спросил он. Тимохин подполз к нему по лавке.
– Я здесь, ваше сиятельство.
– Как рана?
– Моя то с? Ничего. Вот вы то? – Князь Андрей опять задумался, как будто припоминая что то.
– Нельзя ли достать книгу? – сказал он.
– Какую книгу?
– Евангелие! У меня нет.
Доктор обещался достать и стал расспрашивать князя о том, что он чувствует. Князь Андрей неохотно, но разумно отвечал на все вопросы доктора и потом сказал, что ему надо бы подложить валик, а то неловко и очень больно. Доктор и камердинер подняли шинель, которою он был накрыт, и, морщась от тяжкого запаха гнилого мяса, распространявшегося от раны, стали рассматривать это страшное место. Доктор чем то очень остался недоволен, что то иначе переделал, перевернул раненого так, что тот опять застонал и от боли во время поворачивания опять потерял сознание и стал бредить. Он все говорил о том, чтобы ему достали поскорее эту книгу и подложили бы ее туда.